Анкета сотрудника Коммунистической академии ЦИК СССР П. О. Горина. 16 февраля 1926 г

Из протокола №16 заседания Бюро президиума Института советского строительства

23 февраля 1926 г.

Слушали: О штатах Исторической комиссии.

Постановили: а) Утвердить руководителями работ Исторической комиссии тт. Антонова-Саратовского, Горина, Пионтковского и Шестакова.

б) Тов. Горина зачислить в штат Ин-та с 1/П-26 г. на должность научного сотрудника 1-го разряда.

Выписка верна

Секретарь:1

Помета: Распоряжение от З/Ш-26 г. за № 737[1] .

Архив РАН. Ф. 350. Оп. 3. Д. 203. Л. 2. Заверенная копия. Машинопись.

Из протокола № 16 заседания Бюро президиума Института советского строительства. 23 февраля 1926 г

Распоряжение по Коммунистической академии № 737

3 марта 1926 г.

Горин П. О. с 1 февраля зачисляется в штат Института советского строительства на должность члена Института (штат, чл.) с окладом по 17 разряду 50 % нагрузки.

Управляющий делами Комакад Мелентьев

Выписка верна:

Делопроизводитель Кузнецов[2]

Архив РАН. Ф. 350. Оп. 3. Д. 203. Л. 3. Заверенная копия. Машинопись.

Распоряжение по Коммунистической академии № 737. 3 марта 1926 г

Из отчета П. О. Горина о деятельности Общества историков-марксистов на общем собрании его членов

29 апреля 1927 г.

Прежде всего, я хотел бы отметить, что первоначально, как вы уже знаете из разосланных извещений, годовой отчет о работе общества предполагал сделать М. Н. Покровский. К большому сожалению, будучи больным, на вчерашнем заседании Совета М. Н. Покровский от годового отчета отказался. Однако я думаю, и присутствующие со мной согласятся, что вступительное слово М. Н. Покровского, выслушанное всеми с таким вниманием, может вполне рассматриваться как отчет. В нем он кратко, но весьма выпукло подвел итоги годовой работы нашего Общества и затем наметил ее дальнейшие перспективы. Поэтому в своем выступлении я постараюсь дать только некоторый конкретный и цифровой материал о работе Об-ва, который иллюстрировал бы выводы М. Н. Покровского.

Прежде всего, маленькая справка относительно истории Об-ва. М. Н. Покровский считает, что мы существуем 2 года, официально же — 1 год и 1 месяц. Осенью 1925 г. мы были еще как бы на полулегальном положении. Наш устав утвержден 15 февраля 1926 г., а 1 марта 1926 г. был избран постоянный Совет. Сравнительно короткий срок жизни нашего общества естественно может вызвать вопрос, насколько целесообразно существование нашей организации и как выполнило общество первоначально поставленные задачи. Здесь, конечно, придется в первую очередь затронуть вопрос о составе Общества. Общее число членов Общества, как действительных, так и членов-корреспондентов на 15 апреля 1927 года достигает 177 — цифра, которую нельзя не признать весьма значительной.

И в этом вопросе заявление М. Н. Покровского, что наш состав невелик, безусловно, является спорным. Говоря о составе Общества, необходимо иметь в виду, что никакой вербовки, никакой пропаганды в деле привлечения членов Общество не проводило. Оно оставалось с момента своей организации свободной ассоциацией историков, в которую по своему доброму желанию был открыт доступ каждому историку-марксисту. В лице этих 177 членов Общества мы имеем таких добровольцев, которые самостоятельно изъявили желание работать в нашей организации. Из 177 членов общества действительных членов 90 и членов-корреспондентов 87.

Главный контингент, из которого до сих пор вербовались члены, были историки Москвы. Нужно сказать, что в настоящее время наиболее деятельные и активные историки-марксисты Москвы действительно объединены в обществе. Из общего числа 177 членов на долю Москвы в настоящее время падает 79 действительных членов и 66 членов-корреспондентов. Общество, таким образом, в первую очередь является как бы общемосковской организацией, объединяя в своих рядах почти всех историков-марксистов Москвы. На долю же иногородних приходится 11 действительных членов и 21 член-корреспондент.

Нелишне будет обратить внимание и на количественное соотношение действительных членов и членов-корреспондентов. Я думаю, что эти данные о соотношении действительных членов и членов-корреспондентов говорят, что общество не является кастой ученых. Действительными членами являются, как вы знаете, преимущественно историки, имеющие научные труды. Но, как вы видите, помимо действительных членов, большой процент падает и на членов-корреспондентов, и таким образом общество как бы обрастает кадрами исторического молодняка. (Правда, не всегда этот молодняк в области исторических наук является молодым.) В большинстве своем этот исторический молодняк группируется вокруг деятельных членов, которые, конечно, являются и будут являться в дальнейшем основным ядром общества. Теперь перейдем к партийному составу нашего общества.

Из 90 действительных членов В К П(б) — 68, из 78 членов-корреспондентов членов партии — 66. Эти цифры говорят, что, прежде всего, в обществе собраны коммунистические кадры. Это достигалось, главным образом, благодаря строгому приему, который был установлен советом, ставившим своей задачей в первую очередь объединение историков — членов ВКП(б) и наиболее близкой нам беспартийной профессуры. Меры совета, безусловно, себя оправдали, потому что строгий фильтр, который применялся советом, дал возможность сколотить основное ядро, и оно проделало ту основную работу, о которой говорил М. Н. Покровский.

Далее, в связи с составом любопытно еще отметить данные о проценте членов общества, занятых педагогической работой. Из общего числа действительных 90 членов, т. е. включая московских и иногородних, преподающих — 59 человек. Это показывает, что в наше общество входят «коренные» историки, являющиеся своего рода историками-профессионалами. Этот момент, мне кажется, чрезвычайно существенен, так как наличие таких кадров в дальнейшем обеспечивает работоспособность общества. Широкий приток этих «коренных» историков и сплочение их вокруг общества, мне кажется, прежде всего, объясняются тем, что общество занимает необходимое место, должно его занимать, как в системе наших вузов, так и в системе научно-исследовательских институтов. Общество, как вам известно, не является научно-исследовательским институтом. Задачи его отличны от Института красной профессуры, Российской Ассоциации научно-исследовательских институтов и университетов. Оно с первого момента организации являлось как бы вольной трибуной историков-марксистов. Товарищи, работающие в различных вузах, имели возможность прийти и заслушать здесь доклады по наиболее актуальным и злободневным вопросам истории и самим принять активное участие в обсуждении спорных и злободневных вопросов истории. Этим путем они повышали свою квалификацию. Мне кажется, что один этот момент, что общество занимает определенно необходимое место в системе наших научно-исследовательских институтов и вузов, дало возможность такого массового сплочения вокруг общества историков-марксистов.

Первоначально главная работа общества протекала преимущественно в форме докладов. Действительно, мы в прошлом году по числу прочитанных докладов заняли первое место среди других секций Коммунистической Академии. За последнее время число зачитанных докладов упало, как вообще за последние 2 месяца в связи с болезнью М. Н. Покровского работа у нас замерла. Число открытых докладов, прочитанных в обществе за отчетный период, достигает 17. Были заслушаны следующие доклады: (в порядке прочтения) 1. Нечкина — Декабристы. 2. Фридлянд — Якобинцы против Марата. 3. Рожков — К методологии истории промышленных предприятий. 4. Урсынович — Колонизация Камчатки. 5. Ме-ерсон — Пугачевщина. 6. Иоаннисиани — Место истории в программе школ II-й ступени. 7. Покровский — Буржуазная концепция пролетарской революции. 8. Рын-дич — Лабораторный план и преподавание истории. 9. Радек — Спорные вопросы китайской истории. 10. Ро-жицын — Марксизм и этнология. 11. Покровский и Сидоров — Щапов, как историк. 12. Никольский — Появление христианства на Руси. 13. Мамет — Програмно-ме-тодические вопросы преподавания истории на рабфаках. 14. Заседание, посвященное памяти Рожкова. 15. Красный — Эволюция социально-экономических воззрений Бланки. 16. Яковлев — Февральские дни 1917 г. 17. Аптекарь — Яфетическая теория Марра [...]

Как же у нас вообще поставлена работа в обществе? За истекший год, благодаря быстрому росту членов общества, мы естественно выросли из рамок, когда можно было совету непосредственно руководить всей текущей работой общества. Мы встали перед фактом, что, благодаря широкому объединению историков, общество необходимо дифференцировать. И за этот отчетный год было приступлено к организации секций. В настоящее время у нас существует 5 секций: секция методическая, истории России и ВКП(б), западная секция, секция востока и секция социологическая. Первый опыт с организацией секций падает на весну 1926 г. Я думаю, что на сегоднешнем нашем собрании придется главным образом обратить внимание на организацию форм нашей повседневной работы, обратить внимание на работу секций, подытожить, насколько секции целесообразны и оправдал ли себя опыт работы секции [...]

Я еще остановлюсь на вопросе, правда, общего характера, но заслуживающем внимания. Если в прошлом году в период организации общества выражались сомнения в целесообразности его существования и высказывались опасения, что мы создаем организацию, параллельную ряду исследовательских институтов, то за последнее время о «параллелизме работ общества» слышать не приходится. Сейчас О-во историков-марксистов имеет свое место, и вопрос о его существовании не вызывает дальнейших сомнений. Оно за последнее время завоевало определенный авторитет. Не замыкаясь в узких рамках, оно развернуло широкую связь с другими организациями. Прежде всего, нужно отметить, что у нас установлена активная связь с Агитпропом ЦК ВКП(б). Кроме общих указаний, которые мы получали от АПО ЦК ВКП(б), общество им втянуто в подготовку литературы к десятилетнему юбилею Октябрьской Революции. Затем дальше мы начинаем увязываться с работой ГУСа. Правда вопрос об использовании о-ва ГУСом стоял неоднократно, и в полной мере вопрос у нас не разрешен, но для начала о-во приняло участие в подготовке книги для чтения по истории России. Затем общество связано с Главполитпросветом и совместно выпускает два методических сборника. За последнее время работой общества чрезвычайно заинтересовался отдел печати ЦК ВКП(б). Ряд совещаний показал желательность такой связи, как для о-ва, так и для отдела печати. Я не буду касаться того, что мы в настоящее время широко связаны с работниками вузов и комвузов, что те доклады, которые здесь устраиваются, посещаются преимущественно историками этих учебных заведений. Любопытно отметить, как иллюстрацию к авторитету, которым пользуется о-во, это отношение к о-ву со стороны издательств. К нам обращаются издательства (это почти постоянное явление) с просьбой рецензирования работ по истории России. Мы по вполне понятным причинам часто отказываемся от этой работы.

Следует обратить внимание на еще одну сторону работы нашего о-ва — это необходимость в дальнейшем установить связи с провинцией, с которой о-во до сих пор было связано лишь случайно.

У нас неоднократно в Совете стоял вопрос об организации филиалов, тем более, что ряд мест, как, например, Ростов, Харьков, Одесса, Ташкент, обращались к нам с неоднократной просьбой организовать у них такие филиалы. Пока что к организации филиалов мы не приступили из боязни, что, не имея достаточно сплоченного ядра выдержанных историков-марксистов на местах, мы не сможем обеспечить работу этих филиалов в направлении, которое нам желательно. Поэтому мы предпочитаем с провинцией первоначально установить персональную связь с отдельными историками. Я не скажу, что эту персональную связь мы наладили идеально. Наоборот, мы не всегда имеем возможность удовлетворять запросы наших провинциальных товарищей. Пока эта связь носит случайный характер. Она выражается преимущественно в консультации отдельных иногородних членов в их работе. Мне кажется, что увязка работы о-ва с провинцией в настоящее время чрезвычайно актуальна и своевременна. Поскольку о-ву удалось сплотить основное марксистское ядро, оно обязано помочь нашим иногородним товарищам в их работе. Это особенно важно, так как за последние два года научная работа в провинции значительно подвинулась вперед. Об этом можно судить по статьям, которые мы получаем от товарищей из провинции в журн. «Историк-марксист» и «Пролетарская революция». Нередко это чрезвычайно ценные статьи, и это говорит о том, что провинциальные товарищи быстро поднимают свою квалификацию, и мы, конечно, в их научной работе должны принять самое активное участие [...]

Историк-марксист. 1927. Т. 4. С. 271—276.

МАТЕРИАЛЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ИСТОРИКОВ-МАРКСИСТОВ

не позднее 1 октября 1928 г. — 3 января 1929 г.

  • [1] Подпись-автограф неразборчива. 2 См. док. № 6.
  • [2] Подпись-автограф.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >