>

1

Краткая историческая справка о ритуальном убое животных

О РИТУАЛЬНОМ УБОЕ ЖИВОТНЫХ

Ритуальный убой животных осуществляется, главным образом, в еврейских и мусульманских общинах во многих странах мира и в России.

На протяжении многих тысячелетий еврейской истории Кашрут был для иудеев объединяющим моментом, знаком принадлежности к иудейскому миру Именно Кашрут использовали антисемиты для конфронтации с евреями. Например, нацисты заставляли евреев употреблять в пищу некошерную еду. Многие евреи отказывались делать это, предпочитая лишиться жизни, но не преступить священный завет предков.

Стремление еврейского народа придерживаться принципов религиозного питания во времена истребления еврейской культуры было даже более сильным, чем соблюдение правил Кашрута среди младшего поколения иудеев во время подъема еврейского движения в послевоенный период. Вместе со стенами гетто были сломаны и традиции целых народов, в том числе традиции отдельных национальностей в питании.

Узники — евреи сталинского времени, находясь в тюрьме, отказывались употреблять некошерную пищу, хотя не являлись приверженцами Кашрута на воле. Таким образом, они отождествляли себя с еврейским народом, его прошлым и будущим. Известны случаи, когда, будучи в заключении, евреи на протяжении нескольких лет питались чаем и сухарями, не позволяя себе съесть хотя бы малые кусочки некошерной пищи. В кошерных продуктах особое историческое место занимает мясо, которое можно получить при осуществлении ритуального убоя животных.

Кошерное — это такое мясо, которое приготовлено в соответствии с диетарными законами, данными Моисею на горе Синай и отмеченными в Торе (Ветхий Завет). Это произошло более 3350 лет назад, и все это время способ приготовления кошерного мяса остается неизменным. Согласно литературным данным все больше людей во всем мире употребляют кошерное мясо, потому что оно получено при строгом соблюдении древних религиозных традиций и отвечает национальным традициям.

Во-первых, кошерное мясо — это говядина, баранина (козлятина) и птица, разрешенные для употребления в пищу Ветхим Заветом.

Во-вторых, по свидетельству современных ученых, ритуальный или кошерный убой животных происходит наиболее щадящим и безболезненным способом. При этом сохраняется высокое качество мяса. При ритуальном убое животных специальная организация осуществляет строжайший контроль за всеми процессами приготовления мяса, гарантируя его кошерность и высокое качество. Эта организация выдает сертификат кошерности на продукцию и специальный знак — «экшер», который устанавливается на каждую упаковку кошерной продукции. Для покупателя знак «экшер» является гарантией кошерности продукции и его высокого качества, но только при условии целостности упаковки. Согласно опросу, проведенному в США в 2001 году, только половину кошерной продукции покупают из религиозных соображений, остальные покупатели ценят кошерную продукцию за высокое качество, гарантируемое проверенной тысячелетиями технологией.

В-третьих, особый осмотр туш животных позволяет отобрать мясо только от абсолютно здоровых животных.

В-четвертых, мясо проходит специальную процедуру ко-шерования, при котором удаляется лишняя кровь из мышечной массы, обеспечивая мясу длительную свежесть и большую устойчивость к микробиологической порче.

Ритуальный убой животных позволяет получать чистое мясо для верующих лиц, строго следующих правилам Кашрута. Издавна специально подготовленные из еврейского духовенства лица занимаются подбором животных на кошерное мясо. Они же непосредственно проводят ритуальный убой и обработку туш в соответствии с национальными обычаями.

Особенности ритуального убоя рассматриваются в соответствии со сказанным об этом во Второзаконии (12:21). Ритуальный убой скота (шехита) упоминается в Торе в связи с храмовыми жертвоприношениями — праздничными (кодашим) и будничным (хуллин). Ритуальный убой не распространяется на рыбу и на плод, найденный в утробе зарезанного животного.

В храмовую эпоху существовала специальная система обучения кохеров законам шехиты. Согласно Галахе любой здравомыслящий человек, сведущий в законах шехиты, может совершить ритуальный убой, но ремесло кохера требует знания множества галахических тонкостей и практических навыков, поэтому в талмудическую эпоху только специально обученные лица производили ритуальный убой.

Вместе с тем, еще в XIII веке большинство галахических авторитетов пришло к выводу, что нельзя человеку совершать шехиту, если он не сдал экзамен у раввина и не получил специальное разрешение («письмо о принятии»), свидетельствующее, что его обладатель сведущ в законах шехиты и трефы и способен совершить проверку забитой туши. Шохет (как правило, мужчина) должен проходить время от времени проверку своей квалификации у раввина. В любое время раввин может проверить мастерство шохета и состояние используемого им ножа. Известны случаи, когда женщины тоже выполняли функции общинных шохетов (преимущественно в Йемене), однако в большинстве общин этого избегали.

Документы из Каирской генизы свидетельствуют о том, что уже в раннем средневековье должность шохета находилась под контролем общинных властей. В 10 веке в общинах Германии и Испании произошло разделение обязанностей, связанных с ритуальным убоем, при этом «шохет-е-водек» отвечает за убой и проверку туши, «каццав» (мясник) — за разделку туши, за извлечение «гид ха-наше» и продажу мяса. Иногда удалением гид ха-наше (так называемый никкур) занимался особый из шохетов специалист — менаккер. Община единоверцев при глашала шохета и выплачивала ему зарплату. В маленьких общинах шохет нередко был еще «хаззаном», «меламедом» и др. Как правило, после смерти шохета его должность переходила к сыну. Общинные власти сохраняли в своих руках монополию на производство и продажу кошерного мяса и взимали налог в свою пользу. «Мясной закон» о налогообложении существовал в Кастилии уже в XII веке, впоследствии распространился в общинах Германии, Франции и других странах.

В XVII веке возникли разнообразные каббалистические толкования законов шехиты как мистического исправления (тиккун) убитого животного, как следствия переселения душ (Гилгул). В хасидских общинах личность шохета, к моральнорелигиозному облику которого предъявлялись особые требования, была окружена мистическим почитанием. Именно хасиды ввели обыкновение, распространявшееся впоследствии на все еврейские общины, пользоваться для ритуального убоя прочным стальным ножом и установили строгие правила его затачивания.

В XIX веке в Европе возникли движения в защиту животных, которые требовали от властей запрета ритуального убоя, мотивируя это тем, что он причиняет особые страдания животному. Большая часть этих движений имела антисемитскую подоплеку. Первое из них возникло в Германии, и уже в 1893 г. в Швейцарии (после опроса общественного мнения) ритуальный убой был объявлен вне закона. В 1890-1895 гг. в России после запрета шехиты развернулась бурная компания за его отмену, которая впоследствии увенчалась успехом. Ведущую роль в этой компании сыграл врач и общественный деятель И.А.Дембо (1848-1906). Он настоял на проведении опытов на бойне и в лаборатории академика И. П. Павлова и экспериментально доказал, что другие способы убоя доставляют животным не меньше страданий. Впоследствии И.А.Дембо, работая в лабораториях известных европейских ученых, изучал различные способы убоя скота за границей.

К сожалению, используя националистические настроения в европейских странах, в 1930 г. ритуальный убой был объявлен вне закона в Баварии и Норвегии, в 1933 г. — в нацистской Гер мании, в 1937 г. — в Швеции, в 1938 г. — в Италии. Серьёзные ограничения на шехиту были введены в 1936 году в Польше. Во время Второй мировой войны ритуальный убой был запрещён во всех странах, захваченных германскими и итальянскими нацистами.

Начало движения против ритуального способа убоя скота, применяемого евреями в силу религиозных предписаний, обычно относят к 1854 г., когда в Швейцарии в кантоне Ааргая был издан закон, по которому убой крупного и мелкого скота должен был производиться ударом обухом по голове. Однако вскоре для существовавших тогда в Швейцарии еврейских общин было сделано некоторое изъятие из закона, и им разрешено было производить убой животных по своим религиозным предписаниям.

Но изменилось положение дел, когда борьбу с еврейским способом убоя животных вменили себе в обязанности общества покровительства животным.

Известно, что еврейский способ убоя, при несовершенном методе повала, может произвести плохое впечатление, как правило, на зрителя, незнакомого с данными физиологии животных. Именно это впечатление часто используется при оценке ритуального убоя животных. При этом в отношении к ритуальному убою животных в ряде стран пытались выразить отношение к еврейской нации.

Это отметил депутат Баварской палаты пастор Франк на II конгрессе общества покровительства животным, указав, что в борьбе с еврейским способом убоя стремятся больше «изгонять евреев из страны, чем еврейский способ убоя из боен». То же признал открыто и Дрюмон, заявивший в своём журнале «Libre Parole»: «Агитация эта создана не во имя сострадания к животным, а специально против евреев».

Это поглощение антисемитскими тенденциями первоначальных гуманных идей видно уже из одного того, что общества покровительства животным развивали свою агитацию вопреки мнениям, свидетельствам, опытам крупнейших физиологов и профессоров ветеринарии, что общества эти совершенно не интересовались исследованиями, изысканиями новых лучших способов, смело предлагая взамен еврейского способа наиболее мучительные и жестокие способы. В этом отношении выдвинулись, главным образом, Швейцарское общество и Берлинское общество, под названием «Немецкое общество защиты животных от массовых мучений». Значительно меньше эксцессов проявили в этом отношении общества покровительства животным во Франции. Общества покровительства животным в России (за исключением некоторых, например, Рижского), в период обсуждения в 1892 г. этого вопроса, сумели стать выше специфических тенденций и считались с голосом науки.

Надо заметить, что после детальных исследований в области вопроса о различных способах убоя (1893-1894 гг.) международные конгрессы обществ покровительства животным стали меньше прислушиваться к голосу отдельных активистов, выступающих против ритуального убоя.

Когда общества покровительства животным обращались к административным учреждениям отдельных кантонов, к союзным советам, они успеха не имели по той причине, что каждая такая информация подробно расследовалась, вопрос изучался сведущими людьми, делалась анкета среди компетентных лиц. И в результате все попытки общества покровительства животным о запрете ритуального убоя постоянно отклонялись. Так, например, в 1892 г. все высшие инстанции отклонили ходатайство общества о запрещении еврейского способа убоя животных (без оглушения).

Союзное собрание, рассмотрев это предложение и передавая его на голосование кантонов, со своей стороны предложило народу отклонить его.

Однако общества покровительства животным развили в странах лихорадочную агитацию, наводнили Швейцарию и другие страны миллионами брошюр с извращенными сообщениями и достигли успеха. В августе 1892 г. в Швейцарии предложение о запрете ритуального убоя скота стало законом. Эта деятельность обществ покровительства животным нашла отклик и в Саксонии. Саксонские общества покровительства животным возбудили этот вопрос еще в 1882 г. Но учрежденная правительством особая комиссия из ветеринаров выска залась в пользу еврейского способа убоя. Просьба общества о запрещении еврейского способа убоя и о введении предварительного оглушения была отклонена. Но когда общества покровительства животным подняли этот вопрос снова, то большая часть членов той же комиссии высказалась против еврейского способа убоя животных. И в 1892 г. последовало распоряжение о введении предварительного оглушения. Когда в 1893-1894 гг. вышли новые исследования в области этого вопроса, явно говорившие за преимущества еврейского способа убоя, евреи в Саксонии, считаясь с общим настроением страны, не решились вновь возбудить вопрос, тем более, что получение мяса от еврейского убоя было затруднительно по другим причинам. Вопрос этот был поднят в 1910 г., и в декабре того же года последовало разрешение убоя по еврейскому способу.

Если к этому прибавить еще временные запрещения еврейского убоя в некоторых городах со стороны местной полиции, то этим и исчерпывается все то, чего удалось на протяжении многих лет добиться в отношении запрещения еврейского убоя обществам покровительства животным, но зато количеству безуспешных попыток их в этом направлении нет числа.

Борьба против еврейского способа убоя в Германии возникала и в германском рейхстаге.

Резкий отпор был дан в Баварии. Там комиссия прошений дважды (9 и 23 февраля 1894 г.) обсуждала документ о запрещении еврейского способа убоя и дважды принимала постановление не рассматривать его больше, так как подавшие не представили достаточно веских доказательств в защиту своей просьбы. В Австро-Венгрии было также сделано несколько попыток к запрещению еврейского способа убоя, но безуспешно. В нижней Австрии ландтаг в 1894 г. подробно рассматривал предложение о запрете ритуального убоя скота и отверг его, так как не нашел оснований для признания этого способа мучительным.

Во Франции и некоторых других странах не было активных выступлений с реальными предложениями, но вопрос об убое скота разбирался в многочисленных комиссиях обществ покровительства животным.

Когда знакомишься с историей этого вопроса в различных государствах, в различных обществах покровительства животным, становится очевидным, что нигде не было настоящего и правильного изучения этого вопроса. Общества покровительства животным не интересовались особенностями различных способов убоя, проведением научной параллели между ними, не стремились к улучшению технологии и техники убоя. Они представляли ряд трафаретных обвинений против еврейского способа убоя и бесконечно наполняли ими свои доводы безо всякой научной проверки.

России выпала доля поставить этот вопрос на научную почву. В «Российском обществе покровительства животным» вопрос о легчайшем способе убоя возник уже в 1867 г. Поднимался он много раз в самой различной форме, но никогда он не получал такой специфической оценки, как на Западе. В России было видно действительное стремление уменьшить страдания животного при различных способах убоя. Общества восставали против убоя обухом, предлагали способ улучшения повала при еврейском способе убоя и др. Первый Всероссийский съезд общества покровительства животным в 1882 г. принял постановление об умерщвлении крупных животных через перерезание спинного мозга или перерезание кровеносных шейных сосудов, а мелких — через перерезание шейных сосудов. Съезд принял дополнительное постановление: «что же касается убоя животных с соблюдением еврейских обрядностей, то общества покровительства животным принимают на себя обязанность распространять в среде евреев убеждение, что способ, принятый на еврейских бойнях, не вызывается требованиями религии». На втором съезде российских обществ покровительства животным в 1892 г., под влиянием тенденций западных стран, обсуждение вопроса носило более горячий и более специфический характер, но общество осталось все-таки на научной базе и выделило особую комиссию для подробного рассмотрения вопроса. В состав комиссии включены были лучшие представители науки: профессор физиологии института экспериментальной медицины И. П. Павлов, профессор Сибирского университета Н.Е. Введенский, профессор ветеринарии В. Е. Воронцов, профессор ветеринарного института Е. М. Заммерт и член ветеринарного Комитета магистр ветеринарных наук Н. И. Эккерт, доктора медицины В. П. Бартонов и И.А.Дембо, магистр ветеринарных наук М. А. Игнатьев, М.П.Савваитов и В. Г. Татарский. Характерно, как сформулированы были выводы комиссии. Перед комиссией была поставлена задача «последовать примеру некоторых западно-европейских государств, принявших в серьезное внимание еврейско-магометанский способ убоя скота, сопровождаемый чрезвычайно мучительными для убиваемых животных страданиями». Но комиссия отнеслась к делу очень серьёзно, дважды производила опыты на бойне. Один раз опыты были выполнены в лаборатории при военномедицинской академии проф. Н.П.Павлова, где подробно разбирался вопрос на пяти заседаниях. В заключительной резолюции официального протокола отмечено: «За преимущество так называемого русского способа высказались: доктор В. Бартонов, проф. Н. Введенский, М.Савваитов и М. Игнатьев; за преимущества же еврейского способа высказались профессор И. Павлов, профессор Н. Эккерт, доктор медицины И. Дембо; не присутствующий в последних заседаниях комиссий профессор Земмер подал письменное мнение, отдающее преимущество еврейскому способу. По вопросу о еврейском способе все члены, высказавшиеся за русский способ, подтвердили допустимость еврейского метода убоя на практике, но при условии обязательного улучшения способа повала, именно рекомендуя способ повала». При этом они рекомендовали способ повала, который демонстрировали 30 ноября 1892 г. на с.-петербургской бойне членам комиссии.

Работа этой комиссии послужила толчком для дальнейшего научного изучения различных способов убоя со всех точек зрения. Доктор И.А.Дембо занялся подробным изучением вопроса об убое с точки зрения гуманности, проверяя их на различных бойнях Западной Европы и России. С другой стороны, он подверг подробному лабораторному изучению мясо от различных способов убоя с санитарной точки зрения и с точки позиции интересов потребителя. По результатам исследования еврейскому способу убоя было отдано преимущество перед другими практикуемыми способами убоя. Эти выводы были признаны правильными лучшими авторитетами Западной Европы, одобрены Парижской медицинской академией. После опубликования этих работ Прусское военное ведомство, изготовляющее мясные консервы для германской армии, отменило способ убоя с предварительным оглушением и ввело у себя на бойне способ убоя посредством перерезки сонных артерий без предварительного оглушения. Способ этот стал применяться на многих бойнях Европы. При этом активная агитация против еврейского способа убоя прекратилась.

Затем этот вопрос был поднят в Финляндии в связи с вышедшим законом об обязательном оглушении убойных животных. Был подключен медицинский факультет Гельсингфорско-го университета, и, руководствуясь его отзывом, финляндский сенат представил предложение о разрешении евреям и магометанам производить убой домашних животных согласно еврейскому и магометанскому ритуалам. Предложение это прошло через совет министров в 1913 г., затем последовало постановление, в котором проживающим в Финляндии евреям и магометанам разрешается производить убой домашних животных согласно еврейскому и магометанскому ритуалам.

По нашему мнению, необходимо указать на следующий исторический факт. Самаритяне (или кутей) придерживались, и до сих пор придерживаются (имеются до сих пор десятки самаритян в Наблуз около Сихема) этого способа убоя со всеми правилами, перенятыми ими от евреев в VII столетии до н.э. Как известно, с V столетия до н.э. самаритяне стали врагами евреев, признавая только себя сынами Израиля и верными носителями синайского учения. И самаритяне сохранили правила убоя в полной неприкосновенности, настолько строго, что существует талмудическое постановление, что если самаритянин зарежет животное, то еврей может есть это мясо, если даже еврей не присутствовал при убое, с оговоркой, что в подобном случае необходимо убедиться, будет ли есть сам самаритянин от этого убоя.

За способом перерезки сосудов шеи, ввиду его давности у евреев, установилось наименование еврейского способа убоя, хотя этот же способ убоя применяют, в силу религиозных предписаний, кроме евреев, магометане и караимы. В силу известных преимуществ он имеет довольно широкое распространение на заграничных бойнях и для нужд христиан. Религиозной регламентации у евреев подлежит только техника самого способа убоя, то есть техника перерезки сосудов. Все предварительные меры, имеющие целью повал животного для производства перерезки сосудов, религиозным регламентом не предусмотрены. Это положение твердо было установлено состоявшей при Министерстве внутренних дел раввинской Комиссией, которая в 1893 г. признала, что «освященный веками ритуал убоя начинается только с момента наложения ножа и вовсе не касается повала животного, который может быть выполняем тем или другим способом».

В отношении повала выдвигается только одно требование: животному перед убоем не должно быть нанесено никакого повреждения. Поэтому всякий грубый мучительный повал, поведший, например, к перелому ноги у животного, делает мясо его негодным для употребления в пищу евреям. Согласно этому, с религиозной точки зрения является неприемлемым предварительное оглушение животного тем или другим способом.

И со стороны духовных лиц, в ведении которых находится надзор за еврейским способом убоя, наблюдается полное внимание ко всяким усовершенствованиям в технике повала животных, подлежащих убою. Всякое новое предложение в этой области испытывают на многих бойнях. Для этого, например, в Лейпциге были довольно сложные и довольно удачные сооружения для убоя животных разными способами.

На бойнях в России чаще всего применяется способ повала путем блока. Более удобный способ повала (Гертля и Гуртви-га), рекомендованный раввинской комиссией, получил распространение на бойнях в западных странах, но широкого применения не получил, так как требует сравнительно много места в цехах убоя животных.

В документах о разрешении евреям и магометанам в Финляндии производить убой домашних животных согласно еврейскому и магометанскому ритуалам имеются следующие основные требования к повалу. «Для связывания животного употребляются мягкие, не слишком тонкие ремни или веревка; затем немедленно, по возможности при помощи особо устроенного для этой цели приспособления, оно осторожно опрокидывается на мягкую подстилку, с тем, чтобы не ударялось головою об пол, или ему вообще не наносилось повреждений. После повала помощник оттягивает голову и фиксирует ее в таком положении, чтобы кожа и все мягкие части шеи были сильно натянуты. Резак, вооруженный острым и длинным ножом, производит в области 2 шейного позвонка быстрым движением ножа длинный разрез, перерезая кожу и все мягкие части, вплоть до позвоночного столба, сонной артерии и ярёмной вены, все нервы шеи, дыхательное и пищепроводное горло. Нож должен быть, согласно религиозным требованиям, длиною в два раз больше диаметра шеи убиваемого животного и не менее 14 дюймов длины и 2-х дюймов ширины. Он должен быть без малейшей зазубрины, до того гладким и острым, чтобы волос, положенный над лезвием, разрезался при дуновении на него. После убоя нож вновь осматривается для определения, нет ли на нем зазубрин. Отступление от этих правил делает мясо убиваемого животного некошерным».

Обычно после перерезки животное некоторое время лежит спокойно, затем появляются хрипы выдыхаемого из легких через перерезанное дыхательное горло воздуха и судороги, производящие на зрителей тяжелое впечатление. «Это впечатление и служит главным основанием к признанию способа жестоким, противоречащим требованиям гуманности. Нет сомнений, что всякий способ убоя, как бы гуманен он ни был, несет на себе печать жестокости, ибо он связан с известными страданиями для убиваемого животного». Навряд ли кто-нибудь придумает способ убоя без всякой боли, если только не прибегнут к введению моментальных ядов в кровь, что, конечно, сделает мясо ядовитым для потребителя.

При сравнении различных способов убоя с точки зрения гуманности основным требованием является сокращение периода страданий убиваемого животного, другими словами, приве дение его возможно быстрее в бессознательное состояние, при котором оно бы не чувствовало своей агонии.

Согласно опытам комиссии, произведенным на петербургской бойне в 1893 г. с участием профессора И. П. Павлова, «в одном случае при первой пробе через 12 Уг сек. после перерезки шеи бык не мигает при помахивании рукой около глаза, не двигает ртом при засовывании в рот хлеба с солью. В другом случае ни миганья, ни движения рта при вышеупомянутой пробе, сделанной через 7 секунд после перерезки шейных сосудов, уже не наблюдалось». Таким образом, время от перерезки шеи до потери сознания должно быть исчислено менее чем в 7-12 секунд. И это вполне обосновано, так как мозг, в особенности серое вещество его (вместилище сознания), настолько важный орган, что малейшее нарушение в нем кровообращения ведет к нарушению правильной его функции, выражающейся в помрачении либо в полной потере сознания. Известно, что прекращение по той или другой причине притока крови к мозгу быстро вызывает потерю сознания, ослабление деятельности сердца и обморок. При закупорке одного сосуда в мозгу отмечается моментальное шоковое состояние.

При перерезке шейных сосудов, когда в первые секунды из зияющих, наиболее крупных сосудов шеи изливается огромное количество крови, кровяное давление падает до нуля, нового притока крови в мозг нет, или почти нет, так как единственные остающиеся сосуды — мелкие позвоночные артерии, доставляют крайне незначительное количество крови.

В физиологии твердо установлено положение, что внезапное полное прекращение артериального кровообращения в мозгу ведет моментально к потере сознания и быстрой смерти.

Одновременно с потерей сознания, конечно, наступает и потеря чувствительности, так что все последующие явления (хрипы, судороги животного) происходят уже при полном бессознательном состоянии животного, и поэтому говорить о мучениях животного с момента потери сознания нет основания.

Хрипы животного некоторые объясняли тем, что смерть наступает от удушения. На самом деле этого нет, так как нельзя говорить об удушении животного при открытом дыхательном горле (при перерезке шейных сосудов перерезается и дыхательное горло). Известно, что при невозможности дышать через нос и рот производят трахеотомию. Отсутствие явлений удушения показывает и вытекающая кровь при перерезке шейных сосудов, так как она все время светло-розовая, а не темная, как бывает при удушении.

Установлено, что единственная боль, которую животное испытывает при ритуальном способе убоя, это боль в момент перерезки мягких тканей. Эта боль не должна быть большой, так как разрез делается острым и гладким ножом. Известно, что даже человек не испытывает чрезмерной боли при разрезе самых богатых нервами частей тела, если разрез этот производится острым орудием. Чувствительность высших млекопитающих животных намного ниже чувствительности человека.

Надо еще отметить, что, согласно религиозным предписаниям, разрез должен быть проведен не выше нижней границы гортани; согласно этому чувствительные волокна не попадают в разрез и потому боль значительно уменьшается.

Из этого краткого обзора становится ясно, что способ перерезки шейных сосудов должен быть отнесен к наиболее гуманным способам убоя, и никаких оснований к признанию его жестоким, мучительным для животных нет.

Подобный вывод находится в полном согласии с мнениями выдающихся физиологов (Дюбуа-Раймона, Фика, Прейера, Вальдейера, Фриша и др.), патологов (Вирхова, Багге, Орта, Герлаха и мн. др.), ветеринаров (Каспера, Гесса и др.). Профессор Рудольф Вирхов говорил, что «никто не имеет и тени права утверждать, что зарезание по отношению к другим способам мучительно». Профессор Цюрн отмечал, что «перерезка горла есть один из лучших способов убоя, какие существуют». Профессор Прейер писал, что «еврейский способ убоя предпочтителен перед всеми другими способами убоя, так как он наиболее верный и быстрый. Животные испытывают при этом способе сравнительно небольшую боль, и обескровливание наиболее совершенно». Профессор Герлах утверждал, что «зарезание принадлежит к самым гуманным способам убоя и потому заслуживает быть введенным повсеместно».

В 1909 году этот вопрос разбирался на заседании медицинского факультета Гельсинфорского Университета, от которого был затребован отзыв относительно ритуального способа убоя. На этом заседании профессор Хольсти высказался в этом смысле, что «собственный прорез по еврейскому способу убоя, если он делается привычной и умелой рукой и по указанному раввинами способу, причиняет только быстро проходящие боли, так как сознание животного очень скоро исчезает. Причиненную сильной потерей крови судорогу в мышцах нельзя рассматривать как сознательные движения, а как бессознательные рефлекторные движения». К этому мнению присоединялся, в числе других, и профессор Крогиус, признававший, что «так называемый ритуальный убой должен производиться опытной рукой, с физиологической точки зрения считается одним из наиболее быстро и верно действующих средств, которые мы знаем для умерщвления больших животных». Он указывал: «Относящиеся к этому прорезу приготовления, несомненно, должны причинить животному значительные мучения, если они совершаются неумело и грубо. Но, соблюдая известные правила и применяя разные вспомогательные средства, можно избегнуть жестокого обращения с животным». Профессор Marchanda, основывавший свои воззрения на собственных наблюдениях на лейпцигской бойне, писал: «Опрокидывание на землю животных, если оно совершается соответственно предписанию Министерства посредством ворота, вовсе нельзя назвать жестоким обращением с животным».

О том, что еврейский способ убоя имеет все права на существование, доказал И.А.Дембо, который провел исследования по различным способам убоя и показал преимущество перерезки шейных сосудов без предварительного оглушения перед способами убоя с предварительным оглушением с точки зрения лучшей сохраняемости и доброкачественности мяса.

Известно, что стойкость мяса зависит от содержания в нем крови. Мясо правильно убитых животных не должно содержать крови. Даже незначительное количество последней уже весьма существенно влияет на сохранность мяса. При перерезке шейных сосудов менее всего страдают сосудо-двига тельные центры и, благодаря этому, достигается наибольшее обескровливание. Благоприятное значение при этом имеют именно те судороги, о которых было сказано выше, когда при быстро наступающем малокровии мозга остаются еще не парализованными двигательные центры. Судороги содействуют усиленному развитию молочной кислоты в мясе и понижают щелочность крови, что помогает более полному выделению крови из мелких сосудов (капилляров). В мясе от этого убоя без предварительного оглушения содержится гораздо меньше влаги, чем в мясе от убоя с предварительным оглушением, а большое количество воды, несомненно, влияет неблагоприятно на консервирование и хранение мяса.

Поэтому способ убоя путем перерезки шейных сосудов без предварительного оглушения (ритуальный способ) должен быть признан лучшим. Но если этот способ убоя является гуманным и гигиеничным, то его надо вводить повсеместно и рекламировать его преимущества. В этом случае данные науки и практики иногда расходятся. Причины этому отчасти могут быть экономические, отчасти даже этические. Экономические причины заключаются прежде всего в том, что при способах убоя с предварительным оглушением остается много крови и влаги, а это представляет известные выгоды для мясоторгов-цев. При еврейском способе убоя выгода на стороне покупателя, получающего за те же деньги большее количество мяса, а не влаги. Кроме того, убой с предварительным оглушением требует меньше рабочих и производственных площадей.

Этические возражения касаются хрипов и судорог, которые производят на зрителя тяжелое впечатление. Но этот недостаток нельзя считать серьезным, так как никто не считает бойню местом высоконравственных зрелищ. Обычно вход на бойню посторонним воспрещается, а заботиться о профессиональных бойцах, привыкших к сценам убоя скота и не отличающихся особенной впечатлительностью, нет необходимости.

Несправедливая оценка в обществе способа убоя посредством перерезки шейных сосудов отражает больше антисемитскую пропаганду способа убоя. Именно тот факт, что ритуальный способ убоя животных был введен с какой-то поразитель ной прозорливостью в религиозный закон у евреев, оказался для самого способа роковым.

В 1913 году, за подписью 66 членов Государственной Думы России, было внесено «законодательное предложение об отмене коробочного сбора и об установлении способов убоя домашних животных». В самом законопроекте не упоминалось о запрещении еврейского способа убоя, с учетом, что способ убоя у евреев принадлежит к требованиям религии и потребление мяса от другого способа убоя для еврейского населения неприемлемо.

В настоящее время после длительных специальных исследований доказано, что шехита не более жестока, чем другие способы умерщвления животных. В США, Великобритании, Ирландии, Франции и в странах Южной Америки были приняты национальные законы, защищающие права на ритуальный убой скота. Во время религиозной полемики некоторые галахические авторитеты рассматривали даже возможность предварительного оглушения электрическим током животных перед шехитой. Однако большинство научных и галахических оппонентов отвергли эту возможность, поскольку вызванное током напряжение мышц шеи затрудняет нанесение разреза, что может превратить животное в «трефа».

Со временем ритуальный убой все шире внедрялся в боен-ское дело многих стран. Так, например, даже в Эрец-Исраэль мусульманские власти дали лицензию на производство шехи-ты сефардской общине, где потом ашкеназские общины пользовались услугами сефардских шохетов, несмотря на различия в обычаях ритуального убоя. Подход ашкеназских общин к ше-хите отличается большей строгостью от сефардских. Поэтому ашкеназы не всегда могут употреблять продукцию сефардских шохетов, тогда как шехита ашкеназских шохетов отвечает га-лахическим требованиям сефардских евреев. Поэтому в 1864 г. указом иерусалимского кади право на ритуальный убой было передано ашкеназской общине. В 1887 г. был создан объединенный Ва’ад шехита Комитет по ритуальному убою.

В государстве Израиль за ритуальный убой отвечает специальный отдел Верховного раввината. При этом некоторые ультраортодоксальные и этнолингвистические группы евреев имеют собственные организации, отвечающие за ритуальный убой.

Несмотря на тысячелетнюю историю, еврейский убой скота — «шехита» является наиболее распространенным методом ритуального убоя животных во всем мире. Например, в США, где ежегодно убивают до 120 млн. сельскохозяйственных животных, около 8-10 млн. из них убивают ритуальным методом, что составляет 6-8% всего потребляемого мяса как кошерное.

Халяльное мясо и мясные продукты также завоевывают все больше продовольственных рынков. Во многих странах мира и в России мусульманский метод убоя скота не запрещен, что обеспечивает халяльными продуктами магометан и другие национальные группы потребителей.

Вместе с тем ответственность за доброкачественность и безопасность в ветеринарно-санитарном отношении кошерных и халяльных мясных продуктов возлагается на государственную ветеринарную службу, работники которой осуществляют контроль и оформляют ветеринарные сопроводительные документы, что и подчеркивает актуальность нижепредставленных материалов.

При изготовлении кошерных и халяльных мясных продуктов специалисты ветеринарно-санитарной службы предприятий должны соблюдать вышеизложенные канонические и национальные требования к предприятиям, технологическим процессам, сырьевым материалам и готовой продукции.

В связи с тем, что существуют определенные различия в производстве кошерных и халяльных продуктов, материалы учебного пособия представлены в трех разделах, в первом из которых изложен порядок осуществления ритуального убоя животных, во втором — конфессиональные и ветеринарно-санитарные требования к кошерным продуктам, в третьем — канонические и ветеринарно-санитарные требования при производстве и реализации халяльных продуктов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >