Методология обобщения и анализа административно деликтологических исследований. Особенности исследования латентной формы административной деликтности

Административно-деликтологические факты, зафиксированные в ходе исследования, не дают законченного научного знания. Факт - это лишь внешнее выражение явления, и поэтому сбор сведений о фактах - важнейший и необходимый, но лишь первый этап в изучении причин явлений. Не менее ответственный этап - обработка и теоретическая интерпретация собранных данных.

При анализе полученных сведений, как и при их сборе, необходимо исходить из верных общеметодологических предпосылок. Именно они обеспечивают правильность анализа. Выполнение методологических требований не означает, конечно, немедленного теоретического объяснения явления. И анализ, и объяснение не сводятся к простому наложению эмпирически полученного факта на общетеоретический шаблон. Не сводится анализ сведений к простому сравнению динамических рядов, характеризующих различающиеся или сходные явления, к вычислению коэффициентов корреляции и индексов удельного веса. Прослеживать связи в их содержательно качественной и количественной форме можно только на основе их теоретического осмысления.

На этой же основе можно объяснять превращение единичного в общее, видеть за фактом явление, а за явлением его сущность, на

основе познания сущности вновь обратиться к изучению явления в его конкретности, объяснять механизм проявления общих сущностных закономерностей в тех или иных обстоятельствах места и времени.

Реализация методологических установок о системном характере анализа, о необходимости видеть объект исследования в целом и в то же время разделенным на отдельные структурные элементы, охватывать все многообразие внутренних связей - задача очень трудная. В решении этой задачи нельзя обойтись без некоторых необходимых упрощений. Упрощение, или абстрагирование от отдельных компонентов, целостности, является не менее важным методологическим требованием. Вопрос лишь в допустимых пределах абстрагирования, за счет каких элементов и связей абстрагирование достигается и как упростить представление о действительности, не потеряв при этом в информативной емкости этих представлений. Названная проблема особенно остро стоит при теоретическом анализе собранных сведений.

Разрешить эту проблему можно с помощью выделения уровней анализа в зависимости от возможностей, обусловленных характером анализируемого материала, методической вооруженности исследователя и, главное, в зависимости от целей и задач исследования. Границы уровней анализа подвижные и взаимопереходящие. Их можно выделять лишь для какого-то момента познавательной деятельности.

Можно назвать три уровня анализа административно-деликто-логического материала, призванного объяснить причины административной деликтности:

  • а) простые сопоставления и обобщения;
  • б) статистическая и расчетно-математическая разработка материалов;
  • в) создание концептуальных моделей.

Другой важной проблемой является проблемы обобщения и сопоставления административно-деликтологической и социально-экономической информации, а также проблемы с выявлением латентных форм административной деликтности.

Аналитические методы исследования позволяют извлечь из полученного материала гораздо больше полезной информации, чем при описательном анализе и оценке фактического материала. Важным средством анализа сведений является обобщение и сопоставление полученного материала с уже известной информацией. Любое новое знание рождается из сопоставления информации, характеризующей различные стороны явления.

Очевидно, что сопоставление должно проводиться между сведениями, хотя и различными, но связанными с изучаемым явлением и характеризующими это явление либо со стороны более общей системы отношений (например, связь между ценностной ориентацией индивида или определенного количества лиц со структурой ценностей, существующих в той системе отношений, в которую эти лица включены). Помимо этого сведения могут быть детализирующими (например, сопоставление ценностей, усвоенных индивидом, со средствами их реализации), либо сопоставление однопорядковых явлений в целях выявления определенных связей между ними (например, количество правонарушений, посягающих на общественный порядок и нравственность, совершенных на определенной территории за определенное время).

В подобных случаях можно выявить и сформулировать общий принцип получения нового знания. Чтобы такое знание было получено, необходимо: а) выход в иную систему отношений, б) выявление взаимодействий рассматриваемой системы с этой иной системой, в) получение характеристик такого взаимодействия, г) оценка этих характеристик с точки зрения задач исследования. Названный принцип познавательной деятельности отражает одну из наиболее общих закономерностей развития объективного мира, где любое новое качество появляется в результате взаимодействия однородных или (чаще) разнородных систем.

В административно-деликтологических исследованиях сопоставляются количественные характеристики социально-демографических, экономических, культурных и других явлений.

Сопоставление таких явлений будет социологически верным тогда, когда будут сопоставляться не единичные факты, а обобщенные явления. Обобщение - первый этап сопоставительного анализа. Отдельный пример может подтверждать не только правило, но и исключение из него, и собранием примеров нельзя заменить научного обобщения.

Опасность здесь в том, что при обобщении не только случайное, но и закономерное, пока единичное, исключается. Уловить новое и отбросить случайное помогает знание более общих закономерностей развития общества.

Не упустить новое помогает классификация изучаемого материала, его типичные характеристики (например, выделение объективно существующих социальных групп населения, жилых районов и т.п.). Игнорирование типичных различий и чрезмерно широкое толкование выводов способствуют потере значимой информации.

Проведенная еще на подготовительных этапах исследования разработка гипотезы помогает не только в сборе материала, но и в его анализе. Гипотеза указывает не только на то, какие факты необходимо собрать, но и по какому пути логичнее идти при обобщении фактов.

Несмотря на условность границ типичных объектов, только после определения типичных характеристик можно приступать к сравнению и сопоставлению тех или иных групп показателей. Условность границ исследователь должен принимать во внимание, но это обстоятельство не должно быть непреодолимым барьером в исследовании. Ясная исследовательская задача помогает разработать критерий сопоставимости. Она указывает, что должно быть взято, а от чего можно отвлечься. Очевидно, что сравнение легче вести по устойчивым группам показателей, например при сравнении уровня административной деликтности в двух районах - сравнивать наиболее распространенные, или наиболее стабильные, или меняющиеся по согласованному закону виды административных правонарушений. При сравнении показателей должно быть решено, какие же из этих показателей будут основными для проводимого исследования - демографические, экономические, социально-культурные и т.п., т.е. какие показатели будут приняты в качестве так называемых независимых переменных, а какие в качестве зависимых переменных. Должно быть также решено, по каким показателям будет проводиться сравнение, по структурным соотношениям, по показателям динамики либо по функциональным показателям. Структурные сопоставления наиболее удобны из-за их определенной статичности в данный момент и из-за большей легкости выявления. В особенностях структуры находят отражение динамические и функциональные процессы, так как в результате именно этих процессов явление приобретает тот или иной вид.

При решении вопроса о том, какие социально-экономические показатели брать для сравнения с административно-деликтологическими показателями, в тех случаях, когда речь идет о широком изучении административно-деликтологических проблем на определенном объекте (в районе, городе), представляется правильной та рекомендация, которую дают Е.В. Додин и В.К. Шкарупа[1]. Они предлагают отбирать те показатели, которые имеют очевидную связь с административно-деликтологическими показателями этого объекта, характеризующими отрицательные явления, влияющие на нравственное формирование граждан, на формирование общественного сознания. Они же справедливо добавляют, что среди тех, кто не работает и не учится, административная деликтность значительно выше. Добавим, что в тех случаях, когда изучается проблема «несовершения» административных правонарушений, низкого уровня административной деликтности в каком-то населенном пункте, могут изучаться и положительные социально-экономические показатели.

Глубокий научный и общественный интерес, проявляемый в настоящее время к проблемам изучения и противодействия административной деликтности, актуализировал потребность в повышении точности знании об уровне и динамике административной деликтности. Не умаляя важности совершенствования административно-правовой статистики, необходимо сказать, что даже при достижении максимально возможного уровня точности, согласованности, автоматизации обработки и других положительных качеств административно-правовой статистики сведения, даваемые ею, все же не смогут отразить полного количества совершенных административных правонарушений. Это связано с существованием латентной форм административной деликтности. Не каждое

из совершенных административных правонарушений становится известным органам правосудия. Латентная форма административной деликтности свойственна всем категориям административных правонарушений, но в зависимости от характера административных правонарушений доля латентной формы административной деликтности у различных категорий будет неодинаковой. В административных правонарушениях, посягающих на общественный порядок и нравственность, доля латентной формы административной деликтности незначительна, а в административных правонарушениях, в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения, она будет заметной. Относительно мелких хищений, по-видимому, правомерно предположить, что соотношение между выявленными и латентными формами административных правонарушений здесь сдвинется в сторону увеличения доли латентной формы административных правонарушений.

Не следует думать, что латентная форма административной деликтности оказывает влияние лишь на точность данных об общем количестве совершаемых административных правонарушений. Отрицательные последствия этого явления гораздо шире, и лежат они в социально-экономической и социально-психологической сферах жизни общества. Поэтому общее значение проблемы латентной формы административной деликтности нельзя недооценивать. К числу ее отрицательных последствий относится в первую очередь более значительный по сравнению с установленными административными правонарушениями экономический ущерб от не выявленных административных правонарушений.

Отрицательное влияние на граждан оказывает и неизбежно формирующееся в подобных случаях мнение о том, что административные правонарушения можно совершать безнаказанно. Мнение это может возникнуть под влиянием самых различных сведений. Случайность таких сведений не мешает, благодаря их большому впечатляющему воздействию, аккумуляции их в сознании и возникновению у индивида неблагоприятного и неправильного мнения. Поэтому более точное и более широкое информирование граждан о существовании и примерных масштабах латентной формы административной деликтности и, главное, о том, что государство и общество стремятся к его снижению, имеет немаловажное значение.

Существование латентной формы административной деликт-ности снижает и общепривентивное воздействие административно-правовой политики, вступает в противоречие с ее основным принципом, заключающимся в том, чтобы ни одно из совершенных административных правонарушений не должно быть нераскрытым. Отсутствие научно обоснованных представлений о масштабах латентной формы административной деликтности косвенным образом влияет не только на отношение общественности к проблеме административной деликтности в целом, но сказывается на размере ассигнований и структуре учреждений, непосредственно ведущих борьбу с административной деликтностью.

Отсутствие точных сведений об уровне латентной формы административной деликтности затрудняет работу ученых-админи-стративистов, поскольку выводы ученых будут тем обоснованнее, чем полнее изучено интересующее их явление. Такие аспекты изучения административной деликтности, как административноделиктологический прогноз движения административной деликтности, а также математические приемы и методы обработки административно-деликтологических данных должны основываться на анализе динамических рядов, характеризующих административную деликтность и смежные с нею социальные явления, а для этого необходимы возможно более точные данные о состоянии административной деликтности.

Конечно, зарегистрированную административную деликтность можно рассматривать как выборку из общего числа административных правонарушений. Но в связи с этим возникает вопрос о том, достаточно ли для научной разработки и получения верных выводов рассмотрения этой «выборки», т.е. вопрос о репрезентативности «выборки». Подробное рассмотрение данной задачи, конечно же, заслуживает специального изучения, и здесь придется ограничиться лишь общими принципиальными замечаниями.

Определение репрезентативности выборки в рассматриваемом аспекте серьезно затруднено незнанием общего числа совершенных административных правонарушений, но все же, с некоторыми допущениями, оно возможно как для административной деликтности в целом, так и для отдельных видов административных правонарушений. Однако в зависимости от вида административных правонарушений показатель репрезентативности зарегистрированной доли будет меняться. Все большие изменения в показателе репрезентативности будут происходить при все более дифференцированном подходе к характеру административных правонарушений. Некоторые категории административных правонарушений настолько не схожи, что общее, совместное их изучение не будет плодотворным.

Репрезентативность может соблюдаться и при случайном характере выборки, если обеспечен необходимый ее объем. Доля зарегистрированной административной деликтности во всей существующей ее «генеральной совокупности» достаточно велика. Но, во-первых, степень репрезентативности придется специально доказывать применительно к каждой категории административных правонарушений, и, во-вторых, сам принцип случайной выборки может из-за каких-то объективных причин быть не соблюден (что и происходит в действительности). В результате административные правонарушения, обладающие важными характеристиками, влияющими на их явный или латентный характер, будут концентрироваться в группе зарегистрированных или оставаться в числе не выявленных и в последнем случае - выпадать из научного рассмотрения. Уже из приведенных соображений ясна желательность, и даже необходимость охвата при административно-деликтологическом изучении латентной формы административной деликтности.

В то же время можно констатировать, что казахстанские исследователи административной деликтности уделяют проблеме латентной формы административной деликтности недостаточное внимание. Именно методы такого выявления являются главным звеном в данной проблеме. Улучшение наших знаний о сложном и скрытом явлении невозможно без улучшения методов их получения.

Н.П. Мышляев считает, что, рассматривая вопрос о проверке сообщений о совершенных административных правонарушениях, следует говорить об обнаруженной информации об административных правонарушениях, а не об обнаруженной административной деликтности[2]. С подобным мнением следует согласиться,

вместе с тем, надо учитывать, что цель исследования может быть и в получении сведений об административной деликтности. Акцент на информационную сторону этого вопроса оправдан, так как помогает в разработке методических проблем латентной формы административной деликтности.

Трудности решения вопроса об уровне латентной административной деликтности чрезвычайно велики, даже если пытаться решить его лишь с некоторой степенью приближения. Они связаны с характером изучаемого явления.

М.И. Никулин, обращая внимание на важность и сложность проблемы скрытой административной деликтности и определяя основное направление ее изучения, указывал на необходимость разработки критериев и методики определения скрытой административной деликтности путем установления косвенных признаков, свидетельствующих о ее наличии. Эта мысль намечает наиболее перспективные пути решения вопроса об уровне скрытой административной деликтности[3].

Косвенные методы выявления такой административной деликтности позволяют оперировать сведениями не о самом процессе или явлении, а сведениями об их последствиях. Тем самым проблема выявления латентной формы административной деликтности трансформируется в проблему выявления последствий противоправной деятельности, а это подсказывает и более конкретные пути исследования. Исходя из того, что административные правонарушения, имеющие материальную природу, оставляют во внешнем мире какие-то материальные следы и, будучи человеческими действиями, затрагивают отношения между людьми, становится возможным установление объективных последствий противоправных действий. Следовательно, возникает возможность опереться при определении количества наблюдавшихся действий на косвенные объективные методы. Вместе с тем возможно (а иногда это единственный способ) обращаться к субъективным оценкам латентной формы административной деликтности. Но при получе

нии таких оценок необходимо прибегать к специальным методикам, повышающим их надежность.

При использовании косвенных объективных методов, прежде всего, необходимо решить, в чем объективно могут выразиться последствия тех или иных действий (административных правонарушений). Ответив на этот вопрос, можно наметить пути получения объективных данных, на основе которых можно делать обоснованные заключения о количестве неизвестных административных правонарушений, об уровне и динамике скрытой административной деликтности.

Наиболее удобны для анализа такие сведения о последствиях административных правонарушений, которые находят отражение в каких-то учетных документах. При переходе в таком анализе к конкретному объекту результатом будет уже не общее представление об уровне латентной административной деликтности, а дело о конкретном административном правонарушении. Сложность и громоздкость такого анализа предъявляет высокие требования к его методике и предполагает отличное знание особенностей административного законодательства.

Статистическое и административно-деликтологическое изучение уровня, структуры и динамики латентной формы административной деликтности и сопутствующих ей явлений на основе косвенных объективных данных в определенных случаях и пределах возможно. Исследования в этом направлении могут дать интересные результаты.

Вместе с тем даже при максимальном использовании объективных показателей для выявления уровня латентной формы административной деликтности все же будет сохраняться значительная неопределенность. Для получения сведений об уровне и тенденциях изменений латентной формы административной деликтности неизбежно придется прибегать дополнительно к субъективным мнениям и оценкам, даваемым компетентными лицами.

Состояние или тенденции изменения социального явления или процесса, устанавливаемые путем несложных (прямых) обобщений и сопоставлений, не исчерпывают всего объема полезной информации, которая может быть извлечена из имеющихся в распоряжении исследователя административной деликтности фактов и сведений. Административно-деликтологические факты и сведения, если они представляют собой некоторые массовые совокупности и распределения, могут быть подвергнуты более сложным видам количественного анализа, а именно статистического и математического.

Использование статистических и математических методов позволяет получить ряд практически важных оценок и характеристик при анализе материалов конкретных административно-деликтологических исследований.

В настоящее время обсуждается не вопрос о правомерности использования математических методов в общественных науках, а вопрос о пределах, формах и основаниях такого использования. Вопрос этот нуждается в обсуждении применительно к предмету каждой конкретной науки и в связи с непрерывным развитием и совершенствованием самих математических методов. По мере все более широкого использования математических методов для познания общественных явлений необходимо подчеркивать решающее значение методологии.

Поскольку все статистические методы и большинство методов математического анализа основываются на количественных величинах и соотношениях, то применению этих методов должна предшествовать формализация социологических показателей.

Единицей анализа и счета в изучении общественных явлений, как правило, становится социально значимый факт, объект или ситуация. Причем считать можно либо число проявлений событий или фактов, либо срок (время) их проявления, либо какие-то величины, характеризующие географию их распространения, направленно изменений и т.п.

Для внесения структурного порядка в совокупность числовых данных могут с успехом использоваться такие несложные способы представления числовых данных, как таблицы, графики и коэффициенты. Названные способы упорядочения числовых величин являются не только подготовительным этапом к проведению более сложного математического анализа, но и сами служат весьма серьезным аналитическим инструментом. Аналитические качества этих простых приемов нередко недооцениваются, а они (особенно графики) при анализе материалов административно-деликтологических исследований должны найти более широкое применение. Представляется целесообразным кратко рассмотреть аналитические возможности и особенности названных приемов.

Статистические таблицы представляют собой систему чисел, расположенную в прямоугольной координатной сетке, состоящей из столбцов и строк. Таблица является статистической тогда, когда она отражает результаты статистического наблюдения или результаты обобщения сведений по ряду объектов, районов и т. п. Числовые данные, представленные в клетках таблицы, содержат сведения об объекте изучения и о показателях, которыми объект изучения характеризуется. Таблицы могут быть трех видов: а) простые, б) групповые, в) комбинационные. Простые таблицы бывают перечневыми, территориальными и хронологическими (для характеристики развития процесса во времени). В групповых таблицах изучаемый объект разделен на группы по какому-то признаку. Составлению такой таблицы предшествует группировка, типизация объектов. Если группировка проводится по нескольким признакам, а каждая группа делится на подгруппы, то это будет комбинационная таблица.

Различают таблицы и по способу характеристики объекта. Здесь они также могут быть простыми или сложными. Сложные имеют графы «всего», «в том числе». Такое деление делает таблицу содержательной, позволяет охарактеризовать изучаемую структуру более детально.

Для того чтобы составленную таблицу было легче изучать, она не должна быть чрезмерно большой. Для этого иногда целесообразно укрупнять, объединять показатели или строить несколько таблиц. Данные следует располагать в таблице таким образом, чтобы сравниваемые цифры располагались друг под другом. По таблице можно судить о сумме складываемых величин, об отклонениях от средних величин, о том, как и где группируется тот или иной уровень признака, что помогает прослеживать закономерности в распределении изучаемых характеристик.

Графики - еще один вид представления анализируемых величин, при котором числовые значения этих величин переводятся в зрительные образы. Графическое изображение величин имеет значительные удобства, что позволяет широко использовать графики в аналитической работе. Они придают информации наглядность. Графический метод наименее трудоемок и в то же время достаточно многообразен. Он позволяет сравнивать показатели за любой отрезок времени, иллюстрирует динамику, взаимосвязь и зависимость показателен.

Графики позволяют сравнивать между собой результаты исследований, проведенных по одной проблеме разными исследователями, так как график хорошо иллюстрирует соотношения уровней, количеств и т.п., а соотношения легко сравнить.

В теории статистики считается возможным использование графических изображений в следующих целях[4]:

  • 1) Для характеристики развития явлений во времени (в динамике);
  • 2) для сравнения каких-либо одноименных статистических показателей, относящихся к разным объектам;
  • 3) для выяснения географической характеристики изучаемого явления;
  • 4) для характеристики состава (структуры) какого-либо явления и изменений, которые происходят в их структуре;
  • 5) для изучения зависимости одного явления от другого.

График может быть в виде статистической кривой (линейный график), расположенной в прямоугольной или полярной системе координат. Такие графики удобны для анализа развития явления во времени. При прямоугольной системе координат по оси абсцисс откладываются временные периоды (горизонтальное их расположение привычнее), а по оси ординат - характеризуемые показатели. При полярной (радиальной) системе координат абсциссой служит окружность, а ординатой - радиус или его продолжение за пределы окружности. Такой график компактен и хорошо иллюстрирует развитие явления во времени, особенно тогда, когда имеется замкнутый временной цикл (дни недели, часы суток и т.п.) Вид графиков (крутизна кривой) зависит от соотношения масштабов обоих учитываемых показателей, и поэтому, чтобы кривая не была чрезмерно крутой или слишком пологой, их масштаб должен тщательно выбираться. Интервалы времени, откладываемые по

оси абсцисс, во всех случаях должны быть пропорциональны продолжительности анализируемых периодов времени

Линейные графики пригодны не только для анализа развития явления во времени, но и для отображения расположения учитываемых признаков. Для этого по ординате откладывается численность или частота встречаемости признака явления, а по абсциссе - степень или вариант его проявления. Используются такие графики и для выяснения зависимости одного признака от другого. При этом каждый из признаков откладывается по одной из осей.

Особенность линейных графиков состоит в том, что они позволяют получить представление о явлении, выходящем за пределы проведенных наблюдений, так как допускают возможность экстраполяции и интерполяции. Однако этой возможностью следует пользоваться с большой осторожностью.

При изучении личности правонарушителей административно-правовых норм может быть использован график, состоящий из одной прямой линии, на которой отмечаются этапы развития событий или процесса. Это удобно для взаимных сопоставлений. Если на линии отложены годы жизни изучаемого лица, то на ней значками (разными для каждого из учитываемых событий) отмечаются события (начало трудовой деятельности, женитьба, получение образования, совершение первого административного правонарушения и т.д. и т.п.). Такую «линию жизни» можно сопоставить и с линией, характеризующей развитие какого-либо процесса (стадии алкоголизма, наркомании и т.п.).

Сравнивая, таким образом, отдельные серии наблюдений, легче преодолеть трудности подбора контрольных групп, так как проявление изучаемого свойства или признака можно контролировать внутри одной и той жр группы. Сравниваться могут линии в целом или величина отдельных их отрезков. Легко при этом сравнивать одни и те же возрастные группы лиц, учитывать календарный год наступления события и, наоборот, зная календарный год, сравнивать возрасты и т.п.

Для анализа уровней интенсивности или распространенности явлений используют столбиковые (ленточные) диаграммы. Диаграммы в форме изображения объемов (куб, шар) применяются редко, так как инженерной психологией доказано, что они воспринимаются хуже[5].

Столбиковые, а особенно круговые (секторные), диаграммы широко используются для характеристики структуры явления. Одновременно с их помощью может быть охарактеризована и его динамика.

График - это условная (знаковая) модель. Но возможно сочетание графика с некоторым геометрически у сходством. Достигается это в картограммах - схематических географических картах или планах, на которых отдельно изучаемые районы обозначаются различно, в зависимости, от присущей данному району величины изображаемого признака Различие в интенсивности проявления изучаемого признака выражается различной густотой точек или штриховки либо различной степенью интенсивности окраски. Заранее оговаривается, какая величина показателя соответствует одной точке или определенному цветовому тону.

На картограмме может быть изображено распределение нескольких изучаемых признаков явления (например, штриховкой -плотность населения, а точками - количество совершаемых в районе административных правонарушений). Цветом же может быть выделена еще какая-либо характеристика. Картограмма удобна для анализа распространенности тех или иных административноделиктологических характеристик на определенной территории в сопоставлении с иными социально-экономическими характеристиками. Можно составить административно-деликтологический атлас для ряда районов. На картограмме в качестве основного признака может отображаться не уровень административной де-ликтности, характерный для определенного района (в целом или по отдельным ее видам), а например, такие характеристики лиц, совершивших административные правонарушения, как их место рождения, работы или жительства.

При всей важности графического метода интерпретации анализируемых данных нельзя не учитывать и существенного ограничения его возможностей в адекватных административно-деликто-логических описаниях. График позволяет отобразить взаимодей

ствие лишь двух величин. Путем усложнения графика возможно введение третьей величины при построении его в трехкоординатной системе. При построении трехкоординатного графика на плоскости восприятие отображаемых величин бывает уже затруднено. Однако возможно построение трехмерного графика в объемном варианте. Это будет топографический или ландшафтный график, поскольку его внешний вид напоминает модель рельефа местности. На таком графике может быть отображена, например, закономерность изменения численности рецидивистов в зависимости от взаимодействия двух каких-то величин (законодательства, социально-экономических условий, сроков пребывания в местах лишения свободы и т.д.).

Трехмерный график может не только описывать фактические данные, но и объяснять результаты взаимодействия каких-то величин, так как отражает меру их взаимодействия. Построение более сложных (многомерных) графиков и моделей для непосредственного визуального их восприятия невозможно. Для анализа взаимодействия большего количества переменных приходится пользоваться компьютерной техникой, способной выполнять операции в так называемом многомерном пространстве.

Следует упомянуть и о таком графическом способе анализа учитываемых показателей, как номограмма. Номограмма позволяет находить значение некоторой величины в зависимости от двух других. Она обычно состоит из нескольких (до 10) вертикальных шкал, каждая из которых градуирована таким образом, что, найдя значение двух показателей (на двух шкалах) и соединив эти две точки, на пересечении соединительной линии с другими шкалами номограммы находим значения всех иных показателей, соответствующих двум первоначальным. Номограмма пригодна лишь для количественного описания явления в том случае, если предварительно выявлены его количественные характеристики.

Взаимозависимости явлений и их признаков могут отображаться графически при помощи так называемых графов, т. е. схем связей объектов или явлений. Теория графов быстро развивается и находит применение в конкретных науках, в том числе социальных[6].

Индексы - важный вид обобщающих показателей в статистике. Индексом обычно называется числовой показатель, отображающий относительное соотношение некоторых свойств или связей объекта. Для того чтобы такие соотношения были определены, эти свойства и связи должны быть представлены в виде числовых величин. Ценность индексных соотношений в том, что они позволяют проводить сравнение непосредственно несоизмеримых, т.е., неоднородных по своему социальному содержанию, величин. Таким образом, можно из сравнения количественных величин получать качественные характеристики объекта или явления, представление об их изменениях во времени и пространстве. Количественное выражение полученных при этом соотношений позволяет проводить точные измерения уровней интенсивности явлений или величины признаков объекта.

Разнородные показатели приводятся к соизмеримому виду на основе ранее установленной взаимосвязи. Исходя из этого, в административной деликтологии индекс уровня административной деликтности следует образовывать из соотношения между количеством административных правонарушений, совершаемых на определенной территории, и числом населения, проживающего там же.

Данный индекс, рассчитанный на 100 тысяч или иное количество населения, основан на связи между численностью населения и количеством административных правонарушений.

Индекс выступает, как структурный показатель, позволяя, например, сравнивать уровень административной деликтности на различных территориях. Но одновременно он, будучи структурным показателем, позволит изучать динамику явления. Для этого некоторый период времени необходимо принимать за базисный период. Сравниваемый с базисным период можно именовать отчетным. Индекс будет цепным, если базой для сравнения будет каждый предыдущий год. Выбор базисного периода при анализе динамики явления зависит от задачи исследования. Если базисное число принимать за 100, то масштаб изменений становится более удобным, так как его можно выразить в процентах. В качестве базисного индекса может рассматриваться средний для совокупности показатель.

Индекс дает возможность не только сравнивать структуру и анализировать динамику, но и изучать роль факторов, влияющих на изменение явления. При этом изучаемый фактор рассматривается в изменении, а связанное с ним явление фиксируется на определенном уровне (например, при изучении влияния реального дохода на душу населения на административную деликтность.

Поскольку индекс выражает отношение между показателями, характеризующими массовые, статистические процессы, его можно считать «мерой центральной тенденции в динамике некоторой группы объектов»[7] и условность индекса не лишает его этого свойства.

Индекс может быть использован и для сравнения результатов ответов на вопросы анкет.

Если соотношения, отражаемые в индексе, имеют постоянный характер для каких-то групп или территорий, то такой индекс может использоваться в качестве поправочного коэффициента, с помощью которого можно судить о характеристике структуры, изучаемой при ее изменении, т.е. возникает возможность прогнозирования явления. Одним из таких коэффициентов является, например, коэффициент, отражающий стабильное соотношение между мужской и женской административной деликтностью.

Логический аппарат анализа социально-экономических и ад-министративно-деликтологических фактов может быть значительно усилен за счет использования некоторых методов математического анализа. Эти методы позволяют более эффективно, чем при использовании обычных статистических таблиц, анализировать полученную в результате исследования информацию. Сразу же нужно оговориться, что большинство методов математического анализа применимо лишь там, где получены количественные выражения исследуемых явлений и процессов, причем необходима предварительная точная формулировка задач, которые должны быть решены с помощью математического анализа.

В настоящей работе нецелесообразно подробное рассмотрение тех или иных методов и приемов математического анализа. Они настолько специализированы и сложны, что их использование может быть обеспечено лишь лицами, получившими математическую

подготовку и специализирующимися в каком-то конкретном виде анализа. К тому же применение таких методов, как метод корреляционного и особенно корреляционного множественного анализа, требует столь значительного объема вычислительной работы, что проведение ее не может быть осуществлено без участия коллектива математиков и использования электронно-вычислительных машин. Исследователь административной деликтности ограничивается знакомством лишь с основными особенностями таких методов. Как правило, этого достаточно для постановки перед соответствующими специалистами задачи по применению соответствующих математических методов.

В настоящее время в социально-экономических исследованиях наиболее широко используется метод корреляционного или регрессионного анализа. Этот вид математического анализа пригоден для измерения тесноты связи между теми или иными признаками или факторами изучаемого явления. Это способ количественной оценки степени тесноты связи и характера взаимодействия признаков во времени. Количественная мера связи называется коэффициентом корреляции и служит критерием правильности выводов о влиянии некоторых факторов на изучаемое явление. Корреляционный анализ позволяет как бы накопить и на этой основе выделить постоянные влияния одних признаков па другие, отграничить их от влиянии случайных. Коэффициент корреляции может быть общим, совокупным (характеризующим связь некоторой величины со всеми другими) и частным. При абстрагировании от влияния всех величин, кроме одной проверяемой, коэффициент тесноты связи именуется частным.

Изучение сложных внутренних взаимосвязей требует многомерного статистического анализа, применения аппарата множественной или совокупной корреляции и других методов.

Большинство авторов, рассматривающих проблемы использования корреляционных методов в общественных науках, справедливо подчеркивают некоторую их ограниченность, поскольку наличие определенного соотношения между двумя или более признаками явления еще не означает наличия между ними причинно-следственной связи. Математические методы как методы сугубо формальные не пригодны для определения причин явления, они лишь демонстрируют внешние связи и отношения, нуждающиеся в последующем качественном рассмотрении. Это особенно важно тогда, когда два внешне связанных явления имеют своей основой некоторое более общее явление. Можно, например, установить весьма высокий коэффициент корреляции между чередованием морских приливов и количеством автомобилей, проходящих по улицам приморского города в определенные часы. Но нельзя признать прилив причиной изменения транспортных потоков. У обоих этих явлений есть общая причина - суточное вращение Земли[8].

Дополнительная трудность использования корреляционного анализа в изучении социальных явлений заключается в том, что измерение качественных признаков всегда условно, а их так называемое нормальное распределение редко достижимо. Использование таких признаков может давать прогрессирующую ошибку при многократном использовании этих величин в расчетах по сложным формулам. Уменьшить ошибку позволяет выравнивание статистических рядов по способу, именуемому методом наименьших квадратов.

Промежуточной фазой корреляционного анализа может быть анализ, используемый для предварительного отбора наиболее значимых (независимых) факторов. Такой промежуточный анализ представляет собой не что иное, как исследование структуры явления, отображаемой в специальной таблице (матрице), где отмечаются коэффициенты парной корреляции анализируемых данных. Эти коэффициенты служат основой для корреляционного анализа. Аппарат подобного анализа опирается на уже измеренные данные, он не пригоден для их измерения.

Для исследования количественно непредставимых факторов, влияющих на явление, используются дисперсионный и латентный анализы. В частности, при обработке ответов на вопросы анкет или тестов можно определять, как распределяются люди в зависимости от характера ответа на тот или иной вопрос. Словом «латентный» подчеркивается отличие информации, полученной в

результате математической обработки первичных данных, от информации, полученной непосредственно в результате опроса или наблюдений.

Помогает оценке значимости изучаемых факторов и еще один формально-математический прием - последовательный анализ.

При помощи такого анализа можно как бы опознавать, а потом численно оценивать выявленные и изучаемые факторы. Существенное преимущество последовательного анализа заключается в том, что он предусматривает работу со сравнительно небольшим числом единиц изучаемой совокупности и в зависимости от результатов позволяет либо ограничиваться этим количеством, или отбирать их еще до получения достаточно определенного результата.

Некоторые ответвления математической статистики могут дать исследователю административной деликтности интересные идеи и предоставить математический аппарат для разработки и проверки различных концепций. Это - теория массового обслуживания, теория надежности, теория игр и статистических решений.

Теория статистических решений рассматривает, в частности, проблему выбора образа действий человеком или обществом в тех случаях, когда отсутствует информация о всех факторах, влияющих на возникновение явления. Эта теория и теория игр могут быть полезны при разработке отдельных аспектов профилактической работы.

С их помощью можно оценить, например, реальный общественный вред, приносимый административным правонарушением и административной деликтностью и сравнить его с общественно полезной деятельностью. Рассмотрение проблем административного правонарушения в понятиях «выгоды» и «убытка», используемых в теории игр, помогает оценивать эффективность наложения административного взыскания и другие вопросы противодействия административной деликтности. Это позволяет решить вопрос о том, какое направление противодействия административной деликтности наиболее целесообразно при данных условиях.

При применении математики в решении административно-деликтологических задач приходится постоянно подчеркивать трудности использования математических методов. В самом общем виде трудности эти связаны с несоответствием между уровнем понимания закономерности социального поведения и уровнем развития современной математики. Природа социальной жизни настолько сложна, что классические методы математики не всегда соответствуют тем задачам, которые выдвигает изучение социальных явлений.

Потребности практики должны привести к созданию математики, способной строго и полно анализировать социальные явления. В настоящее время быстро развиваются неколичественные направления математики, пригодные для структурного и системного изучения объектов. Методы топологического анализа, и особенно методы моделирования, в которых математики подошли к изучению качественных свойств явлении, уже сейчас выступают как важные средства изучения социальной действительности.

Одной из важным проблем стоящих перед административной деликтологией на современном этапе является построение концептуальных моделей в административной деликтологии и прогнозирование административной деликтности.

Математический аппарат любой сложности способен проявлять и показывать связи, но не создавать теории явления. Разработка теоретической концепции, объясняющей причину возникновения данного явления, осуществляется с помощью гипотезы. Получение теоретического вывода - завершающий этап в научной разработке конкретного вопроса.

Очевидно, что даже завершающий этап исследования является лишь моментом в развитии знания о сложном явлении и поэтому будет правильным рассматривать построение теоретической концепции в качестве метода развития знания. Это положение стало особенно наглядным после того, как в науку широко вошел метод моделирования.

Понятие «моделирование» приобрело универсальный характер после того, как были установлены многие общие принципы, лежащие в основе различных методов познания, поэтому под моделью различные авторы предлагают понимать «материально отображенную систему, которая воспроизводит объект исследования, может использоваться вместо этого объекта и способна давать новую информацию об объекте»[9].

В приведенном определении содержание понятия «модель», на наш взгляд, несколько сужено, что видимо связано с из-за желания автора подчеркнуть познавательную роль модели. Модель описывает объект в рамках определенной понятийной системы, в той или иной системе знаков, и это описание неразрывно связано с развитием теоретического представления об объекте, существующем в конкретной науке. Философы правильно отмечают, что «модель - это попытка теоретического воспроизведения, «теоретической реконструкции» интересующего нас объекта»[10]. Такое понимание модели и моделирования позволяет обратить внимание на познавательное значение именно концептуальных моделей.

Это необходимо подчеркнуть, так как в административной де-ликтологии в силу специфики объекта исследования невозможна его реализация вне теоретических и абстрактных определений и понятий. С другой стороны, административная деликтология еще не достигла той степени развития, чтобы создавать завершенные и предельно формализованные математические модели. Данное обстоятельство также заставляет в настоящее время акцентировать внимание именно на концептуальных, теоретических моделях. Вместе с тем необходимо сразу переходить к построению точных математических моделей, как только выясненные соотношения и связи позволят это сделать.

Если под моделированием понимать описание объекта в той или иной системе знаков (семантической, графической, символической и т. п.), то следует признать, что любое научное определение объекта уже является его моделью.

Общим для всех моделей качеством является наличие изоморфной структуры изучаемого объекта. Структура модели может быть статической или динамической, что относится уже к ее внутренней характеристике. Модель как одно из средств познания может использоваться для отображения структуры изучаемого явления, либо его функций, либо историко-генетического развития. Высшим этапом моделирования будет органическое соединение всех этих сторон в системной модели.

В модели можно использовать лишь унифицированные категории, определения и утверждения. Не следует смешивать в одной модели различные «языки», имея в виду различие, как по уровню абстракции, так и по принадлежности «языка» к той или иной формализованной системе понятий.

В чем же смысл моделирования как метода познания? Почему «моделирование» из инструмента разъяснения и иллюстрации научных положений превращается в эвристический метод? Во-первых, потому, что любое научное определение уже несет какую-то эвристическую нагрузку, позволяя им оперировать в процессе познания для сопоставлений с этим определением фактов реальности. Во-вторых, популярность моделирования начала быстро возрастать с тех пор, как исследователи стали обращаться к изучению все более сложных явлений и процессов. Тут достоинства моделирования как метода познания приобрели решающее значение.

Метод моделирования позволяет «упростить картину, полученную на базе старых методов»[11] и вместе с тем сохранить значительный научно-познавательный потенциал.

Моделирование выступает как метод познания на первый план тогда, когда эмпирическая картина изучаемого явления неполна, не выяснена в деталях. Синтез наших знаний о конкретном объекте и выявление важных для исследования его неизученных сторон -вот основные преимущества моделирования как метода познания.

Идея многоуровневого построения знания в полной мере применима и к построению моделей. Исследуемая проблема в целом может быть охвачена взаимосвязанным комплексом моделей, а отдельные стороны проблемы - конкретными, частными моделями. Вот, например, как можно отобразить положение о том, что индивид в своем поведении осуществляет выбор пути к намеченной цели и, проходя через конкретные жизненные ситуации, накапливает жизненный опыт избирательно. Можно утверждать, что опыт - это результат выбора. В свою очередь выбор - это функция опыта, ценностной ориентации. В обоих вариантах важен учет ситуаций, в которых выбор осуществляется.

Чаще всего модель создается для анализа структурных или иных связей и на фиксирование связей обращается наибольшее внимание. Возможность многоуровневого построения моделей позволяет освобождать модель от излишних деталей и выявлять на ней наиболее существенные свойства. Такое положение особе важно при исследовании индивидуального поведения и распространения административно-деликтогенных влияний, а также при анализе профилактической работы государственных органов. Так же могут быть отображены проблемы и методы самой науки административной деликтологии.

Любая модель может заменяться лучшей по мере совершенствования представлений о реальной действительности, к познанию которой любая модель нас приближает.

Важным качеством метода моделирования является применимость его в прогностике. Проблема прогнозирования социальных процессов по мере развития науки о закономерностях и особенностях общественного развития привлекает все большее внимание.

В обществе, организованном на научных основах, руководство социальными процессами должно базироваться на предвидении их развития. Трудности в получении социальных прогнозов исключительно велики, так как прогнозирование осуществляется в сложной сфере социальных процессов.

При прогнозировании нужно опираться на основные закономерности, лежащие в основе этих процессов, в том числе закономерности, определяющие сегодняшнее состояние изучаемого явления.

Будущее возникает из настоящего. Поэтому основой прогнозирования является знание действительности во всех ее аспектах и учет закономерностей, познаваемых нередко на историческом материале. Вероятностный характер взаимодействия фактов, образующих причину явления, и непредсказуемость этого взаимодействия в деталях, жестких рамках, также не лишает возможности формулировать прогностические выводы. Но формулировка должна быть вероятностной.

Трудности, связанные с социальным прогнозированием, полностью относятся и к такому социальному явлению, как административная деликтность. Проблема прогнозирования административной деликтности состоит в исследовании причин административной деликтности, в результате которого возможно прямо или косвенно выражать свое мнение о будущем развитии этого явления.

Употребление слова «прогноз» применительно к администра-тивно-деликтологическим теориям прошлого не совсем точно. Лучше говорить о догадках, предвидении и т.д., поскольку в настоящее время термин «прогнозирование» приобрел смысл научного предсказания.

Научный характер организации противодействия административной деликтности требует соотнесения мер и средств этой борьбы с предвидением движения самой административной деликтности. Проблема прогнозирования административной деликтности перестает быть чисто научной и становится для общества важной практической задачей.

Административно-деликтологическое прогнозирование должно опираться не только на закономерности, присущие административной деликтности, но и учитывать иные социальные процессы, что повышает обоснованность и точность административно-деликтологических прогнозов и позволяет планировать борьбу с административной деликгностью.

Знание сущности возникновения и развития административной деликтности в целом и закономерностей изменения административной деликтности также исключительно важно для повышения надежности административно-деликтологических прогнозов, для их конкретизации.

При административно-деликтологическом прогнозировании в отличие, например, от экономического предсказывается не результат деятельности общества и государства, а некоторый «стихийный» процесс, не являющийся результатом специально организованной деятельности. Лишь с точки зрения правонарушителя, и то не всегда, противоправное посягательство носит целенаправленный и заранее планируемый характер.

Вопрос о характере административной деликтности и степени ее детерминированности другими явлениями общественной жизни нуждается в специальном рассмотрении применительно к специфическим задачам административно-деликтологического прогнозирования. От решения этого вопроса в значительной мере зависит выбор информационной базы прогноза.

Наряду с определенной устойчивостью количественных показателей административной деликтности в ней имеются и случайные колебания, влияние которых нужно определить. Для этого, в свою очередь, нужно определить природу возникновения таких случайностей и то, откуда они «входят» в процесс становления и изменения административной деликтности. Планирование и программирование противодействия административной деликтности должно учитывать наличие в этом явлении закономерностей, проявляющихся в форме случайностей. Под программированием здесь имеется в виду жесткое планирование регулирующих усилий общества, когда у него есть знания, силы и средства решить конкретную задачу в заданные сроки вне зависимости от альтернатив и степеней вероятностей достижения желаемых решений.

Вопрос о возможностях и пределах программирования задач противодействия административной деликтности сложен. Программирование опирается на прогноз, а административно-деликтологическое прогнозирование, само, будучи вероятностным, в значительной мере базируется на вероятностных же прогнозах развития социальных и экономических процессов. Таким образом, вероятностный характер административно-деликтологического прогнозирования становится еще более очевиден.

Административно-деликтологическое прогнозирование связано с целенаправленной деятельностью общества, с планированием развития социальных процессов. Это выдвигает вопрос о том, что подлежит административно-деликтологическому прогнозированию, что должно быть объектом такого прогноза.

Необходимо рассмотреть вопрос и о сроках административноделиктологического прогнозирования.

Прогнозирование уровня административной деликтности важная задача, стоящая перед современной административно-правовой наукой. Административно-деликтологическое прогнозирование -это, прежде всего, предсказание уровня административной деликтности на данной территории в данном году. Подобная информация, конечно, нужна. Но достаточно ли такого предсказания для организации успешной борьбы с административной деликтностью?

Если назван уровень административной деликтности в каком-то году, то для решения научных и практических задач противодействия административной деликтности неизбежно потребуется большая дополнительная работа для того, чтобы «раскрыть» этот показатель применительно к нуждам профилактической работы и т.п. Многие из таких практических задач потребуют самостоятельных прогнозов, которые могут, кстати говоря, изменить и общий прогноз.

Поэтому административно-деликтологическое прогнозирование не может ограничиваться разработкой предложений о возможном уровне административной деликтности в будущем.

Объектом административно-деликтологического прогнозирования могут быть и иные (любые) значимые для административной деликтологии и организации противодействия административной деликтности факторы, явления и процессы, как то:

  • - количество тех или иных административных правонарушений;
  • - размер ущерба, причиняемого административными правонарушениями;
  • - количество потерпевших от административных правонарушений и их социально-демографические характеристики;
  • - место и способ совершения административных правонарушений и т.д.

При административно-деликтологическом прогнозировании учитываются степень влияния административной деликтности на мораль и экономику, влияние на административную деликтность социальных условий, демографической ситуации и т.д.

Иначе говоря, если административная деликтология, будучи наукой об административной деликтности, разрабатывает систему научных представлений об административной деликтности, то любой компонент или элемент объективной реальности, относящийся к этой системе, может быть включен в административно-деликтологиче ско е прогнозирование.

Прогнозироваться могут состояния (количества и т.п.) и зависимости (причинно-следственные связи).

Критериями отбора объектов прогнозирования должны быть критерии, по которым создается научная система представлений об административной деликтности. Чтобы решить вопрос о том, что связывает элементы административно-деликтологических знаний и представлений, необходимо дополнить общее определение системы как комплекса взаимосвязанных элементов важным признаком - конечной задачей, которую решает система. Решать задачу, выполнять определенную функцию или комплекс функций - свойство любой системы, хотя, конечно, данное утверждение в первую очередь относится к системам, создаваемым человеком.

Теоретическое знание, являясь само в целом важным элементом практической системы мер противодействия административной деликтности, должно своей внутренней структурой в первую очередь удовлетворять нужды практики, обеспечивать теоретическую обоснованность и практическую достижимость государственного регулирующего влияния на административную деликтность.

Выявление административно-деликтогенных причин и условий, а также прогнозирование их влияния на состояние административной деликтности - предпосылка успешной практической деятельности в профилактике этих негативных явлений. Оценка положительных и отрицательных социальных процессов - также задача прогнозирования.

Прогнозирование развития административно-деликтологиче-ского объекта может осуществляться по:

  • а) количественным показателям его развития (масштабам);
  • б) не поддающимся точной количественной оценке изменениям тех или иных характеристик и параметров;
  • в) системным и структурным характеристикам (количеству элементов и связей между ними, степени сложности системы и т. д.).

Предсказание развития процесса во времени, даже если оно лишено количественных показателей, может показать тенденцию, скорость ее нарастания или убывания, даст качественную оценку стабильности или инерционности процесса, позволит учесть характер определяющих его закономерностей.

Важным общеметодологическим требованием при разработке прогнозов является поэтапность решения задачи прогнозирования. Прогнозирование изменений административной деликтности в целом по стране, и особенно в региональном аспекте, краткосрочное и на длительные сроки должно быть одной из предпосылок успешной профилактической работы. Познание и воздействие на настоящее должно вестись с позиций предстоящего будущего.

  • [1] Додин Е.В., Шкарупа В.К. Доказывание по делам об административных проступках, связанных с нарушением антиалкогольного законодательства и наркомании. - Киев: КВШ МВД СССР, 1989. - С.34.
  • [2] МышляевН.П. Концептуальные основы профилактики в административной деятельности // История государства и права. - 2004. - № 2- С. 24-25.
  • [3] Никулин М.И. Административная деликтология как система научных познаний об административной деликтности // Правоведение. - 2005. - № 3- С. 126-132.
  • [4] Ряузов Н.Н. Общая теория статистики. - М: Наука, 1993. - с.124.
  • [5] Ряузов Н.Н. Общая теория статистики. - М: Наука, 1993. - С.126.
  • [6] Бродкин Ф.М. Корреляционный анализ в социологических исследованиях // Количественные методы в социологии. - 1991. - № 11. - С. 32.
  • [7] Д. Юл. М. Кэндэл. Теория статистики // Пер. с англ. А.С. Щекиной. - М.: Наука, 1986.-С.625.
  • [8] Лазерсфельд П. Логические и математические основания латентноструктурного анализа // Пер. с англ. Л.Л. Переченцевой - М.: Наука, 1966. - С.231. 2 Лазерсфельд П. Указ.соч. - С.244.
  • [9] Штоф В.А. Моделирование и философия. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1966. - С. 16.
  • [10] 1X3 Анчурин И.А., Веденов М.Ф., Сачков Ю.В. Познавательная роль математического моделирования. - М.: Наука, 1986. - С. 19.
  • [11] Анчурин И.А., Веденов М.Ф., Сачков Ю.В. Познавательная роль математического моделирования. - М.: Наука, 1986. - С.6.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >