Административно-правовое принуждение как метод государственного управления в системе деятельности органов исполнительной власти

В современной науке признана взаимосвязь государства и права, необходимость правовой основы власти в государстве, поэтому ключевое значение среди правовых проблем, связанных с функционированием любой ветви власти, в том числе исполнительной, принадлежит группе вопросов, связанных с применением различных методов государственного управления.

В работах юристов-административистов занимающихся изучением проблем, касающихся разъяснения сущности методов управления в системе органов исполнительной власти, существуют различные воззрения по поводу определения характеристик данного правового института.

Прежде всего, следует указать на то, что понятие метода, в первую очередь, связано с деятельностью, но не с любой, а только с целенаправленной. Такая деятельность выступает как совокупность приемов, способов достижения намеченного результата. Метод можно понимать как способ целенаправленного воздействия субъекта власти на коллектив, группу или одного человека. Такое воздействие производится не только на волю, но и на сознание, эмоции, интересы людей. Следовательно, речь идет о способах взаимоотношений между людьми, путях достижения усилиями одних людей целей, выработанными другими[1].

Под методами понимают способы или средства достижения поставленных целей. Метод управления - это способ осуществления его функций, средство воздействия органа исполнительной власти на управляемые объекты (отрасли, сферы, комплексы, объединения, предприятия, трудовые коллективы, граждане). Методы управления показывают как, каким образом, государство решает задачи в области управления. В этой связи немаловажно, что методы управления производны от политического режима государства[2]. Методы дают ответ на вопрос о том, как, каким способом наиболее рационально можно достичь целей управления. Методы управления находятся в единстве с целями управления. Цель обуславливает специфику использования методов, выбор методов в известной степени определяет реальность достижения поставленных целей. Но, с другой стороны, методы показывают, каким образом достигаются цели управления. Они определяют качественную сторону управления. Их совершенствование означает улучшение управления.

Методы управления обуславливаются не субъективными устремлениями должностных лиц, а формируются под воздействием конкретных задач управления.

Методы государственного управления используются для осуществления деятельности, имеющей государственный характер. В подобном виде “метод” позволяет получить необходимые представления о том, как функционирует механизм государственной власти, как практически осуществляются управленческие функции, с помощью использования каких средств. Данная категория имеет в силу этого прямое отношение к характеристике сущности процесса реализации исполнительной власти, являясь

одним из ее непременных элементов. Она служит также целям придания управлению динамики.

Следовательно, метод управления есть средство практического осуществления функций государственно-управленческой деятельности, достижения ее целей[3]. Управляющая система - это кто и что управляет, управляемая - кто и что управляется. Между ними существует тесная взаимосвязь и строгая взаимозависимость, которая во многом влияет на сущность управления.

Анализируя вышесказанное можно сделать вывод о том, что под методами управления в системе деятельности органов государственной власти следует понимать совокупность способов (приемов) воздействия субъектов управления на объект управления, направленный для достижения желаемых результатов, соответствующих основным, задачам которые ставит перед собой орган управления. Между тем методы должны исходить из объективного фактора - законодательного признания прав человека. По глубокому и справедливому убеждению академика Г.С. Са-паргалиева: «Государство именно признает права человека, а не дозволяет».

В юридической литературе много внимания уделяется соотношению в государственной деятельности методов убеждения и принуждения. Такое деление связано с основанием и содержанием властного воздействия на управляемого. В то же время ряд авторов убедительно обосновывает мнение о том, что в этом ряду как важным и самостоятельным должен быть назван и метод поощрения. Однако в отдельных работах административистов прослеживается мысль о том, что метод поощрения является одной из мер убеждения. При этом поощрение выступает и как средство профилактики

правонарушений и как средство укрепления государственной дисциплины[4], что созвучно пониманию определения убеждения как метода государственного управления.

Таким образом, государственное принуждение - это средство защиты интересов общества, вынужденная реакция органов государственной власти на действия, которые наносят ощутимый ущерб общественному правопорядку. Вместе с тем, данная реакция государственных органов полностью должна быть урегулирована нормами права. Это вполне объяснимо. По справедливому замечанию академика С.З. Зиманова: «Существуют не просто «белые пятна», но целые «белые полосы» в законодательстве республики, образовавшиеся в результате законодательной необеспеченности многих сфер жизни общества, в результате наспех принятых законов, которые или не приживались в реальной жизни, или тут же устаревали. Такое положение не только сдерживает и без того сложные преобразовательные процессы, но и создает благоприятную среду для анархии и беззакония в сети государственных и негосударственных структур, открывает дорогу разным преступным и коррумпированным элементам в них. Такое положение с законами сплошь и рядом используется как оправдание неэффективной работы, а чаще просто бездеятельности властных органов».

Наряду со сказанным, необходимо различать принуждение как специфическую деятельность органов государственного управления и как один из методов управления. Первый из них применяется «в основном лишь к тем, кто не выполняет добровольно требования законодательства или законных органов управления. Что же касается второго, то есть принуждения как метода управления, воздействие на поведение людей или организаций, то его элементы имеются во всех случаях, где используется государственная власть».

Могущество политической, государственной власти, образующей стержень нового всеобщетерриториального институционального образования - государства, концентрируется в аппарате, обладающем инструментами навязывания воли властвующих, прежде всего - инструментами принуждения, а также инструментами, способными придать воле властвующих общеобязательный характер. Понятием “власть” охватываются не все виды господства, в частности экономическое и духовное воздействие на людей, а только господство в области организации общественных отношений и управления, то есть система подчинения, при которой воля одних лиц (властвующих) является императивно обязательной для других лиц (подвластных)[5].

Пользование правом сопряжено с ответственностью человека, с возможным принуждением в случаях возникновения отклоняющегося от правовых норм поведения. В соответствии статьи 29 Всеобщей декларации прав человека: «При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного правопорядка и общего благосостояния в демократическом обществе».

Государственная власть не может обойтись без особого, только ей присущего вида принуждения - государственного принуждения. Используя его, властвующий субъект навязывает свою волю подвластным. Этим государственная власть отличается, в частности, от авторитета, который тоже подчиняет, но в государственном принуждении не нуждается. Государственное принуждение - это психологическое, материальное или физическое (насильственное) воздействие полномочных органов и должностных лиц государства на личность с целью заставить (принудить) ее действовать по воле властвующего субъекта в интересах государства.

Человеческому общежитию свойственно принуждение как средство регулирования поведения людей. Более того, обеспечение публичных интересов и защиты конституционного строя, охрана общественного правопорядка и прав граждан предполагает использование принуждения. Оно свойственно деятельности органов, обладающих властными полномочиями и осуществляется в правовом режиме. Принуждение является жестким подчинением решениям властей воли и поведения людей. В нем особенно отчетливо выражается властно-организованный характер публичных действий[6]. Следовательно, меры правового принуждения широко используются в сфере деятельности органов наделенных властными полномочиями и служат основанием возникновения различных правоотношений.

Под правовым принуждением понимается отрицание воли подвластного и внешнее воздействие на его поведение с целью подчинения его воли воле властвующего, для исполнения волевых устремлений последнего. При неисполнении воли властвующего, властвующий различными способами воздействует на моральную, имущественную, организационную, физическую сферу подвластного и тем самым добивается преобразования воли подвластного в сторону подчинения и выполнения предписаний, установленных властвующим.

Необходимость столь явно выраженного доминирования одной воли над другой (властвующий - подвластный), вытекает из того, что каждый правопорядок естественно стремится к тому, чтобы установленные им связи, по возможности, не нарушались, и каждый нормальный правопорядок естественно устанавливает ряд мероприятий на случай такого нарушения и именно в число этих мероприятий входит и правовое принуждение. Безусловно то, что именно поэтому правовое принуждение и называется именно “правовым”, так как оно действует в определенном про

странстве, которое по своей юридической сути является правовым (правом), а “право - это совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы... Из воли исходят законы; из произвола - максимы[7]; произвол в человеке есть свободный произвол; волю, которая имеет в виду только закон и ничто иное, нельзя назвать ни свободной, ни несвободной, потому что она имеет в виду не поступки, а непосредственно законодательство для максимы поступков (следовательно, имеет в виду сам практический разум); поэтому она, безусловно, необходима и сама не способна ни к какому принуждению. Следовательно, только произвол может быть назван свободным”. В наиболее академической формуле эти положения нашли отражение в следующих суждениях И. Канта, его императив применительно к праву звучит следующим образом: “поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом”. Стало быть, по закону противоречия с правом также связано правомочие применять принуждения к тому, кто наносит ущерб этому праву. Право не отделимо от принуждения. Любая норма права, так или иначе регулирующая поведение человека в обществе, включая и нормы нравственности в самом высоком смысле слова, не говоря уже об обычае, скрыто или открыто содержит в себе указание на определенную санкцию, или принуждение, будь то в форме психологического, физического или материального воздействия. Санкция - заключается уже в самом термине «норма», означающим правило, которое нормирует, то есть ограничивает какими-то рамками поведение человека. И в этом смысле не имеет значения, исходит ли обязательство держаться в этих рамках от самого индивидуума или извне. Обычно имеет место сочетание и того и другого. В любом случае оно есть форма принуждения.

В общем виде - не всегда в соответствии со сложившимися представлениями - логика и механизм административно-правового принуждения таковы, что призваны выразить и гарантировать всем членам общества максимально возможную на данном этапе его развития, равную для всех меру свободы. Следует заметить, что выбор мер административно-правового принуждения во многом зависит от потребностей, целей и задач не только органов государственной власти, но и самого общества в соизмеримости с уровнем общественного развития, характера и содержания правовой политики, степени развитости демократии, гласности, законности и правопорядка, правовых традиций, уровня правовой культуры и правосознания населения, состоятельности органов государственной власти и управления.

При рассмотрении института административно-правового принуждения как метода государственного управления, необходимо указать на то, что оно состоит в физическом, психическом или материальном воздействии на поведение и сознание человека. В этом аспекте справедливо утверждение Л. Петражицкого, пояснявшего, что смысл «утверждаемой связи между нормами права и принуждением сводится к тому, что не исполняющий добровольно свои юридические обязанности по праву может и должен быть подвергнут принудительным мерам»[8].

Л. Петражицкий, а вместе с ним и другие авторы, особое внимание обращают на два вида государственного принуждения: физическое и психическое.

Под физическим принуждением понимаются «всякие предусматриваемые правом меры, состоящие в применении физической силы для поддержания правопорядка, в том числе репрессивные меры, например, заключение в тюрьму и т.д.».

Физическое принуждение, воздействуя на личность, ограничивает свободу его действий, тем самым пресекает противоправное поведение (задержание лица, лишение свободы передвижения, использование специальных средств - наручников, ду

бинок, «черемухи» и т.д.). Физическое принуждение причиняет нравственные и моральные страдания и может явиться причиной нанесения вреда личности или некоторым категориям граждан, а так же привести к их гибели. Поэтому меры физического принуждения должны быть осуществлены в строгом соответствии с законодательством, с соблюдением всех мер, способствующих минимизации вреда, причиняемого правонарушителю, оказания своевременной медицинской помощи, доставление пострадавшего в пункты здравоохранения и т.д.

Особую значимость, как метод государственного управления, на наш взгляд имеет психическое принуждение, поскольку позволяет в более мягких и подчас скрытых формах формировать взгляды и представление людей и направлять их поступки и действия в направлениях, выгодных для существующего правопорядка.

При психическом принуждении оказывается воздействие на волю, эмоции, разум человека с той целью, чтобы путем применения психического воздействия склонить личность к прекращению противоправных действий, изменить свое поведение. Граждане неодинаково осознают свою моральную ответственность за совершаемые ими и другими публичные действия. Оценки своих и чужих поступков далеко не всегда адекватны представлениям о добре и зле, о справедливости[9].

Психическое принуждение довольно часто ведет к изменению взглядов. Оно понуждает к подавлению своих мнений и оценок и может добиться не только послушания, столь приятного властям. Нередки проявления озлобления и отторжения людей от власти и даже их открытое, и порой даже настойчивое сопротивление. При психическом принуждении немаловажное значение имеет и чувство страха, испытываемое объектом принуждения. Именно страх «психически принуждает граждан сообразовывать свое поведение с требованиями права».

При применении материального принуждения предполагается достижение желаемого результата путем лишения правонару-

шителя определенных материальных благ, ценностей, взыскание с правонарушителя денежной суммы в виде штрафа, лишения премии, перевода на нижеоплачиваемую работу и т.д. Материальное принуждение зачастую оказывается эффективным способом воздействия, после применения которого незамедлительно прекращаются многие правонарушения.

Любое административно-правовое принуждение, применяемое в управленческой деятельности, не имеет цели причинить личности различного рода страдания или унизить ее достоинство, однако оно не лишено устрашающего и карательного свойств. Как было указанно выше, административно-правовое принуждение используется в отношении различных категорий лиц, поэтому оно может носить характер индивидуальных мер принуждения (административный арест, задержание, подписка о невыезде и другие). В то же время, несмотря на то, что оно носило индивидуальный характер, оно побуждает и другие лица к правомерному поведению, то есть, воздействует на них превентивным образом и в этом в определенной мере выражается основное предназначение административно - правового принуждения.

Имея универсальный и широкий диапазон действия, административно-правовое принуждение проникает во все стороны жизнедеятельности общества и государства. Трудно найти сферу деятельности в жизни государства, где бы ни было бы невозможным применение различных мер административно-правового принуждения. И это объясняется тем, что административно-правовое принуждение служит гарантом обеспечения общественного правопорядка, охраны прав и свобод гражданина и человека, государственных и общественных интересов, а также иных правоотношений, возникающих во всех сферах административноуправленческой деятельности. Осуществляясь в рамках административно-процессуальных форм, в пределах полномочий должностных лиц и компетентных государственных органов, административно-правовое принуждение направлено на обеспечение общественной, а так же государственной безопасности и поэтому оно воспринимается, как неотъемлемый атрибут общественных отношений, гарантирующий общественный правопорядок, государственное благополучие и стабильность.

Теоретически доказано, что правовое принуждение осуществляется посредством юрисдикционных, правоприменительных актов. Сами по себе юридические нормы предусматривают лишь возможность принуждения. Реально же властно-принудительные свойства правового регулирования концентрируются в актах применения права[10]. К тому же, существование государства в условиях сегодняшнего дня без использования принудительных мер правового характера представляется проблематичным, так как именно правовое принуждение выполняет функцию одного из средств охраны существующего правопорядка и представляется как метод государственной деятельности. Отсюда можно сделать вывод о том, что под правовым принуждением признается государственное принуждение, вид и мера которого строго определены правовыми нормами и которое применяется в строго очерченных законодательством процессуальных формах: законность, справедливость и обоснованность которых поддается контролю, и оно может быть обжаловано в независимом судебном порядке. В таком виде принуждение приемлемо и для правового государства, так как отражает интересы народа, населяющего его территорию.

  • [1] Ким. В.А., Ким Г.В. Конституционный строй Республики Казахстан (общие положения). - Алматы, 1998. - 169 с.
  • [2] Овсянко Д.М. Административное право: Учебное пособие для студентов юридических факультетов и институтов (отв.ред. проф. Г.А. Туманов). - М.: Юристь, 1996.-С.65. 2 Коренев А.П. Административное право России. Учебник. В 3-х частях. - Часть 1. - М.: МЮИ МВД России. Издательство « Щит-М», 1997. - С. 165. 3 Таранов А.А. Административное право РК. Академический курс. -Алматы: ТОО “Баспа”. 2000. - С.63. 4 Ибрагимов Х.Ю, Административное право. - Алматы: Данекер, 2000. -С.96.
  • [3] Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Указ. соч. - С. 249. 2 Мухитдинов Н.Б. Основы горного права. - Алма-Ата: Казахстан, 1983. -С. 148. 3 Сапаргалиев Г.С. Конституционное право Республики Казахстан: Учебник. - Алматы: «Жет! Жаргы», 1998. - С.7. 4 Горшенев В.М., Способы и формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М., 1972.; Баранов В.М. Поощрительные нормы советского социалистического права. - Саратов, 1978.; Петров ГМ. Поощрение в государственном управлении. - Ярославль, 1983.
  • [4] Овсянко Д.М. Указ.соч. - С.66. 2 Зиманов С.З. Конституция и Парламент Республики Казахстан. - Алматы: «Жет! Жаргы», 1996. - С. 144. 3 Советское административное право: Учебник /Под редакцией П.Т. Василенкова. - М.: Юридическая литература, 1990. - С. 173.
  • [5] Алексеев С.С. Философия права. - М.: изд. НОРМА, 1998. - С.65. 2 Теория государства и права. Учебник для вузов / Под ред. проф. Т.Н. Манова. - М.: Издательство БЕК, 1995. - С. 132-133.
  • [6] Тихомиров Ю.А. Публичное право. Учебник.-М.: Издательство БЕК, 1995.-С.168. 2 Жетписбаев Б.А. Административная ответственность в РК: Учебное пособие /Под общей редакцией проф. С.С. Сартаева - Алматы: Данекер, 2000. -С.8.
  • [7] * 2 Кант И., Гегель Г.В.Ф., Шеллинг Ф.В.И. Немецкая классическая философия. - Т.1. - М.: ЗАО изд. “ЭКСМО-Пресс”; Харьков изд. Фолио, 2000. (серия Антология мысли). - С.33-34. 3 Кант И., Соч., - Т. 4. - 4.2. - С. 140. 4 Кант И., Гегель Г.В.Ф., Шеллинг Ф.В.И. Указ.соч. - С.39.
  • [8] Петражицкий Л. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. - Спб., 1908. -С.260. 2 Петражицкий Л. Указ.соч. - С.260.
  • [9] Анисимов С.Ф. Мораль и поведение. - М., 1985. - С.135-136. 2 Тихомиров Ю.А. Указ. соч. - С. 170. 3 Петражицкий Л. Указ.соч. - С.269.
  • [10] Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом обществе. - М., 1966. - С. 156.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >