Реализация и защита прав и свобод гражданина и человека в системе административно-деликтных отношений

В системе административно-деликтных отношений, возникающих между субъектами административного права, значительное место принадлежит конституционно-правовым способам реализации прав и свобод гражданина и человека. То есть речь идет о том, что во всех случаях применения органами государственной власти (должностными лицами) мер административной ответственности, права и свободы гражданина и человека должны быть надежно защищены не зависимо от того является ли он правонарушителем или лицом, права и свободы которого нарушены вследствие совершенного административного правонарушения. Объясняется это тем, что социальная сущность права и ценность права заключается в том, что она осуществляет регулирующее воздействие на общественные отношения, формируя определенную «замиренную среду» (Б.А. Кистяковский) взаимодействия субъектов в определенном пространстве времени.

В контексте сказанного, русский дореволюционный юрист С.А. Муромцев в свое время совершенно справедливо отмечал, что право «есть лишь средство к достижению некоторых культурных целей», поэтому его функционирование «должно оцени-

ваться с точки зрения целей»[1]. Очевидно, что право, как впрочем, и любой социальный институт соответствует определенным функциональным требованиям, заключающимся в обеспечении относительно устойчивого и стабильного существования социальной системы, ее целостности и единства, охране национально-культурной стандартизированной деятельности, обеспечивающей преемство и воспроизводство базисных (ценностно-мотивационных, духовно-нравственных и др.) интеграционных основ конкретного общества.

Механизм реализации права - составляющий элемент механизма правового регулирования, исследование которого является одной из основных проблем современной правовой науки. В связи с этим функциональная природа и социальная полезность права выражается в его способности установления и охране социально признанных и общепреемлемых ориентиров, идеалов, программ человеческого поведения, обеспечивающих баланс жизненно важных интересов в системе «личность - общество -государство». Эта польза может также выражаться в организации достаточно прочного и стабильного социально-правового и этнополитического порядка, налаживания исторически и культурно обусловленных отношений справедливости в информационных, производственных, обменных и распределительных отношениях, появлении объективных критериев в оценке актов социального поведения и т.д..

Таким образом, без процесса воплощения права в непосредственную жизнь невозможно понять ни его сущность, ни его социальное назначение.

Известный теоретик права Л.С. Явич писал, что «осущест-

едение права - способ бытия, существования, действия, выполнения им своей главной социальной функции. Право ничто, если его положения не находят своей реализации в деятельности людей и их организации, в общественных отношениях. Нельзя понять право, если отвлечься от механизма его реализации в жизни общества»[2].

Исходя из содержания вышесказанного, следует полагать, что для того, чтобы в более объективной форме уяснить юридическую сущность и правовое значение института реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина, в первую очередь, необходимо проанализировать смысловое понятие правовых категорий «реализация права» и «защита права».

Слово «реализация» буквально происходит от латинского realis - «вещественный» и буквально означает овеществление. В наше время «реализация» определяется как осуществление чего-либо, проведение в жизнь какого-либо плана, проекта, программы, намерения и т.п.

Термин «реализация права» аналогичен по смыслу. Право как нечто нематериальное, как некая возможность реализуется, осуществляется в действиях, в активном поведении людей, в пользовании материальными и духовными ценностями, благами. Отсюда становится понятным, что хотя принятие законов и других нормативно-правовых актов крайне важно, решающее значение имеет осуществление в нашей жизни, на практике содержащихся в них общеобязательных требований.

Сформулированные в законах и других нормативно-правовых актах нормы только тогда становятся живыми, когда они воплощаются в действительности, реализуются в сознательно-волевых поступках (действиях) людей.

Что же представляет собой реализация права, и в каких формах она проявляется? Существует огромный массив литературы,

посвященный рассмотрению данных вопросов. Сама реализация права, как и ее формы, понимается далеко неодинаково. В одних случаях говорят о реализации права как об определенном, строго обусловленном процессе осуществления правовых предписаний в поведении людей. Довольно типично при этом определение, согласно которому она выступает как «такое поведение субъектов права, в котором воплощается предписания правовых норм (правомерное поведение) практическая деятельность людей по осуществлению права и выполнения юридических обязанностей. Иными словами, реализация права рассматривается как воплощение в поступках людей тех требований, которые в общей форме выражены в нормах права, как конкретное проявление процесса правового регулирования»[3]. Это наиболее полное и устоявшее определение о реализации права.

В других случаях реализация права рассматривается не только как процесс или внешнее проявление процесса правового регулирования, но и как его конечный результат. В данном аспекте реализация права определяется как достижение полного соответствия между требованиями норм совершать определенные поступки или воздержаться от их совершения и суммой фактически последовавших действий.

Существуют и иные воззрения. Так, например, Н.И. Матузов и А.В. Малько под реализацией права понимают «процесс воплощения юридических предписаний в правомерных действиях граждан, органов, организаций, учреждений, должностных лиц и всех иных участников общественных отношений».

В.И. Леушин считает, что реализация права - это «осуществление юридически закрепленных и гарантированных государством возможностей, приведение их в жизнь в деятельности людей и организаций».

В контексте сказанного возникает вопрос: существует ли отличие между понятиями «реализация права» и «реализация прав»? Сквозь точку зрения заданного вопроса следует указать, что в приведенных выше и в других определениях подчеркивается важное качество, важнейшая черта реализации права - это его воплощение в жизнь через деятельность субъектов права. Для процесса реализации является безусловным положение о необходимости исполнения, осуществления правовых предписаний. Если «положения правовых норм не будут реализовываться, то каким бы хорошим не выглядел закон, он не будет иметь ценности для человека, он будет не более чем пустой декларацией, сообщением о намерениях, но не обязательных к исполнению юридическим документом»[4]. На наш взгляд, отсюда следует, что понятия «реализация права» и «реализация прав» в большей степени тождественны, хотя, конечно же, в научной среде это может вызвать дискуссии.

В теории правовой мысли, наиболее полный ответ на данный вопрос, прослеживается в высказываниях Л.А. Морозовой, которая обращает внимание на следующие особенности, которые вычленяют общие закономерности, присущие той и иной правовой категории:

  • -реализация всегда связана с правомерным поведением. Только правомерное поведение участников общественных отношений реализует норму права, неправомерные действия нарушают ее;
  • - в реализации права заинтересован, прежде всего, тот субъект, который обладает субъективным правом, поскольку он в результате реализации может приобрести определенные блага, достичь необходимой цели, удовлетворить свой интерес и т.д.;
  • - реализация - это не однообразное, однолинейное действие права, она осуществляется в различных формах, поскольку разнообразны общественные отношения, на которые воздействует право, неодинаковы методы правового регулирования, неодинаков правовой статус субъектов права, различны виды правовых норм и т.д..

Таким образом, согласимся с тем, что по большому счету, в системе административно-деликтных отношений под реализацией права следует понимать процесс воплощения правовых предписаний в поведении субъектов административного права. Сквозь точку зрения, подобного понимания правовой сущности института реализации права в системе администратинвно-де-ликтных отношений важное значение, должно быть отведено проблеме определения форм реализации права, поскольку они в достаточной степени отражают правовую сущность исследуемого нами правого института реализации и защиты прав и свобод гражданина и человека.

Традиционно, по общепринятому правилу, к формам реализации права относятся следующие элементы:

  • 1) соблюдение норм права;
  • 2) исполнение норм права;
  • 3) использования норм права;
  • 4) применение норм права.

Комментируя правовое содержание форм права, следует пояснить, что соблюдение норм права представляет собой такую форму реализации права, которая предполагает воздержание субъекта от совершения запрещенных правом деяний. Иначе говоря, это пассивная форма поведения субъекта. Примером этому может служить правовые предписания использовать землю строго по целевому назначению, не нарушать прав и законных интересов других собственников и землепользователей и др.

Исполнение норм права - это такая форма их реализации, которая требует активного поведения субъектов права по осуществлению возложенных на него обязанностей.

Использование норм права представляет собой такую форму их реализации, когда участники правоотношений по своему усмотрению реализуют принадлежащие им права.

Применение норм права - это такая форма их реализации осуществляемая государством в лице своих органов применительно к конкретным случаям жизни.

Таким образом, под реализацией права понимается такое поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм (правомерное поведение) практическая деятельность людей по осуществлению права и выполнению юридических обязанностей. Иными словами, это воплощение в поступках людей тех требований, которые в общей форме выражены в нормах права. Реализация норм права есть непосредственный результат правового регулирования, конкретное его проявление.

Проблемы определения понятия и сущности «защиты прав и свобод гражданина и человека» во все времена широко обсуждаются в юридической литературе, но все же относимы к категории в не достаточной мере разработанных проблем, так как права человека являются универсальными, моральными правами фундаментального характера, которые принадлежат каждому лицу в его взаимодействии с государством.

Отрадно отметить то, что в современной казахстанской правовой литературе количество работ, посвященных исследованию этой проблемы, в различных ее ипостасях, год от года заметно увеличивается. В этой связи значительный вклад в развитие казахстанской правовой науки внесли: С.З. Зиманов, С.С. Сартаев, Баймаханов М.Т., Ким В.А., М.А. Сарсембаев, Б.А. Жетписбаев, Е.С. Мерзадинов, В.В. Мамонов, А.А. Сабитова А.А., Д.М. Бай-маханова, Ж.Д. Бусурманов Ж.Д. и др.

Сегодня отечественная наука пытается проанализировать права и свободы человека из представлений об общих человеческих ценностях, основанием которым служат Декларация о правах и свободах человека и Конституция Республики Казахстан. Так, анализируя эту проблему, А.А. Сабитова правильно указывает на то, что «очень долгий путь прошло человечество к пониманию того, что главной функцией государства в цивилизованном обществе является охрана интересов человека и гражданина, защита его прав. Государство и его основные структуры (законодательство, правительство, суд, армия, полиция, тюрьмы) находят оправдание только в том случае, если их деятельность подчинена защите, охране прав человека. Этот тезис является основополагающим для конституционного государства. Права человека - основа конституционализма. Не случайно, главный смысл создания конституций в 17-18 вв. заключался в обеспечении свободы и безопасности человека не столько от неправомерных действий членов гражданского общества, сколько от произвола государствен ной власти. В основу первых конституционных актов, принятых в Англии, США, Франции, Польше, легла идея о том, что люди рождаются свободными и равноправными, что им в силу рождения принадлежит ряд неотчуждаемых прав. В последующем не одно государство, претендовавшее на то, чтобы считаться конституционным, не могло не записать в своем Основном законе определенный перечень прав человека. Тем самым, права человека и гражданина, оставаясь сильнейшим нравственно-политическим императивом, приобретают юридическую форму и стали важнейшим институтом современного права»[5]. И далее, А.А. Сабитова приходит к выводу о том, что современная «Концепция прав человека зиждется на трех положениях:

  • 1) каждая власть ограничена;
  • 2) каждый человек располагает своим автономным миром, вмешиваться в который не может никакая власть;

Юсупов В.А. Теория административного права: Монография. -М., 1985. - С. 94-95.

3) каждый человек, защищая свои права, может предъявлять претензии к государству».

Нам представляется правильным высказывания Р.З. Лившица о том, что «права граждан обеспечиваются и реализуются на практике только при условии их надежной защиты. Механизм защиты должен непременно включать возможность принудительного исполнения прав граждан и устранения препятствий их реализации».

В принципе, аналогичного мнения придерживается и С.С. Алексеев, который глубоко убежден в том, что «защита права - это государственно-принудительная деятельность, направленная на восстановление нарушенного права, обеспечение исполнения юридической обязанности».

Защита прав, с точки зрения другого исследователя - В.Н.

Бутылина, - это «принудительный способ осуществления права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами в целях восстановления нарушенного права».

Таким образом, на наш взгляд, защита прав и свобод гражданина и человека в системе администратинво-деликтных отношений должна рассматриваться:

  • - во-первых, в качестве направления правоохранительной деятельности государства, выражающейся в действиях направленных на защиту прав и свобод гражданина и человека, в установлении и охране общественного правопорядка;
  • - во-вторых, в качестве деятельности по обеспечению точного и полного исполнения положений административно-деликтного и иного законодательства всеми физическими и юридическими лицами, независимо от рода деятельности, места пребывания и т.д.;
  • - в-третьих, в качестве образцового исполнения компетентными органами государственной власти и должностными лицами, возложенных на них должностных полномочий и обязанностей по применению мер административно-правового принуждения, в том числе и мер института административной ответственности.
  • 1

Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод // Журнал российского права. - № 12. - 2001. - С. 17-23.

  • [1] Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. - СПб., 2004. -328с. 2 Сулейменова С.Ж. Теоретические проблемы механизма реализации водного права Республики Казахстан // автореферат д.ю.н. - Алматы, 2009. - 39 с. 3 Вопленко Н.Н. Право в системе социальных норм. - Волгоград, 2003 -217 с. 4 Любашниц В.Я. Теория государства и права: Учебник / В.Я. Любашниц, Ю.М. Мордовцев, А.Ю. Мамычев. - Изд. 2-е доп. и перераб. - Ростов н/Д.: ФЕНИКС, 2010.-700с.
  • [2] Явич Л.С. Общая теория права. - Л., 1971. - 382 с. 2 Чистяков Н.М. Теория государства и права: Учебное пособие / Н.М. Чистяков. - М.: КНОРУС, 2010.-288 с. 3 Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: Проспект, 2009. - 640 с.
  • [3] Общая теория права / Отв. ред. А.С. Пиголкин. - М.: Юридическая литература, 2003. - 572 с. 2 Теория государства и права: Курс лекций / ПОД ред. Н.А. Катаева и В.В. Лазарева. - Уфа, 1994. - С 374. 3 Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. - М., 2002. - С. 327. 4 Теория государства и права / Под ред. В.М Корельского и В.Д. Перевалова. - М., 2002. - С. 392.
  • [4] Радько Т.Н. Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Академический проект, 2005.-816 с. 2 Морозова Л.А. Теория государства и права. - М., 2002. - С. 280.
  • [5] Сабитова А.А. Административно-правовые гарантии охраны прав и законных интересов граждан Республики Казахстан //Дисс. соискание ученой степени к.ю.н. - Алматы, 2006. - 137с. 2 Лившиц Р.З. теория права: Учебник. - М.: Издательство БЕК, 1994. - 224 с. 3 Алексеев С.С. Общая теория права. - Т. 1. - М., 1981. - С. 280.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >