Административно-деликтологическая характеристика личности нарушителя нормадминистративного законодательства

Необходимость выделения и изучения вопроса о лице, подлежащем административной ответственности, с точки зрения законодательства и практики его применения, несомненно, важна. Вместе с тем, не менее важной является проблема обоснования теоретической разработки в рамках административной деликтоло-гии проблемы личности административного правонарушителя или делинквента (для удобства, на наш взгляд, личность нарушителя административного законодательства следует именовать делинквентом).

Это важно, прежде всего, для научного обоснования соотношения и разделения понятий личности делинквента и субъекта состава административного правонарушения. Лицо, совершающее административное правонарушение, является участником многообразных общественных отношений и проявляет в них себя с социальной точки зрения, как личность, а с государственно-правовой точки зрения, как гражданин, лицо без гражданства или иное.

В этом отношении практика противодействия административной деликтности дает богатейший материал, относящийся именно к личности административного правонарушителя, и нуждающийся в научном осмыслении. Отметим, что в совершении административных правонарушений четко прослеживается две линии поступков: административное правонарушение у большинства субъектов административного правонарушения представляет собой единственный в их жизни эпизод, более не повторяющийся впоследствии, для других - это уже систематическое совершение административных правонарушений.

Именно признание теоретической и практической значимости проблемы личности административного правонарушителя обусловило ее разработку, которая осуществлялась в различных аспектах и с позиций разных наук.

Исследование проблем лица - нарушителя норм административного законодательства важно с точки зрения определения понятия и структуры такого лица: социально-демографическая, административно-правовая, нравственно-психологическая характеристика правонарушителей, их классификация, влияние социальной среды на формирование правонарушителя.

Наиболее существенные исследования в области административно-деликтологических аспектов проблем личности правонарушителя, подлежащего административной ответственности - типологии и мотивации преступного поведения, а также процесса формирования нашли освещение в работах М.И. Никулина[1]. К сказанному следует добавить, что в ряде работ в административноправовом и административно-деликтологическом аспектах исследована личность конкретных категорий правонарушителей.

Вместе с тем, разработка проблемы личности административного правонарушителя оказалась трудным и сложным делом. В большей степени авторы стараются обозначить и охарактеризовать свойства субъектов совершения отдельных видов административных правонарушений, тогда как сама личность остается вне рамок исследования, либо имеет место подмена «исследования личности...исследованием социально-демографических, психологических и других свойств лиц...». Однако, думается, в рамках молодой науки - административной деликтологии эти и иные недостатки будут постепенно преодолеваться.

Наша задача в рамках настоящего исследования состоит в теоретическом административно-деликтологическом анализе и разработке общего понятия личности административного правонарушителя, с тем, чтобы оно отражало действительное обозначаемое им явление.

Общее понятие личности преступника в криминологии разрабатывалось исходя из того, что «игнорирование общих социально обусловленных свойств и признаков, характерных для лиц, совершивших общественно опасное деяние, по существу означает сведение личности преступника к чисто внутренним признакам, к биологическому индивиду»[2].

В этой связи «в рамках криминологической науки различные аспекты изучения личности преступника все более выступают в качестве внутренне целостного учения о личности, представляющей общественную опасность. В связи с этим выдвигаются на первый план методологические вопросы исследования личности преступника в ее взаимодействии с обществом, социальной средой».

Думается, эти и иные отдельные постулаты криминологии вполне возможно использовать при разработке общей теории личности административного правонарушителя.

Вместе с тем, в отличие от криминологического рассмотрения личности в основу рассмотрения проблемы личности административного правонарушителя с точки зрения административной деликтологии необходимо положить объяснение явления административной деликтности с позиций не только социологии и психологии, но также государственного управления. Более того, при административно-деликтологическом исследовании проблем личности административного правонарушителя следует иметь в виду выполнение личностью определенной социальной роли в силу объективных обстоятельств (воспитание несовершеннолетних детей, содержание престарелых родителей и т.д.), в силу возложенной на него государством и обществом обязанности (несение воинской

службы и т.п.), в силу собственного выбора (работа по специальности, общественная деятельность и т.п.). Наличие такой роли обусловливает предоставление определенных прав и возложение определенных обязанностей. Невыполнение или ненадлежащее выполнение общих и специальных обязанностей в силу нежелания или неспособности, необоснованные притязания, не соответствующие имеющейся социальной роли, обусловливают конфликт личности с обществом, выливающийся в правонарушение[3].

Взгляд на нарушителя норм административного законодательства как на конкретную личность должна исходить из того, что в нужно видеть в таком человеке, нарушившем закон, «...нечто большее, чем правонарушителя ... Разве каждый из граждан не связан с государством тысячью жизненных нервов, и разве оно вправе разрезать все эти нервы только потому, что этот гражданин самовольно разрезал какой-нибудь один нерв? Государство должно видеть и в нарушителе человека, живую частицу государства, в которой бьется кровь его сердца, солдата, который должен защищать родину, свидетеля, к голосу которого должен прислушиваться суд, члена общины, исполняющего общественные функции, главу семьи, существование, которого священно, и, наконец, самое главное, - гражданина государства».

Исходя из этого, административный правонарушитель, выполняя обычные социальные роли, уже представляет собой личность. Однако определенные его взгляды, социальный настрой по отношению к общепринятым ценностям и нормам морали и нравственности, общественному порядку и нормам права отличаются особенностями. Значит, будучи личностью, он обладает специфическими чертами, свойствами, которые характеризуют понятие «личности административного правонарушителя».

В административной деликтологии конкретно-историческая оценка административной деликтности требует такого же подхода к проблеме личности административного правонарушителя. На ее

характеристику влияют две группы обстоятельств, во-первых, черты того общественного строя, в условиях которого административная деликтность имеет место, во-вторых, сама административная деликтность, ее состояние и типичные признаки, свойственные данному периоду общественной жизни.

С конкретно исторических позиций существуют условия причинно-обусловленного характера, способствующие совершению личностью административного правонарушения. Их условно можно разделить на две группы:

объективные факторы социального порядка, коренящиеся преимущественно в экономике и связанные с историческими особенностями жизни нашей страны на определенном этапе ее развития;

- субъективные факторы, связанные с отклонениями от установленного уклада общественной жизни, вносящие дезорганизацию в отдельные социальные процессы, другими словами, психологические стереотипы прошлого, тяготеющего над настоящим, коренящиеся в сознании и проявляющиеся в его поведении.

Эти две группы условий находятся в причинно-следственной связи с любыми правонарушениями, однако при анализе конкретного правонарушения одна из них проявляется в большей, другая -в меньшей степени. Поэтому необходимо изучать общие причины правонарушений и конкретные причины, вызывающие к жизни отдельные правонарушения, отдельные их однопорядковые группы (например, нарушения общественного порядка).

Причинно обусловленные условия первой группы сводятся преимущественно к экономической стороне, к объективным социальным процессам (невозможность найти работу по своей специальности или квалификации, недостаточный жизненный уровень некоторых слоев населения, необеспеченность жильем отдельных граждан, низкая заработная плата, неспособность адаптироваться к новым веяниям рыночной экономики) и другим социально-экономическим факторам, обусловленным тем, что на данном этапе развития нашего молодого государства в условиях свободно развивающейся экономики еще нет достаточных объективных возможностей для удовлетворения всех материальных и духовных потребностей.

Несомненно, что причин несоответствия целей и результатов проводимых реформ (пусть промежуточных, но столь значимых для многих миллионов людей), несколько. Среди них на первом месте - глубина кризиса, острота доставшихся от прошлого социально-экономических проблем. Однако немалую роль при этом играет живучесть догм и стереотипов старого мышления, что присуще массовому сознанию.

В условиях тоталитарной изолированности общества недостаточность сдерживания агрессии обернулась ее проявлением против собственного общества со всеми вытекающими последствиями. В полной мере срабатывал принцип иерархической компенсации: развитие разнообразия государственной системы осуществлялось за счет снижения разнообразия на более низком уровне - в индивидуальном и групповом сознании. Следствием такой иерархической компенсационной деятельности стало понижение социальной размерности личности. В сфере труда, например, это выразилось в выработке в массовом масштабе «одномерной» психологии потребительства, предельно низкой мотивации труда и доминировании трудовой и социальной пассивности.

Таким образом, совокупность факторов, обозначенных в первой и второй родовой группах, являются характерными и показательными. Именно они непосредственно вызывают административные деликты[4].

Попытка рассматривать характеристику личности административного правонарушителя вне окружающих условий может привести к неверным выводам, ложным утверждениям, например, к такому, что общество состоит не из социальных групп, а из граждан, соблюдающих законы, и правонарушителей. Субъектами административных правонарушений являются представители различных социальных групп. Другое дело, что в процессе формирования личности административного правонарушителя может произойти разрыв связей конкретного лица с той социальной группой, к

которой он принадлежал и из которой он вышел. Главная линия разрыва, очевидно, пройдет через оценку социальных ценностей. Отступая в своем сознании от общепризнанного отношения к социальным требованиям, субъект и в своем поведении отклоняется от принятых в обществе норм поведения.

Проблема так называемого отклоняющегося или девиантного поведения весьма широка. Административная деликтность, наряду с преступностью - крайне негативная форма такого поведения. Поэтому проблема личности административного правонарушителя представляет собой и в то же время часть более крупной проблемы отклоняющегося (девиантного) от норм общественной жизни поведения, и в частности личности человека, который осуществляет такое поведение. Изучение поведения, соответствующего нормальному образу жизни и отклоняющегося от него, имеет правовой аспект. Переводя примененные термины из области социологии в сферу юриспруденции, есть основания говорить о законопослушном поведении (ответственном отношении к обществу, государству, правилам морали, закону) или противоправном, незаконопослушном поведении (безответственном отношении, которое влечет за собой или может повлечь юридическую ответственность).

Виды ответственности различны, вместе с тем за совершение административных правонарушений наступает административная ответственность, влекущая, как правило, наложение судом или уполномоченным государственным органом административной юрисдикции административного взыскания. При этом осуществляется без применения жестких мер уголовной репрессии ресоциализация личности, когда воздействие мер административно-правового принуждения в отношении личности административного правонарушителя позволяет «мягко» восстанавливать в сознании человека признанные в обществе социальные ценности, восстановить личность полноценного члена общества и гражданина государства. Благодаря ресоциализации административный правонарушитель, не совершив еще преступления, вновь обретает черты, свойственные представителю той социальной группы, к которой он принадлежал ранее или принадлежит ныне в силу выполняемых в обществе функций, и, прежде всего, в процессе производства материальных благ. В этом же заметна превентивная роль административно-правовых мер воздействия.

Проблема личности административного правонарушителя, как это следует из предыдущего положения, рассматривается на уровне проблемы административной деликтности в целом. На уровне административной деликтности, отдельных категорий административных правонарушений, а также конкретного административного правонарушения можно рассматривать личность мелкого хулигана, несовершеннолетнего нарушителя норм административного законодательства, нарушителя правил дорожного движения и т.п.

Преобладающий в административной деликтологии подход к административной деликтности как к социально обусловленному негативному явлению в общественной жизни позволяет говорить о личности административного правонарушителя с точки зрения готовности человека совершить противоправное деяние, которая сформировалась под воздействием отрицательных влияний социального свойства. При этом необходимо рассматривать личность делинквента как участника общественной жизни, как личность, находящуюся в разнообразных отношениях с обществом и его членами, но обладающую общественной вредоносностью.

Проблема наделения свойством общественной вредоносности или общественной опасности, как само административное правонарушение, так и свойство личности административного правонарушителя является по сей день дискуссионным вопросом. Подобные вопросы поднимали и поднимают в своих трудах различные ученые-административисты. Из казахстанских авторов следует отметить: С.Б. Абулгазина, Т.М. Айкумбекова, А.С. Бахралинова, Т.Д. Дуабекова, Б.А. Жетписбаева, Д.Ш. Сартаева, М.С. Серикбае-ва, А.А. Таранова и других.

Хотя это спорный вопрос, вместе с тем, мы всегда придерживались позиции, что административные правонарушения, как личность административного правонарушителя обладают свойствами общественной вредоносности. Данная проблема теоретически доказана и обоснованна в предыдущих наших исследованиях[5].

Таким образом, само по себе свойство общественной вредоносности личности, пока она выявляется во взглядах и высказываемых намерениях человека, может вызвать порицание лишь в моральном плане. Когда же о данном свойстве личности приходится судить по ее антиобщественным поступкам, административным правонарушениям, то делинквент вступает с обществом в особые отношения, при которых возникает административная ответственность перед обществом и государством. Но и при этих условиях административного правонарушителя необходимо рассматривать как личность, как члена общества. Признание данного свойства личности административного правонарушителя определяющим представляет собой общее положение. Различные авторы сюда относят наличие нравственных дефектов личности, среди которых нечестность, жадность, жестокость и другие, дополняются дефектами правосознания[6]. Сюда же относят и неверные ценностные ориентации.

Весьма показательным признаком личности является такая ее эмоционально-оценочная характеристика как отношение к собственным поступкам, т.е. совесть. Совесть вызывает переживания человека по поводу совершенных им поступков, имевшего место поведения. У человека, у которого воспитана совесть, она пробуждает раскаяние в плохих поступках и создает стремление поступать нравственно. Совесть способна удержать человека от предосудительного поведения. Как внутреннее качество личности она обладает большой силой, корректирующей поведение людей, способствующей установлению и поддержанию позитивных взаимоотношений с другими людьми, ведению честного, нравственного образа жизни.

По нашему мнению, личность нарушителя норм административного законодательства характеризуется именно асоциальной направленностью, и она свойственна тому лицу, которое негатив-

но относится к интересам общества и государства, «не принимает установленных принципов отношений людей к государству, обществу, друг к другу»[7].

Асоциальная направленность личности, на наш взгляд, результат социальных влияний, т.е. на появление незаконопослушных свойств у личности влияют социальные условия, среда, и в силу этого формируется личность человека, который может совершить административное правонарушение, стать субъектом административного правонарушения. И именно поэтому необходимо специально говорить о личности административного правонарушителя в административно-деликтологическом исследовании в связи с проблемой причин и иных обстоятельств, способствующих административной деликтности.

Асоциальная направленность личности применительно к проблеме личности административного правонарушителя имеет тот смысл, что она обусловливает совершение административного правонарушения. Она, прежде всего, выражается в характере и количестве совершенных административных правонарушений. Но она может быть присуща человеку, совершившему лишь одно административное правонарушение, или лицу, вообще не совершавшему административных правонарушений, но готовому к этому.

Необходимым признаком, характеризующим личность административного правонарушителя, является совершение им административного правонарушения. Если административное правонарушение не совершено, то говорить о личности административного правонарушителя, несмотря на наличие у субъекта асоциальной направленности, преждевременно, ибо наличие указанных признаков личности может и не привести к совершению административного правонарушения. В этом случае нет и субъекта административного правонарушения, так как отсутствует субъективная сторона административного правонарушения. Если игнорировать это условие, то легко можно оправдать применение мер

административно-правового принуждения мер к людям, реально не причинившим вреда обществу[8]. Однако личности административного правонарушителя в целом присуще свойство, качество асоциальной направленности.

Таким образом, прежде всего, личность административного правонарушителя можно определить как личность человека, виновного в совершении административного правонарушения.

Наряду с этим, во многих случаях административное правонарушение совершается и лицами законопослушными, социально-устойчивыми, не являющимися личностью административного правонарушителя или личностью с девиантным поведением. Подобная ситуация встречается при совершении случайных административных правонарушений, вызванных состоянием аффекта, а также это выражается в неосторожном совершении административного правонарушения вследствие небрежности или халатности. В этой ситуации сложно определить характер личности.

Вместе с тем, мы можем констатировать то, что предмет исследования личности административного правонарушителя в рамках административной деликтологии должен быть шире. И рассматривать следует не только личность административного правонарушителя, но и в целях профилактики - личность с отклоняющимся от нормы (девиантным) поведением, а также «чей образ жизни, среда общения, взгляды и ориентации еще только свидетельствуют о такой возможности, которая может стать реальностью, а может и не стать».

И, тем не менее, из всех возможных случаев, характеризующих личность человека, совершившего административное правонарушение, выделяются ситуации, когда это явилось результатом непосредственной деятельности личности административного правонарушителя.

Таким образом, понятие личности административного правонарушителя в смысле понятия личности человека, совершившего

административное правонарушение, имеет формальный характер. Личность административного правонарушителя формируется тогда, когда человек совершил административное правонарушение в силу имеющихся у него асоциальных качеств. Наличие этих качеств, не приведших к совершению административного правонарушения, свидетельствует о наличии хотя и девиантно-склонной личности, но все же не личности административного правонарушителя.

Определение понятия личности административного правонарушителя позволяет использовать метод социальной типологии для того, чтобы посредством специфических признаков, свойственных личности административного правонарушителя, выделить ее как определенный тип личности, провести типизацию на общесоциальном уровне.

Определение понятия личности административного правонарушителя, иными словами, характеристика нарушителя норм административного законодательства, который представляет собой один из социальных типов личности, является, обобщенным образом, содержащим самые существенные, главные социальные признаки, универсально проявляющиеся во всем многообразии конкретных административных правонарушений. Какая бы конкретная личность не изучалась, какой бы вид административных правонарушений не рассматривался, во всех случаях в них обнаруживаются черты и свойства, характеризующие личность нарушителя норм административного законодательства как социального типа.

Выделение и характеристика общего типа личности административного правонарушителя предполагает дальнейшую его типологическую дифференциацию. Так, М.И. Никулин различает три основных группы в области типологии личности административного правонарушителя, которые условно обозначает как группы отклонений: 1) Лица с сильно выраженными признаками социальных отклонений; 2) Лица, которые в своей основе имеют менее выраженные последствия: конфликты, ссоры и другие негативные проявления; 3) «...составляют незаметные, так называемые, латентные проявления, которые в подавляющем большинстве не причиняют беспокойства обществу, но по своим отрицательным последствиям вызывают значительные негативные изменения: отсутствие работы, пассивные формы досуга - ничегонеделание, хроническое бытовое безделье и т.д. Существующая проблема отторгнутых людей, бездомных, бесправных отщепенцев, а также лиц, образующих дно общества: маргиналы, бичи, люмпены и т. д. - обнажает одну из самых болевых точек в обществе. Как показывает анализ, более 85% всего количества исследованных лиц не имеют никаких социальных и иных контактов с окружающими людьми, живут как бы сами по себе, брошенные обществом на произвол судьбы»[9].

Предложенный М.И. Никулиным общий подход к формированию групп лиц с отклоняющимся поведением, вместе с тем, не раскрывает типы личности административного правонарушителя в полной мере, однако имеет научный и практический смысл в том, что ориентирует на выбор оснований классификации административных правонарушителей. Вместе с тем, им такая классификация не была в полной мере осуществлена, как и не показано теоретическое ее определение.

Определяя типологию и квалификацию личности следует делать различие в их понимании.

Если типология личности административного правонарушителя предполагает выделение из общей массы объектов одного из них на основе наиболее общих свойств, признаков, при этом не требуется характеристики других объектов.

Классификация же предполагает распределение по классам, родам и видам всей массы изучаемых объектов на едином основании.

В административной деликтологии, равно как и в любой другой науке, должна проводиться типология и классификация административных правонарушителей в целях точечного воздействия при профилактическом воздействии.

Примером типологии может служить выделение из общей массы административных правонарушений административных деликтов в области санитарно-эпидемиологического благополучия на-

селения. Таким же образом может быть выделена личность такого нарушителя в области санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Обычно это специальный субъект в виде юридического лица, государственного служащего или должностное лицо соответствующей организации.

Административно-деликтологическая классификация в контексте изучения личности административного правонарушителя выражается в распределении по категориям всех людей, обладающих свойствами такой личности. Вместе с тем, административно-деликтологическую классификацию административных правонарушителей видимо не следует делать, базируясь на главах Особенной части административного законодательства Казахстана. Такое основание для классификации, на наш взгляд, нецелесообразно, поскольку, например, мелкое хулиганство, нарушение тишины, распитие спиртных напитков в общественных местах, с точки зрения характеристики субъекта административного правонарушения, зачастую достаточно близки между собой. Однако они отличаются друг от друга, в зависимости от объекта посягательства, что имеет сугубо административно-правовое значение для квалификации содеянного и наложения виновному административного взыскания.

С другой стороны, социологическая характеристика деяния может привести к разной административно-деликтологической оценке двух деяний, квалифицируемых по одной административно-правовой норме. Например, акт мелкого хулиганства фактически может обладать характером действительно административного правонарушения и нарушения тишины.

В интересах административной деликтологии возможна классификация административных правонарушителей, связанная с совершенными ими административного правонарушениями. Однако административное правонарушение в данном случае выступает в качестве признака, характеризующего нарушителя норм административного законодательства, и одного из существенных условий классификации, в конечном счете, по характеру и степени общественной вредоносности их личности. Непосредственно на тип личности административного правонарушителя и на классификационную группу нарушителя норм административного законодательства влияют вид административной деликтности и вид адми нистративного правонарушения, а также категория административных правонарушений.

На наш взгляд, под видом административной деликтности следует понимать совокупность различных категорий административных правонарушений специфического характера в зависимости от объекта, субъекта, объективных или субъективных свойств административного правонарушения.

Сюда можно отнести: административную деликтность специальных субъектов, административную деликтность несовершеннолетних, бытовую административную деликтность, уличную административную деликтность, коррупционную административную деликтность, городскую или сельскую административную деликтность, административную деликтность мигрантов и т.д. К каждому из названных видов административной деликтности могут принадлежать как тождественные и однородные, так и разнородные административные правонарушения.

Связь между административными правонарушениями, образующими один вид административной деликтности, лежит в сфере личности административного правонарушителя (государственный служащий, должностное лицо, несовершеннолетний и т.д.), в той области общественной жизни, в которой административные правонарушения совершаются (бытовая административная деликтность, уличная административная деликтность и т.п.).

Особенности вида административной деликтности отражаются на личности административного правонарушителя. Научные изыскания современных казахстанских исследователей в области административного права и административной деликтологии показывают, что имеется уже немало работ, в которых тщательному анализу подвергается личность субъектов конкретных административных правонарушений[10].

Разделение административных правонарушений на категории постепенно из сферы наук административно-правового цикла

должна перейти в область исследований науки административной деликтологии. Такое положение вполне можно объяснить тем, что в административном праве административные правонарушения группируются в зависимости от объекта посягательства. Тогда как в административной деликтологии административные правонарушения нуждаются в ином рассмотрении и должны характеризоваться общностью действия, единством цели, мотива, умысла. Наряду с видами административных правонарушений существуют категории административных правонарушений, а также категории административных правонарушителей. В силу имеющейся противоправной направленности личности субъект совершает одно из административных правонарушений определенной группы, категории, причем то, которое позволит достичь поставленной цели. Выбор же конкретного административного правонарушения индивидуален.

Направленность личности административного правонарушителя, которая характеризуется наличием асоциальной установки, предполагает, если анализировать поведение человека, сочетание объективного и субъективного моментов: готовности совершить именно определенные действия и соответствующей этим действиям направленности умысла. Откуда следует, что о направленности личности, как о непосредственной причине совершения административного правонарушения, следует говорить применительно только к умышленным административным правонарушениям.

На основании изложенного, административно-деликтологиче-скую классификацию лиц, признанных виновными в совершении административных правонарушений, на которых было наложено административное взыскание, по направленности личности следует ограничить сферой лишь умышленных административных правонарушений. Административные правонарушения, совершенные по неосторожности, образуют особую разновидность административной деликтности, наряду с коррупционной административной деликтностью, административной деликтностью несовершеннолетних, административной деликтностью мигрантов и т.п.

Таким образом, наш взгляд, классифицировать административных правонарушителей можно следующим образом:

  • 1. Лица, впервые случайно совершившие административное правонарушение, что противоречит общей социально-положительной направленности их личности.
  • 2. Лица, впервые совершившие административное правонарушение под воздействием неблагоприятного стечения внешних обстоятельств и также характеризуемые положительно.
  • 3. Лица, впервые совершившие административное правонарушение, но допускавшие аморальные поступки, характеризующиеся отрицательно.
  • 4. Лица, неоднократно или систематически совершающие административные правонарушения.

Вместе с тем, на базе различных исследований, в частности, проведенной Научно-исследовательским институтом Академии МВД РК[11] можно встретить и другие классификации личности административного правонарушителя.

Не перечисляя все известные классификации, хотелось бы обратить внимание, что в психологии классифицируются такие разновидности личности правонарушителя, как: глобальный тип (находящийся в полной власти деликтогенных влияний), парциальный тип (частично подпавший под деликтогенные влияния), предделиктогенный тип (совершающий административного правонарушения под влиянием ситуации).

В криминологии существует такая классификация преступников, рассмотрение которой было бы интересно в интегративном отношении: а) по физическим признакам личности административного правонарушителя; б) по характеру совершенных преступлений; в) по наличию и характеру предшествовавшей преступной деятельности; т) по психологическим особенностям личности преступника; д) по степени исправления. По мнению П.С. Дагеля, все классификации должны привести к обобщающей классификации

преступников по характеру и степени общественной опасности их личности[12].

Конечно, использование таких критериев невозможно полностью в административной деликтологии, вместе с тем важно то, что все классификации, имея конкретное частное назначение, в конечном итоге должны обусловить возможность обобщающей классификации. Это также показывает и то, что, будучи подчиненной определенной цели, предметно показать личность правонарушителя с точки зрения характера и степени ее общественной вредоносности и опасности. Такая итоговая классификация, по нашему мнению, должна базироваться на сочетании классификаций в зависимости от асоциальной направленности личности и степени ее деликтогенной составляющей.

Типология и классификация административных правонарушителей в теоретическом отношении являются необходимым условием предметного и глубокого изучения их личности, позволяющим успешно разрабатывать теоретико-прикладные проблемы предупреждения административной деликтности в целом и профилактики административных правонарушений.

Не менее важной проблемой является процесс формирования асоциальной направленности личности административного правонарушителя. Процесс социализации личности предполагает определенные изменения в сознании и психологии индивида, находит свое выражение в «...формировании человека как личности одновременно и индивидуализации социального опыта - социализация индивида». Под воздействием влияющих условий может наступить позитивный результат, но возможен и обратный результат (десоциализация личности), т.е. образование тех свойств, которые типичны для личности нарушителя норм административного законодательства.

Как уже отмечалось выше, административное правонарушение ситуативного характера или по неосторожности может совершить человек, и не обладающий личностью административного правонарушителя. При этом, естественно, существует конкретный механизм формирования такого поведения и наступления такого результата. К исходным положениям такого механизма можно, на наш взгляд, отнести следующее:

  • 1. Обстоятельства, которые называют причинами административной деликтности, одновременно являются причинами асоциального поведения вообще, поскольку они, влияя на личность, определяют не только административно-деликтное поведение, но и вообще девиантное (отклоняющееся) поведение, формируют асоциальную направленность личности.
  • 2. Причины антиобщественного поведения действуют не автоматически, а проходя через сознание личности, также как на его сознание влияют позитивные факторы. Они усваиваются личностью в разной степени.
  • 3. Причины антиобщественного поведения существуют в обществе, в непосредственно окружающей личность микросреде, влияющей не на него, поэтому роль играет характер личности (сила воли, убеждения и т.п.)

Таким образом, влияние микросреды на личности в процессе жизнедеятельности постоянно, также как и на процесс формирования личности, ее поведения.

В различных современных мнениях исследователей можно встретить утверждения[13], что социальную среду составляет совокупность влияющих на личность факторов. В конечном итоге на личность влияют не только отдельные индивиды, группы и коллективы, но и другие социальные общности, нации, система материальных и идеологических отношений. Поэтому в рамках социальной среды различают микросреду и макросреду. Однако

окружающую среду нельзя отождествлять с обществом, поскольку шире совокупность социальных факторов, влияющих на конкретного человека. Тем не менее, социальная среда является той силой, при помощи которой осуществляется формирование личности как с позитивной, так и негативной направленностью.

Влияние социальной среды на макро- и микроуровнях многосторонне и многообразно. Прежде всего, социальная среда воспитывает человека. Общество воспитывает, внося в сознание человека знания, т.е. способствует развитию его интеллектуальной сферы, пробуждает глубокие и социально значимые чувства, например, любви к Родине. Воспитание складывается из таких составных частей, как идейно-политическое, патриотическое, трудовое, нравственное, правовое, эстетическое, физическое воздействие. Возникновение в сфере сознания неверных взглядов может быть вызвано упущениями в воспитательной работе, отсутствием должных разъяснений социальных фактов, которые некоторыми людьми неправильно воспринимаются. Может быть, конечно, и превратное понимание, искаженная интерпретация некоторыми гражданами в целом позитивных моментов в жизни общества. Негативное воспитательное воздействие может исходить как от отдельных микрогрупп с отрицательной направленностью, так и от отдельных лиц, обладающих общественно-вредными взглядами. Здесь огромную роль могут сыграть и средства массовой информации. Подобное воспитание имеет место в сфере микросреды.

Формирование любой личности осуществляется в условиях социальной регуляции поведения человека и коллектива, где средства регуляции проявляются на макро- и микроуровнях[14]. На микроуровне, т.е. действующие в микросреде, правила (нормы) поведения, ценностные оценки, нравственные убеждения и моральные правила в большей или меньшей мере могут и не совпадать по направлению своего содержания с аналогичными категориями на макроуровне, иными словами с тем, какое содержание вкладывается в них обществом и приобретает официальный характер. В

силу этого формирование личности может проходить в неблагоприятных условиях.

Неблагоприятные условия могут привести к тому, что конкретное лицо может принять и сделать собственным убеждением те правила поведения, оценки ценностей, положения морали и нравственности, которые отрицаются обществом в целом, но признаются во влиявшей на формирование личности микросреде.

Таким образом, процесс формирования личности в неблагоприятных условиях может привести к образованию негативно-направленной ценностно-нормативной модели поведения личности[15]. При этом если в ценностно-нормативной сфере личности формируются цели общественно-вредного поведения, то наряду с ней формируется и соответствующая мотивационная сфера личности.

Мотивационная система личности, на наш взгляд, имеет важное значение в определении характера и направленности поведения человека. Ее значение объясняется тем, что мотивационная сфера «открывает человеку потребности, интересы, цели, влечения, идеалы и т.п., которые непосредственно детерминируют человеческую деятельность, через которые преломляются все внешние воздействия социальной и физической среды, которые представляют собой своеобразное активно-действенное отражение действительности».

Мотивационная система личности постоянно развивается, поскольку изменяются объекты притязаний. Обычно человек направляет свою деятельность на достижение пусть трудной, но заведомо достижимой цели. Причем к новым условиям, затрудняющим достижение поставленной цели, человек адаптируется. Легкодоступная цель перестает привлекать к себе внимание. Ставятся новые цели, но избираются новые пути их достижения, требующие наи

меньших затрат. А это обусловливает развитие социально-волевых свойств личности, выступающих специфическим регулятором в мотивационной сфере.

С точки зрения своего содержания мотивационная система, на наш взгляд, представляет собой не только побуждающий к достижению поставленной цели комплекс причин, но и «конкретное и варьирующееся в зависимости от условий средство организации человеческой жизнедеятельности»[16]. Хотя порой позитивные цели могут достигаться порицаемыми действиями. Ведь для мотивации поступков объединяются противоположно действующие побуждения влечение к чему-то и стремление избежать чего-то. Самостоятельное значение в механизме формирования личности имеет воспитание нравственных убеждений, и привитие моральных правил. Эта линия формирования личности очень тесно связана с этическим (нравственным) воспитанием как составной частью воспитания сознания. Связь эта выявляется в процессе обучения и разъяснительной работы. Для закрепления нравственных убеждений и моральных правил необходимо прибегать к приемам психологического воздействия на регулятивную и ценностную сферы личности.

Нравственное воспитание, выработка позитивных убеждений и привитие моральных правил не заменяет правового воспитания, которое исключительно важно с точки зрения формирования законопослушной личности. При этом следует отметить, что не все морально-нравственные правила закрепляются в праве. Такое связно с тем, что не все общественные отношения возможно урегулировать правом. Наряду с этим, некоторые случаи применения правовых норм не могут содержать нравственных свойств. Например, при задержании административного правонарушителя, личном досмотре. Все это требует от граждан не только знания закона, но и наличия у них соответствующего правосознания.

Воспитание правосознания граждан с одной стороны естественный процесс, вызываемый жизненной необходимостью, с

другой стороны - это большая область познания, которую сложно принять, изучить. В этой связи, зачастую граждане, особенно несовершеннолетние лица, черпают сведения о праве и о требуемом его нормами поведении от иных сомнительных источников. Таким источниками могут выступать и лица, ранее привлекавшиеся к административной ответственности. В результате формируется искаженное понимание права, его социальной роли в обществе. Возникает иногда отрицание права, отдельных его норм как социальных ценностей, противопоставление его как ненужного препятствия свободному поведению. Практика показывает, что правонарушения чаще совершают те, кто не обладает должным правосознанием, больше того, не зная права, закона.

Характеризуя механизм формирования условно выделяемых основных сфер личности[17], в которых находят свое выражение не только позитивные, но и негативные свойства личности вообще, личности административного правонарушителя, можно прийти к выводу о том, что этот механизм проявляется, прежде всего, в воспитании сознания человека. В настоящее время превалирует мнение, что воспитание - это лишь педагогический и внутрисемейный процесс. На наш взгляд, это узкий взгляд на проблему, что неэффективно влияет на процесс формирования личности. Содержание сознания не исчерпывается знанием и принятием тех или иных принципов жизни, правил поведения. Необходимо, чтобы внешние влияния привели к созданию системы внутренней регуляции поведения человека, основывающейся на том, что в ней участвуют самосознание, собственное представление о социальных ценностях, сложившаяся мотивационная система данной личности.

В свою очередь механизм нормативной регуляции социального поведения личности как процесс, тесно связанный с воспитанием сознания человека, способен привести к восприятию социальных норм как отвечающих взглядам данного человека. Воспитание сознания и нормативная регуляция социального поведения обуслов

ливают формирование определенных ценностных ориентаций[18]. Формирование ценностных ориентаций также зависит от воспитания разумных потребностей и интересов человека. Наличие у человека должного по уровню и содержанию сознания, собственных ценностных ориентаций и восприятия социальных норм в качестве собственных, выработка разумных потребностей и интересов создают условия для нравственного воспитания и соблюдения моральных правил.

Разумеется, все отмеченные компоненты личности слиты, вследствие чего личность рассматривается как единое целое. Несмотря на наличие ряда каналов, по которым осуществляется формирование личности, ее социализация, приобретение индивидом социальных качеств, выработанных благодаря общественному опыту, все влияния переплетаются, сходятся и аккумулируются в конкретной личности. Однако оставлять единственным средством воспитания педагогическое воздействие в интересах воспитания личности, как мы уже указывали, нецелесообразно. Нельзя наряду с этим следует использовать методы психологического воздействия посредством использования соответствующих принципов и механизмов, специальных приемов, разработанных и разрабатываемых в психологии, социальной психологии, теологии. В современной литературе подчеркивается, что формирование индивидуальных свойств личности в процессе социализации предполагает приведение в действие определенных психологических и социально-психологических механизмов подражания, психического внушения, убеждения и другие. Названные механизмы взаимодействуют, хотя их значение неодинаково Преобладающими механизмами являются убеждение и внушение. При использовании указанных механизмов важнейшим средством социализации является речь, значение которой все более возрастает по мере формирования лич

ности, иными словами, социализации[19]. Указанные психологические механизмы могут быть использованы для позитивного и негативного воздействия. Следовательно, в процессе формирования асоциальной личности определенное влияние оказывают психологические механизмы.

Не менее важное влияние на процесс формирования личности оказывает информация. От источника, от того кому он принадлежит, с какой целью функционирует, зависит характер информации и ее фактическое влияние на личность. От этого зависит конечный результат, т.е. будет ли процесс формирования личности общественно полезным либо асоциальным. Здесь следует отметить, что в Казахстане вводятся определенные ограничения в области средств массовой информации, в том числе и интернета.

Наряду с причинами, которые формируют личность нарушителя, отдельному рассмотрению следует подвергнуть условия формирования личности административного правонарушителя.

Нормативная регуляция социального поведения человека, его ценностные ориентации, усвоенные правила морали и нравственности, общественные отношения, взаимодействие с окружающей средой, поступки, поведение на работе, дома, в общественных местах и т.п. создает образ жизни индивида. Находясь под воздействием всего, что составляет образ жизни человека, будучи сам его активным выразителем, человек со своими мыслями и поступками находится в рамках своего образа жизни. Если существуют люди с активной жизненной позицией, то наряду с этим образ жизни некоторых людей характерен отклоняющимся поведением. Сюда не следует относить людей с психопатологическими формами поведения, что относится к области психиатрии.

Нормативная регуляция и складывающийся под ее воздействием образ жизни людей - многогранные и комплексные явления, состоящие из целого ряда элементов, непосредственно оказывающих влияние на человека. Это обстоятельство выступает в качестве одного из непосредственных детерминантов административной де-

ликтности и формирования личности административного правонарушителя.

Кроме того, в настоящее время достаточно большое влияние на административную деликтность среди несовершеннолетних оказывают различные деликтогенные группировки в школах, вузах, которыми зачастую явно или завуалировано верховодит взрослый. Такой яркий пример был отражен на страницах газеты «Время» корреспондентом Г. Выборновой «Амангоши взяли Тараз»[20].

В вопросе семейного воспитания так же существуют проблемы. К сожалению, встречается неверный подход в отношении к детям со стороны родителей. Любовь к детям из-за недальновидности и ложных представлений о воспитании приводит к полному освобождению детей от посильного им и необходимого для формирования личности труда. Такие воспитатели в лице родителей обычно говорят: «Нам было в детстве и в юношеские годы тяжело, так пусть нашим детям будет легко» или «Наработаться успеют, пусть пока отдохнут, порадуются». В результате вырастает эгоист и лодырь, ищущий место, где можно поменьше поработать и побольше получить денег. Уже в этом заключено стремление иметь достаток нечестным путем, а сказать проще - нечестно жить.

В этом смысле хотелось бы привести слова Кади Шейха Мухаммада Ахмада Кан’Ана в книге «Основы супружеской жизни»: «Всевышний и Всемогущий Аллах сказал: «Имущество ваше и дети ваши, только искушение вам, а у Аллаха великое воздаяние» (Ат-Тагъабун, 15). Когда человек подпадает под давление этого искушения, и оно способствует совершению запретного, как: поиск грязных денег для содержания детей, или оставлению какой-либо обязанности, то дети, в этом случае, приравниваются к его врагам. Следует остерегаться привязанности к детям до такой степени».

Такая забота о детях таит в себе еще большую опасность, если детей стараются уберечь от необходимости понимать такую простую истину, что семья живет на деньги, заработанные родителями.

Считается неудобным отказать ребенку в его непомерной просьбе, исполнение которой требует денег и научить понимать очень ясное слово «нет». Не меньший вред воспитанию детей причиняют ложь и фальшь, которые они начинают видеть в поведении родителей.

В школьном воспитании порой непоправимый вред приносит несправедливость учителя, безответственное высказывание обещаний, которые никто и не собирался выполнять, принятие педагогическим персоналом в школе, в профессионально-техническом училище, в колледже и тем более в высшем учебном заведении подарков за что-то от учащихся или от их родителей. Чаще всего указанные пороки и ошибки вызывают у молодых людей утрату веры в гуманность и справедливость, даже крушение идеалов, которые раньше удалось воспитать, конфликты со временем, отход и отказ от общепринятых полезных традиций уважения к старшим и к женщине, от чувства приличия, оправдание беспринципного, беспардонного, наглого поведения, объяснение всего этого «веянием времени». Неизгладимо тяжелый след в молодой душе оставляют «манипуляции» с оценками, особенно на приемных и выпускных экзаменах.

Неблагоприятные условия, складывающиеся иногда в трудовом коллективе, чаще всего заключаются в том, что они способствуют появлению и укреплению привычки употреблять спиртные напитки, приписывать к отчетности о выполненной работе, воровать на производстве сперва по мелочи, а потом и по крупному, причем не только на производстве, участвовать в различных махинациях. Негативное бытовое окружение поощряет появление и закрепление уже имеющихся дурных взглядов и привычек, нередко способствует их конкретизации в различных видах правонарушений.

Рассматривая вопрос о влиянии микросреды на формирование личности, оценка деликтогенного влияния должна осуществляться с учетом тех объективных обстоятельств, которые в настоящее время придают этой среде вполне определенное содержание. Здесь необходимо учитывать, и характер современных отношений, складывающихся в семье, в быту, в трудовом или учебном коллективе в условиях научно-технического прогресса, роста промышленных центров, миграции людей, что несомненно видоизменяет традиционные связи, порой нарушает известные устои, способствуя созда нию новых форм социального контроля. Все это в конечном итоге отражается на формировании, как позитивно, так и негативно направленной личности.

В условиях гендерной политики, когда женщины занимают активную жизненную позицию в обществе, тем не менее, следует в контексте роли семьи в формировании личности указать на отрицательные последствия, вызванные ослаблением ее внимания к семье и воспитанию детей.

Отмеченные обстоятельства сказываются на формировании личности не только нарушителя норм административного законодательства, но и любого человека, становящегося правонарушителем в силу вызванного ситуацией или неосторожным поведением административного правонарушения.

  • [1] Никулин М.И. Проблемы науки административной деликтологии. Диес... докт. юрид. наук: 12.00.02. - М., 2004. - С. 167. 2 Аймашев К.Ы. Проблемы, связанные с применением административного законодательства в борьбе с административными правонарушениями на транспорте // Правовые и организационные проблемы противодействия административной деликтности в Республике Казахстан: Материалы семинара-совещания / Под. общ. ред. д.ю.н., проф. С.Е. Еркенова. - Алматы: ООНИиРИР Академии МВД РК, 2005. - С.97. 3 Айкумбаев Т.М. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и нравственность в Республике Казахстан. Дис... канд. юрид. наук: 12.00.02. - Алматы, 2006. - С.57-75. 4 Кегембаева Ж.А. Юридическая ответственность должностных лиц в сфере государственного управления по законодательству Республики Казахстан. Дис... канд. юрид. наук: 12.00.02. - Алматы, 2002. - С.38-55. 5 Жигарев Е.С. Профилактическая деятельность милиции в системе мер по борьбе с пьянством и алкоголизмом: Учебное пособие. - М.: МВШМ МВД СССР, 1989.-С.23.
  • [2] Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность: Монография. - Л.: РИСО Ленинград, ун-та, 1968. - С.8. 2 Интыкбаев М.К. Криминологические меры борьбы с коррупцией: Учебное пособие. - Караганда: КарЮИ МВД РК, 2003. - С.24.
  • [3] Интыкбаев М.К. Криминологические меры борьбы с коррупцией: Учебное пособие. - Караганда: КарЮИ МВД РК, 2003. - С.5-12. 2 Маркс К., Энгельс Ф. Успехи движения за социальное преобразование на континенте // Соч., т. 1. - М.: Политиздат. 1981. - С. 132.
  • [4] Абдрахманов Б.Е. Административно-правовые и организационные проблемы борьбы с мелким хулиганством в Республике Казахстан (по материалам органов внутренних дел). Дис...канд. юрид. наук: 12.00.02. - Алматы, 2002. -С.84-85.
  • [5] Абдрахманов Б.Е. Административно-правовая ответственность за мелкое хулиганство. - Алматы: ООНИиРИР Академии МВД РК, 2005. - С.31-52.
  • [6] Алимбеков М.Т. Судебная практика по административным делам и пути совершенствования административного законодательства // Зацгер. - 2006. -№8.-С. 38-40. 2 Нуралин Д. Нормы и принципы административной ответственности // Зангер. - 2006. - № 7. - С. 13.
  • [7] Барлыбаева С. Эюмцплж зацныц колданылуы // Зацгер. - 2006. - № 7. -С. 23-25. 2 Киреев Р Совершенствование административного законодательства // Зангер. - 2006. - № 7. - С. 37-39.
  • [8] Жетпписбаев Б.А. Система мер административно-правового принуждения: Монография. - Алматы: ТОО «HAS», 2005. - С.35. 2 Зарипов З.С. Правовой механизм профилактики правонарушений. -Ташкент: Изд-во «Узбекистон», 1990. - С.83.
  • [9] Никулин М.И. Проблемы науки административной деликтологии. Диес... докт. юрид. наук: 12.00.02. - М., 2004. - С.393.
  • [10] Шопшекбаева А.Ш., Дауренханова Ж.Б. Правовые и организационные проблемы борьбы с административной правонарушаемостью (деликтностью) несовершеннолетних в Республике Казахстан: Учебное пособие. - Алматы: Данекер, 2004. - С.24.
  • [11] Содержание административно-правовых отношений в деятельности органов полиции по охране общественного порядка и ответственность участников этих отношений // Заключительный отчет НИР, подготовленный лабораторией № 2 НИИ Академии МВД РК / Руководитель темы Б.Е. Абдрахманов. - Алматы: НИИ Академии МВД РК, 2004. - С. 14. 2 Ковалев А.Г. Психологические основы исправления правонарушителя. -М: Наука, 1968. - С.46-52.
  • [12] Дагель П.С. Проблема типологии и классификации личности неосторожных преступников // Вопросы борьбы с преступностью. - 1978. - № 28. -С. 3-14. 2 Ратинов А. Р. Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход // Личность нарушителя преступника как объект психологического исследования. - М.: Изд-во Всесоюзного ин-та по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1979. - С. 3-33.
  • [13] Макуха А.Д., Тыныбеков К.С. Организация работы подразделений полиции общественной безопасности Республики Казахстан по предупреждению правонарушений // Социальная профилактика правонарушений: проблемы и перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. -Бишкек: Академия МВД КР, 2001. - 248 с.
  • [14] Жетписбаев Б.А. Административно-правовые меры профилактики и пресечения правонарушений несовершеннолетних. - Алматы: Академия труда и социальных отношений, 1998. - С. 13.
  • [15] Ратинов А. Р. Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход // Личность нарушителя преступника как объект психологического исследования. - М.: Изд-во Всесоюзного ин-та по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1979. - С. 3-33. 2 Калининский Л.П., Кетова А.В. Некоторые психологические проблемы формирования социальной и профессиональной зрелости студентов // Современные проблемы прикладной социологии и социальной психологии в трудовых коллективах: Тезисы докладов. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1984. - С. 328-329.
  • [16] Денисович В.В. Проблема социальных, биологических и психологических факторов в личности И Современные проблемы юридической науки: Материалы III Всеросс. науч.-практ. конф, молодых исследователей (26-28 апреля 2007 г.). -Челябинск: Полиграф-Мастер, 2007. - С. 126 - 130.
  • [17] Ратинов А. Р. Психология личности преступника. Ценностно-нормативный подход // Личность нарушителя преступника как объект психологического исследования. - М.: Изд-во Всесоюзного ин-та по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1979. - С. 3-33.
  • [18] Новик Ю.И. Психологические проблемы правового регулирования. -Минск: Изд-во «Университетское», 1989. - С.57. 2 Филиппенко В.И. Психологические проблемы нетрадиционных путей борьбы с правонарушениями // Психопедагогика в правоохранительных органах. - Омск: ОЮИ МВД России, 1996. - С. 99-100.
  • [19] Шадрина Е.А. О механизмах формирования личности // Структура личности и некоторые закономерности формирования сознания: Сб. науч, трудов. - Томск: Изд-во Томск.ун-та, 1997. - С. 45-46.
  • [20] Выборнова Г. Амангоши взяли Тараз // Электронный сайт газеты «Время». - 2009. - 22 октября // http://www.time.kz/index.php7newsicH 13056 2 Кади Шейх Мухаммад Ахмад Кан ’Ан. Основы супружеской жизни // Отв. ред. А.А. Убайдуллаев - Казань: ГУП «ПИК», 2005. - 142 с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >