Евроконтинентальная модель GR

В отличие от англосаксонской евроконтинентальная модель, напротив, отличается корпоративизмом. В корпоративной модели общества существует ограниченное число крупных ассоциаций, артикулирующих устойчивый интерес. Эти организации учреждаются в соответствии функциями, которые они выполняют в системе общественного разделения труда и монопольно представляют интересы отдельных слоев общества, как, например, наемных работников, военнослужащих, бюрократии и т. д. Таких ассоциаций мало, и в отношениях с правительством они наделяются привилегированным статусом. Группы интересов могут воздействовать на государственные органы власти посредством официального соучастия в работе специально созданных при данных органах власти совещательных структур и несут ответственность за реализацию принятых решений. Такая модель характеризуются

/ наличием четко установленной законом сферы деятельности;

/ стремлением к ограничению конкуренции и соперничеством между ассоциациями за сферы влияния;

/ тенденцией к присоединению более мелких ассоциаций к более крупным по зонтичному принципу;

/ высокой степенью формального участия в работе государственного аппарата в области формирования политики, касающейся интересов бизнеса.

Немецкая модель GR

Наиболее типичным примером континентально-европейской модели является Германия. В ФРГ существует мозаика групп интересов, возникающая на сходстве политических, профессиональных, коммунальных интересов. Там функционирует объединение германских промышленников (включающее в себя 34 отраслевые ассоциации), Германская ассоциация торгово-промышленных палат (83 палаты местного и регионального уровней), Центральная ассоциация германских ремесленников (65 региональных ремесленных палат).

В Германии лоббизм — легальный вид деятельности, хотя специального закона о нем нет. Его основы закреплены в ст. 17 Конституции страны: «Каждый вправе самостоятельно или совместно с другими письменно обращаться с просьбами и жалобами в соответствующие органы и парламент». Несмотря на то что в Германии нет единого федерального закона о лоббистской деятельности, имеется целый ряд других документов, косвенно регулирующих лоббистскую деятельность. К таким документам в первую очередь можно отнести «Регламент деятельности Бундестага», «Кодекс поведения члена Бундестага», «Единое положение о федеральных министерствах», «Положение о регистрации союзов и их представителей при Бундестаге».

Согласно «Регламенту деятельности Бундестага» в деятельности германского парламента разрешено участие экспертов из заинтересованных профессиональных союзов и ассоциаций. «Кодекс поведения члена Бундестага» был принят в 1972 г. Он предоставляет право депутатам заниматься за вознаграждение проблемами, выносимыми на обсуждение комитетов парламента. Перед началом слушаний в комитете они обязаны объявить о своей заинтересованности. Кодекс также обязывает каждого депутата обнародовать в установленном порядке информацию о том, с какими лоббистскими организациями данный депутат в настоящее время взаимодействует.

Согласно «Единому положению о федеральных министерствах» участие экспертов из заинтересованных структур разрешено при разработке законопроектов в федеральных министерствах. Таким образом, в ФРГ предусмотрен лоббизм не только в отношении законодательной власти, но и на уровне исполнительной власти.

«Положение о регистрации союзов и их представителей при Бундестаге» было принято в 1972 г. Оно направлено на ту же цель, что и американский закон, — легализацию контактов субъектов лоббизма с органами государственной власти. Положение предусматривает открытую публикацию лоббистского списка, где указываются все союзы, ассоциации и объединения, получившие официальный доступ к ведомствам федерального правительства и комитетам парламента. Однако, несмотря на общую задачу, данные нормативные акты существенно отличаются друг от друга. Если американский закон распространяется на юридических и физических лиц, то «Положение о регистрации союзов и их представителей при Бундестаге» — только на юридических. В соответствии с его условиями не требуется указывать получаемые и расходуемые денежные средства, так как при свободной регистрации нет оснований доверять таким данным.

При регистрации германский лоббист должен представить следующие сведения: название и адрес организации или группы интересов, которую представляет лоббист; состав правления; область интересов организации; количество ее членов; имя представителя организации и адрес представительства при Бундестаге и Федеральном правительстве. На основании сведений о руководстве, количестве членов и области интересов организации или группы интересов германский депутат может судить об авторитетности и репрезентативности зарегистрированного лоббиста.

В соответствии с данным положением в палатах германского парламента представлены несколько сотен лоббистских структур федерального уровня. Благодаря регистрации лоббистские структуры получают официальную возможность принять участие в работе профильных комитетов, откровенно формулировать свои мнения и требования на открытых слушаниях и т. п.

К недостаткам германской практики регулирования лоббизма можно отнести произвольный отбор германскими чиновниками групп интересов, участвующих в разработке законопроектов в министерствах, и отсутствие требуемой гласности на стадии обсуждения законопроектов в государственных органах.

Англо-американская и континентально-европейская модель обладают единой характеристикой. Это исполнение функции представительства интересов бизнеса во взаимодействии с органами государственной власти и государством в целом. Они обладают консолидирующей силой, которая обозначает бизнес как отдельную общественную структуру. Соответственно чем сильнее консолидирована эта общественная структура, тем выше ее влияние на другие элементы общественного устройства и на государство.

В качестве инструментов «объединения» бизнес-ассоциации используют множество методов. В частности:

/ формируют стандарты и сертифицируют качество продукции;

/ формируют союзы гарантирования кредитоспособности;

/ обучают кадры;

/ обмениваются технологиями и информацией.

С помощью налаженной системы контактов лоббистам нередко удается оказывать влияние на новые законопроекты еще на первых стадиях работы над ними. Это стоит немалых усилий и средств. Часто те или иные заинтересованные фирмы предоставляют комиссиям, работающим над проектами законов, бесплатных консультантов — специалистов в той или иной области знаний или промышленной отрасли. Численность и профессионализм лоббистов в стране неуклонно возрастают: только в Берлине имеется свыше пяти тысяч лоббистских агентств. Лоббисты организуют публичные и кулуарные встречи, дискуссии и семинары, фуршеты и банкеты, пикники и турпоходы для тех, от кого зависит принятие решений, выгодных их боссам.

Бывший федеральный министр транспорта, а ныне глава немецкого Объединения автомобильной промышленности Матиас Висман (Matthias Wissmann) так описывает свою лоббистскую деятельность: «Я объясняю бизнесменам, как устроена политика, и я объясняю политикам, как работают законы экономики». Висман, входивший в правительство ФРГ еще при канцлере Гельмуте Коле (Helmut Kohl), сумел убедить Ангелу Меркель (Angela Merkel) и ее окружение в целесообразности выплаты премий за утилизацию старой машины при покупке новой. Эта программа, которую по примеру Германии позже запустили и другие страны, в том числе и Россия, даже в условиях финансового кризиса привела к резкому повышению спроса на автомобили. По мнению экспертов, поддержка автомобильной промышленности, которую еще называют мотором немецкой экономики, привела и к оздоровлению конъюнктуры в стране в целом. Химической промышленности удалось через своих лоббистов добиться внесения выгодных ей поправок в REACH — документ, регламентирующий и регулирующий производство, размещение на рынке и использование химических веществ внутри Европейского Союза. Этот документ затрагивает широкий круг компаний в различных отраслях промышленности, импортеров, дистрибьюторов и потребителей химической продукции в ЕС и за его пределами. Герхард Шрёдер (Gerchard Schroder) в бытность свою канцлером охотно вступал в контакты с предпринимателями и их советниками, а сегодня сам отстаивает интересы нефтяной компании TNK-BP и консорциума «Северный поток».

Конечно, лоббистская деятельность сегодня далека от совершенства. Ведь лоббисты нередко не брезгуют сомнительными средствами (подкуп, кумовство, шантаж, дезинформация и т. п.) для достижения своих целей.

Поэтому большинство населения страны отвергает лоббизм, осуждает лобби за отход от принципов демократии и справедливости: получение выгод для меньшинства в ущерб интересам большинства; ведение дел втайне от общественности при отсутствии эффективного контроля; применение криминальных средств давления на правительство, парламент, прессу. Лоббистов нередко именуют Strippenzieher — манипуляторами, скрыто управляющими марионетками — депутатами и чиновниками.

Ангела Меркель пытается соблюдать дистанцию между властью и бизнесом, но это ей не всегда удается, о чем свидетельствует избирательная финансовая помощь государства банкам страны и отдельным фирмам. В начале ноября 2009 г. в фешенебельном ресторане руководство отраслевого объединения Dehoga вместе с депутатами от «черно-желтой» коалиции отметило банкетом намерение правительства снизить до 7% НДС для отелей. А в начале 2010 г. стало известно о миллионных пожертвованиях, полученных Свободной демократической партией и Христианско-социальным союзом от одной из крупнейших гостиничных сетей страны.

Для повышения коэффициента полезного действия лоббизма нужно решительно отсекать его негативные стороны, четко ограничив его компетенцию и установив правила игры. Однако пока что у бундестага и правительства нет продуманной стратегии и тактики по данной проблеме. Эксперты негосударственной организации Lobbi Control из Кёльна, проанализировав избирательные программы партий, установили: блок Христианско-демократического союза / Христианско-социального союза не видит необходимости ограничения активности лоббистов и повышения ее прозрачности; Социальная демократическая партия Германии предлагает ввести лишь обязательную регистрацию лоббистских организаций и их представителей; Свободная демократическая партия выступает против требования прозрачности побочных доходов депутатов и чиновников; Партия «зеленых» в дополнение к регистрации лоббистов и обязательной отчетности депутатов и чиновников предлагает запретить отставным политикам в первые три года заниматься лоббистской деятельностью в интересах частных фирм; Левая партия требует полностью исключить лоббизм из парламента и министерств. При таком разнобое позиций бундестаг в ближайшее время вряд ли сможет радикально реорганизовать систему лоббизма в стране. Практика слушаний и тройственных советов широко распространена в Германии. Фактически превалируют именно экспертные лоббистские инструменты. Лоббистские организации — это профессиональные экспертные сообщества, только не случайные (как в российской практике создания рабочих групп), а институционализированные — официально зарегистрированные, имеющие четкий круг компетенции. Опыт Германии может быть использован и в России на этапах подготовки законопроектов. Это будет способствовать не только качественному развитию самого института лоббизма, но и повысит качество законодательства. Экспертные инструменты — это, возможно, наиболее цивилизованные методы воздействия гражданского общества на законотворческий процесс.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >