ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ КРЕДИТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Преступления в сфере кредитных отношений и различные разновидности преступных действий, связанных с банкротствами, объединяет одно общее свойство-&^все они совершаются с помощью обмана или злоупотребления доверием. С определенной долей ус л овности'.неправомерные действия лиц, связанные с получением кредита, уклонением от погашения кредиторской задолженности/ици^Пирующие банкротство или создающие видимость ^банкротства, можно охарактеризовать в широком смысле^к мошеннические.

С древних времен различные проявления мошенничества преследуются как весьма опасные преступления в большинстве стран мира. Россия в^олОтнощении не является исключением. Одновременно^нельзя не отметить, что мошенничество отличается способностью быстро изменять формы проявления и прОникать -праКгичёски во все сферы социальной жизни. В наибольшей степени уязвимым перед мошенничеством сказался банковский сектор, хотя банки и тратят огромные средетва на поддержание собственной безопасности | своего^шущества и имущества клиентов. Быстрая модернизация банковского сектора, обусловленная появлением электронный систем взаиморасчетов, вызвала к жизни десятки новых форм преступного поведения, которые требуют адекватной правовой (в том числе уголовно-правовой) оценки.

В настоящее время круг современных проблем борьбы с мошенничеством в кредитно-финансовой сфере определяется не только появлением большого числа новых форм обмана и неискренности, но и изменениями в факторном ком плексе данного вида преступлений, его глобализацией и интернационализацией.

Формы и виды криминальных проявлений в современной кредитно-финансовой сфере не являются принципиально новыми. Их история уходит вглубь веков. Это касается не только России, но и всего мирового финансового сообщества. Известно, что еще в римском праве существовали весьма суровые санкции за неисполнение договора: если должник исполнил вовремя взятые на себя обязательства, то кредитор мог наложить на него руку и продержать в заточении 60 дней. В Законах Двенадцати таблиц укЦвт^лосМчто+если должник вовремя не вернул долг нескольким кредиторам, то они имеют право разрубить его нашесколько частей.

Сведения об ответственности за недобросовестное поведение должника содержатся и в памятниках отечественного права — Русской правде (ст. 54—55 пространной редакции) и Соборном уложении 1649 г. Специальная терминология, выделяющая отношения в сфере кредитования и определяющая особенности их правового ^регулирования, стала использоваться в России с серединыХУШв. В этой связи заслуживают того, чтобы бытЬ отмсченными Банкротский устав 1740 г., Устав о банкротах 1800 п, Устав о торговой несостоятельности 1832 г., Устав судопроизводства торгового 1905 г.

Т^но^ё^ч^тьт современного состояния преступности абсолютно подобны тем, что были присущи банковской си-стемевк6нцеХ1Х в. и начале XX в.

В конце XIX в. основными видами кредитных учреждений являлись предприятия частного банкирского промысла — торгово-кредитные или банкирские заведения. Особенностью развития кредитно-банковской системы того времени было то, что до начала 90-х гг. XIX в. в России не было специального законодательства, регламентирующего деятельность банкирских заведений. Важной причиной злоупотреблений в кредитно-банковской системе России того периода являлась и неэффективность системы санкций на нарушения правил. Штрафы были настолько малы, что банкиры их охотно платили и продолжали нарушать законы. Для закрытия конторы необходимо было не менее трех раз привлечь ее к ответственности. Уголовной ответственности за большинство финансовых нарушений предусмотрено не было.

Все это создавало благоприятные условия для различных злоупотреблений. Среди наиболее типичных махинаций, имевших значительный общественный резонанс, в литературе[1] выделяются следующие:

  • 1. Участие банкирских домов и контор в биржевых спекуляциях за счет вкладов ^лмем^о^. гМахцнаЦии^ связан-ные с привлечением денежных средств ^населения посредством введения в заблуждение отьюМп'едьнб будущих доходов. Конкретные формы подобны<,злоупотреблеций отличались значительным разнообразием,. В качестве примера можно привести махинацикгс продажей в рассрочку необеспеченных билетов выигрышных внутренних займов.
  • 2. Злоупотребления в сфере кредитования и вексельного обращения. По данным С; С. Остроумова, в 1909-1913 гг. произошел значительный рост нарушений уставов торговых и кредитных предприятий:; с 2 814 до 4 661 случаев в год. Нарушения выражались в основном в невыполнении обязательств по полученным кредитам. Увеличилось также число подлогов (чаще всего по векселй^ШВ 1909 г. зарегистрировано 6 633 случая, а к !913 г.'Эта цифра составила уже 8 158 случаев.
  • •Длительней период времени, как отмечал Н. Можже-велов, зачастую приходилось сталкиваться с фактами, когда служащие с Жалованием в 100 руб. имели кредиты в семи —

восьми обществах на пять — шесть тысяч рублей и задолженность в четыре тысячи рублей и более[2].

3. Злоупотребления, обусловленные совмещением государственной службы с участием в акционерных компаниях. Этому способствовала лоббистская политика правительства, поощрявшего участие финансовых специалистов, находящихся на государственной службе, в управлении и учреждении акционерных компаний. Так, высшие чиновники Минфина России приглашались в учредители за будущую возможность получать кредиты Госбанка. Причинами, толкавшими на совместительство владельцев коммерческих структур,+:были разного рода жесткие ограничения м деятельности акционерных компаний. Они вызывали^стремление обойти закон и с помощью совместителей дрбйться для себя различных льгот. Все это не могло не отразиться: на состоянии законности в расходовании финансовых ср^дствк

Данная ситуация к началу XX вл етала настолько неприемлемой, что впервы^в структуру Особенной части Уголовного уложения 1903 г.. бьтла:включена специальная гл. XXXIV «О банкротстве, ростовщичестве и иных случаях наказуемой недобросовестноститю Имуществу», расположенная сразу после главы «О .мошенничестве». Тем самым законодатель определил Тщое отношение к нарушениям в денежно-кредитной сфере как к достаточно опасному преступному поведению, неразрывно связанному с криминальными банкротствами и родственным по своей природе мошенничеством.

4. Ложные банкротства. Одним из наиболее показательных случаев финансового мошенничества в конце позапрошлого века стало нашумевшее «Дело Доминика Стросс-Кана» (1889 г.). Предприимчивые дельцы открыли банкирскую контору на средства, достаточные только для разме

щения объявлений о найме агентов. Затем многочисленные агенты этой конторы с печатными бланками и рекламой о баснословно выгодной покупке в рассрочку выигрышных билетов внутренних займов разъезжали по селам и городам, убеждая доверчивых клиентов в том, что достаточно внести 15-рублевый задаток, чтобы получить право на известную часть выигрыша от записанного за ними билета. Уплачивая по пять или десять рублей ежемесячно, клиент мог приобрести билет целиком, а вместе с ним: призрачную возможность выиграть на него до 200 тыс. руб. Доход от такой сделки получал расторопный агент (9 ру& с каждьЕ? 15Чруб.) и контора, которая не заботилась о честном ведении дела. По данным того же источника, контора Кана, основанная в августе 1887 г., уже через год имела оборот около1-1! ,2 млн руб. Причины ее банкротства нс .сообщались. Прослеживая дальнейший путь этого заведейия, заметим, что контора подверглась описи по иску в пять тысяч рублей. При проверке кассы обнаружено всего 300 руб. и один выигрышный билет, хотя их было продананеЫенее1,5 тыс. штук.

Еще в те грдДр уЧстом; потребностей противодействия аферам в финансово-кредитной сфере предлагалась строгая рсгламентацйя; Де^е/1ьностй кредитных институтов, в частности инициировался и запрет банкирским домам вести биржевую иТру за счет вкладов клиентов.

: Проведенная в начале XX в. реформа превратила Госбанк СССЖвчважнейший орган контроля над денежными операциями. Появилась возможность назначать ревизии для проверки деятельности частных финансовых учреждений. Был также наложен запрет на продажу выигрышных билетов внутреннего займа с рассрочкой платежа. Как бы то ни было, полностью контролировать банкирские заведения в то время все-таки не удавалось.

1

См.: Вышнеградский И. А. Расследования знаменитых финансовых афер // Финансовый вестник. 1893. № 5. С. 2.

Параллельно развивалось законодательство об ответственности за мошенничество в банковской сфере. Ответственность за мошенничество как самостоятельный вид преступного деяния впервые в отечественном уголовном законодательстве получает обособленное закрепление еще в Судебнике 1550 г., выступая разновидностью кражи. Однако самостоятельная ответственность за отдельный вид мошенничества в банковской сфере впервые в истории отечественного уголовного законодательства была установлена в 1930 г. в ст. 169-а УК РСФСР 1926 г. и относилась к выдаче чекодателем чека, заведомо для него не подлежащего^плате пйате;Й>щи-ком.

Вместе с тем ни в одном из кодексовцсовётского периода не выделялась ответственностью преступления в кредитнобанковской сфере, и, видимо,: это .было связано с отсутствием возможности получать кредиты, не контролируемые в полном объеме Госбанком и его региональными структурами.

Законодательство советской эпохи не содержало специальных норм, направленных; на! пресечение банковской преступности кад:таковоипэдоскольку в подобных нормах не было необходимости? Банковская система с конца 20-х гг. прошлого столетия Основывалась на монопольном положении Госбанка, который являлся своеобразной заповедной зоной финансово&сйстемы, куда не могли проникнуть различного рода мошенники и аферисты. Преднамеренный невозврат потребительский кредитов расценивался как мошенничество, поэтому креДитно-банковская преступность в СССР практически отсутствовала.

Банковская система, созданная в результате реформ 1987-1991 гг., принципиально отличалась от прежней, основанной на монопольном положении Госбанка. Наряду с этим изменения структуры банковской системы и принципов взаимоотношений банков с клиентами не повлекли соответствующей переработки нормативных актов, регулирующих договорные отношения в банковской деятельности. Коммерциализация банковских отношений, расширяющееся функционирование как финансового рынка, так и рынка ценных бумаг повлекли незаконное использование криминальных капиталов в предпринимательской деятельности. Именно в этот период преступления, посягающие на интересы кредиторов, стали неотъемлемой частью так называемой финансовой преступности[3].

Собственно, с учетом опыта 90-х гг. XX W УК и предусмотрел ряд специальных статей, в которых закрепил ответственность за преступные посягательства- на общественные отношения в сфере кредитования и байкротШ5<171(1Ст/?{176, 177, 195, 196, 197 УК). В последующем струк^ра1Цорм-об ответственности за преступное поведение в указанной сфере была дополнена ст. 159-1 УК «Мошенничество !в+Ьфере кредитования». Составы этих преступлений, радио как и проблемы преступности в кредитно-финансовой сфере в целом, подвергаются в последни&годы тщательному анализу.

  • [1] См.: Гаухман Л. Д., Максимове. В. Уголовно-правовая охрана финансовой сферы: новые виды преступлений и их классификация : науч.-практ. пособие. М., 1995; Дьячков А. М. Банковский кредит: способы хищений, использование специальных бухгалтерских познаний при расследовании. Волгоград: Волгограде, юрид. ин-т МВД России, 1996. 2 См.: Остроумов С. С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. М.: Изд-во Моск, ун-та, 1960. С. 69.
  • [2] См.: БовыкинВ. И. Формирование финансового капитала в России, конец XIX-1908 г. М., 1987. С. 271. 2 См.: Наумов А. В. Российское уголовное право : курс лекций : в 3 т. М. : Волтере Клувер, 2011. Т. 1. Общая часть.
  • [3] См.: Кругликов Л. Л., Лапшин В. Ф. К вопросу о финансовой преступности // Российский криминологический взгляд. 2009. № 2. С. 302-308.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >