Развитие НГХК в условиях реализации климатической стратегии

Вот и подошла очередь последней «двадцатки»: «к 2020 году страны Европы должны сократить выбросы углекислого газа на 20% по сравнению с показателями 1990 года». Возникает вопрос, почему и Д.Медведев, и В.Путин так категорично настаивают на 95%-ой рациональной утилизации ПНГ (попутного нефтяного газа) с 2012 года, хотя не могут не понимать, во что это обойдется и нефтяникам, и отрасли?

Золотой ключик к ларчику носит название «Киото» или «Копенгаген», как кому нравится, а очередная рассматриваемая стратегия - точно климатической. Недавно закончила работу в Дании 15-я Международная конференция ООН по проблеме изменения климата, где, возможно (маловероятно, но неизбежно в будущем), были выработаны новые обязывающие международные договоренности по сокращению парниковых выбросов в атмосферу взамен Киотского протокола, срок действия которого истекает в 2012 году. Суть в том, что накануне Копенгагена лидер России Д.Медведев объявил, что на 2020 год Россия готова принять обязательство не превысить уровень 75-80% от 1990 года; другими словами, это означает снижение выбросов на 20-25% (вот вам и ларчик с ПНГ). Однако нужны доказательства, что именно Россия с ее грязной энергетикой является виновницей, как и иные промышленные государства, парникового эффекта и таяния ледников, которые вот-вот станут единственным источником питьевой воды на Земле. Необходимо понять, не лохотрон ли крутят «зеленые», вовлекая в него Россию, чтобы та, «еще не построив «зеленую энергетику», уже потеряла сырьевую» (как со стандартизацией и техрегулированием)? Хотелось бы убедиться, сколь они серьезны. А то ведь получается, что Запад от нас получает чистую энергию, а мы, осваивая их источники, коптим небо над своей собственной землей и загрязняем выбросами свой воздух, работая на Запад. Так кто кому должен? Тем более что флора России, как утверждают, способна поглотить в четыре раза больше углекислого газа, чем сейчас выбрасывает наша экономика.

Глобальный финансовый кризис сломал динамику развития газовой отрасли России, отбросив ее на несколько лет назад. Но во втором полугодии 2009 года мировая и внутренняя экономическая ситуация стала выправляться и, по большинству прогнозов, в ближайшие два-три года вернется на докризисный уровень. Соответственно, возобновится рост спроса на энергоносители на внешнем и внутреннем рынке. Снижение спроса на газ на основных рынках вынудило «Газпром» сократить производство на 90 млрд м3 и отодвинуть сроки ввода ряда проектов добычи, в частности, освоение Бованенковского и Штокмановского месторождений. Фактическая добыча в целом по стране скатилась к уровню 2002 года. На внутреннем рынке было использовано 429 млрд м3, на 6,6% меньше, чем в 2008 году. Спрос российских потребителей снизился на 4%, до 393 млрд м3.

На экспорт было поставлено 167 млрд м3 российского газа, на 10,3% меньше, чем в 2008 году. Трубопроводные поставки в дальнее зарубежье снизились на 24,4%, но в страны ближнего зарубежья увеличились на 43,6%.

На протяжении года была проделана большая работа по обеспечению условий для реализации газопроводных проектов «Северный поток» и «Южный поток»: если экспорт и не нарастим, то дерзких соседей обойдем. Тем более что начавшиеся в рамках проекта «Сахалин-2» поставки СПГ в АТР открыли новый региональный рынок российского газа, опять сырьевой, но не нефтехимии.

Ну и понятно, что одобренная в 2009 году Энергостратегия России продолжает настаивать на прогрессивном развитии газовой отрасли на протяжении всего периода до 2030 года.

Помимо изменений в количественных показателях, кризисный год внес и некоторые качественные коррективы. В частности, на фоне падения спроса ярко проявилось влияние поставок газа из нетрадиционных источников на рынок США, где резко сократились потребности в импортном СПГ. В результате возник вопрос в отношении программы СПГ по Штокмановскому проекту, нацеленной в основном на американский рынок.

Изменился характер торговых отношений «Газпрома» на рынках Европы, где возникли новые импортные схемы с ограничением роли российского газа. В результате «Газпром» вынужден идти на уступки по договорам «бери или плати».

Появились новые нотки в отношениях со странами СНГ. Начавшийся экспорт центрально-азиатского газа в Китай значительно укрепил независимый от России экспортный статус Туркменистана. Возможность Азербайджана направить собственные объемы и обеспечить каналы для поставок газа из других стран в нежелательный для России газопровод Nabucco вывела на новый уровень его отношения с «Газпромом».

Эти и другие качественные изменения, в отличие от количественных, вернуть в докризисное русло может оказаться значительно труднее, а в некоторых случаях и невозможно.

Геологоразведочные работы и прирост запасов

Прирост запасов газа в 2009 году, в зависимости от оценки разных ведомств (чисто российский парадокс разобщенности и несогласованности властей), либо превысил валовую добычу на 50 млрд м3, либо немного не дотянул до нее: Минэкономразвития оценивает его в 650 млрд м3, Роснедра - в 580 млд м3.

По предварительным данным, в 2009 году в России было открыто 74 месторождения нефти и газа, с локализацией 7,2 млрд тонн условного топлива всех углеводородов, что на 14% больше, чем в 2008 году. В целом адекватные, казалось бы, приросты были достигнуты вопреки сокращению затрат федерального бюджета на поиск и оценку углеводородного сырья на 12%, до 8,9 млрд рублей. Кроме того, в 2009 году впервые с 2004-го уменьшились объемы внебюджетного финансирования геологоразведочных работ. В результате объемы сейсморазведочных работ сократились на 34%, параметрического бурения - на 48%.

Прогноз Роснедр не радует: агентство не исключает, что воспроизводство минерально-сырьевой базы, которое устойчиво поддерживалось на протяжением последних пяти лет, с 2010 года начнет падать.

Разведанные запасы категорий А+В+С1 и предварительно оцененных запасов С2 остались на уровне предыдущих лет, соответственно 48 и 20 трлн м3.

Как и в предыдущие годы, основной объем работ на углеводородное сырье в 2009 году был сконцентрирован на территории Восточной Сибири и в Якутии.

Кроме того, в значительных объемах проводились работы на территориях Уральского и Приволжского федеральных округов, а также на континентальном шельфе.

Но в региональном распределении запасов никаких изменений пока не происходит: более 70% сосредоточено в Уральском ФО, 5% в Сибирском ФО, 3% в Дальневосточном ФО. В то же время весовое распределение прогнозных и перспективных ресурсов выглядит по-иному. Здесь лидирует шельф, ресурсы категорий СЗй которого составляют 39%. Далее следует Уральский ФО (менее 30%), к нему существенно ближе по сравнению с запасами подходит Сибирский ФО (19%).

При этом перспективные и прогнозные ресурсы УрФО, составляющие 48,4 трлн м3, почти сравнялись с запасами А+В+С1+С2 (42,6 трлн м3), в то время как в остальных федеральных округах ресурсы превышают запасы, в зависимости от региона, в 2-12 раз. Такова цена полноты и равномерности разведки территорий и акваторий России.

Запасы А+В+С1 «Газпрома», включая газ «Газпром нефти», составляют 33 трлн м3. Крупнейший независимый НОВАТЭК объявил о завершении оценки запасов углеводородов по состоянию на 31.12.09, проведенной DeGolyer & MacNaughton. Годовой прирост запасов газа, включая добычу 2009 года, составил 310 млрд м3. Объем доказанных запасов газа вырос с 690 млрд м3 до 967 млрд м3.

Компания возместила более чем в 9-кратном размере добычу природного газа, при этом коэффициент обеспеченности запасами газа составил почти 30 лет. Прирост запасов НОВАТЭКа частично обеспечен открытием новых залежей на Юрхаровском месторождении, но в основном про-

Прирост запасов газа в 2009 году, в зависимости от оценки разных ведомств (чисто российский парадокс разобщенности и несогласованности властей), либо превысил валовую добычу на 50 млрд м3, либо немного не дотянул до нее. Нефтяные компании и остальные недропользователи владеют 29% разведанных запасов газа России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >