Предисловие

В 2011 г. исполняется сто пять лет со дня рождения академика Дмитрия Сергеевича Лихачева, крупнейшего отечественного литературоведа, сыгравшего решающую роль в возвращении семивекового наследия древнерусской литературы в актуальное поле русского культурного сознания, человека, ставшего эталоном нравственности ученого-гуманитария.

В данной работе рассматривается вклад выдающегося ученого в создание теоретической базы для истории литературы, придания этому разделу литературоведения подлинной самостоятельности, которая может возникнуть только тогда, когда у филологической дисциплины появится своя стройная теория.

История литературы — относительно новая наука, насчитывающая не более двух веков. На протяжении тысячелетий человечество фиксировало сведения о развитии литературы в других формах. Изустно бытовали и записывались легенды о древних певцах, сказителях, мудрецах — Орфее и Гомере, Конфуции и Вальмики, Заратуштре и Моисее. Биографии трубадуров (XIII в.) также носят легендарный характер, как и первая биография Шекспира (Н. Роу, 1709). Реальное, документальное смешивалось с фантастическим, история представала в персоналиях авторов, главное не отделялось от второстепенного.

Параллельно развивался другой источник науки о литературе — поэтика как нормативная теория. Здесь со времен «Поэтики» Аристотеля царило представление об извечных законах литературного творчества, особое внимание уделялось жанровой классификации и кодификации. Третий важнейший источник истории литературы — литературная критика, достигшая больших высот уже в XVIII веке.

Чтобы могла появиться новая наука, необходимо было:

  • 1) осознать специфику научного знания как достоверного и проверяемого (сделано в философии и точных науках в XVII-XVIII веках);
  • 2) разработать и освоить принцип историзма (сделано романтиками в начале XIX века);
  • 3) соединить в анализе данные о писателе и его произведении (сделано французом Сент-Бевом в 1820-1830-е годы);
  • 4) выработать представление о литературном процессе как закономерно развивающемся явлении культуры (сделано литературоведами XIX-XX веков).

Возможность построения истории литературы оспаривается некоторыми теоретиками едва ли не с момента ее возникновения. Это связано с рядом проблем самой этой области знания, отличием объекта исследования — литературы — от других объектов, легче поддающихся исторической характеристике. Тем не менее, можно найти и в этом случае убедительные аргументы в пользу построения рассматриваемой дисциплины.

Более того, очевидно, наступил момент, когда история литературы, растворенная в литературоведческих дисциплинах и не выделяемая в отдельную область филологического знания, может приобрести этот статус, для чего в первую очередь следует в теории литературы выделить систему категорий, образующих самостоятельную систему—теорию истории литературы; сформировать как специальную область знания историографию истории литературы; определить методологическую основу истории литературы.

В данной работе мы связываем наступление этого момента с появлением концепции академика Д. С. Лихачева, определенной им как теоретическая история литературы.

ГЛАВА I

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >