ВВЕДЕНИЕ

В потоки массовой информации то и дело вливаются произведения разных видов творческой деятельности, предназначенные широкой аудитории. Журналистские материалы занимают среди них особое место. Они образуют тот слой информационных потоков, который несет в себе отражение «живой жизни» — текущей реальной действительности — и соответственно структурирует всю остальную массовую информацию. Существуя как некоторое множество вариантов, известных под названием «жанры», журналистские тексты, тем не менее, опознаются аудиторией по их общим признакам и сливаются в ее восприятии в единый прагматически важный для нее информационный продукт, потребление которого так или иначе влияет и на личную судьбу людей, и на социальную практику в целом.

Сегодняшний день отечественной журналистики отмечен явлением, которое в обиходе называют смешением (взаимопроникновением) жанров. Суть его состоит в том, что жанровые различия журналистских материалов проявляются в информационных потоках все менее заметно и слабо улавливаются не только аудиторией, но и профессиональной средой. Исследователи журналистики единодушно отмечают это обстоятельство, однако объяснения ему дают самые разные. Одни безоговорочно объявляют его следствием снижения профессионализма журналистов. Другие усматривают в нем наметившуюся в журналистике тенденцию к борьбе за расширение аудитории. Третьи считают, что стирание жанровых границ есть следствие влияния на журналистику идеологии и философии постмодернизма. Четвертые связывают возникшие особенности с воздействием на развитие СМИ новых коммуникационных технологий и, в частности, с возникновением гипертекста как нового феномена информационного пространства.

Полагая, что доля истины есть во всех этих объяснениях, мы, тем не менее, склонны видеть в происходящем процесс, вызываемый причинами более сложными. Нам представляется, что на самом деле за смешением жанров как очевидным явлением кроются две противоречивые тенденции. Обе они не очевидны, но легко выявляются при анализе конкретных обстоятельств журналистского творчества. Одна тенденция действительно состоит в снижении уровня профессионализма значительной части журналистского корпуса, что связано с возросшей открытостью системы СМИ. Такая открытость создает благоприятные условия для восприятия журналистикой всех внешних влияний — в том числе тех, о которых шла речь. Вторая тенденция заключается в поисках обогащения возможностей того или иного жанра. Цель поисков — достижение наилучших результатов в реализации предназначения этого жанра в новых исторических условиях, а способ обогащения — мотивированное заимствование средств из арсенала других жанров.

Если первая тенденция негативна и ведет к снижению качества журналистской продукции, вызывая нарекания аудитории, то вторая — назовем ее тенденцией к взаимообогащению жанров — вполне продуктивна и означает один из путей развития журналистики. (Закономерность этой тенденции обосновала в свое время В. В. Ученова — известный исследователь творческих аспектов журналистики1.)

Но для того, чтобы понять, с какой именно тенденцией мы имеем дело в том или ином случае, надо отчетливо представлять себе, что такое жанр, каковы проявления жанровых различий и чем они вызываются. Похоже, что именно с этой необходимостью, осознанной или неосознанной, связан тот взрыв интереса исследователей журналистики к теории жанров, который наблюдается в последнее десятилетие, вызывая некоторое недоумение практиков.

Литература по теории жанров журналистики, появившаяся в этот период, свидетельствует о том, что больше всего внимание ученых привлекают к себе такие проблемы, как:

  • ? определение понятия жанра в контексте основных научных представлений о журналистике;
  • ? идентификация жанровых групп;
  • ? модификация жанровой структуры того или иного СМИ в зависимости от его функционального профиля (деловая, спортивная, развлекательная пресса и т.д.), специфики канала (печать, радио, телевидение, Интернет), особенностей аудитории.

Подходы исследователей к изучению перечисленных проблем определяются разными мотивами и образуют на сегодняшний день несколько вполне самостоятельных направлений, получивших концептуальное толкование в публикациях.

Первое направление разрабатывается наиболее активно и представляет собой развитие положений, сформированных в последней четверти прошлого века советской исследовательской школой. Коротко напомним их суть.

Теорией советской периодической печати жанр рассматривался как группа публицистических материалов с устойчивыми содержательно-формальными признаками2.

В число признаков, по которым жанры различались, входили:

  • ? своеобразие предмета (объекта) познания, отображения, диктовавшее характер творческого процесса;
  • ? различные функции, познавательно-воспитательные задачи;
  • ? широта освещения действительности и соответствующий масштаб выводов и обобщений;
  • ? выразительно-изобразительные средства.

В соответствии с проявлением этих признаков жанры были поделены на три большие группы: информационные, аналитические, художественно-публицистические.

Современные работы, принципиально ориентируясь на такое же понимание жанра, тем не менее, исходят из того, что прежняя классификация устарела и требует изменений. Так, известный исследователь журналистики Л. Е. Кройчик, определяя жанр как «относительно устойчивую структурно-содержательную организацию текста, обусловленную своеобразным отражением действительности и характером отношения к ней творца» детализирует творческие задачи журналиста и на этом основании предлагает рассматривать вместо трех пять жанровых групп: оперативно-новостные материалы, оперативно-исследовательские, исследовательско-новостные, исследовательские, исследовательско-образные.

А. А. Грабельников тоже конкретизирует функциональный ряд журналистики, выделив в нем четыре функции — информационную, объясняющую, оценивающую, побуждающую. Тем самым он задает и четыре вектора типологии жанров4. А. А. Грабельников подчеркивает также, что использование тех или иных жанров в конкретный период определяется в первую очередь общественно-историческими условиями, поэтому один и тот же жанр может быть как востребован, так и не востребован. По этой же причине, наряду с традиционными, на страницах газет и журналов могут появляться новые жанры. Исследователь обращает внимание на изменения, которые вызывает в жанровой системе специфика международной журналистики, специфика качественных и массовых изданий, а также усиливающаяся конкуренция между газетой, радио и телевидением.

Подобное стремление усовершенствовать сложившуюся классификацию жанров, приспособить ее к нуждам современной журналистской науки и практики прослеживается, хотя и в разной мере, в трудах М. Н. Кима5, О. В. Коноваловой6, Е. В. Черниковой7. Л. В.Шибаева, опираясь на теорию жанров, разработанную В. Б. Шкловским, придает новое звучание устоявшимся жанровым признакам, выводя их за рамки текста, в действительность и придавая, тем самым, им не только объективный характер, но и причинную роль8. Активный поиск новых аспектов традиционного подхода к жанрам ведут Б. Н. Лозовский и В. Ф. Олешко из Уральского государственного университета, Е. И.Пронин и М. И. Шостак из МГУ. М. И. Шостак связывает информационные жанры с необходимостью отражать факты действительности, аналитические — с необходимостью передавать мнения о них, а художественно-публицистические — с необходимостью воспроизводить психологические особенности восприятия мира человеком через его ассоциации. При этом она делает акцент на роли интерпретации как момента журналистской деятельности во всех трех случаях9.

Примечательны в ряду работ этого направления книги, принадлежащие перу А. А. Тертычного10. Рассматривая жанр как понятие вполне традиционно (исторически сложившийся тип текста, обладающий устойчивыми признаками), он, во-первых, вводит в число этих устойчивых признаков способ отображения действительности (Л. В. Шибаева в таком же контексте говорит о методе). А во-вторых, — и это, пожалуй, главное — А. А. Тертычный считает возможным расширить рамки представлений о бытующих в периодической печати жанрах за счет включения в них не только жанров журналистики, но и жанров других видов творческой деятельности, производящих массовую информацию. Тем самым он осуществляет одну из первых попыток представить совокупную жанровую структуру текстов СМИ. И хотя исследователь строит ее без учета родов деятельности, причастных к производству этих текстов, и ограничивает только одним из каналов (периодическая печать), можно считать, что внесена уже определенная лепта в решение новой актуальной научной задачи — изучение текстовой структуры массовых информационных потоков.

Второе направление интересующих нас исследований представлено работами, авторы которых привносят в отечественную науку о журналистике западные подходы. О. Р. Самарцев, ориентируясь на Британскую модель журналистики, склонен рассматривать все многообразие жанров как два вида письма — создание новостей и создание статей для газет и журналов, более расположенных «к публицистике и очерковой манере»11. В таком ключе он и ведет свой подробный, очень важный с практической точки зрения рассказ о творческой лаборатории журналиста, акцентируя внимание на соответствующих особенностях профессионального поведения.

А. В. Колесниченко пытается синтезировать опыт отечественных коллег с рекомендациями современных американских и немецких медиаконсулыпантов. Основываясь на этом, он вычленяет из всего многообразия жанров СМИ группу наиболее употребительных сегодня жанровых форм, которые называет «жанрами прикладной журналистики», и дает развернутую картину работы над ними12.

Еще одно направление в изучении жанров журналистики связано с развитием концепции М. М. Бахтина о речевых жанрах как проявил лении диалогической природы мышления и общения. В частности, в книге авторского коллектива под руководством 3. С. Смелковой1- журналистский текст рассматривается как особый продукт письменной речи, а его разновидности — как речевые жанры. Авторы отталкиваются от мысли М. М.Бахтина о том, что «речевые жанры формируются и существуют на базе функционально-стилевой ориентации средств общения». Этот тезис и определяет для них подход к типологии журналистских жанров. Утверждая, что в журналистике «коммуникативная цель общения с читателем становится жанровым признаком, наиболее значимым типологически»'4, они представляют всю совокупность жанрово-стилистических признаков с риторических позиций. Однако характеристики конкретных жанров, равно как и описание особенностей работы над ними, исследователи увязывают с традиционной жанровой классификацией из трех звеньев.

Заметным шагом в развитии данного направления стали работы Л. Р. Дускаевой15, посвященные созданию типологии газетных речевых жанров на основе диалогической модели коммуникации. Взяв за отправной момент положение Бахтина о том, что жанр является посредником между автором и аудиторией, Л. Р. Дускаева утверждает, что газетный речевой жанр есть не только «устойчивая модель духовной социо-кулыпурной деятельности», но и «устойчивая модель взаимодействия смысловых позиций журналиста и адресата, осуществляемого в целях постижения авторского замысла»'6. В соответствии с этим она выявляет основные интенции авторского замысла в журналистике, открытого для когнитивных (познавательных), эмоциональных и поведенческих запросов адресата информации. Результатом ее изысканий становится тоже трехзвенная, но построенная на принципиально иных основаниях классификация жанров, включающая в себя жанры информирующие, оценочные и побудительные.

С закономерностями речемыслительной деятельности связан и взгляд на типологию журналистских текстов, который представлен в работе Е. Е. Прониной, посвященной психологии журналистского творчества'’’. Автор намеренно не использует здесь понятие «жанр» — видимо, чтобы уйти от закрепившейся в науке о журналистике логики объяснения многообразия журналистских материалов. Е. Е. Пронина выявляет иные факторы, которыми вызывается это обстоятельство. Она усматривает их в тех парадигмах мышления и творчества, которые человечество вырабатывает исторически и которые в сегодняшних обстоятельствах, когда новые информационные технологии делают видимым «творчество-в-процессе-коммуницирования», требуют глубокого осознания — прежде всего, в целях обеспечения информационной безопасности и аудитории, и журналиста. Давая характеристику особенностям мифологического, убеждающего, прагматического, гедонистического, смысловыявляющего и сетевого текстов на фоне соответствующих парадигм мышления, книга Е. Е. Прониной открывает возможность расставить новые акценты и в объяснении процесса жанрообразования в журналистике.

Подход, который предлагает вниманию читателя наше учебное пособие, отличается от представленных здесь работ, прежде всего, содержанием понятия «жанр». Мы соотносим это понятие не с текстом, а с целостным представлением о творческой деятельности. Для нас жанр — не тип текста, не «группа текстов, обладающих устойчивыми содержательно-формальными признаками», а вид определенного рода творчества, отмеченный устойчивыми особенностями не только на уровне продукта (текст), но и на уровне способа деятельности.

По существу эта книга является продолжением учебника «Основы журналистского творчества», в котором изложена концепция журналистики как профессиональной творческой деятельности с точки зрения ее общих, типовых особенностей18. «Жанры журналистского творчества» представляют собой развитие той же концепции: здесь тоже идет речь о журналистике как профессиональной творческой деятельности, но в центре внимания — одно ее направление, один компонент: именно создание журналистских текстов, авторское творчество журналистов, существующее как несколько его видов, возникающих в процессе дифференциации. Мы рассматриваем причины, которые вызывают такую дифференциацию, соотнося их с представлениями, существующими на этот счет в мировой культуре. Осознавая их как объективные факторы дифференциации, считаем необходимым подчеркнуть их независимую от субъекта деятельности природу и показать механизм их влияния на родовые характеристики авторского журналистского творчества. Такой подход делает очевидной целесообразность различать понятия:

  • 1) «жанровая дифференциация» и «классификация жанров», «факторы дифференциации» и «жанровые признаки», уточнив их содержание;
  • 2) «жанр», «жанровая модель» и «формат», бытующие в практике как взаимозаменяемые;
  • 3) «способ журналистского творчества» и «технология журналистского творчества», близкие друг другу', но не идентичные.

В основу теоретических взглядов авторов легли результаты пятилетнего изучения практики отечественной журналистики. С 2004 по 2009 г. мы вели мониторинг разных типов печатных и сетевых изданий, программ радио и телевещания, сопровождавшийся анализом контента. В число наблюдавшихся нами СМИ вошли «Российская газета», «Известия», «Комсомольская правда», «Коммерсантъ», «Новая газета», «Газета», «Новые известия», «Аргументы и факты», «Учительская газета», «Московская правда», «Вечерняя Москва», «Московский комсомолец», «Челябинский рабочий», «Вечерний Оренбург», «Жизнь», «Твой день», журналы «Профиль» и «Русский репортер», сетевые издания «Gazeta.Ru», «Lenta.Ru», «Ytro.Ru», передачи радиостанций «Эхо Москвы» и «Радио Свобода», телепрограммы 1 канала СНГ, каналов «Р-1», «РТР», «НТВ», «ТВ-центр», «РенТВ», «Культура», «Совершенно секретно». Достаточным признаком журналистского материала мы считали фамилию автора (подпись), если при этом не указывалось на принадлежность его к другой профессии, или специфическую подачу текста (например, новостные подборки). Для систематизации журналистских текстов, в соответствии с порождающей моделью журналистского творчества, определялись их первичные жанровые признаки (предмет отображения и функциональная предназначенность), а затем выявлялись вторичные признаки (особенности структуры и организации элементарных выразительных средств).

Полученные данные позволили нам составить достаточно полное представление о базисных жанрах авторского журналистского творчества, выявив основные модификации его порождающей модели (жанровые модели) и основные модификации его способа (жанровые технологии), существующие в данный момент.

Для определения дидактического потенциала выработанного знания мы сочли целесообразным прибегнуть еще к одной исследовательской процедуре: была проведена экспериментальная проверка использования основных положений полученной концепции в учебном процессе. Результаты эксперимента позволяют надеяться на то, что предлагаемое учебное пособие станет для студентов серьезным подспорьем в освоении нелегкого журналистского дела.

Специально в книге не останавливается внимание на тех особенностях жанров, которые возникают в практике печатной, радийной, телевизионной и сетевой журналистики как следствие специфики самого типа коммуникации. Мы считаем это задачей последующих курсов профессиональных дисциплин. Но показать общие черты журналистских произведений, идущих по разным каналам, нам кажется необходимым. Ведь будущим выпускникам факультетов журналистики предстоит работать в условиях конвергенции, ставшей уже реальностью, и они должны быть готовы к этому.

Контрольные задания, предлагаемые студентам после каждой главы, ориентированы на то, чтобы помочь им перевести теоретические знания в план практических умений и навыков.

Книга состоит из введения, семи глав и заключительного раздела, имеющего, на наш взгляд, особое значение. Здесь — результат изучения того отношения к жанрам, которое принято в современной журналистской среде. Мы не проводили строгого социологического исследования, которое позволило бы точно установить, от каких причин зависит та или иная позиция журналиста. Наша задача состояла в другом: на основе журналистской рефлексии, проявившейся в непосредственных, живых высказываниях или репликах журналистов (что называется, «из первых уст»), получить представление о реальных обстоятельствах, с которыми каждый год наши студенты сталкиваются во время производственной практики. Тем самым мы надеялись уяснить шаги, которые следует предпринять, чтобы сделать процесс освоения жанров студентами в производственных условиях более продуктивным.

Несколько слов об особенности подачи материала в нашем учебнике. Она обусловлена той тенденцией в развитии современной высшей школы, которая состоит во всемерной активизации роли студента как субъекта познания и уже доказала свою состоятельность. Мы предлагаем читателю встать в позицию исследователя и вместе с авторами книги добывать знания, задумываясь над вопросами, которые ставит перед нами профессия и жизнь. Это нелегкий труд, но он несет с собой радость открытия, а такое открытие становится приобретением, которое не теряется, не исчезает ни при каких обстоятельствах, особенно если в момент своего рождения оно подверглось критическому анализу и полемике — с авторами учебника или даже с самим собой. Контрольные вопросы и задания побуждают к такой полемике.

Авторы книги выражают глубокую благодарность всему кругу лиц, которые так или иначе причастны к созданию учебника, длившемуся не один год: коллегам с факультетов журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и Московского государственного университета печати, коллегам из других вузов страны, журналистам-практикам, аспирантам и студентам, принимавшим участие в исследовании современного состояния жанров и в обсуждении тех или иных положений авторской концепции. Будем признательны и за отзывы, замечания и пожелания, если они возникнут, — мы готовы к совершенствованию своего труда.

Примечания

  • 1 См.: Ученова В. В. Метод и жанр: Диалектика взаимодействия // Методы журналистского творчества. М.: Изд-во Моек, ун-та, 1982. С. 89.
  • 2 Теория и практика советской периодической печати: Учеб, пособие для вузов / Под ред. В. Д. Псльта. М.: Высшая школа, 1980.
  • 2 Кройчик Л. Е. Система журналистских жанров // Основы творческой деятельности журналиста / Под рсд. С. Г. Корконосенко. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2000. С. 138.
  • 4 См.: Грабельников А. А. Работа журналиста в прессе: Учеб, пособие для вузов. М.: РИП-холдинг, 2007.
  • 5 Ким М. Н. Жанры современной журналистики. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2004.
  • 6 Коновалова О. В. Основы журналистики. Ростов-на-Дону: Март, 2005.
  • 7 Черникова Е. В. Основы творческой деятельности журналиста. М.: Гар- дарики, 2005.
  • 8 Шибаева Л. В. Жанры в теории и практике журналистики. | Электронный ресурс] — Режим доступа: URL: http: //www. relga.rsu.ru/index.html.
  • 9 Шостак М. И. Лекционный курс, читаемый на вечернем отделении ф-та журналистики МГУ.
  • 10 Тертычныи А. А. Жанры периодической печати. М.: Аспект Пресс, 2000; Тертычныи А. А. Аналитическая журналистика. М.: Гендальф, 1998.
  • 11 Самарцев О. Р. Творческая деятельность журналиста. М.: Академический проект, 2007. С. 290.
  • 12 Колесниченко А. В. Практическая журналистика. М.: Изд-во Моек, ун-та, 2008.
  • 13 Смелкова 3. С., Ассуирова Л. В., Саввова М. Р., Сальникова О. А. Риторические основы журналистики. Работа над жанрами газеты. М.: Флинта: Наука, 2002.
  • 14 Там же. С. 139.
  • 15 Дускаева Л. Р. Диалогичность современных газетных текстов в аспекте речевых жанров. Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 2003; Дускаева Л. Р. Диалогическая природа газетных речевых жанров. Пермь: Изд-во Пермского университета, 2004.
  • 16 Дускаева Л. Р. Диалогическая природа... С. 61.
  • 17 Пронина Е. Е. Психология журналистского творчества. М.: Изд-во Моек, ун-та, 2002.
  • 18 Лазутина Г. В. Основы творческой деятельности журналиста. М.: Аспект Пресс, 2007.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >