Науку — на службу соцстроительства (Беседа с президентом БАН П. О. Гориным)

Постановление ЦК КП(б)Б от 29 января имеет огромное значение для дальнейшего развития Академии наук и поднятия всей научно-исследовательской работы в БССР [...]

В настоящее время в академии коммунистическая прослойка среди научных работников составляет 44 % (по всей БССР свыше 20 %). В 1931 г. Академия успешно вышла из кризиса: общее количество сотрудников, включая и аспирантов, выросло в 4 раза, а количество изданных научных работ (в п. л.) — более чем в два раза.

Постановление ЦК открывает перед академией еще большие перспективы, оно наметило целый ряд практических мероприятий, которые обеспечат органическую связь науки с социалистическим строительством.

На основе постановления Президиум БАН проверяет сейчас состав сотрудников БАН с тем, чтобы они работали в основном в стенах Академии, допуская при этом период педагогической работы в размере, который бы не мешала основной научной работе.

О планировании. В настоящее время в академии собраны планы работы всех научных учреждений БССР. Планово-организационный сектор Академии эти планы уже рассмотрел и дал о них свое заключение. Кроме того, Президиум на протяжении года будет заслушивать отчеты научных учреждений БССР.

Одной из главных задач, которые стоят перед Академией, надо считать также контроль над тем, как научные достижения Академии реализуются в жизни. Мы имеем много случаев, когда научные источники Академии, которые имеют огромное хозяйственное значение, не используются нашими учреждениями. Постановление ЦК КП(б)Б о включении директоров институтов БАН в состав руководства наркоматов или соответствующих хозяйственных учреждений дает возможность следить за тем, как научные достижения своевременно используются в их работе [...]

Рабочий. 1932. 20 февраля.

Стенограммы, протокол и постановления 2-го объединенного Пленума ЦК и ЦКК КП(б)Б XIV созыва. 26—28 марта 1932 г

Стенограммы, протокол и постановления 2-го объединенного Пленума ЦК и ЦК К КП(б) Б XIV созыва.

26—28 марта 1932 г.

О культурном строительстве.

Доклад Платуна (нарком просвещения)

Горин.

Товарищи, я думаю не приходится доказывать, какое огромное значение имеет постановка вопроса о культурном строительстве на настоящем пленуме ЦК КП(б)Б. Острота этого вопроса особенно выявляется в период завершения первой пятилетки и в связи с задачами второй пятилетки. Я буду говорить только об одном участке культурного строительства — науке, роль которой за последнее время неимоверно выросла и перед которой вторая пятилетка ставит еще невиданные в истории задачи и открывает широчайшие перспективы. Насколько грандиозны эти задачи, отчасти можно видеть на том примере, что производственные планы Академии за 1932 г. после решений XVII партконференции требуют внесения целого ряда существенных корректив и дополнений. Я не ставлю сейчас своей задачей наметить тематику научно-исследовательской работы на следующую пятилетку — это дело не одного лица, а всего коллектива научных работников — и хотел бы пока остановиться на одном вопросе, имеющем огромное принципиальное значение для нашей научно-исследовательской работы, вопросе о роли общественных наук.

Сейчас наблюдается вполне здоровое и своевременное стремление заострить внимание научного участка на развитии естественных и технических наук. Однако, на этом здоровом стремлении кое у кого из наших работников проявляется недооценка, а иногда игнорирование общественных наук, между тем как общественные науки в следующей пятилетке далеко не потеряли своего значения. Я позволю себе напомнить, как наши учителя коммунизма — Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин относятся к оценке революционной теории. Знакомство с работами теоретиков марксизма убедит нас, что и для второй пятилетки разработка вопросов революционной теории, развитие общественных наук имеет первенствующее значение и игнорирование их чревато большими опасностями для дела коммунизма [...]

Вот почему мы должны дать самый решительный отпор тем элементам, которые игнорируют развитие общественных наук. О том, какое огромное значение имеет развитие общественных наук для успеха выполнения задач второй пятилетки, можно проиллюстрировать на ряде примеров. Возьмите хотя бы такой вопрос, как изучение классовой борьбы. Можем ли мы выполнить задачи второй пятилетки, если будем игнорировать изучение тех процессов, которые происходят в нашей стране, если мы не будем изучать качественные и количественные изменения в рабочем классе, если не будем внимательно изучать элементы классовой борьбы в колхозах. Разве можем мы успешно завершить построение социалистического общества, если не разоблачим имеющиеся кое у кого оппортунистические рассуждения о плавном потухании классовой борьбы, отмирании диктатуры пролетариата во второй пятилетке, уничтожение национального вопроса и т. д. Проходить мимо разоблачения оппортунистических ошибок в этом вопросе равносильно срыву задач, поставленных во второй пятилетке. В связи с рассуждениями кое-каких товарищей, что во второй пятилетке произойдет отмирание диктатуры пролетариата, я позволю себе напомнить, что прежде всего отмирание пролетарского государства может быть проведено, как об этом говорил Ленин, после победы пролетариата во всем мире. Причем отмирание пролетарского государства произойдет не путем ослабления диктатуры пролетариата, как некоторые думают, а наоборот — его дальнейшего укрепления. На этот счет у нас имеется четкая постановка т. Сталина, и всякие отклонения от нее должны встретить самый решительный отпор. Тов. Сталин говорит: «Мы за отмирание государства. И мы вместе с тем стоим за усиление диктатуры пролетариата, представляющей самую мощную и самую могучую власть из всех существующих до сих пор государственных властей. Высшее развитие государственной власти в целях подготовки условий для отмирания государственной власти — вот марксистская формула. Это “противоречиво”? Но противоречие это жизненно, и оно целиком отражает Марксову диалектику».

Можно было бы назвать еще целый ряд актуальных вопросов, стоящих перед общественными науками, без разработки которых мы не сможем успешно строить социализм. Мы ни в коей мере не можем игнорировать роль общественных наук и проявлять равнодушие к тому, что делается на этом участке. Основной смысл письма тов. Сталина в редакцию «Пролетарская революция» именно состоит в том, что он со всей решительностью показал, какова роль теоретической работы в наших условиях и почему необходима самая беспощадная борьба с теми, кто пытается ревизовать большевизм. Я бы хотел только отметить, что глубоко ошибочен взгляд тех товарищей, которые думают, что без развития общественных наук возможно развитие естественных наук.

Вторая пятилетка в области естественных наук выдвигает целый ряд новых проблем, неизвестных капиталистическому строю, которые могут быть разрешены при условии, что наши ученые-естественники будут вооружены последними достижениями общественных дисциплин [...]

Я думаю, что наш ученый, будучи узким специалистом, обязан быть на уровне достижений общественных дисциплин, ибо только это позволит ему быть хорошим специалистом в своей области. Только находясь на уровне последних достижений в области общественных наук, он сможет поставить и разрешить те новые проблемы, которые социалистическое строительство выдвигает перед естественными науками [...]

В связи с этим я хотел бы перед пленумом поставить ряд вопросов практического значения, от разрешения которых в значительной мере зависит повышение удельного веса науки в социалистическом строительстве и обеспечение более тесной увязки науки с практикой социалистического строительства. Я не буду сейчас говорить о наших достижениях. Нам можно кое о чем похвалиться, но о достижениях, пожалуй, лучше ознакомить в печати. Тов. Чернушевич уже отметил, что партийный состав научных работников академии возрос до 40 %, в то время как ранее в Академии коммунисты насчитывались единицами. Замечу только, что за прошлый год численно мы возросли почти в два раза, т. е. сейчас Академия, где работает до 600 чел. научных работников и аспирантов, стала одним из крупных научных учреждений Союза. За прошлый год мы выпустили в два раза больше литературы, чем в 1930 г. и т. д. Уже эти цифры говорят, что вели-кодержавнические и национал-демократические сплетни, что после очищения Академии от научных демократических элементов Академия не в состоянии будет расти, целиком опровергаются фактами. Однако перед пленумом я хотел бы заострить внимание не на наших достижениях, а на тех основных практических задачах, которые остро стоят перед научным участком, без разрешения которых наука не будет в состоянии справиться с теми задачами, которые выдвигает перед нею наше социалистическое строительство. По-моему, основные практические задачи, стоящие перед наукой, следующие: дальнейший поворот науки к практике социалистического строительства, повышение качества научной продукции, организация труда научных работников и подготовка новых кадров.

Дальнейший поворот науки к практике социалистического строительства означает необходимость улучшения тематики наших научных учреждений и более быстрой реализации постановлений ЦК о планировке научно-исследовательской работы.

Вопрос о том, что Белорусская академия наук согласно постановлениям ЦК КП(б)Б и Совнаркома является методологическим центром и единым научным учреждением, планирующим научную работу БССР, сейчас бесспорен. Однако, нужно сказать, что мы в практике осуществления партийных директив еще часто сталкиваемся с попытками, часто в весьма завуалированной форме, затормозить реализацию этого решения. В переводе на политический язык это значит недооценивать роль методологического руководства и потворствовать той кустарщине, которая раньше сознательно культивировалась национал-демократами. Говоря о более тесной связи науки с практикой социалистического строительства, я думаю, нужно со всей остротой поставить вопрос, чтобы наши наркоматы и хозяйственные учреждения более внимательно следили за нашими достижениями и реализовывали в своей практической работе.

Я мог бы привести много примеров, как наши ценнейшие научные достижения лежат мертвым грузом и не находят применения в практике социалистического строительства.

(Голоса: давай, давай).

Вот один пример. Геологический институт Академии наук года полтора тому назад занялся изысканием вопроса бурых железняков в БССР. Оказывается, мы имеем возможность уже практически использовать бурые железняки даже в этом году. Однако, как идет реализация наших открытий. Мы о бурых железняках говорим, в частности я говорил о них еще в прошлом году на Рабселькоровском съезде. Сообщение мое было встречено весьма сочувственно. Однако проходит год и практически ничего не сделано. Разрыв между словом и выполнением нашел здесь самое яркое выражение. Правда, я договорился с т. Голодедом. Мы поставили этот вопрос в Совнаркоме. Там заслушали, по-видимому, заинтересовались этим делом, но вот уже второй месяц, а мы даже, несмотря на наши просьбы, не имеем резолюции Совнаркома. А без решения Совнаркома мы не можем продолжать геологических исследований, и срывается организация летних работ. Вот вам один пример. В наших условиях, когда мы остро нуждаемся в железе, неужели мы не могли использовать бурые железняки, которые когда-то в ряде районов использовались кустарями?

Другой пример. Один научный работник Белорусской академии наук, коммунист, открыл неизвестную болезнь картофеля, от которой гибнет около 40 % картофеля. Об этом открытии узнал весь Советский Союз, а в последнюю очередь наш Наркомзем. В то время как Союзный Наркомзем оценил работу этого товарища, дал ему заграничную командировку, у нас его открытием совсем не заинтересовались. А ведь наша республика вопросом картофеля весьма интересуется. Ведь вы знаете, что во второй пятилетке мы намечаем засев под картофель площади, которая будет больше, чем в любом европейском государстве, правда, исключая Германию.

Еще пример. Весной этого года академия наук созвала совещание специалистов по вопросу о том, как предотвратить гибель озимых, которая часто бывает весьма велика. Мы у себя проработали целый ряд практических мероприятий. А как эти мероприятия преломлены в жизнь.

Наши руководящие работники специалисты потратили три дня, чтобы добиться внимания Наркомзема. Какие выводы напрашиваются из этих фактов? Наши хозяйственники и наркоматы недостаточно интересуются нашими достижениями, в то время как необходимо, чтобы наши наркоматы и хозяйственные учреждения не только следили за нашими достижениями, но и помогали нам. В связи с этим у меня имеется конкретное предложение о создании при наркоматах и хозорганах секторов по реализации научных достижений [...]

Дальше вопрос о качестве научно-исследовательской работы. Эта проблема сейчас стоит перед нами со всей остротой. Надо прямо сказать, что наши научные работники, в особенности коммунисты, зачастую стоят не на высоком уровне знаний, в то время как социалистическое строительство требует освоения такой суммы знаний, которые должны быть выше знаний буржуазных ученых. Но этого мало. Мы должны по-большевистски овладеть эти ми знаниями. Мы, правда, сделали многое, но однако еще сильно отстаем. Это надо сказать со всей решительностью. Мы отстаем в качестве научной продукции. У нас, к сожалению, распространена совершенно недопустимая легкость к написанию статьи или книги, когда мы, две книжки прочитав, третью пишем, а потом каемся в своих ошибках.

(Голос: Перевыполняем план).

От такого перевыполнения плана, пожалуй, лучше отказаться. Как работал старый ученый? Он являлся профессором потому, что он по своему вопросу следил за всей выходящей литературой не только у нас, но и за границей, и только зная в совершенстве литературу, писал свои труды. Почему бы нам не позаимствовать этот хороший пример? Тов. Платун жаловался, что у нас мало выходит литературы. Я бы этого не сказал. Пожалуй бы, лучше, если мы количественно ее сократим за счет качества, тогда каждый будет знать, что стоит почитать книжку. А ведь сейчас некоторые работники, подчас не без основания, без уважения относятся к книжке. Что значит выпустить плохую книжку? Это значит внести большую сумятицу в умы многих тысяч читателей.

Вопрос о повышении качества нашей продукции в первую очередь упирается в организацию работы научных работников-коммунистов. Надо сказать, что положение научных работников-коммунистов сейчас довольно тяжелое. Среди общего количества научных работников прослойка наша небольшая. На пленуме мы имеем все основания об этом говорить. Даже в Белорусской академии наук процент научных работников-коммунистов около 40, а по БССР немного выше 20. Можете себе представить, насколько правильно и своевременно т. Сталин и партия поставили вопрос о подготовке наших пролетарских кадров. Это особенно видно, если мы проанализируем по социальному происхождению состав научных работников даже по той же Академии: рабочих — 13 %, селян — 36, служащих — 28, попов, торговцев, дворян и др. — 13 %. Выходцев из других партий — 18 %. Причем среди ученых-специалистов и академиков процент выходцев из дру гих партий свыше 30. Это относится к Белорусской академии наук, где социальный и партийный состав лучше, чем в общей научной сети БССР. Не случайно поэтому в среде научных работников идет ожесточенная классовая борьба, и неверно было бы думать о спокойствии на научном участке. Пожалуй, даже у нас больше, чем в других местах, проявляется классовая борьба и враждебные выступления часто вуалируются в самой разнообразной форме. Например, недавно на совещании Химического института беспартийные работники поставили вопрос о ликвидации института, что конечно является политическим актом. Для успешной борьбы с реакционными выступлениями буржуазных специалистов нам в первую очередь требуется повышение научной квалификации коммунистов, и в связи с этим сейчас со всей остротой стоит вопрос об организации труда научных работников. К сожалению, вопрос организации труда научных работников-коммунистов находится в загоне. Можно было бы привести множество фактов, когда научные работники-коммунисты используются на других работах. Например, в Академии мы имеем факты, когда научные работники-коммунисты по 6-8 месяцев используются на всякого рода кампаниях, не связанных с их специальностью. Как мы вообще мало работаем, можно судить по тому, что часто научный работник-коммунист по своей специальности работает 2-3 часа в день, в то время как беспартийный работает в среднем 6-8 часов [...]

Я надеюсь, что после пленума в области использования научных работников-коммунистов и организации их труда наступит некоторый перелом. Правда, я должен отметить, что тут предстоит упорная борьба, потому что непонимание, что мы не можем легкомысленно использовать время научного работника-коммуниста, еще очень сильно. Даже в самой Академии наша ячейка недавно зам. директора Биологического института, крупного ученого т. Гончарика посылает для составления производственного плана колхоза, в то время как ставится под угрозу срыв производственного плана ботанического сада и сам отъезд очень отразится на работе Биологического института. Я не сомневаюсь, что т. Гончарик справится со своей задачей. Я просто привел этот пример только для того, чтобы показать, как мы свыклись с нерациональным использованием времени научного работника-коммуниста.

(Голос: Гончарика послали правильно).

Тов. Каржаневич, секретарь нашей ячейки, как видите, и сейчас считает, что он поступает правильно. Я не сомневаюсь, что Гончарик справится с этой задачей, но, по-моему, необходимо уметь таких работников, как т. Гончарик использовать целесообразнее.

Следующий вопрос — это борьба за кадры. Как мы готовим наши научно-исследовательские кадры, надо прямо сказать — недостаточно. Общие цифры подготавливаемых аспирантов научно-исследовательских и высших учебных заведений как будто большие. В 1931 г. подготовлено 467, а для текущего года намечено 662. Из 467 аспирантов по общественным наукам готовилось 119 чел. (из коих коммунистов 85), естественных — 348 (из них коммунистов 141). Для 1932 г. из 662 аспирантов общественников 141 (из коих коммунистов 115) и 418 естественников (из них коммунистов 175). Как видим, во-первых, среди этих кадров процент коммунистов, особенно в области естественных наук, небольшой. Количество этих квалифицированных кадров явно недостаточно для того, чтобы выполнить задачи, стоящие в следующей пятилетке, а ведь необходимо иметь в виду, что подготовка квалифицированного научного работника обычно проходит 8-10 лет.

Насколько недостаточно мы готовим научные кадры, я могу проиллюстрировать на примере химических наук.

Электричество и химия, как известно, являются ведущими. На всю Белоруссию в 1930 г. было 7 аспирантов-химиков (из них членов КП(б)Б 4 чел.); в 1931 г. — 25 чел. (из коих членов КП(б)Б — 8); в 1932 г. — 54 чел. (из них членов КП(б)Б — 19). Как видим, при недостаточном количестве подготавливаемых сравнительно небольшой процент коммунистов.

За отсутствием времени не буду говорить о тех задачах, которые стоят в области химической промышленности БССР в следующую пятилетку, чтобы показать: подготавливаемых аспирантов явно недостаточно и в ближайшие годы мы особенно остро будем чувствовать недостаток научных работников-химиков. Я не говорю уже о том, что химическая промышленность имеет огромное значение с точки зрения обороны страны [...] 50 аспирантов-химиков, которых мы готовим, как видите, ничтожное количество, которое ни в коем случае не сможет удовлетворить нужды и потребности химической промышленности. В заключение я подхожу к материальной базе нашей научно-исследовательской работы. На научно-исследовательскую работу в 1931 г. было отпущено 3750 тыс., в 1932 г. — 5 млн рублей, но если учесть, что имеется увеличение числа научно-исследовательских учреждений с 26 институтов в 1931 г. до 34 в 1932 г., то мы имеем все основания сказать, что для расширения научно-исследовательской работы мы не имеем достаточной материальной базы. Насколько остро для нас стоит вопрос о материальной базе, можно судить хотя бы по тому, что Геологическому институту отпущено 40 тыс. рублей, и мы вынуждены из-за отсутствия средств сокращать работников. Неужели нельзя было найти большей суммы. На работу ботанического сада средств нет, на Химический институт — средств нет. Предприятие Экономического института о монографическом изучении районов также не может быть реализовано из-за отсутствия средств, хотя это начинание имеет исключительное значение. Как известно, у нас еще ни в одном учреждении нет точного описания районов, их населения, естественных богатств и т. д. Нужно было 80 тыс. рублей, которые, конечно, окупятся на второй же год, а их мы не имеем.

И, наконец, последний вопрос о перестройке Академии наук. Я считаю необходимым заявить об этом на пленуме, так как перспективы строительства неважные. Сроки постройки Академии — 1930 г. — Союзным ЦИКом были утверждены. О постройке Академии было решение Совнаркома БССР. Недавно было решение Бюро ЦК, чтобы в этом году закончить постройку Академии, и тем не менее строительство идет неудовлетворительно. Совнарком, распределяя строительные материалы, нас совершенно не обеспечил материалами, и мы не в состоянии даже закончить постройку химического корпуса. Нам не хватает дополнительно 200 тыс. кирпичин, а Совнарком отпустил 150 тыс. из уже имеющихся у нас 500 тыс. Правда, на первый квартал нам отпустили цемента больше, чем просили, за что, конечно, мы благодарим Совнарком, но просим, чтобы к этому цементу дали другие строительные материалы, чтобы мы смогли использовать отпущенный цемент.

Постройка здания академии наук имеет не только значение с точки зрения хозяйства, а в условиях нашего национального развития имеет и огромное политическое значение. Нас нужно поддержать, нужно Академию наконец построить и реализовать постановление Совнаркома и ЦК КП(б)Б.

Академия должна быть построена, ибо мы сейчас упираемся в такое тяжелое положение, когда развернуть нашу работу мы не в состоянии.

Товарищи, вопрос о культурном строительстве, поставленный на настоящем пленуме, имеет исключительное значение. Я не буду напоминать последних статей Ленина, в которых он со всей остротой неслучайно ставил вопрос о культурной революции, о культурном строительстве, ибо остатки нашей некультурности являются опаснейшим врагом соцстроительства. К сожалению, мне кажется не все это понимают [...] Ведь мы часто настолько свыкаемся с остатками нашей некультурности, что не замечаем, что мы зачастую некультурно заседаем, некультурно работаем, некультурно отдыхаем и т. д.

Я хочу выразить уверенность, что борьба за культурное строительство, в особенности когда мы строим на грани второй пятилетки, была делом не только одних культурных работников, а делом всей партии, чтобы это не было какой-либо кампанией, а нашей повседневной большевистской работой.

П. Горин[1]

НАРБ. Ф. 4п. On. 1. Д. 5608. Л. 87-100.

  • [1] Подпись-автограф.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >