Д. С. Лихачев: портрет ученого в гуманитарной науке

Путь Д. С. Лихачева в науке: ритмы, этапы, проблемы

Д. С. Лихачев родился 28 (15) ноября 1906 г. в Петербурге. Он учился в Гимназии и реальном училище К. И. Мая, школе Лентовской (см.: Лихачев, 1987d: 4-7,11-12), на всю жизнь запомнив преподавателя Л. В. Георга (Лихачев, 2000), затем, в 1928 г., окончил факультет общественных наук Ленинградского государственного университета, получив прекрасное филологическое образование, среди его учителей были выдающийся ученый-филолог Л. В. Щерба (Лихачев, 1987Ь: 227-229), а также В. Е. Евгеньев-Максимов, В. М. Жирмунский, Б. А. Кржевский, В. К. Мюллер, С. П. Обнорский, А. А. Смирнов, Е. В. Тарле, В. Ф. Шишмарев, Б. М. Эйхенбаум и др. (Лихачев, 1987d: 12-17). Он написал две дипломные работы: «одну о Шекспире в России в конце XVIII — самом начале XIX в., другую — о повестях о патриархе Никоне» (там же: 14). Перед ним открывались хорошие перспективы научной работы, но роковой поворот судьбы надолго выбивает его из намеченной колеи. Случайная студенческая шутка, превратно понятая властями, приводит к нелепому обвинению в связях с Ватиканом, аресту, суду.

Проведя четыре года (1928-1932 гг.) в Соловецком и Беломоро-Балтийском лагерях, едва там не погибнув, Д. С. Лихачев сохранил самые светлые черты русской духовности, патриотизма, ответственности перед будущими поколениями и скромности. Хотя обвине ния с него были сняты, найти работу после пребывания в лагерях было непросто, и будущий ученый с огромным трудом устроился на должность корректора. Тем не менее, его научные возможности были замечены, и с 1935 г. он начинает печататься (Лихачев, 1935), а в 1938 г. поступает на работу младшим научным сотрудником в Институт русской литературы (Пушкинский дом) в Ленинграде, с которым будет связана вся его дальнейшая научная деятельность (с 1941 г. был старшим научным сотрудником, с 1954 г. он возглавлял в ИРЛИ сначала сектор, потом отдел древнерусской литературы). В 1941 г. Д. С. Лихачев защитил кандидатскую диссертацию на тему «Новгородские летописные своды XII века», а после войны, в 1947 г. защитил докторскую диссертацию по филологическим наукам «Очерки по истории литературных форм летописания XI-XVI веков».

Самым большим жизненным испытанием для ученого стали война и блокада Ленинграда, пройдя через все ужасы которой, потеряв близких, он не только выжил, но и внес свой вклад в укрепление патриотизма защитников родного города, опубликовав в осажденном Ленинграде в 1942 г. свою первую книгу — «Оборона древнерусских городов» (совм. с М. А. Тихановой, см.: Лихачев, Тиханова, 1942).

В победном 1945 г. вышли две его книги: «Национальное самосознание Древней Руси: Очерки из области русской литературы XI-XVII вв.» (Лихачев, 1945а) и «Новгород Великий: Очерк истории культуры Новгорода XI-XVII вв.» (Лихачев, 1945Ь).

Очень плодотворным по публикациям оказался 1950 г., во многом благодаря поддержке со стороны В. П. Адриановой-Перетц. Это был год 150-летия первого издания «Слова о полку Игореве», и большинство работ были посвящены именно этому произведению (Лихачев, 1950а, 1950b,1950d, 1950е, 1950f).

Формирование национального самосознания русских людей и его самобытных форм, отразившихся, в частности, в Новгородском вече, становятся лейтмотивом дальнейших исследований Д. С. Лихачева. Масштабы этих исследований поразительны: ученый опубликовал около 50 книг, из которых наиболее известны работы о возникновении и ранних этапах развития русской литературы и культуры, «Слове о полку Игореве», поэтике древнерусской литературы, «смеховом мире» Древней Руси, семантике садово-парковых стилей (Лихачев, 1952,1955, 1958,1961,1962,1967,1975; Лихачев, Панченко, 1976; Лихачев, 1978, 1982; Лихачев, Панченко, Понырко, 1984; Лихачев, 1986,1987Ь и др.).

Многие из них неоднократно переиздавались, публиковались в переводах на английский, болгарский, венгерский, греческий, датский, испанский, немецкий, норвежский, польский, румынский, сербохорватский, словацкий, украинский, финский, французский, чешский, шведский, японский языки.

Д. С. Лихачев выступил ответственным редактором, составителем, комментатором более 75 изданий, среди которых академические издания «Слова о полку Игореве», посланий Ивана Грозного и Андрея Курбского, сказаний и повестей о Куликовской битве, «Повести о Горе-Злочастии» и других важнейших произведений древнерусской литературы (Слово о полку Игореве, 1950; Послания Ивана Грозного, 1951; Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским, 1979; Сказания и повести о Куликовской битве, 1982; Повесть о Горе-Злочастии, 1984; и др.), четырехтомной «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина (Карамзин, 1988-1989), десятков сборников научных трудов (среди них: Древнерусская литература и русская литература XVIII-XX веков, 1971; Исследования «Слова о полку Игореве», 1986; Филологические исследования, 1990).

Д. С. Лихачев был увенчан самыми высокими учеными степенями и званиями, поставлен во главе крупных научных проектов и различных научных сообществ. Если следовать хронологии его жизненного пути, то можно отметить следующие вехи признания:

  • 1947 г. — доктор филологических наук,
  • 1951г. — профессор,
  • 1952 г. — Государственная премия СССР,
  • 1953 г. — член-корреспондент АН СССР,
  • 1956 г. — член Союза писателей СССР,
  • 1961-1962 гг. — депутат Ленинградского городского Совета,
  • 1963 г. — иностранный член АН Болгарии, награжден болгарским орденом Кирилла и Мефодия I степени,
  • 1964 г. — почетный доктор наук Торуньского университета (Польша),
  • 1966 г. — награжден орденом Трудового Красного Знамени,
  • 1967 г. — почетный доктор наук Оксфордского университета,
  • 1969 г. — Государственная премия СССР, член-корреспондент Австрийской академии наук,
  • 1970 г. — действительный член АН СССР,
  • 1971 г. — председатель редколлегии серии «Литературные памятники» (до 1993 г.), иностранный член АН Сербии, почетный доктор наук Эдинбургского университета,
  • 1973 г. — иностранный член АН Венгрии,
  • 1974 г. — председатель редколлегии ежегодника «Памятники культуры. Новые открытия»,
  • 1976 г. — член-корреспондент Британской академии наук,
  • 1977 г. — награжден вторым болгарским орденом Кирилла и Мефодия I степени,
  • 1979 г. — международная премия Болгарии,
  • 1981 г. — международная премия Болгарии,
  • 1982 г. — почетный доктор наук университета Бордо (Франция),
  • 1983 г. — председатель Пушкинской комиссии АН СССР, почетный доктор наук Цюрихского университета,
  • 1984 г. — имя Лихачева присвоено малой планете № 2877,
  • 1985 г. — почетный доктор наук Будапештского университета,
  • 1986 г. — Герой Социалистического Труда, почетный председатель Международного общества по изучению творчества Ф. М. Достоевского, организовал Советский (ныне Российский) Фонд культуры, председатель президиума Фонда (по 1993 г.),
  • 1987 г. — иностранный член АН Италии, член редколлегии журнала «Новый мир», депутат Ленинградского городского Совета (1987-1989 гг.),
  • 1988 г. — член-корреспондент Геттингенской академии наук, почетный доктор наук Софийского университета, член редколлегии журнала «Наше наследие»,
  • 1989 г. — Народный депутат СССР (1989-1991 гг.) от Советского Фонда культуры,
  • 1990 г. — вошел в Международный комитет по организации Александрийской библиотеки (Египет),
  • 1993 г. — Первый Почетный гражданин Санкт-Петербурга,
  • 1997 г. — Русской академией искусствознания и музыкального исполнительства награжден орденом искусств «Янтарный крест».

В годы перестройки Д. С. Лихачев погружается в политическую деятельность, именно он, будучи депутатом Верховного Совета СССР, внес предложение избирать первого президента СССР не путем всенародного референдума, а голосованием депутатов Верховного Совета, чтобы избегнуть назревающей конфронтации в стране.

Самого Д. С. Лихачева ожидало разочарование в политической деятельности, но он до конца жизни сохранил уважение всего народа, благодаря стойкой позиции мудрого ученого-гуманитария, сторонника социальной справедливости и духовности культуры. Д. С. Лихачев скончался 30 сентября 1999 г. в Санкт-Петербурге. Похоронен в Комарове.

Сопоставляя даты приведенной выше хроники признания Д. С. Лихачева с хроникой издания его основных сочинений, нельзя не отметить крайне поверхностную их связь. Признание в Венгрии, Италии, Великобритании, Германии, Франции, Швейцарии вовсе не сопровождалось поворотом к изучению культуры, литературы этих стран или хотя бы соответствующих русско-зарубежных связей. Вхождение в египетский Международный комитет по организации Александрийской библиотеки не привело к появлению фундаментальной работы в этой области. Руководство крупнейшими организациями по изучению творчества А. С. Пушкина и Ф. М. Достоевского также не было ознаменовано созданием капитальных трудов, а статьи об этих писателях, демонстрирующие глубокое проникновение в их творчество (иногда построчно, пословно), написаны вне связи с руководством этими комиссиями (1983 и 1986 гг.): так, статьи о Пушкине относятся к 1979 г. («Крестьянин, торжествуя...», «Сады Лицея»), о Достоевском к 1970 г. («Достоевский в поисках реального и достоверного»), к 1971 г. («’’Предисловный рассказ” у Достоевского»), к 1976 г. («’’Небрежение словом” у Достоевского»), маленькая заметка «’’Готические окна” Достоевского» к 1984 г. (все названные статьи вошли в 3-й том издания: Лихачев, 1987а: т. 3: 227-243, 257-298).

Поэтому связать научную эволюцию Д. С. Лихачева с внешним его восхождением к вершинам признания в науке и политике не представляется возможным.

Но анализ основных работ Д. С. Лихачева позволяет выделить этапы этой эволюции.

Очевидно, работы 1938-1958 гг., при всей их значимости, следует отнести к периоду первоначальных исследований, когда собирался материал для последующих фундаментальных обобщений.

Далее следует период 1958-1973 гг., который можно определить как период «первой концепции» Д. С. Лихачева. Эта концепция определяется двумя книгами — «Человек в литературе Древней

Руси» (Лихачев, 1958,1970b) и «Поэтика древнерусской литературы» (Лихачев, 1969). Первая из них раскрывает концептуальный подход к содержанию древнерусской литературы, в то время как вторая сосредоточена на раскрытии ее форм.

В 1973 г., с выходом в свет работы «Развитие русской литературы X-XVII веков: Эпохи и стили» (Лихачев, 1973), начинается этап «второй концепции» Д. С. Лихачева. Во введении к этой книге была изложена идея теоретической истории литературы, которая и составила «вторую концепцию». Борьба за новую идею была, очевидно, очень драматичной. Обращает на себя внимание выход уже в 1976 г. книги «’’Смеховой мир” Древней Руси», написанной в соавторстве с А. М. Панченко (Лихачев, Панченко, 1976), а в 1984 г. работы «Смех в Древней Руси» в соавторстве с А. М. Панченко и Н. В. Понырко (Лихачев, Панченко, Понырко, 1984). Обычно Д. С. Лихачев не писал трудов с соавторами. Но в данном случае заметно, что у него соавторы не только в представлении конкретного материала, но и в самой концепции. Смеховая культура — это и аспект, и термин, и концепция М. М. Бахтина, наиболее детально изложенная в работе о Рабле (Бахтин, 1965). Хотя монография была написана М. М. Бахтиным в 1940 г., но опубликована только в 1965 г., а к середине 1970-х годов вместе с работой о Достоевском ставшая буквально культовой в отечественном литературоведении.

В это же время широчайшее признание получили работы Ю. М. Лотмана и Тартусско-Московской школы, подвергшие литературу и другие искусства семиотическому анализу, выявляя семантику знаков художественного языка (собраны в изд.: Лотман, 1998). В одном из самых оригинальных трудов Д. С. Лихачева этой поры, наиболее далеко отходящем от исследования древнерусской литературы, — в его работе «Поэзия садов: К семантике садово-парковых стилей» (Лихачев, 1982) чувствуется влияние этой школы.

Надо сказать, что обращение к чужим концепциям предстает у Д. С. Лихачева очень органично, не затемняет его собственную мысль, не вступает в противоречие с конктерным материалом.

Но при этом заметно, что собственная концепция теоретической истории литературы автором как бы брошена, уходит в тень примерно на 15 лет, когда она получает широкое признание, но, очевидно, с опозданием: ученый переиздает свой труд, содержащий эту концепцию, но каких-либо новых поворотов, аспектов этой концепции в его последних трудах фактически не встречается.

Поэтому в дальнейшем мы будем представлять эту концепцию Д. С. Лихачева (как она названа выше, — «вторую концепцию») именно по работе «Развитие русской литературы X-XVII веков: Эпохи и стили». Именно в этой концепции видится основной теоретический вклад Д. С. Лихачева в современную науку о литературе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >