Современные теории административно-правового принуждения и вопросы классификации его мер

Изложение основополагающих теоретических постулатов административного принуждения находят отражение во многих работах современных теоретиков-административистов. Вместе с тем, при анализе данных работ обнаруживается, что зачастую

1

Зиманов С.З. Конституция и Парламент Республики Казахстан. - Алматы. «Жет! Жарты». 1996.-С.115.

воззрения различных авторов на проблемы административного принуждения носят противоречивый и дискуссионный характер, свидетельствующий о том, что данная проблема представляется как слабо изученная и недостаточно освещенная в правовой литературе. Это в достаточной мере создает серьезные трудности в теоретическом и концептуальном обосновании механизмов института административного принуждения.

Сегодня казахстанское общество предъявляет неуклонные требования к обеспечению безопасности социума, а это неразрывно связано с проблемами совершенствования действенности мер административного принуждения направленного на борьбу с административными правонарушениями, посягающими на общественный порядок, нравственность, безопасность граждан, методы государственного управления и т.д. При этом, смысл борьбы с административной правонарушаемостью, в современных условиях развития общественных отношений, по утверждению академика В.Н. Кудрявцева содержится в трех основных ипостасях мер административного принуждения, где «первая - непосредственное воздействие на правонарушаемость, состоящее в административном предупреждении и пресечении административных правонарушений и наложения на правонарушителей административных взысканий; вторая - всестороннее воздействие на главные и основные причины правонарушаемости, коренящиеся в экономическом строе общества со всеми его особенностями и недостатками, а также в социально-политических сферах жизни людей, обусловленных этим строем. В переходном обществе воздействие на указанные сферы в целях ликвидации или по крайней мере минимизации причин правонарушаемости совершенно необходимо, хотя и весьма затруднительно. Экономические основы жизни такого общества неустойчивы и неопределенны; неясны перспективы его развития в смысле как социально-экономическом (капитализм, социализм, смешанная система и т.д.), так и государственно-политическом (демократия, автократия и т.д.). Не определившаяся экономика и слабая политическая власть поражены коррупцией, местничеством, национализмом, а правонарушаемость, эффективно использующая эти изъяны, втягивает в свою орбиту все большее число необеспеченных и утративших жизненные перспективы людей. И третья - связанная с проблемами повышения индивидуального и общественного сознания, культивирования в сознании людей установленных обществом ценностных ориентаций, соответствующих моральных, религиозных и правовых представлений влияющих на формирование характера людей, с так называемыми «нравами переходного общества»[1].

Углубленный анализ специфики исследуемой проблемы приводит нас к мысли о том, что, изучая институт административного принуждения, прежде всего, следует различать понятия административное принуждение и административно-правовое принуждение. Рассматривая данную проблему во всей ее комплексности и противоречивости, профессор Д.Н. Бахрах делает следующее замечание: «В научной и учебной литературе немало написано об административном принуждении. Но корректнее было бы говорить об административно-правовом принуждении. История СССР и многих других стран дает много оснований для горьких выводов о том, что нередко оно связано с произволом, насилием. Для административного принуждения правовая форма еще не стала таким атрибутным свойством, как для уголовной ответственности». Как видно, замечание ученого, хотя оно и не растолковано в его работах, но во многом справедливо, так как объективно отражает существенную разницу между понятиями «административное принуждение» и «административноправовое принуждение». При более внимательно проведенных исследованиях выявляется, что понятие «административное принуждение» по своей сути является понятием комплексным, которое охватывает и моменты административного произвола государственных органов и должностных лиц, что легко доказать, так как оно находило отражение в деятельности государственных органов административно-командной системы СССР. Так, например, 18 мая - 6 июля 1928 года, в Москве, было рассмотрено так

называемое «Шахтинское дело» сфабрикованное в ОГПУ в отношении 53 «спецов - вредителей». До начала судебного заседания пленум ЦК и ЦКК ВКП /б/ отметил «притупление коммунистической бдительности и революционного чутья наших работников в отношении классовых врагов»[2] Подчеркивалось, что «вредительская организация в Донбассе, созданная бывшими шахтовладельцами и группой особо привилегированных в прошлом специалистов, была связана с бывшими русскими и иностранными собственниками, а также с иностранной военной разведкой».

Член политбюро ЦК ВКП /б/, председатель СНК СССР и РСФСР А. Рыков, выступая на пленуме, утверждал, что партия должна подчинять общественные интересы вопросам политики, принцип наказания виновных по справедливости он назвал абстрактным.

Приговор, разумеется, не мог не совпасть с выводами пленума. Осудили 49 человек, из них к расстрелу - 11; в отношении 5 приговор был приведен в исполнение. Часть подсудимых, в результате перенесенных в процессе «расследования и дознания» пыток, «безропотно» признала свою «вину». Однако 23 подсудимых виновным себя не признали. Многие из них заявили о необъективности расследования и об оговоре. По показаниям подсудимого Асевича: «Я подписал признание по принуждению. Давно нахожусь в невменяемом состоянии...».

Явления насилия и административного произвола, как видно из приведенных фактов, приобретали в эти годы «государственные» масштабы, жертвами которой стали миллионы ни в чем не повинных людей, сломленные чудовищной машиной административного произвола, выявления и расправы с мнимыми «врагами народа» (продразверстки, раскулачивание, выселение, депортация народов и т.д.). Это и есть административный социализм, взявший на вооружение административный произвол, завуалированный в одежды легитимного административного принуж-

дения, когда «все трудящиеся переживают чувство возмущения преступлениями подсудимых»[3], когда не может идти никакой речи о физической неприкосновенности подсудимых, презумции невиновности, невменяемости и т.д.

Добавим сюда и то, что советское право, какое оно ни есть, все же - право со своей особой логикой и спецификой. И потому, если не по существу, то формально, «по видимости», советская юридическая система не могла функционировать так, чтобы как-то не «защищать права», чтобы так, или, иначе, не действовали «процессуальные гарантии», не функционировали иные институты юридического порядка, которые во всем мире символизируют приверженность власти праву и законности.

Тем не менее, советская юридическая система (даже в ореоле пропагандистских восторгов о «торжестве социалистического права, самого передового в мире) неизменно оставалось правом насилия.

Великий русский писатель и мыслитель Л.Н. Толстой, известный своей теорией непротивления злу насилием писал: «Ничто так не мешает улучшению жизни людей как то, что они хотят улучшить свою жизнь делами насилия. Насилие же людей над людьми более всего отвлекает людей от того... чтобы стараться самим становиться лучше».

Л.Н. Толстой отвергал «насильственное устройство» с помощью законов и признавал ненадобность учреждений, которыми людей заставляют подчиниться насильно. По его мнению, уголовные законы более всего другого поддерживают в народе суеверие разумной мести. Поэтому нужно помнить, что правовое принуждение не застывший формализованный свод правил, оно изменяется в процессе исторического развития общества и государства, кроме того, меняется и отношение к нему. Так, например, то, что сегодня признается в качестве административноправового принуждения, завтра в качестве такового может быть

не признано и наоборот. Конечно же, официально нормы административного права легализируют широкий круг мер принудительного воздействия, используемых административными органами для обеспечения правопорядка, но проблема заключена в том, что широкое хождение, в данном случае, имеют злоупотребления властных структур своими служебно-властными полномочиями, которые имеют следующие выражения:

  • - придумывание собственных правил поведения, которые не находят отражение ни в одном из нормативно-правовых актов государства;
  • - в пороках вседозволенности;
  • - в склонностях истолковывать фактические обстоятельства дела в собственную пользу, то есть видеть все и вся именно в том аспекте, который необходим для осуществления собственных интересов;
  • - в склонностях неоднократно наказывать за одно и то же правонарушение и т.д.[4].

Поэтому нельзя, однако, как это пытались сделать некоторые, дать дефиницию свободы произвола как способности совершать поступки в пользу или против закона, хотя произвол как феномен, дает тому многочисленные примеры на опыте... Хотя человек как чувственно воспринимаемое существо обнаруживает на опыте способность делать выбор не только сообразно с законом, но и противно ему. Сопротивление, оказываемое тому, что препятствует какому-нибудь действию, благоприятствует этому действию и согласуется с ним. Все не правовое препятствует свободе, сообразной со всеобщим законом, принуждение же препятствует свободе или оказывает ей сопротивление. Следовательно, когда определенное проявление свободы само оказыва

ется препятствием к свободе, сообразной со всеобщим законом (то есть неправым), тогда направленное против такого применения принуждение как то, что воспрепятствует препятствию для свободы, совместимо со свободой, сообразной со всеобщим законом, то есть бывает правым; стало быть, по закону противоречия с правом также связано правомочие применять принуждение к тому, кто наносит ущерб этому праву. Отсюда следует, что принуждение, совершенное должностным лицом, в результате превышения либо злоупотребления своих служебных полномочий, посредством нарушения правовых норм, способно вызывать новое, но уже правовое принуждение и уже в отношении самого должностного лица, представшего в качестве нарушителя правовых предписаний закона, то есть наносящему ущерб, своими противоправными действиями, существующему законодательству и общественному правопорядку.

Из сказанного выше, вполне уместно сделать выводы о том, что административное принуждение это понятие комплексное и сложное, так как сочетает в себе два неоднородных признака, носящие свойства административного принуждения и административного произвола. Именно поэтому понятие административное принуждение состоит из двух составных частей, а в частности из административно-правового принуждения и административного произвола, насилия.

Резюмируя вышесказанное можно сделать вывод о том, что более точным определением понятия принуждения по административному праву, на наш взгляд, является определение его как понятие административно-правовое принуждение, то есть принуждение, полностью основанное на нормах административного права (сообразно со всеобщим законом), где нет места произволу с чьей бы то ни было стороны и тем более любому проявлению насилия.

Следовательно, под понятием административно-правовое принуждение понимается отдельный вид государственного принуждения, широко используемый органами исполнительной власти, в рамках строго очерченных административным законодательством, подразумевающий применение принудительных мер

1

Кант И., Гегель Г.В.Ф., Шеллинг Ф.В.И. Указ. соч. - С.260.

в отношении нарушителя правовых запретов, которые установлены административно-правовыми нормами.

Административно-правовое принуждение - разновидность государственного принуждения. Поэтому все признаки, присущие государственному принуждению характерны и для административно-правового принуждения. Вместе с тем административно-правовое принуждение обладает рядом признаков, характерных только для этого вида принуждения:

  • - регулируется нормами административного права, которые закрепляют виды мер принуждения, основания и порядок их применения;
  • - выполняет воспитательную функцию, способствует социализации личности;
  • - выполняет профилактическую функцию, широко используется в системе мер по борьбе с правонарушаемостью;
  • - характеризуется множественностью субъектов его использования: применяется судами, судьями, органами исполнительной власти, должностными лицами и т.д.;
  • - является гарантией и средством защиты общественного правопорядка и общественной безопасности (привлечение правонарушителей, взыскание виновных и т.д.);
  • - применимо в отношении лиц, не находящихся в непосредственном служебном подчинении;
  • - применяется в отношении не только индивидуальных (физических лиц), но и коллективных субъектов административного права (юридических лиц);
  • - охраняет нормы других отраслей права (гражданского, финансового, трудового и других) от неисполнения, либо ненадлежащего исполнения и прочих различных посягательств;
  • - применяется не только с целью наказания либо взыскания за правонарушение, но и для их предупреждения либо пресечения;
  • - используется как крайнее средство обеспечения и охраны правопорядка в сфере государственного управления, то есть выполняет карательную функцию;
  • - используется в целях соблюдения и защиты тех административно-правовых норм права (финансового, экологического и других), которые содержат общие правила поведения в сфере государственного управления, например, нормы законов предусматривающие административную ответственность;
  • - не имеют цели причинить личности физическое страдание или унизить ее достоинство и т.д.

Административно-правовое принуждение - это целостный правовой институт, имеющий свою строго определенную правовую морфологию, которая логически упорядочиваясь, образует правовую систему и представляется, как нечто целое состоящее из отдельных взаимосвязанных и взаимообусловленных институтов. Наиболее точными, в этом аспекте, являются взгляды казахстанских административистов Р.И Ахметова и Х.Ю Ибрагимова, которые, исследуя отдельные аспекты данной проблемы, приходят к мнению о том, что «административное принуждение - понятие далеко неоднородное, а сложное, слагающееся из совокупности административно-правовых средств принудительного воздействия, которые применяются уполномоченными на то субъектами правоприменения в целях охраны правопорядка». Следовательно, административно-правовое принуждение является понятием комплексным, сложным, имеющим в своем арсенале различные меры воздействия властно-принудительного характера и, как совокупный институт является методологической основой всех разновидностей мер административно-правового воздействия, широко культивируемых и применяемых административно-властными структурами государства. Поэтому отчетливое понимание значения, целей, задач, правил, закономерностей и особенностей применения различных институтов административно-правового принуждения создает благоприятные условия для улучшенного его теоретического толкования и практического применения, кроме того, это необходимо для создания предпосылок для его объективной классификации. Тем более, в административно-правовой литературе проблемы классификации мер и видов административно-правового принуждения являются наиболее запутанными, противоречивыми и дискуссионными. Дан

1

Ахметов Р.И., Ибрагимов Х.Ю. Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел: (Учебное пособие). - Алматы: ОНИ и РИР Алматинского юридического института МВД РК, 1998. - С.7.

ное мнение нами выверено в результате изучения опыта работ ведущих административистов, в значительной степени исследовавших данную проблему и пришедших к самостоятельным суждениям самого различного и даже противоположного характера. И это можно продемонстрировать на примерах, выраженных во взглядах различных ученых-административистов. Приведем некоторые из них. Так, например, в конце 40-х годов советскими административистами С.С. Студеникиным, Ц.А. Ямпольской и другими выдвинута двухчленная классификация института административного принуждения. За основу данной классификации положен формальный признак - наличие административных санкций. В соответствии с данной идеей, указанная классификация административного принуждения включает в себя нижеприведенные меры и выглядит следующим образом:

  • - административные взыскания;
  • - иные меры административного принуждения.

В результате проведенных исследований указанных проблем, более последовательной и логичной оказалось учение профессора М.И Еропкина, которое, к тому же, выдержало испытание временем и имеет своих последователей и в наши дни. Так, в конце 50-х годов, профессор М.И Еропкин, определяя сущность административно-правового принуждения, предлагает трехчленную классификацию мер административного воздействия, которые по его мнению и составляют институт административно-правового принуждения. При этом, в качестве основного критерия собственной классификации, ученым взят способ административно-правового обеспечения правопорядка, который в свою очередь связан с такими вспомогательными критериями, как правовое регулирование оснований, условий и порядка применения конкретной меры административного принуждения, а также с теми правовыми последствиями, которые наступают в связи с их применением. Исходя из логически выверенных умозаключений, М.И. Еропкин приходит к выводу о том, что:

1

Еропкин М.И. О классификации мер административного принуждения // Вопросы административного права на современном этапе. - М., 1963. - С.60-69.

  • - первую группу мер принуждения составляют административно-предупредительные меры. В нее входят такие меры административного воздействия, которые применяются в целях предотвращения или обеспечения общественной безопасности в особых условиях (проверка документов, досмотры, реквизиции, введение карантина, принудительное медицинское освидетельствование и др.);
  • - вторую группу составляют меры административного пресечения и процессуального обеспечения. Посредством применения этих мер правопорядок обеспечивается путем пресечения противоправных действий, предотвращения их вредных последствий, а также обеспечения привлечения виновных к ответственности (административное задержание, запрещение эксплуатации неисправленного транспортного средства, изъятие имущества, применение специальных средств, оружия и др.);
  • - третью группу составляют административные взыскания, куда входят меры административного принуждения, связанные с привлечением виновных к административной ответственности за совершение административных правонарушений (предупреждение, штраф, административный арест и др.)

Из анализа вышесказанного следует, что по классификации М.И. Еропкина, административно-правовое принуждение состоит из:

  • - административно - предупредительных мер;
  • - мер административного пресечения и процессуального обеспечения;
  • - мер административного взыскания.

Аналогичного мнения поддерживаются и полностью разделяют казахстанские административисты Р.И. Ахметов и Х.Ю. Ибрагимов, авторы учебного пособия «Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел».

Другая группа ученых - А.П. Алехин, А.А. Кармолицкий, Ю.М. Козлов, отмечая многообразие мер административного принуждения, выделяют три, на их взгляд, основные группы:

  • - административно - предупредительные меры;
  • - административно - пресекательные меры;

- меры административной ответственности.

Далее ученые поясняют, что кодекс об административных правонарушениях выделяет также меры процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Однако они самостоятельного юридического значения не имеют, так как поглощаются названными видами мер административного принуждения. Вместе с тем, такая мера как, например, административное задержание одновременно используется как в целях пресечения административных правонарушений, так и обеспечения административного производства[5].

Исходя из целей использования, способов обеспечения правопорядка и общественной безопасности, специфики возникающих при этом правоотношений и особенностей применяемых мер административного принуждения, профессор А.П. Коренев выделяет четыре группы мер административного воздействия, составляющих понятие административно-правового принуждения:

  • - меры административного предупреждения;
  • - меры административного пресечения;
  • - меры административно-процессуального обеспечения;
  • - меры административного взыскания.

Автор признает, что данная классификация, в некоторой степени, относительна. Отдельные меры административно-процессуального обеспечения поглощаются мерами пресечения (например, доставление, задержание и др.).

Иного мнения, в этом плане, поддерживается профессор Д.Н. Бахрах. Высказываясь по этому поводу, он отмечает, что «...принуждение осуществляется с целью охраны правопорядка. Но эта цель достигается различными способами: путем пресечения нарушений, восстановления вреда, причиненного ими, наказания. Поэтому в зависимости от той непосредственной цели, ради которой используются средства принуждения, можно различать меры пресечения, восстановительные меры и взыскания (наказа

ния)... Отмечая большое значение предупредительных средств, следует признать, что они не являются принудительными»[6]. Отсюда следует, что в отличии от воззрений вышеуказанных адми-нистративистов, профессор Д.Н. Бахрах, меры административного предупреждения в качестве принудительных мер не признает. Однако, в этом аспекте, более убедительны взгляды А.П. Алехина, А.А. Кармолицкого и Ю.М. Козлова которые утверждают, что «несмотря на ярко выраженный профилактический характер, меры подобного рода осуществляются в принудительном порядке, то есть в процессе односторонней реализации юридически -властных полномочий компетентных исполнительных органов (должностных лиц). Поэтому, безосновательны попытки представить их в качестве мер, лишенных элементов административного принуждения. Выражаются они, как правило, в виде определенных ограничений и запретов, что достаточно показательно характеризует их принудительную природу». Доводы ученых веско аргументированы и логичны, поэтому их взгляды нами полностью разделяются. Однако вернемся к суждениям Д.Н. Бахраха. Если следовать учению Д.Н. Бахраха и поддерживаться его суждений, то не трудно сделать вывод о том, что мерами составляющими понятие административно-правового принуждения следует признавать:

  • - меры административного пресечения;
  • - меры административного взыскания;
  • - административно-восстановительные меры.

В то же время, проблема отнесения мер административной ответственности к мерам целостного института административно-правового принуждения у автора, видимо, вызывало сомнения, по поводу которых ученый конкретно, в своей работе не высказывается. И все же, рассматривая роль и место института административной ответственности в системе мер административно-правового принуждения, профессор Д.Н. Бахрах приходит к следующему мнению: «В целом, ответственность по админи

стративному праву - часть принуждения по административному праву»[7].

Анализируя данную проблему, в части определения места института административной ответственности в системе мер административно-правового принуждения, представляются вполне справедливыми высказывания профессора А.А. Таранова, который указывает: «Отмечая определенную общность мер административного воздействия, на наш взгляд, отдельные расхождения могут иметь место в зависимости от понимания природы ответственности, то есть, следует ли рассматривать меры административно-правового воздействия в контексте взыскания или принуждения к исполнению своих обязанностей в целях прекращения административных правонарушений. Есть основания придерживаться более широкой трактовки мер административного воздействия, так как анализ статей кодекса об административных правонарушениях и административного законодательства убеждает в том, что состояние ответственности возникает вместе с возникновением обязанностей (например, представить сведения о доходах, невыполнение требований командира воздушного судна лицами, находящимися в нем)... Меры воздействия не всегда влекут наказуемость деяния. Объясняется это тем, что далеко не все административные поступки имеют такие последствия, которые в обязательном порядке влекут наказание.., понятие наказание не может быть сведено в целом к понятию административные меры воздействия, а цели административного воздействия соответственно - к наказанию».

Особое место в системе мер административно-правового пресечения отводится мерам дисциплинарного принуждения, которые реализуются в рамках государственно-служебных отношений. По мнению А.П. Алехина и его соавторов: «Лишь в широком смысле его можно отнести к административному принуждению, поскольку соответствующие меры, в которых выражается дисциплинарная власть руководителя, применяются в административ

ном порядке. Но непосредственными мерами административного принуждения они не являются, так как не каждый руководитель наделен полномочиями административной власти»[8].

Административное право осуществляет выполнение различных функций в установлении и реализации ответственности, определяет круг субъектов и компетенцию органов управления и должностных лиц в осуществлении дисциплинарной власти. Нормами административного права определяются и конкретизируются основания дисциплинарной ответственности, ее мера и порядок применения. Административное право закрепляет применение мер дисциплинарного воздействия в отношении трех групп субъектов - членов административных коллективов:

  • - милитаризованных служащих (военнослужащих, военизированных служащих, работников МВД и др.);
  • - обучающихся (студентов, учащихся, аспирантов и др.);
  • - лиц, свобода которых временно ограничена на основе норм административного права.

Немаловажное значение при изучении мер административно-правового принуждения, занимают проблемы материальной ответственности по административному праву. Объясняется это тем, что с помощью норм административного права определяется компетенция органов и должностных лиц, связанных с возмещением материального ущерба в административном порядке. Следовательно, материальная ответственность, в данном случае, это процесс осуществления восстановительных санкций, направленных на возмещение причиненного ущерба. Таким образом, материальная ответственность в сфере административного права представляет собой систему юридических мер, направленную на сохранность и защиту общественного правопорядка, собственности, прав и законных интересов предприятий, организаций и учреждений, укрепление законности, предупреждение правонарушений и добросовестного выполнения своих служебных обя

занностей работниками и служащими. Вместе с тем, административным правом регламентируется материальная ответственность военнослужащих и аттестованных работников министерства внутренних дел. К сожалению, следует отметить, что проблемы дисциплинарной и материальной ответственности по административному праву в недостаточной степени освещены в правовой литературе.

Подводя итоги вышесказанному, учитывая, анализируя и суммируя мнения различных авторов, касающихся определения понятия административно-правового принуждения и классификации мер административно-правового воздействия, в совокупности составляющих исследуемый институт, представляется возможным выдвинуть версию о том, что понятие института административно-правового принуждения, как целостное и комплексное, состоит из совокупности следующих административно-правовых мер:

  • - административного предупреждения;
  • - административного пресечения;
  • - административного взыскания;
  • - административного восстановления;
  • - административной ответственности.

Не претендуя на бесспорность и тем более на всеобщность подобного рода суждений, предполагаем, что именно указанные пять групп общественных отношений, взятые в совокупности, в наиболее полной и академической форме, воплощают понятие института административно-правового принуждения. Безусловно, сюда же, можно было бы также отнести и меры административно-процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, но, соглашаясь с мнениями авторов о том, что они «самостоятельного юридического значения не имеют, так как поглощаются другими видами мер административно-правового принуждения», считаем, что нет необходимости излишне нагромождать и без того емкое понятие административно-правового принуждения.

Следовательно, под понятием административно-правовое принуждение понимается совокупность административно-право-вых мер (административное предупреждение, административное пресечение, административное взыскание, административное восстановление, административная ответственность), направленных на охрану общественного правопорядка, методов государственного управления, стабильности и безопасности существующего строя, состоящих в понуждении к исполнению гражданами, должностными лицами юридических обязанностей в целях прекращения противоправных действий.

Одним из важных условий в данном случае является то, что указанное понуждение обеспечивается силой государственновластного воздействия.

Как бы то ни было, официально нормы административного права легализируют широкий круг мер принудительного воздействия, используемых органами исполнительной власти для обеспечения общественного правопорядка. Административноправовое принуждение полностью регулируется нормами этой отрасли права. В то же время административно-правовое принуждение охраняет нормы других отраслей права: гражданского, финансового, недренного, трудового и других от неисполнения и различных посягательств. Выполняя охранительную функцию, административно-правовое принуждение широко использует все административно-правовые способы воздействия, включаемые в ее состав. Поэтому попытаемся дать краткую характеристику основных функций мер административно-правового принуждения, а также их внутреннюю классификацию. В данном случае нас могут в первую очередь заинтересовать меры административного предупреждения.

Меры административного предупреждения используются компетентными органами, должностными лицами в целях предупреждения правонарушений и обстоятельств, угрожающих общественной и личной безопасности граждан и являются одними из видов административно-правового принуждения. Под мерами административного предупреждения понимаются совокупность мероприятий, направленных на предупреждение правонарушений и недопущение влияния их вредных последствий на общественный правопорядок, на безопасность граждан, на нормальную деятельность государственных органов, предприятий, учреждений и организаций.

Меры административного предупреждения классифицируются по целям применения и составляют две большие группы.

Первая группа мер может применяться при отсутствии самого факта противоправных действий. Она направлена на предотвращение возникшей угрозы общественной и личной безопасности граждан:

  • - в случаях ведения особого, чрезвычайного положения, (карантина на въезд и выезд, в случае возникновения эпидемий либо эпизоотий, стихийных бедствий и так далее);
  • - в случае принудительного выселения из домов и иных жилых сооружений, непригодных для проживания, (грозящих обвалом, находящихся в аварийном состоянии и так далее);
  • - в случаях реквизиции имущества для государственных нужд в условиях стихийного бедствия, чрезвычайного положения;
  • - в случаях принудительного медицинского освидетельствования;
  • - в случае санитарного осмотра груза;
  • - в случае технического осмотра транспортных средств;
  • - в случаях пожарного надзора;
  • - в случаях досмотра транспортных средств, ручной клади, багажа, личного досмотра пассажиров.

Вторая группа мер административного предупреждения направлена на профилактику правонарушений и включает в свой состав следующие мероприятия:

  • - проверку документов;
  • - досмотр личных вещей и личный досмотр граждан, подозреваемых в совершении преступлений либо административных правонарушений;
  • - контроль и надзорные проверки.

В данном случае следует указать, что в отличие от первой группы мер предупреждения, меры предупреждения, составляющие вторую группу, носят административно-карательный характер.

Как было сказано выше, другая группа мер, составляющая понятие административно-правового принуждения, имеет назначение прекратить противоправное действие на стадии незавершенна и предотвратить возможность наступления вредных последствий противоправного деяния. Данная группа мер получила название административно-пресекательных мер или мер административного пресечения.

Под мерами административного пресечения понимается принудительная деятельность органов исполнительной власти, направленная на предупреждение и прекращение противоправных действий, и профилактику их повторения.

Меры административного пресечения классифицируются на:

  • - задержание;
  • - принудительное лечение лиц, страдающих заболеваниями, опасными для окружающих;
  • - применение огнестрельного оружия, специальных средств и физической силы;
  • - административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы;
  • -личный досмотр, досмотр и изъятие вещей и документов;
  • - временное отстранение от работ и т.д.

Третьей группой мер административно-правового принуждения являются меры административного взыскания.

Административное взыскание - это по большому счету есть мера ответственности за административное правонарушение.

Под мерами административного взыскания понимаются меры государственного воздействия, применяемые на основании законодательства, уполномоченными на то государственными или должностными лицами по отношению к лицу, совершившему административное правонарушение с целью воспитания лица, совершившего административное правонарушение, в духе соблюдения законов и уважения к правопорядку, предупреждение совершения им новых правонарушений, предупреждение правонарушений другими лицами.

Меры административного взыскания классифицируются и налагаются в следующих видах:

  • - предупреждения;
  • - административного штрафа;
  • - возмездного изъятия предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом правонарушения;
  • - конфискации предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, доходов, денег и ценных бумаг, полученных вследствие совершения административного правонарушения;
  • - лишение специального права;
  • - лишения лицензии, специального разрешения, квалификационного аттестата (свидетельства) или приостановление ее (его) действия на определенный вид деятельности либо совершение определенных действий;
  • - приостановления или запрещения деятельности индивидуального предпринимателя;
  • - принудительного сноса самовольно возводимого или возведенного строения;
  • - административного ареста;
  • - административного выдворения за пределы Республики Казахстан иностранца или лица без гражданства;
  • - приостановление или запрещение деятельности юридического лица.

Следующей группой мер административно-правового принуждения являются административно-восстановительные меры.

Под мерами административного восстановления понимаются меры, направленные на восстановление нарушенного правопорядка и прекращение неправомерного поведения лица с целью возмещения причиненного ущерба.

При классификации административно-восстановительных мер можно выделить следующее:

  • - снос самовольно возведенных строений;
  • - административное выселение из самовольно занятых жилых зданий и сооружений;
  • - изъятие незаконно приобретенного;
  • - взыскание недоимки, пеня и т.д.

Эти меры применяются в целях пресечения правонарушения, связанного с ненадлежащим использованием имущества, предметов, вещей, незаконным владением, а также в целях возмещения вреда, причиненного правонарушением.

И, наконец, последнюю группу мер административно-правового принуждения составляют меры административной ответственности. Специфика мер административной ответственности заключается в том, что они применяются в случае совершения правонарушения.

Под административной ответственностью понимается вид юридической ответственности, осуществляющий применение административных взысканий за административные правонарушения, уполномоченными на то государственными органами или должностными лицами, в порядке, установленном административным законодательством, исполнение которого может быть обеспечено принудительной силой государственной власти.

При классификации мер административной ответственности следует помнить, что административным законодательством урегулированы следующие виды ответственности:

  • - административная ответственность граждан, иностранцев и лиц без гражданства;
  • - административная ответственность организаций, предприятий и учреждений;
  • - дисциплинарная ответственность милитаризованных служащих (военнослужащих, работников силовых структур), студентов, учащихся лиц, свобода которых ограничена в административном порядке;
  • - материальная ответственность военнослужащих, сотрудников МВД и т.д.

Итак, несмотря на неординарность мер административно-правового принуждения, их властно-подавляющего свойства, применение их в интересах реализации задач и функций исполнительных органов власти является объективно необходимым. Однако это вовсе не означает, что методы прямого управляющего воздействия (то есть административно-правовые методы) основаны исключительно на принуждении. Ошибочность подобного рода взглядов очевидна, но в то же время необходимо помнить, что:

  • - во-первых, принудительные меры нередко являются единственным средством обеспечения нормальных условий для полноценного функционирования системы государственного управления;
  • - во-вторых, с их помощью достигаются правоохранительные цели государственно-управленческой деятельности. В силу этого эти меры не исчезают из арсенала средств (методов), используемых и в условиях перехода к рыночным отношениям[9].

Кроме того, значение административно-правового принуждения не исчерпывается только выполнением карательных функций, поэтому их надо воспринимать значительно шире, чем реализация санкций административно-правовых норм. В то же время для обеспечения властных полномочий органы государственной власти имеют «орудия принуждения», представленные в виде войск, специальных учреждений и так далее, без которых не может существовать ни одно государство. Жить в обществе (государстве) и быть свободным от него нельзя: в любых жизненных ситуациях человек должен сообразовывать свои поступки с существующими в обществе нормами и ценностями, с интересами других людей. Действуя в соответствии с ними, он поступает ответственно, благодаря чему в обществе обеспечивается организованность и правопорядок. И в этом аспекте, административно-правовое принуждение призвано обеспечивать общественный правопорядок, общественную безопасность, исполнение правил поведения, которые находят выражение в административно-правовых нормах и т.д.

Подводя итоги вышесказанному, следует отметить, что государство, будучи заинтересованным, в обеспечении законности и правопорядка в общественной жизни государства, принимает все необходимые для этого меры. Как было указанно выше, основными методами достижения данных целей являются методы убеждения и принуждения. Причем, первичное значение имеют методы убеждения, так как наиболее полно отражают суть гуманистических отношений, складывающихся и формирующихся во всех сферах жизнедеятельности нашего государства.

Принудительные меры воздействия носят вспомогательный характер и применяются, как правило, в том случае, когда меры убеждения бессильны. Это имеет особое значение для административно-правового принуждения, поскольку вред, причиненный в результате совершенного правонарушения, бывает значительный и даже может носить необратимый характер. Такое, например, может случиться при нарушении норм экологического законодательства, за совершение которого предусмотрены меры административно-правового воздействия. Поэтому, государственное принуждение, представленное в виде административноправовых мер воздействия, характеризуется направленностью, побуждающей субъектов правоотношений и иных лиц на точное и неуклонное исполнение тех или иных правовых норм, обеспеченных применяемой санкцией. При этом, правовое принуждение как правоотношение реализуется в рамках охранительных правоотношений, возникающих между государством в лице его исполнительных органов и правонарушителем, который подвергается за содеянное неблагоприятным для него правовым санкциям, таким образом, между правонарушителем и государством возникает определенная юридическая связь, характеризующаяся как административно-правовое принуждение.

  • [1] Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. - М.: Гардарики, 2002. - 235-236. 2 Бахрах Д.Н. Административное право. Учебник для вузов. - М.: Издательство БЕК, 1996. - С.256.
  • [2] 24 Резолюции объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) 6-11 апреля 1928г.-М., 1928.-С.23-24. 2 Там же . - С.22. 3 Там же . - С.22.
  • [3] Процесс Промпартии. - М., 1931. - С.488. 2 Алексеев С.С. Философия права. - М.: Издательство «НОРМА», 1998. -С. 193-194. 3 Толстой Л.Н Путь жизни. - М., Республика, 1993. - С. 166-199.
  • [4] Жетписбаев Б.А. Концептуально-правовые проблемы конкретизации понятия института административно-правового принуждения и вопросы классификации его мер. //Сб. материалов международной научно-теоретической конференции, посвященной 10-летию независимости Республики Казахстан: «Демократия. Государство. Право. XXI век». - Алматы, 2001. -С.11-12. 2 Кант И., Гегель Г.В.Ф., Шеллинг Ф.В.И. Немецкая классическая философия. Т. 1. - М.: ЗАО издательство ЭКСМО-ПРЕСС; - Харьков: Издательство Фолио, 2000. - С.34.
  • [5] Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Учебник. - М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1996. - С.264. 2 Коренев А.П. Административное право России. Учебник. В 3-х частях. - Часть 1. - М.: МЮИ МВД России. Издательство « Щит-М», 1997. - С. 198.
  • [6] Бахрах Д.Н. Административная ответственность: Учебное пособие. - М., 1999.-С.7-8. 2 Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Указ.соч. - С.265.
  • [7] Бахрах Д.Н. Указ. соч. - С.6. 2 Таранов А.А. Административная ответственность Республике Казахстан. - Алматы: « Жеп Жарты», 1997. - 56 с.
  • [8] 2 Жетписбаев Б.А. Административная ответственность в РК: Учебное пособие / Под общей редакцией проф. С.С. Сартаева - Алматы: Данекер, 2000. -С. 102-104.
  • [9] Алехин А.П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Учебник. - М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1996. - С.268.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >