Административно-деликтологические аспекты механизма совершения административного правонарушения и мотивация административно-деликтного поведения

Рассматривать причины совершения конкретного административного правонарушения, действие соответствующего механизма в поведении субъекта, виновно приводящего к наступлению общественно-вредоносного результата, можно, разумеется, тогда, когда есть для этого необходимые условия. Эти условия специфичны, в силу чего механизм административно-деликтного поведения, в целом подчиняясь социальной детерминации поступков людей, обладает своими особенностями и потому нуждается в самостоятельном рассмотрении.

В науке социологии имеет место использование моделирования поведения человека. Криминологи, используя достижения социологии, одно время пытались применить эти модели к преступному поведению. Однако, теоретически моделируя человеческое поведение они столкнулись с тем, что, если «...абсолютно тот же человек, т.е. с теми же социальными и психо-физическими особенностями, вновь попал бы в абсолютно идентичную ситуацию, то следствием было бы точно такое же его поведение»[1]. Из этого

можно сделать вывод, что конкретное лицо в условиях одинаковой ситуации всегда будет поступать одинаково. Чтобы убедиться в неправоте такого суждения, достаточно рассмотреть лишь одно условие: человек дважды попал в одну и ту же ситуацию, при этом один раз он находился в добром расположении духа, а в другой -был зол. Наверняка он поступит по-разному. А в жизни в одной и той же ситуации действует масса различных условий, причем по-разному. Следуя этой мысли, отметим, что и разные люди в идентичной ситуации будут поступать неодинаково. Детерминизм человеческого поведения в теории административной деликтологии нельзя сводить к механическому влиянию внешних, социальных условий на поведение человека, поскольку непосредственно оно подчиняется воле конкретного индивида.

В философской литературе четко сформулировано положение, что детерминирование поведения человека происходит по-иному, нежели явлений природы, поскольку явления природы, общественной жизни и духовной сферы человека «относятся к качественно различным уровням структурной организации материи», поэтому «их закономерные связи, выражаемые понятием детерминизм, тоже, очевидно, не сводятся к какому-то одному виду закономерной связи, а представляют собой соответственно различные порядки или уровни детерминированности явлений - от простейших (физических и механических) до сложнейших (социальных и психологических)»[2].

Положение о социальной обусловленности конкретного акта человеческой деятельности удачно сформулировано в криминологии: «Конкретная ситуация порождает волевой акт не сама по себе, а лишь во взаимодействии с личностью человека». Подчеркивая роль личности человека в процессе детерминирования его деятельности, мы не можем оставить без внимания особенности и самого детерминирующего воздействия. Если в общей форме процесс

детерминирования можно выразить как отношение «общество-личность», то конкретное отношение, характеризующее детерминирование поступка определенного человека, следует выразить в виде отношения «окружающая среда (в том числе и микросреда) - индивид»[3].

На основе положении о детерминировании поведения человека можно попытаться раскрыть этот процесс применительно к механизму административно-деликтного поведения.

Приведенная формула, хотя в ней учитываются некоторые социальные моменты в основном специального характера, претендует на универсальность независимо от социально-политического строя, в условиях которого рассматривается личность административного правонарушителя. Однако административный деликт есть «конфликт, вызванный противоречием между тем, чему индивид отдаст предпочтение в качестве лично значимого, и тем, что признается общественно необходимым и закрепляется как таковое в соответствующих нормах права».

Отсюда можно сделать вывод, применительно к механизму совершения административного правонарушения, что он (механизм) обусловливается наличием таких обстоятельств, как: причин объективного сохранения взглядов и побуждений, лежащих в основе административно-деликтного поведения субъекта, негативных условий нравственного формирования отдельного субъекта, субъективных (внутренних, психологических) и объективных (внешних) условий и обстоятельств, влияющих на проявление асоциальных взглядов и побуждений в таком поведении.

Не менее интересна и другая мысль о том, что административное правонарушение - «результат ... взаимодействия, имевшего место между личностью и окружающей его средой, той средой, в которой и находят свое конкретное, осязаемое воплощение факторы более общего объективного характера».

Другие авторы выделяют взаимодействие объективных и субъективных обстоятельств с точки зрения свободы выбора поведения человеком, где объективные условия (среда) действуют в том смысле, что создают реальную возможность разного поведения. Выбор делает сам человек, опираясь на свои сознание и волю, поэтому «...поведение человека в обществе определяется не только силой детерминистического значения отдельных обстоятельств, но и нормами права и морали. Отсюда, свобода волеизъявления для лиц ... означает не только сознание обусловленной конкретными обстоятельствами возможности поступить по-другому, но и общественной опасности содеянного»[4].

Учитывая, что объектом посягательства административных правонарушений являются общественные отношения в сфере государственного управления, то причины совершения этих правонарушений следует искать по обе стороны этой сферы: либо это субъективные, либо объективные причины и условия, а отсюда вытекают и соответствующие обстоятельства, толкающие лицо на нарушение закона, либо вопрос стоит о самом субъекте, который через такую позицию противопоставляет себя всему механизму административно-правового регулирования, государственной системе либо отдельным ее должностным лицам или органам, действующим от имени государства.

Социальная «вредоносность» административных правонарушений чрезвычайно велика. Будучи антиобщественным деянием, административное правонарушение отличается:

  • - относительной распространенностью;
  • - органической связью с преступностью;
  • - неотделимостью от таких асоциальных явлений, как наркомания, токсикомания, алкоголизм и пьянство;
  • - устойчивостью.

Зачастую основной причиной совершения административных правонарушений является аморальная, безнравственная психология личности, имеющей извращенное представление о неограниченной свободе поведения, удовлетворении индивидуальных прихотей и желаний.

Так, согласно статистическим данным КПСиСУ ГП РК за 2005 год было совершено 1.143.632 административных правонарушений, в 2006 г. - соответственно 2.360.172, в 2007 г. - 2.675.685, в 2008 г. - 2.805.248, за 2009 г. - 2.739.991[5].

Для сравнения за аналогичные периоды было совершено преступлений: 80.290 преступлений в 2005 году, 84.989 - 2006 г., 79641 - 2007 г., 78.079 - 2008 г., 2009 г. - 78.673.

Таким образом, в период с 2005 по 1 квартал 2009 г. соотношение между количеством преступлений и административных правонарушений составил 1:14-20.

При этом каждое административное правонарушение в отдельности оказывает резко негативное влияние, как на общественные, так и на семейно-бытовые отношения, где семья - составная часть общества и государства, на которых зиждется благоприятное и прогрессивное их развитие. Вследствие этого, полагаем, что социальная «вредоносность» и социальные последствия административного правонарушения в круге социальных аспектов и признаков, характеризующих противоправность, находятся шире и глубже пределов правовой характеристики этого явления. И это обстоятельство наталкивает нас на вывод о том, что правильное разграничение правовых и социальных аспектов и элементов административного правонарушения для развития общества в русле верховенства закона имеет огромное как социальное, так и правовое значение. Подтверждение тому находим в выводе ученых-правоведов о том, что «социальный аспект права шире его нормативного содержания, поскольку включает в себя рассмотрение социальных элементов как предшествующих формированию государственной воли, так и связанных с уже действующей в обществе

правовой структурой»[6]. Делая вывод об этом, хотелось бы отметить, что административное правонарушение, хотя и не является общественно опасным в отличие от преступления, тем не менее, характеризуется негативными социальными последствиями.

В связи с чем, как кажется, изучение проблем последствий административной деликтности с привлечением науки социологии права определило бы, наконец, спорный вопрос: является ли административное правонарушение общественно опасным. Эта проблема имеет определенную перспективу развития параллельно с развитием нашей правовой науки. Ведь через призму познания этих процессов мы могли бы увидеть реальную картину вредоносности административно-правовых деликтов. Считаем также, что тогда появится реальная возможность разрабатывать эффективные административно-правовые меры борьбы с правонарушениями.

Данная постановка вопроса представляется правомерной, так как позволяет правильно планировать и осуществлять профилактику административных правонарушений, целенаправленно добиваться максимальной отдачи от проводимой работы, и поэтому, как следствие, нам необходимы знания социальных признаков административных правонарушений. В вопросе оценки социальной «вредоносности» административного правонарушения полагаем перспективным обратиться к различным рекомендациям и научным концепциям из области социологии права, которые по цели научного обозрения и изучения противоправных посягательств на общественные отношения и порядок, мешающих прогрессивному развитию общества, могут оказаться полезными и актуальными в административно-правовой науке.

Правоведы-социологи В.Н. Кудрявцев и В.П. Казимирчук, в частности, полагают: «Социологический подход - гносеологическая основа выведения социальных закономерностей правового феномена. Социологизация правоведения, в свою очередь, является объективно требуемой тенденцией, соответствующей современному этапу его развития». Аналогичного мнения при

держивается и ученый Ю.В. Тихонравов, который считает: «Социологический подход открывает весьма широкие горизонты в познании права и правовых явлений»[7]. При этом, по его мнению, «расширяется предметный диапазон самих исследований (от отдельно взятой нормы до уровня сложных социально-правовых комплексов)», а также «обогащается технико-методологическая база исследований.. .».

Отметим, что подобные научные воззрения этих ученых, применительно к теме исследования, доказывают то, что при проведении социологических исследований возможно установить такие факторы, как:

  • - частота или интенсивность воздействия противоправного явления на общественные отношения;
  • - масштабы противоправного явления, распространенность на определенной территории;
  • - характер общественных отношений, направленность противоправных проступков.

Таким образом, через применение социологического подхода обеспечивается полнота характеристики негативного социального вреда административных деликтов.

Установление интенсивности или частоты воздействия на общественные отношения позволят правоохранительным органам правильно прогнозировать будущее совершение административных правонарушений.

Определение масштабов распространенности на территории создает возможность эффективной работы правоохранительных органов в борьбе с административными правонарушениями, по организации общественности и иных государственных органов для осуществления правоохранных мероприятий.

Направленность воздействия дает возможность целесообразно и эффективно использовать все силы и средства органов административной юрисдикции в деле противодействия административной деликтности.

Выявление характера общественных отношений, страдающих от противоправных посягательств при совершении административных правонарушений, представляет особую значимость в плане правовой защиты прав и свобод человека.

Административное правонарушение как вид антиобщественного поведения относится к социально-правовым явлениям, поэтому через вышеперечисленные параметры возможно делать обоснованные прогнозы и выводы о степени социальной «вредоносности» административных деликтов в обществе, для того чтобы предпринимать конкретные шаги по дальнейшей активизации борьбы ним.

Говоря о социальной «вредоносности» административного правонарушения, нельзя ни в коей мере забывать и о тех социально вредных последствиях его совершения. Определение социальных последствий административного правонарушения позволяет считать социально вредные последствия его совершения более сложными и обширными, чем принято думать. Иными словами, социально вредные последствия административного правонарушения вполне возможно характеризовать как общий ущерб, причиняемый такими противправными действиями как обществу и государству, так и отдельным гражданам. На этом фоне социальная «вредоносность» и социально вредные последствия административных правонарушений находятся в рамках «социальных аспектов и признаков, характеризующих деликтность»[8]. Поэтому стоит провести ассимиляцию аспектов и признаков правовой характеристики административных правонарушений.

Таким образом, в переосмыслении по-новому, под углом зрения идеи их правильной правовой оценки в настоящее время нуждаются природа и отдельные признаки административных правонарушений, где приоритетным направлением должна выступать их социальная «вредоносность» и социальные вредные последствия. В этом случае, полагаем, законодатель при принятии решения об установлении административной ответственности за то или иное

деяние не руководствовался бы какими-либо абстрактными понятиями, а исходил бы, прежде всего, из характеристики социальной «вредоносности» и социально вредных последствий того или иного деяния.

Выбранная нами позиция не случайна. В нормах Конституции и законов РК закреплены положения о приоритете «прав и свобод личности, человека и гражданина» вне зависимости от их рангового положения, материальной обеспеченности, принадлежности к той или иной партии, расовой, национальной, религиозной и иной принадлежности[9]. В этой связи социально вредные административные правонарушения любой разновидности, имея выраженную асоциальную направленность, затрагивают интересы того общества, в котором и существует личность.

Меры противодействия административным правонарушениям служат гарантией защищенности интересов всего общества от противоправных посягательств, а нормы административного права, регламентирующие ответственность за посягательства на интересы общества, более-менее соответствовали бы представлениям и требованиям о социальной обусловленности и социальной обоснованности административно-правовых норм.

Такое можно выразить конкретнее при проведении административно-деликтологических исследований административной деликтности. Так как они интересны не только в научно-познавательном, теоретическом смысле, но и в практическом. Результаты административно-деликтологических исследований позволили бы выработать реальные направления административно-правовой политики на базе концептуальных основ правовой политики Республики Казахстан. Актуальность и новизна при этом состоит в том, что названные исследования способствовали бы:

  • - установлению реального положения в области применения норм административного права и административно-юрисдикционной деятельности уполномоченных государственных органов, анализу их положительных и отрицательных сторон;
  • - даче правовой оценки предложениям, выдвигаемым научными работниками, практиками, гражданами по вопросам админи-

стративно-юрисдикционной деятельности уполномоченных государственных органов;

  • - возможности проводить отбор и формулирование вариантов наиболее эффективных и целесообразных решений, возникающих в повседневной деятельности перед законодателем задач;
  • - учитывать и применять комплексный подход в уяснении роли административного закона в борьбе с антиобщественными проявлениями.

Таким образом, при административно-деликтологическом исследовании через выяснение социальной обусловленности и обоснованности административно-правовых норм, регламентирующих ответственность за административное правонарушение, предполагается установление фактического положения в сфере применения административно-правовых норм, в осуществлении борьбы с этими негативными явлениями. Отсюда появляется реальная возможность строить предположения о дальнейшем изменении в общественном сознании восприятия и оценки негативного для общества административного деликта, а также корректировки степени социальной «вредоносности» административных правонарушений.

Попытки проводить комплексные административно-деликтологические исследования административной деликтности, к сожалению, в Казахстане не предпринимались. Исследованиям подвергался не весь массив административных правонарушений, а лишь их отдельные виды в рамках диссертаций.

Вместе с тем для общей характеристики административных правонарушений имеет смысл привести результаты отдельных исследований административной деликтности. Так, проведенные НИИ Академии МВД РК исследования доказывают, что наиболее распространенными местами совершения различного вида административных правонарушений являются: дворы - 28%, парки, кинотеатры, рестораны, магазины и другие общественные места

  • - 34%, транспорт (автобусы, троллейбусы, трамваи, поезда и др.)
  • - 6%, а 32% совершаются в семье, то есть в семейно-бытовых условиях. Основное количество административных правонарушений приходится на выходные, праздничные дни, а также на вечерний промежуток времени от 18 до 24 часов[10]. Вот такие интересные и познавательные в научно-практическом аспекте были сделаны исследования. Они позволяют в полной мере оценить оперативную обстановку, касающуюся совершаемости административных правонарушений.

В этой связи адекватное восприятие складывающейся вокруг этой проблемы ситуации, актуальность возникшей в настоящее время проблемы как раз и обусловлена повышенной социальной «вредоносностью», распространенностью, а также социально вредными последствиями административных правонарушений. Широко распространенные на улицах, в подъездах домов, в общественных и иных местах скопления людей могут обернуться причинением вреда любому гражданину. О том, что в значительной степени по состоянию общественного порядка на улицах и в общественных местах граждане воспринимают как общую криминогенную ситуацию в регионе, так и оценивают результативность деятельности правоохранительных органов. А ведь в правовом государстве, к построению которого стремится Республика Казахстан «...следует выделить достижения великой школы «естественного» права, получившей всеобщее признание. Те права и свободы, которые стали своеобразным знаменем всего передового мыслящего человечества, вошли затем в политическое, правовое и нравственное понятие «общечеловеческих» ценностей, которые ... должны стать правовой базой всякого развитого демократического правового государства - положительного конституционного и соответствующего ему законодательства.

Таким образом, отстаиваемая позиция о необходимости социального исследования и другие вопросы находятся в тесной взаимосвязи с политикой нашего государства, в котором проблемам обеспечения прав и свобод граждан, путем организации противодействия административной деликтности придается особое значение. Все это, безусловно, подвигает к изысканию новых идей в оценке данного правового явления.

Базируясь на выводах ученых различных отраслей правовой науки и интегрируя их в сферу административной деликтологии мы можем утверждать, что эмпирические исследования механизма совершения административного правонарушения должны вестись в направлении решения задачи по сбору и анализу материала, который бы показал социальную обусловленность административной деликтности. Кроме того, позволил бы выявить специфические закономерности ее функционирования, механизм формирования и проявления асоциальной направленности личности административного правонарушителя[11].

Для изучения механизма совершения правонарушения предлагался и подход, основанный на исследовании проблемы вины. Так, по мнению Ф.Г. Гилязева, вину нужно изучать по двум линиям: интро-индивидуальной, т.е. внутриличностной (индивид и его особенности, черты личности, установка, свойства личности) и интериндивидуальной, т.е. межличностных отношений (каковы эти отношения, закономерности процесса взаимодействия людей). Названный автор рассматривает вину с точки зрения свойств, характеризующих отрицательное отношение личности к охраняемым правом интересам, выраженное в совершении правонарушения. В этом аспекте виновное поведение следует оценивать как отражение:

  • - объективных, внешних социально-психологических условий и факторов, оказывающих влияние на формирование личности;
  • - взаимодействия этих объективных условий и факторов и самой личности;

- социальной позиции личности, сформировавшейся под влиянием этих условии и обстоятельств[12].

В концепции Ф. Г. Гилязева, таким образом, речь идет о взаимодействии социальной обстановки, оказывающей направленное воздействие, как на формирование поведения личности, так и формирование самой личности.

Последовательный анализ признаков и элементов процесса детерминации поступков административных правонарушителей позволяет сделать вывод, что под механизмом административно-деликтного поведения следует понимать комплекс внешних причин и условий, а также внутренних психических процессов личности, обуславливающих принятие решения совершить административное правонарушение, которые во взаимосвязи направляют и контролируют его исполнение.

Сформулировав общую концепцию механизма административно-деликтного поведения, обратимся к анализу взаимодействующих в этом механизме элементов. Начнем с социальных условий, которые, как правило, в механизме совершения административного правонарушения выступают в качестве так называемой «конкретной жизненной ситуации», т.е. совокупности обстоятельств в жизни определенного лица перед совершением административного правонарушения, которые побуждают к его совершению.

Однако далеко не каждая ситуация, возникающая в жизни, может вызвать совершение определенных поступков. Ситуация, реально имеющая место, зачастую для того или иного лица совершенно безразлична. Поэтому в юридической литературе различают ситуации мотивационно безразличные, т.е. не побуждающие у субъекта мотивы к какой-либо деятельности, и мотивирующие, т.е. побуждающие возникновение мотивов деятельности. В этой связи необходимо назвать проблемные и конфликтные ситуации. Под проблемной понимают такую ситуацию, «в рамках которой суще

ствует преграда, препятствие на пути к поставленной субъектом цели»[13]. Подобная ситуация может носить, а может и не носить административно-деликтогенный характер. Конфликтная ситуация имеет своим главным признаком то, что «при ней «происходит столкновение противоположных интересов, взглядов, стремлений, возникают серьезные разногласия сторон, влекущие за собой сложные формы борьбы». Данная ситуация также может быть административно-деликтогенной и не административно-деликто-генной. Изучение проблем, связанных с понятием ситуации, несомненно требует дальнейшей разработки в рамках административной деликтологии с привлечением достижений в этой области конфликтологии, социологии, психологии и криминологии.

В сфере изучения административной деликтности и мер ее предупреждения непосредственный интерес приобретает проблема административно-деликтогенной ситуации. Административноделиктогенными следует считать те ситуации, которые, включая в себя условия, способствующие совершению административного правонарушения, в силу своего содержания вызывают формирование противоправного замысла - мотива, цели. Действие этих ситуаций, как и иных ситуаций, не имеют фатального характера. Для административно-деликтологических исследований важное значение имеют те административно-деликтогенные ситуации, которые воспринимаются личностью и вызывают противоправную мотивацию, а административно-правовые - те, которые выражаются в совершении действий, представляющих, согласно закону, оконченное административное правонарушение или предварительную административно-деликтную деятельность.

На восприятие административно-деликтогенной ситуации и последующее административно-деликтное поведение влияют личностные особенности человека, что мы выше отнесли к другому, помимо ситуации, элементу механизма преступного поведения. С административно-деликтогенной ситуацией будет взаимодействовать субъект, обладающий определенной негативной направленностью личности.

В теории административной деликтологии следует рассматривать и различать ситуативную и личностную направленность. Существует мнение, что субъект, обладающий ситуативной установкой, эмоционально готов реагировать на создавшуюся административно-деликтогенную ситуацию совершением противоправного деяния. Личностная установка характерна для лица, твердо стоящего на асоциальной позиции и считающего для себя наиболее предпочтительным противоправное поведение. Такой субъект стремится к ситуации, которая обусловливала бы совершение правонарушения, ищет подобную ситуацию[14]. Вместе с тем, на наш взгляд, данное положение также требует отдельного исследования и обоснования в рамках административной деликтологии.

Следует подчеркнуть, что административно-деликтогенная ситуация, оценивается субъектом в зависимости от направленности (установки) его личности, в чем проявляются ее ценностные ориентации, степень ее социального отчуждения, глубина конфликта с обществом, проявляющаяся в характере совершаемых общественно вредных деяний, их интенсивности и числе и т.п. При этом сказываются и особенности самой личности, возраст, подверженность социальным порокам (алкоголизму, наркомании), состояние здоровья и т. д. Особое значение приобретает сфера психики, причем не только наличие психических аномалий в рамках вменяемости, но и обычное для человека эмоциональное состояние, его настроение.

Воздействие социальной среды, возникающих в ней жизненных ситуаций вызывает у личности действие мотивационных механизмов, где «мотивация - это детерминация, реализующаяся через психику».

Мотивация поведения не может быть сведена к влиянию на поступки человека одних лишь мотивов, поскольку «...мотива

ционная система личности представляет собой сложное объединение, «сплав» движущих сил поведения человека, открывающихся ему и наблюдателю в виде потребностей, интересов, целей, влечений, идеалов и пр., которые непосредственно детерминируют человеческую деятельность, через которые преломляются все внешние воздействия социальной и физической среды, которые представляют собой своеобразное активно-действенное отражение действительности»[15].

Проблема мотивации, получившая в последнее время определенное освещение в работах по социальной психологии, ввиду того, что она имеет прямое отношение к выяснению механизма совершения любого правонарушения, должна стать предметом внимания и в административной деликтологии. Но изучение проблемы мотивации в административной деликтологии должно иметь свои особенности, которые должны быть выражены в многоуровневом, интегрированном подходе.

Мотивация поведения представляет собой детерминирующую систему, основным структурным элементом которой является мотив. Но она выходит за пределы мотива, поскольку в процессе мотивации он все более актуализируется и конкретизируется. В частности, В.В. Лунеев представляет процесс мотивации следующим образом: «...!) формирование и актуализация потребности или другого детерминанта, 2) возникновение и формирование конкретного мотива, 3) целеобразование или выбор цели, 4) выбор путей, средств, способов достижения цели, 5) прогнозирование возможных действий, желательных и нежелательных последствий, в том числе и возможного уголовного наказания, 6) принятие решений действовать, 7) осуществление контроля и коррекции действий, 8) анализ наступивших последствий, сравнение достигнутого с желаемым, 9) раскаяние или выработка защитного мотива» [196, с.9].

Процесс мотивации фактически может нарушить последовательность указанных этапов, не каждый из них может проявиться с достаточной полнотой, и, тем не менее, мотивация будет представлять собой внутренний стержень генезиса преступного поведения и результат взаимодействия личности правонарушителя с социальной средой.

Мотивы, играющие существенную роль в рассматриваемом процессе, при мотивации противоправного поведения отличаются с точки зрения своего содержания определенными особенностями: а) относительная асоциальность мотивов, проявляющаяся в узколичностных стремлениях, противопоставленных в конкретной ситуации более высоким общественным интересам; б) преобладание материальных и естественных побуждений над духовными; в) доминирование побуждений типа влечений, а не долга; г) верховенство побуждений с близкими целями, а не с перспективными; д) низкий уровень побуждений, который они занимают в иерархической системе социальных ценностей, официально принятых в обществе.

Можно сказать, что мотивы при мотивации противоправного поведения характеризуются в целом двумя моментами: отрицанием или хотя бы непринятием того, что для общества представляет ценность, и примитивизмом.

Мотивы, явившись результатом искаженного отражения в сознании человека обстоятельств, детерминирующих его поведение, влияют на образование целей негативного свойства и на выбор таких же путей, способов и средств достижения целей. Возможна и иная ситуация: субъект ставит цели, которые не могут расцениваться как отрицательные, однако пути, способы или средства их достижения предосудительны.

При формировании мотивов, постановке целей, выборе путей, способов и средств достижения целей субъект как то анализирует свой прошлый опыт, известный ему опыт других людей, и в то же время прогнозирует возможные результаты своих поступков. Все это предшествует принятию решения.

Решение о противоправном поведении в принципе соответствует характеристике решения совершить определенный поступок вообще. Отличительной чертой решения о противоправном поведении является его «деликтность», означающая, что в нем прогнозируется будущая ситуация совершения административного правонарушения, а в ее рамках и будущий образ действий (способ совершения административного правонарушения и сокрытия его следов, пути и способы реализации результата административного правонарушения и другие обстоятельства) детально или в общих чертах»[16].

Проблема решения об административно-деликтном поведении, несмотря на всю ее сложность, пока в самых общих контурах разрабатывается в административно-правовой науке. В частности, подвергаются анализу такие вопросы, как процесс принятия решения, внешние и внутренние причины и условия, влияющие на принятие решения, особенности их воздействия на принятие решения совершить административное правонарушение.

В правовой литературе среди причин и условий, влияющих на принятие решения, отмечается: а) неверная оценка субъектом фактических обстоятельств ситуации, б) недостаточный учет требований норм закона, в) искажения ценностной ориентации личности, г) отсутствие самоконтроля.

Сам процесс принятия решения обычно представляют в три этапа:

  • 1. Этап подготовки решения, при котором вырабатываются и оцениваются субъектом варианты поведения.
  • 2. Этап основной, при котором выбирается определенный вариант поведения.
  • 3. Этап заключительный, когда в момент свершения административного правонарушения корректируются принятые и избираются дополнительные или новые решения.

Конечно, такая схема выглядит в идеале. Хотя в практической жизни такое положение не всегда имеет место. Но важно то, что принятие решения происходит в условиях взаимодействия административно-деликтогенной ситуации (внешние факторы) и личности административного правонарушителя (внутренние факторы) Внешние и внутренние факторы оказывают, разумеется, влияние на содержание решения.

Содержание принимаемых решений разнообразно, поэтому в целях конкретизации содержания, на наш взгляд, следует вновь обратиться к достижениям в этой области криминологов и рассмотреть типологию и классификацию мотиваций противоправного поведения. Выделяются шесть видов криминальных мотиваций [17]:

  • 1) Политические, генетическим содержанием которых идейное расхождение с политикой государства.
  • 2) Корыстные, возникшие на основе стремления к материальной выгоде, приобретению материальных ценностей, стяжательству, достижению более высоких стандартов в уровне жизни, к праздной жизни, заполненной удовольствиями. Рассматриваемые мотивации могут иметь в своей основе и нужду в чем-то.
  • 3) Насильственно-эгоистические, имея общее генетическое содержание в виде уродливого самоутверждения собственного «я» посредством насилия, базируются на целой совокупности мотивов, хулиганских, мести, личной неприязни, ревности. Эти мотивы могут сочетаться с сексуальными побуждениями. В литературе встречается выделение сексуальной мотивации в самостоятельную категорию.
  • 4) Анархистско-индивидуалистические, генетическое содержание которых сводится к отрицанию установленного порядка отношений, правопорядка, якобы ущемляющих личную свободу или пренебрежение требованиями порядка, правопорядка. Рассматриваемые мотивации ведут к различным умышленным нару

шениям в выполнении общегражданских или специальных служебных обязанностей, попранию долга.

  • 5) Легкомысленно-безответственные, для которых характерно то, что субъект не руководствуется специальными мотивами. Мотивация относится к его поведению в целом. Субъект ведет себя, не думая об опасных последствиях своих действий, неосторожно, небрежно выполняет возложенные обязанности. Иногда при этом участвуют уже рассмотренные выше мотивы. Например, субъект из корысти отступает от выполнения обязанности, и в результате этого наступает вред, порой непоправимый, которого он не желал, хотя мог и должен был предвидеть.
  • 6) Трусливо-малодушные мотивации, возникающие в экстремальной обстановке и характерные, прежде всего, для правонарушений, совершаемых в военное время, в условиях боевой обстановки или в другой чрезвычайной обстановке, когда существует реальная угроза жизни и здоровью человека, например, при несении службы сотрудником органов внутренних дел и т.п.

Применительно к теме нашего исследования, следует сделать вывод, что для механизма совершения административного правонарушения характерно определенное смещение мотивационной сферы административного правонарушителя по отношению к мотивационной сфере исполняющего предписания права гражданина. В результате такого смещения сфер на административного правонарушителя оказывают воздействие, помимо детерминант правомерного поведения, вступающие с ними в конфликт детерминанты негативного свойства. К сказанному относится и характеристика мотивации административно-деликтного поведения, поскольку административное правонарушение представляет собой акт противоправного действия.

Значит, механизм совершения административного правонарушения выражается в процессе мотивации общественно вредного поведения, которая, хотя и принимает разнообразные по своему содержанию формы, но в принципе характерна для сформировавшейся административно-деликтогенной личности, становящейся вследствие совершения административного правонарушения личностью нарушителя норм административного законодательства и действовавшей в условиях жизненной ситуации, являвшейся административно-деликтогенной.

Выше выражение «административно-деликтное поведение» употреблялось нами в качестве синонима термина «административное правонарушение» или формы противоправного деяния -административного правонарушения. Вместе с тем, в юридической науке различают понятие административного правонарушения и административно-деликтного поведения. Хотя концептуально теоретически данное положение пока полностью не разработано.

В поисках подхода к решению этой проблемы мы были вынуждены обратиться к анализу административно-правового материала в интересующем нас аспекте.

Административное правонарушение, согласно п. 1 ст. 28 КоАП РК, представляет собой внешнее выражение поступков личности, состоящее в противоправном, виновном (умышленном или по неосторожности) действии либо бездействии физического лица или противоправном действии либо бездействии юридического лица, за которое законом предусмотрена административная ответственность.

Вместе с тем, понятие «административно-деликтное поведение» обозначает более широкое явление, даже комплекс явлений. «Административно-деликтное поведение» - это определенный «процесс в пространстве и во времени, который включает в себя психологические явления, обуславливающие совершение личностью действий, изменяющих внешнюю среду и приводящих к совершению противоправного поступка»[18].

Однако говорить о том, что административно-деликтное поведение образует механизм деяния с заранее сформировавшимся умыслом, как это делается при характеристике преступного поведения видимо преждевременно. Так, криминологами механизм преступного поведения видится состоящим из трех основных звеньев мотивации преступного поведения: планирования преступления и подготовки к нему, совершения преступления, куда включается и наступление преступного результата.

Соглашаясь в целом с приведенными положениями, вместе с тем, при совершении административного правонарушения, помимо предумышленных административных правонарушений, для которых характерен сложный и весьма объемный механизм подготовки и совершения (например, «Административные правонарушения, посягающие на установленный порядок режима государственной границы Республики Казахстан и порядок пребывания на территории Республики Казахстан» (гл. 25 КоАП РК), имеют место умышленные административные правонарушения, не подготавливаемые, и порой обусловленные внезапно возникшим общественно вредным намерением, спонтанно. Такие административные правонарушения характерны в семейно-бытовой, уличной ситуации, при управлении транспортом. И в настоящее время распространены деяния именно этой категории.

Такая типология административных деликтов дает основания для глубокого и специального выяснения административно-деликтного механизма совершения административных правонарушений разных типологических групп. В связи с этим следует обратиться к выяснению форм административно-деликтного поведения в аспекте административно-правовой проблемы отдельного административного правонарушения и множественности административных правонарушений. В науке административного права раскрываются особенности содержания конкретных видов административных правонарушений и элементов множественности административных деликтов, что обусловливает и специфику механизма их совершения.

Очевидно, основу рассмотрения указанной проблемы составляет признание отдельного административного правонарушения типичным выражением административно-деликтного поведения. Множественность административных правонарушений представляет собой явление, производное от единого административного правонарушения, как объединение единичных административных правонарушений. Признание единичным явлением множественности административных правонарушений и рассмотрение единого административного правонарушения в качестве производного от множественности явления вряд ли следует считать логичным.

Мы склонны поддержать утверждение об отнесении к отдельным административным правонарушениям таких действий субъекта, которые, будучи тесно связаны между собой внутренне негативными мотивами и целями, объективными и субъективными сторонами, образуют по закону состав административного правонарушения»[19].

С учетом изложенного, можно предложить следующую классификацию единичных или отдельных административных правонарушений. Все отдельные административные правонарушения следует разделить на две группы: на административные правонарушения с простыми составами, состоящие из одного действия (бездействия) и на административные правонарушения со сложными составами, образуемые несколькими действиями (бездействиями).

К первой группе следует отнести административные правонарушения, характеризующиеся совершением одного действия, независимо от того, повлекло оно одно или несколько последствий. Например, нарушение установленного законодательными актами Республики Казахстан срока подачи налогового заявления о постановке на регистрационный учет в налоговом органе рассматривается как одно административное правонарушение и квалифицируется по п. 1 ст. 205 КоАП РК. К первой группе отдельных административных правонарушений также следует отнести совершение деяний, заключающихся в одном действии, если, согласно административному закону, устанавливается специальная ответственность при наличии отягчающих обстоятельств (см., например, п. 2 ст. 207 КоАП РК, или при их отсутствии (см., например, п.1 ст. 323 КоАП РК. Административные правонарушения этой группы представляют интерес в плане изучения конструкции типичного состава административного правонарушения и его осложнения наличием или отсутствием отягчающих обстоятельств.

Ко второй группе единичных административных правонарушений следует отнести сложные деяния, состоящие из двух или нескольких административно-деликтных актов. В эту группу можно включить:

  • - сложные (составные или со сложным составом) административные правонарушения;
  • - продолжаемые административные правонарушения;
  • - длящиеся административные правонарушения;
  • - специально выделенные административным законом виды административно-деликтной деятельности (например, коррупционные административные правонарушения).

Не касаясь содержания административных правонарушений со сложным составом, а также продолжаемых и длящихся административных правонарушений, остановимся на специфическом проявлении административно-деликтного поведения, как административно-деликтная деятельность.

Административно-деликтная деятельность несомненно характеризуется единой целенаправленностью. Не зря уже говорилось о том, что такая деятельность стала схожа с преступной деятельностью[20]. Поэтому ее следует рассматривать как своеобразный вид единого административного правонарушения.

Под административно-деликтной деятельностью следует понимать постоянное осуществление однотипного административно-деликтного поведения, в котором можно выделить свойственные ему поступки. Все поведение, включая и отдельные поступки, объединено единой целенаправленностью и единой мотивацией. Это поведение полностью охватывается той или иной нормой Особенной части административного законодательства Казахстана, устанавливающего признаки одного состава административного правонарушения. Указанные доводы позволяют считать административно-деликтную деятельность разновидностью единичного административного правонарушения.

Но административно-деликтная деятельность - это разновидность административно-деликтного поведения. Административно

деликтное поведение образуют также продолжаемые и длящиеся административные правонарушения. Тем более противоправным поведением будет любой факт множественности административных правонарушений, кроме идеальной совокупности административных правонарушений.

В этой связи считаем, что асоциальное поведение, может быть тождественно административному правонарушению полностью или в какой-то своей части. И в первом, и во втором случае оно относится к предмету административной деликтологии и науки административного права. Кроме того, с позиций административной деликтологии административно-деликтное поведение, когда оно полностью совпадает с асоциальным поведением, представляет собой в механизме административно-деликтного поведения определенное звено - совершение административного правонарушения, которому предшествуют мотивация, а также планирование административного правонарушения и подготовка к нему.

Мы уже обратили внимание на то, что механизм административно-деликтного поведения зависит от характера совершаемого административного правонарушения. В административной деликтологии отмечаются особенности, в частности таких типов административно-деликтного поведения, как поведение в состоянии аффекта, административно-деликтное поведение «по неосторожности»[21]. Интерес к этой проблеме, прежде всего, обусловлен особым характером административно-деликтной деятельности, образующей специфические области административной де-ликтности. Вопросы, связанные с неосторожной формой вины при совершении административных правонарушений в национальной административно-правовой науке практически не исследованы. А это актуальная проблема, которая требует дальнейших исследований в рамках административной деликтологии. Поэтому необходимо выделить лишь общие положения. В этом вопросе требуется особый подход к субъекту административного правонарушения, особое решение вопроса о наличии, в данном случае, личности административного правонарушителя.

Мы полагаем, что административно-деликтологические исследования позволили бы дать необходимый материал для определения целесообразной линии в сфере административной ответственности. Актуальность этой проблемы в современных условиях все более повышается. Совершение административного правонарушения по неосторожности - это специфический вид административной деликтности, который охватывает административные правонарушения, характеризующиеся в административно-правовом аспекте неосторожной виной.

В административном законодательстве Казахстана (ст. 30 КоАП РК) четко обозначено, что «Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если физическое лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при должной внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть».

Таким образом, можно констатировать, что термин «совершение административного правонарушения по неосторожности» обозначает два явления. Во-первых, форму неосторожной вины в виде самонадеянности и небрежности. Во-вторых, вид административной деликтности. Поскольку одно и то же выражение имеет два значения, необходимо для каждого из них дать определенные пояснения. Оба одинаково обозначаемых явления между собой определенным образом связаны, хотя вина в форме неосторожности - административно-правовое явление, а неосторожность как вид административной деликтности - находится в области административной деликтологии. Проблема неосторожной вины получила должное освещение в литературе. Что же касается административно-деликтологических аспектов проблемы неосторожной вины, то она практически, как уже указывалось, не разработана в Казахстане.

Что же характеризует неосторожность в административно-деликтологическом отношении?

Во-первых, в основе рассматриваемого явления лежит неосторожная вина. Субъект сознает возможность наступления вредных последствий своего поведения, но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит возможности наступления этих последствий, хотя мог и должен был предвидеть. Последствия, вызванные каким-то действием, представляют собой результат всего административного правонарушения, а к действию субъект относится осознанно. Налицо - сложный характер вины. Если говорим о последствии как о результате административного правонарушения, то субъект виновен в том, что своими действиями создал реальную возможность наступления. Все это придает особый характер общественной вредоносности содеянного. Такое деяние из-за особенности вины не может быть поставлено в один ряд с умышленными административными правонарушениями, какой бы тяжести последствие не наступило. Но и прощено оно тоже не может быть. Ответственность за него необходима и оправданна, однако она должна быть особой. В этом заключается административно-деликтологическая оценка деяний, совершенных по неосторожности, и выделяемых нами в силу этого в особый вид.

Во-вторых, отношение субъекта к совершаемым административным правонарушениям, выраженное в форме неосторожной вины, характеризует и личность субъекта административного правонарушения. Приведенное соображение подтверждает ранее высказанное суждение о том, что субъект неосторожного административного правонарушения вряд ли как социальный тип обладает личностью нарушителя норм административного законодательства. Это - личность, характеризующаяся неосмотрительностью, легкомыслием, недисциплинированностью, возможно, некоторыми асоциальными чертами.

В-третьих, ввиду сложного характера вины субъекта, своеобразно проходит процесс и мотивации деяния и целеполагания. Так как характер самого действия выражается в форме неуважения определенных правил, а к последствию субъект относится неосторожно, то не приходится говорить о наличии какого-то асоциального побуждения к нарушению установленных правил и к наступлению вредного последствия. Разумеется, субъект не ставит и цели достичь того результата, который принял форму последствия нарушения установленных правил. Мотивация поступков такого человека характерна, скорей всего, тем, что стремление исполнить долг заслоняется некоторыми целями личного плана, не предосудительными по своему содержанию, но менее значимыми с обще ственной точки зрения, отвлекающими от выполнения гражданских и служебных обязанностей.

Указанные три момента и обусловливают административно-деликтологическуто характеристику административных правонарушений, совершаемых по неосторожности.

Как вывод, хотелось подчеркнуть, что вопрос о вине как показателе отношения субъекта административного правонарушения не только психического, но и социального к совершенному им деянию, является актуальным в настоящее время. Вина в этом смысле выражается в совершенном деянии в целом, в его вредности, в причинении того или иного зла обществу. Именно в этом человек виноват. В таком смысле вина, основанная на объективных данных, как оценка поступков субъекта, имеет разное проявление в поступках, оцениваемых и в объективном, и в субъективном смысле. Вина, таким образом, может быть оценена не только с точки зрения психологического отношения субъекта к совершенному действию, но и с позиции общего проявления личности человека в своих поступках. В связи с этим можно говорить о степени вины. Следовательно, общественно вредные действия, совершаемые умышленно, с точки зрения их социальной оценки в целом отличаются от аналогичных действий, явившихся результатом неосторожной вины.

Опираясь на положения науки административного права, мы сможем уяснить характер совершения различных по способу действия административных правонарушений, что несомненно влияет на их механизм. Задача же административной деликтологии состоит в продолжении изучения механизма административно-деликтного поведения в особых случаях.

  • [1] Волженкин Б.В. Детерминистическая концепция преступного поведения // Советское государство и право. - 1971. - № 2. - С. 83-84.
  • [2] Философия права: Учебник / Под общ. ред. О.Г. Данильяна // Российское юридическое образование. - М.: Изд-во Эксмо, 2006. - С.83. 2 Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии (о структуре индивидуального преступного поведения): Монография. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007. -С.15.
  • [3] Краснов Л.Г. О мотивах поведения личности // Сборник статей адъюнктов и соискателей Высшей школы МВД СССР. - Вып. 1. - М.: НИиРИО ВШ МВД СССР, 1983.-С. 135. 2 Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. - М.: Госиздат, 1961. - С.32. 3 Яковлев А.М. Взаимодействие личности со средой как предмет исследования // Советское государство и право. - 1986. - № 2. - С. 55-56.
  • [4] Волков Б. С. Детерминистическая природа преступного поведения // Научн. ред. В.П. Малков. - Казань: Изд-во Казанск.ун-та, 1975. - С.51.
  • [5] Сведения по учету лиц, совершивших административные правонарушения по сост. на 15.01.2010 г. И Официальный сайт Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК http://www.pravstat.kz/ rus/index.php?option=com content&task=view&id= 1179&Itemid=8 888892 2 Сведения по учету лиц, совершивших преступления по сост. на 15.01.2010 г. // Официальный сайт Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК http://www.pravstat.kz/rus/index.php7option =сот со ntent&task=blogcategory&id=88888933&Itemid=88888935
  • [6] Право и социология: Учебник / Под. ред. М.М. Бабаева. - М.: Наука., 1992. -С.35. 2 Казимирчук В.П., Кудрявцев В.Н. Современная социология права: Учебник. -М.:Юристь, 1995.-С.62.
  • [7] Тихонравов Ю.В. Основы философии права: Учебное пособие. - М.: Вестник, 1997.-С.566. 2 Тихонравов Ю.В. Указ.соч. - С.567.
  • [8] Ремнев В.И. Актуальные вопросы административной деликтологии в современный период // Сборник научных трудов. - Киев: НИиРИО КВШ МВД СССР, 1984.-С. 17.
  • [9] Конституция Республики Казахстан. - Алматы: «Жет! Жарты», 1995. - 23 с.
  • [10] Содержание административно-правовых отношений в деятельности органов полиции по охране общественного порядка и ответственность участников этих отношений // Заключительный отчет НИР, подготовленный лабораторией № 2 НИИ Академии МВД РК / Руководитель темы Б.Е. Абдрахманов. - Алматы: НИИ Академии МВД РК, 2004. -С.11. 2 Президент Республики Казахстан Назарбаев Н.А. О неотложных мерах по борьбе с преступностью и укреплению правопорядка: Постановление от 17.03.95 г. // Казахстанская правда. - 1995. - 17 марта. 3 Аюпова З.К., Сабикенов С.Н. Концепция правового государства: (история, теория и практика): Научное издание. - Алматы: НИиРИО Алматинской ВСШ ГСК Республики Казахстан, 1996. - С.44с.
  • [11] Сахаров А.Б. Учение о личности преступника и его значение в профилактической деятельности органов внутренних дел: Лекция. - М.: МВШМ МВД СССР, 1984.-С.34.
  • [12] Гилязев Ф.Г Некоторые вопросы социально-психологической детерминации виновного поведения // Эффективность борьбы с преступностью и совершенствование законодательства в свете Конституции СССР: Межвузовский научный сборник. - Уфа: Изд-во БГУ, 1980. - С. 22-28.
  • [13] Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления: Учебное пособие. - М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1973. - С.6. 2 Антонян Ю.М. Указ. соч. - 6.
  • [14] Яценко Т.С. Механизм антисоциального поведения: общетеоретический и цивилистический аспекты // Философия права. -2006. - № 4. - С. 18-23. 2 Могилевский В.Л. Психологический механизм антиобщественного поведения и алкоголизм // Алкоголизм и правонарушение. - Ашхабад: Ылым, 1985.-С. 75-108. 3 Жарков ГВ. Правовая реформа и некоторые методологические проблемы психологии развития // Актуальные проблемы юриспруденции: Сб. науч, трудов. Вып. 4. - Владимир: ВГПУ, 2003. - С. 71-74.
  • [15] Нурпеисов Е.К. Механизм формирования правомерного поведения личности. Диес. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. -М., 1980. - 196 с. 2 Лебедева Е.Н. Механизм правового стимулирования социально-активного поведения (проблемы теории и практики). Дисс. ... канд. юрид. наук: 12.00.01. -Саратов, 2002. - С.34. 3 Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения // Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. -М.: Наука, 1991.-С.9.
  • [16] Глущенко П.П., Знаменщикова Н.В. Понятие и сущность механизма обеспечения прав и свобод субъектов производства по делам об административных правонарушениях // Проблемы дальнейшего совершенствования механизма управления правозащитной деятельностью // Материалы международной научно-практической конференции. - СПб: Изд-во С.-Петерб. Академии управления и экономики, 2007. - С. 155-160. 2 Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. - М.: Наука, 1982. -С.168. 3 Колчевская Н.Ю. Понятие механизма организации и осуществления производства по делам об административных правонарушениях И Вопросы
  • [17] Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения // Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. -М.: Наука, 1991.-С.52-71.
  • [18] Шавлохов А.К. Понятие механизма организации и осуществления производства по делам об административных правонарушениях // Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права: Сборник статей. - М.: Изд-во Моск, ун-та МВД России, 2003. - С. 176-177. 2 Механизм преступного поведения // Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. - М: Наука, 1981.-С.32.
  • [19] Круглов В.А. Классификация исполнительных норм об административных правонарушениях в зависимости от содержания, целевого назначения и характера изложения // Закон и право. - 2008. - № 8. - С. 22-23. 2 Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической - М.: Наука, 1971. -322 с.
  • [20] Лозбяков В.П., Эриашвили Н.Д. Криминология и административная юрисдикция милиции: Учебное пособие / Под ред. проф. В.П. Лозбякова. - М.: Закон и право. ЮНИТИ-ДАНА, 1998. - С. 13.
  • [21] Нерсесян В.А. Неосторожная вина: проблемы и решения // Государство и право. - 2000. - № 4. - С. 59-70.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >