Языковое сознание. Суггестивность. Средства массовой информации

Сознание есть... белый лист, на котором чувства выводят свои узоры-эти отражения своего общения с действительностью.

Э. Кондильяк

В современной психолингвистике остается дискуссионной проблема языкового сознания и воздействия на него, статуса языкового сознания в когнитивном пространстве. Процесс формирования языкового и неязыкового сознания лежит в основе процессов формирования общения и возможен лишь в общении [Уфимцева, 1993, с. 59]. Существуют различные классификации сознания, его виды и формы в зависимости от критерия дифференциации, как, например:

  • - предмет мыслительной деятельности, сфера приложения сознания (политическое, научное, религиозное, экологическое, бытовое, классовое, эстетическое, экономическое и др.);
  • - принадлежность субъекту (гендерное, возрастное, социальное (профессиональное, гуманитарное, техническое), личное, групповое, общественное и др.);
  • - степень сформированности (развитое, неразвитое);
  • - принцип, лежащий в основе сознания (глобальное, демократическое, консервативное, прогрессивное, реакционное и др.);
  • - навык как вид интеллектуальной деятельности, обеспечиваемый сознанием (креативное, техническое, эвристическое, художественное и др.) [Стернин, 2002, с. 45 - 46].

Используемые в лингвистической литературе термины «языковое», «коммуникативное», «когнитивное» сознание задают определенные парадигмы исследования феномена сознания. Основываясь на выделении многообразия видов сознания, можно вывести его основные функции:

  • - когнитивная, выражающая потребность человека и общества в отражении и уточнении индивидуальных, групповых и общественных интересов;
  • - идеологическая, характеризующая потребность в защите интересов личности, группы или общества в целом;
  • - коммуникативная, обеспечивающая взаимодействие субъектов между собой и соответствующих институтов;
  • - языковая, определяющая механизм порождения, восприятия и хранения языковой информации;
  • - прогностическая, выражающая способность человека к гипотетической оценке возможного развития процессов;
  • - воспитательная, задающая активность людей, желательную для общества или группы направленность, соответствующую тем или иным идеалам класса, нации, государства.

Понимание сознания как мыслительной способности воспроизведения действительности делает его одним из основных понятий философии, психологии, социологии, политологии, лингвистики и других наук. Психолингвистика пытается ответить на вопрос, как человек порождает, воспринимает, хранит в сознании язык, т.е. рассматривает язык не столько как систему единиц и правил, сколько как механизм сознания, иначе говоря, изучает языковое сознание.

Язык как продукт ментальной деятельности и средство общения человека отражает его физиологическую и психологическую специфику, различные стороны его жизнедеятельности, среду обитания и восприятие бытия. К основным функциям языка относятся отражение и построение модели мира, опыта (мышление, рассуждение, фантазирование, пересказ, репрезентация восприятия мира) и передача модели мира, опыта (беседа, обсуждение, письмо, выступление с докладом, лекцией, пение) [Бэндлер, Гриндер, 1995]. Исходя из видения языка как семиотической системы, системы значений, существующих в предметной и вербальной форме, языковое сознание определяется как сознание, опосредованное значениями, что сопоставимо с психологическим понятием образа мира.

Индивидуальная мыслительная деятельность субъекта, оперирующего образами сознания, протекает в знаковой форме (языковых образов и зрительных, слуховых, обонятельных, осязательных, моторных образов) [Жинкин, 1964]. При этом понятие «образ мира», будучи результатом прошлого определенного народа [Уфимцева, 1996, с. 161] и отображением предметной действительности, опосредовано предметными значениями и соответствующими когнитивными схемами, поддается сознательной рефлексии, но не тождественно понятиям «языковая картина мира» и «когнитивная картина мира» [Леонтьев, 1993, с. 18].

При сходстве формальной структуры ядра языкового сознания у носителей разных языков проявляются различные «образы мира» [Уфимцева, 1996, с. 160], так как в основе мировоззрения каждого народа лежит определенная система предметных значений, социальных стереотипов, когнитивных схем [Леонтьев, 1993, с. 20]. Этническая обусловленность формирования и формулирования мысли [Зимняя, 1993, с. 56] часто не осознаваема, поскольку система сознания определяется этни ческими стереотипами поведения и не осознается каждым отдельным носителем культуры, т.е. принадлежит коллективному бессознательному данного национально-лингвокультурного сообщества [Красных, 1998а; Уфимцева, 1996, с. 161].

Итак, в языке с помощью текстов фиксируется модель (образ) мира, т.е. языковой знак соотносится с действительностью, отражая ее в сознании [Тураева, 1994, с. 105; Вежбицкая, 1996, с. 291-292]. Тем самым между реальной ситуацией и отражающим ее высказыванием отмечается промежуточный этап членения действительности, связанного с тезаурусом [Шрейдер, 1980], для специфических целей [Шахнарович, Юрьева, 1990, с. 21]. Исследователи отмечают также глубину [Леонтьев, 1993, с. 18] и многоуровневость сознания [Вежбицкая, 1996, с. 244].

Сознание зависит от внешних воздействий и функционирования мозга, соотносится с мозговой активностью и предметной деятельностью человека [Тарасов, 2001, с. 306-307]. Внешнее воздействие на сознание человека вызывает определенные преобразования его психики, опосредовано культурным (общественным) опытом субъекта сознания и специфическими свойствами человеческой психики.

Человеческий опыт, представляя собой аккумулированное знание, складывается из внешней информации, воспринимаемой с помощью органов чувств, а также из внутренних ассоциативных воспоминаний, фантазий, ощущений и эмоций. Для языкового выражения оттенков и проявлений внешнего и внутреннего состояния человека в подобном состоянии лучше всего приспособлен семантико-прагматический механизм метафоры. Информация, прошедшая через органы чувств, постоянно кодируется с помощью уже имеющегося знания.

Категоризация явлений действительности обеспечивается посредством когнитивных прототипов или когнитивных моделей, как, например:

  • - пропозициональных моделей (знание об огне включает и знание того факта, что огонь опасен);
  • - семантических моделей образов (знание о свечах включает схематическое представление о длинных, тонких предметах);
  • - метафорических моделей (переход от пропозициональных или схематических моделей образов одной области к соответствующей структуре другой области);
  • - метонимических моделей (модель «часть - целое» включает указание функции части по отношению к целому) [Лакофф, 1990; Черепанов, 2001].

Следовательно, из опыта каждого человека создаются индивидуальные карты или модели мира. Можно выделить три основные формы опыта:

  • 1) Сенсорный опыт - это первичная информация о внешнем мире, воспринятая через органы чувств (зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная, вкусовая), основной строительный материал для создания моделей мира. Состояние «аптайма» (uptime), в котором все наше сенсорное восприятие сфокусировано на внешнем окружении «здесь и сейчас», позволяет более полно воспринимать жизнь и получать от нее удовольствие, равно как и от окружающего нас множества возможностей познания [Дилтс, 2001]. На сенсорном опыте основываются успешное обучение, общение и моделирование.
  • 2) Фантазийный опыт - это неправдоподобная информация, продуцируемая человеческим мозгом или непроизвольно воспринимаемая через органы чувств (фантазии, галлюцинации). Грезы и мечты - самостоятельное создание новых образов желаемого [Теплое, 1946]. Оказывается те, кого можно назвать «мечтателями», проявляют большую осознанность в отношении самих себя, они хорошо помнят свои ночные видения и проявляют меньшую тенденцию подавлять свои мысли. Мечтатели отчетливее представляют себе те вещи, которые их тревожат и проявляют желание сообщать о них [Singer, 1966]. Автор исследования на основе применения факторного анализа данных выявил семь паттернов, характеризующих индивидуальные различия в области вторичных представлений - грез. Первые два фактора отражали частоту (склонность иметь часто разные грезы или редко лишь некоторые) и удовлетворенность (восприятие грез как нормальной части своей жизни, признание их также в качестве способа, помогающего решать некоторые проблемы). Остальные пять факторов были связаны с содержанием грез такого характера: самообвинение (темы вины, мук совести, депрессии посещают в течение дня людей с высокими показателями по этому фактору); невротическая самопогруженность (чрезмерное внимание к характеристикам и реакциям собственного тела, связанное с тревожностью); причудливость (например, чья-то голова, плывущая в космическом пространстве); калейдоскопичность - «проходящий сквозь сознание поток фрагментарных кусочков образов» (характерно для людей, легко отвлекающихся и скучающих); реалистичность (положительно коррелирует с эмоциональной стабильностью и любознательностью по отношению к физическому миру; оказывает позитивное влияние на процесс планирования и научного анализа).

3) Информационный опыт — это информация, порожденная внутренним миром, направляющая наши чувства, а также интерпретирующая с искажением и обобщением сведения, поступившие через органы чувств (мысли, убеждения, ценности, самоощущение).

В данной классификации опыта прослеживается также его разделение на первичный (информация, воспринимаемая посредством органов чувств, создание внутренней карты путем непосредственного восприятия окружающего мира) и вторичный (вербальные и символические карты, создаваемые с целью отражения и упорядочения первичного опыта, производные из внутренних карт, урезанные, искаженные, обобщенные).

Объективность чувственного восприятия как основы познавательной деятельности определяется универсальным каналом получения информации о внешнем и внутреннем мире человека, тогда как субъективность восприятия связана с незнанием, неуверенностью. Таким образом, восприятие формирует знание разной степени достоверности, что проявляется в языке [Арутюнова, 1998]. Человек, обладая гибкой нервной системой, способен создавать и использовать символические репрезентации, или карты. По мнению основателя общей семантики А. Кожибски, карта не тождественна территории, т. е. наблюдаются фундаментальные различия между человеческими картами мира и самим миром [Korzybski, 1980]. Речь идет об объективности и субъективности модели мира. Действительность идеализируется и объективируется, а индивидуальное видение мира всегда субъективно.

Согласно закону индивидуальности А. Кожибски, не могут существовать два полностью идентичных человека, этапа какого-либо процесса, две одинаковые ситуации. У каждого человека есть собственная картина мира, основанная на внутренних картах мира, сформированных с помощью языка и репрезентативных сенсорных систем как результат повседневного опыта [Дилтс, 2001]. Именно эти нейролингвистические, когнитивные карты определяют интерпретацию и реакцию человека на окружающий мир, его поведение, тем самым позволяют выявить направления воздействия на него через массмедиа и т.п.

Необходимо постоянно расширять карту мира человека, так как его поведение обусловлено скорее внутренними моделями реальности, чем самой реальностью. Нельзя не согласиться с А. Эйнштейном в том, что наше мышление создает такие проблемы, которые невозможно решить с помощью мышления того же типа. Способность обогатить или расширить свою карту позволяет увидеть больше альтернатив. НЛП стремится создать такие инструменты, которые бы помо гали людям расширять, обогащать и дополнять свои внутренние карты действительности. Однако многие (например, СМИ) осознанно или неосознанно используют методики нейролингвистического программирования с упрощением индивидуальных карт человека с целью достижения противоположного эффекта. Чем проще карта мира человека, тем больше он подвержен воздействию, суггестии.

Свойство слов отражать и формировать психический опыт делает их мощным орудием сознательных и бессознательных процессов. Проникая до уровня глубинных структур с помощью определенных слов, адресант может выявлять скрытые психические процессы, находящие свое выражение в языковых паттернах адресата, и влиять на них. В связи с тем, что человеческий опыт значительно превосходит словарный запас, одно слово может вызвать различные ассоциации у разных людей. Это часто приводит к отождествлению или путанице двух или более ситуаций, т. е. к обобщению и двусмысленности. Массме-диа активно используют полисемию для достижения определенных целей, например: Каждый дипломат должен отстаивать свою точку зрения. Когда она отстоялась, тогда и высказывай (тел. передача «Итоги», 1996).

Кроме того, эксплуатируется эмоциогенная функция слов, так как они становятся средством, с помощью которого массмедиа не просто передают информацию, а оказывают сильное эмоциональное воздействие на окружающих, например:

  • - обращение к эмпатии: Мы были бы очень признательны вам за помощь, разумеется, если вы принадлежите к тому типу людей, которым нравится помогать другим... (о катастрофе в США 11.09.2001);
  • - указание на схожесть, обычность ситуации: Где бы мы ни были, мы все ходим по краешку пропасти... (о катастрофе в США 11.09.2001);
  • - обращение к оценке и самооценке, вселение уверенности, вдохновение, ирония: Для хорошего человека всегда найдется место... (о журналистах ТВ-6);
  • - обращение к самоанализу, самооценке, вселение уверенности: Плохих игроков не бывает, просто есть те, которые неуверены в своих способностях... (спортивный комментарий).

Проблема воздействия на сознание или подсознание людей с целью его формирования является важнейшей проблемой человечества на протяжении тысячелетий. Разработка стратегий и тактик, побуждающих человека к достижению определенных целей и задач, представ ленных в форме ценностей и идеалов, предполагает учет основных тенденций развития общества и находит отражение в политических интересах и религиозных настроениях людей, в их сознании и поведении. Говоря о формировании языкового сознания, воздействии на него, исследователи поднимают проблему поиска средств, приемов, методов эффективного воздействия.

Спецификой современного суггестивного воздействия являются сложившиеся в последние десятилетия информационная связность общества, его информационная прозрачность, проницаемость. Безусловно, в настоящее время самым эффективным средством воздействия на языковое сознание адресата являются СМИ. Прежде всего, они формируют массовое сознание в различных его разновидностях (политическое, религиозное, экономическое, бытовое и т.п.) с учетом специфики группового, личного, а также гендерного, возрастного, социального сознания. Как показывает анализ фактического материала, доминирующим объектом воздействия выступает политическое сознание, которое, возникая и развиваясь в связи с осознанием и реализацией реальных интересов, выступает понятийным, оценочным, символическим и иным отображением реальных властных взаимодействий граждан.

Существует потребность в приобщении к тому или иному популярному политическому движению, в членстве в правящей партии или другой престижной ассоциации и т.д. Именно на основе осознания своей групповой идентичности человек обретает контуры политического мышления, уточняет свой гражданский статус субъекта, наделенного теми или иными правами и свободами, возможностями влияния на власть, несения ответственности за свои поступки. Наличие и степень влияния общественных и индивидуальных воззрений в политическом сознании отражают способность к восприятию чужого социального опыта, ценностей и традиций.

Формирование политического сознания предполагает выработку линии поведения масс, групп, индивидов в определенной общественной системе. При этом реализуется воздействие на следующие психологические компоненты:

  • - структуры политических потребностей (в информировании, знании, политическом действии, общении с единомышленниками или оппонентами и т.п.);
  • - политические интересы (к политике и политической деятельности как форме самовыражения, самоутверждения и самореализации личности);

- мотивацию политической деятельности (определение эффективных средств достижения поставленных целей).

Действенной оказывается только та политика, которая опирается на всю совокупность средств формирования политического сознания.

Задача массмедиа по реализации политики властной элиты как созидающего механизма регулирования общественных отношений заключается в выявлении общезначимых социальных и политических интересов (опросы общественного мнения, анкетирование), создании условий для их поддержания и реализации в практике общественно-политической деятельности (например, ток-шоу, аналитические программы и др.). Однако наблюдается тенденция омертвления политического сознания населения посредством массмедиа, которые благодаря черному и белому PR выключают его из механизмов власти и управления. Лишая свободы выбора, создавая предопределенность исхода выборов, СМИ активно осуществляют целенаправленное воздействие на сознание электората, вызывая его пассивность, отстраненность, депрессивность, сужая заинтересованность населения в реализации своих гражданских прав и свобод, в том числе и свободы выбора, волеизъявления, порождая неразвитость политических связей в обществе.

Политический интерес как ядро политического сознания и поведения служит источником активности субъекта, превращает его в движущую силу общественного развития, обладает функцией активного стимулирования политической деятельности, способствует объединению широких социальных слоев общества. При этом частные политические интересы отдельных партий и движений, групп лидеров или амбициозные устремления отдельных политических деятелей входят в противоречия с общим стратегическим политическим интересом, создавая в обществе обстановку нестабильности и хаоса.

При формировании политического сознания и поведения в массовой медиакультуре посредством реализации политических интересов необходимо учитывать следующие факторы:

  • 1) общенародный характер и стратегический стержень;
  • 2) институциональность (партии, движения и т.п.);
  • 3) государственную волю (система власти, доводящая воздействие требований законов через побуждение (потребность), интерес, сознательный выбор того или иного института для реализации своих политических сил);
  • 4) идеологическую форму (теоретико-логические структуры в виде программ, принципов, лозунгов, деклараций, воззваний, законов и норм, регламентирующих политическое поведение в рамках определенной системы).

Важно учитывать также и глубинные пласты человеческой психики на уровне массового, группового или индивидуального сознания, формируемого в течение всей жизни человека (через семью, ближайшее окружение «хороший / плохой», политические организации, СМИ). В настоящее время научно-технического прогресса, информационных технологий политическая социализация проходит сквозь призму массмедиа. Скорость информационного потока во много раз превосходит скорость его восприятия и интерпретации в сознании человека, что позволяет интенсивно и эффективно воздействовать на его сознание и мышление, наносить точечные удары на уровне глубинных структур сознания.

Отмечается клиповость массовой медиакультуры, которая заключается в том, что средства массовой информации наработали определенный инвентарий и механизмы вербального и невербального влияния на сознательные и подсознательные мыслительные процессы человека, его чувства, волю. Навязывается стереотипичность клипового восприятия фрагментов действительности, тиражирующихся в выпусках новостей, аналитических передачах, ток-шоу, рекламах, кинофильмах и т. п. Сознательное придание знаковости клиповым фрагментам действительности оказывает сильное воздействие на сознание адресата (Путин думает, Путин озабочен, Путин шутит, депутаты делят портфели, страна пьет пиво «Клинское», «Пивовар», «Старый мельник» и др., кофе «Nescafe», чай «Беседа», сок «Наш сад», «Моя семья», ест шоколад, спасается от перхоти, ржавчины, насекомых, футбольных и религиозных фанатов, террористов и природной стихии, кормит домашних животных, смотрит сериалы, боевики, участвует в ток-шоу, «поле чудес» и выборах, террористических актах, в борьбе со стихией и т. д.).

Фотографическая память и аналитические способности человека приводят к сопоставлению аудиовизуального материала и интерпретативных образов и последующему наложению их друг на друга. Чем примитивнее созданные клиповые образы, тем эффективнее воздействие на структуры сознания человека. На подготовленную почву легче ложатся предлагаемый имидж политических и общественных деятелей, их программы и проводимая политика.

Особенно ярко отражают сегодняшнюю ситуацию дети, которые озвучивают элементарные клиповые образы, насаждаемые массмедиа (цитирование рекламы, ярких слов и выражений, моделей поведения из мыльных опер, программ новостей, ток-шоу). Человеческое созна ние - это всегда tabula rasa, характеризующаяся степенью открытости для воздействия, которая зависит от многих факторов (пол, возраст, национальность, уровень образованности, социальный статус и др.).

Устойчивой тенденцией последних лет становится подъем политизации населения и одновременной апатичности, о чем свидетельствуют опросы общественного мнения. Это связано, как уже отмечалось выше, с одной стороны, с обновленческими процессами в политике, с преодолением состояния отчужденности человека от политической сферы, с другой стороны - с возрастающей ролью самой политической сферы в обществе, усилением интенсивности политической деятельности, с третьей - с усилением роли массмедиа.

Примечательно, что массмедиа становятся жертвой самих себя, не успевая осмысливать происходящие процессы в обществе. Часто мы наблюдаем поверхностные информационные материалы, порой противоречивые. СМИ являются первоисточником слухов, так как многочисленные цитирования в бешеной гонке информации порождают искажения не только формы, но и содержания. Наиболее прозрачна не-качественность информации в манипуляции с цифрами, например при указании количества жертв различные СМИ дают разные данные. Здесь встает вопрос о профессионализме и этике журналистов.

При оказании влияния на политическое сознание большое значение имеет мотивация: чувство неудовлетворенности жизнью, социальная и духовная замкнутость, потребность в новом качестве общения, стремление к самоутверждению и самореализации личности; соображения карьеры, воплощение амбиции и т.п., выявление причин недовольства политическим курсом, действий, направленных на устранение политического руководства, и др.

Формирование политического сознания осуществляется путем критического осмысления социальной действительности, постепенной рационализации чувственных представлений человека, обобщения имеющейся информации; за счет осознания целей партийного или политического движения, т. е. присоединения к уже сформулированным оценкам и нормам гражданского поведения, а также путем эмоционального приобщения к вере в справедливость тех или иных политических идеалов. Объективная принадлежность человека к тем или иным группам не означает, что у него сформировано или сформируется соответствующее данным интересам политическое сознание. Иначе говоря, человек вполне может руководствоваться предполитическими, потестарными воззрениями, основанными на неосознанной идентификации, повседневной, бытовой принадлежности к этническим и другим общностям и предполагающими не идейную, а поверхностную, эмоциональную духовную связь своих членов. В результате полной деиндивидуализации личности, ее растворенности в «единой крови» общины постоянно рождаются болезненные этнофобии, экстремизм, холопство, популизм.

Проблеме влияния языка на сознание, на программирование психических процессов и других функций нервной системы посвящено также множество нейролингвистических исследований [Erikson, 1967; Бэндлер, Гриндер, 1995; Сатир, 1992; Перлз, 1997; Третьякова, 2000; Деркс, Холландер, 2000; Алдер а,б,в, 2001; Белянин а,б, 2001; Вагин, 2001; Дилтс, 2001 и др.]. Интерес представляет изучение нервной системы и психических процессов, формирующих язык и отражающихся в нем. В основе нейро-лингвистического программирования лежит тесная связь функционирования нервной системы с вербальными способностями человека. Организация и направление поведения человека происходят при помощи стратегий и тактик, образованных из языковых и нервных паттернов.

Описывая суггестивное общение и массмедиальную деятельность в терминах риторики [Рождественский, 1999], можно сказать, что эпосом (т.е. условиями, которые адресат предлагает адресанту) является интерес адресата к событиям в окружающем его мире. Пафосом (т.е. намерением, замыслом создателя речи - журналиста, общественно-политического деятеля и т.п.) является желание помочь адресату, оказать ему действенную информационно-эмоциональную поддержку. Логос (т.е. словесные средства, использованные адресантом при реализации замысла речи) представляет собой тексты массмедиального дискурса и предмет нашего интереса с точки зрения лингвистических закономерностей, выявляемых в таких текстах.

Классификация текстов, используемых с суггестивной целью, коррелирующая с таковой в психотерапевтических целях [Агкатцева, Бушев, 1998], представляется нам следующей:

  • 1) Устная вербальная продукция журналиста в гипнозе, т. е. в измененном состоянии сознания адресата. Объект исследования в данном случае представляют фонограммы таких успешных речевых актов, а проблемой в изучении является установление вербальных параметров суггестивности (некритического усвоения, внушения через формы речи).
  • 2) Устная вербальная продукция журналиста в бодрствующем критичном состоянии сознания адресата. Объектом анализа являются в данном случае записи текстов такой вербальной продукции, а проблема состоит в описании риторических приемов, техник воздействия с целью достижения задачи коммуникации - рационального убеждения.

3) Письменные тексты, используемые с суггестивной целью. Объектом исследования является письменный текст, предъявляемый адресату. Исходя из простейшей типологии письменных текстов, здесь становится возможным предположить дихотомическое разделение таких текстов: а) тексты художественные; б) тексты научные медицинские, других стилей; в) тексты смешанных жанров и стилей. Предметом исследовательского интереса в данном случае выступает анализ применения герменевтической работы в целях эстетического воздействия и рефлективных техник в деле социализации личности [Богин, 1993].

Особый интерес представляют лингвистические особенности текстов первой группы - текстов вербального внушения в гипносутгестив-ном состоянии, а также текстов третьей группы - письменных текстов, используемых с суггестивной целью (язык СМИ).

Данному вопросу посвящена обширная литература по суггестивной лингвистике, лингвистке измененных состояний сознания, нейролингвистическому программированию. Анализу подвергаются фонограммы и публикации таких текстов по вводу в состояние измененного сознания (гипнотический транс). В следующей главе определим понятие суггестивности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >