КОНЦЕПЦИЯ СОВРЕМЕННЫХ АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ

Проблемы административно-деликтного права в вопросах обеспечения общественного порядка и общественной безопасности

За последние годы развития юридической науки Республики Казахстан в системе административного права Казахстана имеют место ряд существенных изменений, инновационного характера. Они вытекают из складывающихся социально-экономических, правовых и политических условий и предпосылок, которые связаны, прежде всего, с проблемами обеспечения общественного порядка и общественной безопасности, что вызывает к необходимости организации усилий государственных органов и должностных лиц в борьбе с преступностью и административной правонарушаемостью.

Мы глубоко убеждены в том, что административно-правовые отношения в сфере организации мер борьбы с административной правонарушаемостью сегодня должны являться предметом правового регулирования новой, пока еще нарождающейся подотрасли казахстанского административного права - административно-деликтного права и новой, пока еще в недостаточной степени разработанной социально-правовой науки - административной делик-тологии. Объяснений этому много. Так, например, несмотря на имеющийся арсенал правовых средств охраны жизни, здоровья, прав, свобод и законных интересов человека, в действующем законодательстве, в юридической литературе отмечается озабоченность определенной части населения недостаточным уровнем правовой защищенности и уязвимостью личной безопасности, которые связаны, главным образом, с ростом числа преступлений и правонарушений[1].

Проиллюстрируем достоверность подобного рода суждений на примерах результатов практики правоприменительной деятельности, полученных в процессах организации мер борьбы с административной правонарушаемостью правоохранительными органами и прокуратурой. Так, согласно статистическим данным КПСиСУ Республики Казахстан, за последние пять лет количество совершенных административных правонарушений резко возросло:

  • - если в 2010 году количество лиц, совершивших административное правонарушение, составило 1.143.632 человека, то в 2011 году количество таковых возросло почти вдвое и составило 2.360.172 человека.
  • - неуклонным ростом количества совершенных административных правонарушений характеризуется и 2012 год, в этом году количества лиц, совершивших административные правонарушения, составило 2.675.685 человека.
  • - тенденция роста количества лиц, совершающих административные правонарушения не прекратилась и в 2013 году. Так в 2013 году количество выросло правонарушителей достигло 2.805.248 человека.
  • - только за 1 квартал 2014 года, административные правонарушения совершили 357.137 человека.

Если данное число умножить на четыре, то также получается угрожающая цифра.

В целях сравнения роста административной правонару-шаемости с динамикой уголовной преступности за аналогичные периоды, приведем следующие статистические данные. Так на период с 2008 по 2012 годы было совершено преступлений следу-

ющим количеством лиц: в 2008 году - 80290 человек; в 2009 году - 84989 человек; в 2010 году - 79641 человек; в 2011 году - 78079 человек; за 3 месяца 2012 года - 17813 человек[2].

Таким образом, за период с 2008 года по 1 квартал включительно 2012 года соотношение между количеством административных правонарушителей и преступников составило 1:14-20.

Следует признать, что названные выше статистические данные, свидетельствует о том, что в связи с основной тенденцией преступности - ее интенсивного роста, обгоняющего прирост населения, - особое значение должна принимать проблема дальнейшего изучения путей и способов развития административно-деликтного права и, конечно же, административного законодательства, регламентирующего порядок применения мер административно-правового принуждения за совершение административных правонарушений, которые по своей юридической природе являются репрезентативными предвестниками преступности.

Специалисты указывают на то, что по своей общественной опасности и степени вредоносности административное правонарушение является серьезным шагом в направление к преступному поведению. Рост административной правонарушаемости в обществе приводит к существенным негативным сдвигам в правосознании населения в целом, приближая и подталкивая к преступному поведению не только тех, кто уже переступил ту или иную норму закона, но и всех других, поскольку планка правового поведения в массовом сознании снижается практически для большинства граждан. Тем более, что в жизни не бывает существенной и устойчивой криминализации какой-то одной из социальных сфер или какого-то одного слоя населения. Процесс этот, как правило, носит генеральный характер.

Сложившийся на сегодняшний день негативный социальный фон характеризующий степень развитости административной

деликтности и преступности в целом, обусловил возникновение и распространение криминальной ситуации, которая охватывает практически в полном объеме все основные сферы жизни современного казахстанского общества. А если быть более откровенным, то на сегодняшний день преступность, равно как и административная правонарушаемость, наступает на легитимную часть казахстанского общества, в том числе путем криминализации политики, экономики, массового сознания и т.д.

Возникшая угроза возможности дальнейшего роста и более широкого распространения различных форм противоправного поведения отдельных слоев населения активизировала поиски исследователей и вызвала экстренную необходимость найти наиболее оптимальные пути борьбы и противостояния распространению противоправных форм поведения.

В контексте сказанного, следует обратить особое внимание на то, что Казахстане это проблема в определенной степени может быть решана путем дальнейшего развития нараждающихся новых наук: административно-деликтного права и административной делктологии, которые в состоянии проанализировать этиологию административно-деликтного поведения и предложить новые пути и способы развития общественных отношений в борьбе с ними.

Вместе с тем, сложность и противоречивость современных условий совершения административных правонарушений, вызывает различные отклики и суждения в среде ученых. Так, в современной юридической литературе, как об этом утверждает Б.А. Жетписбаев, сложилась интересная ситуация в оценке неправомерного поведения индивидов:

  • - в одних случаях возможные коллизии и конфликты в поведении людей, в последующем перерастающие в правонарушения рассматриваются в соотношении проблем: личность, свобода, право (В.А. Кучинский, Ф.М. Орзих и др.);
  • - в другом - анализируется генезис поведения личности и условия использования ценностных качеств в правовом воздействии на неправомерные, преступные действия (В.Н. Кудрявцев, О.Л. Дубовик и др.);
  • - в иных модели (теологическая, рационалистическая, антропологическая, психологическая) в контексте пресечения преступного поведения (А.М. Яковлев, У.С. Джекебаев и др.);
  • - в четвертых - динамику правонарушений рассматривают в контексте социальных, экономических условий жизни общества, уровня культуры, традиций, присущих государству и народу его населяющему, национальных особенностей и даже религиозных воззрений;
  • - наконец, многие ученые проблемы коллизий, конфликтов и правонарушений видят в биологических, физиологических истоках поведения личности (Б.С. Волков, Н.П. Дубинин, Н.А. Стручков и др.)[3].

Соглашаясь с выводами ученого, мы являемся сторонниками идеи о том, что сфера проблем административной деликтности является в значительной степени обширной и порою порождает мнение о том, что в современном обществе практически нет сфер, где бы она не проявлялась. Эта особенность обусловила и специфику формирования государственного механизма противостояния административным правонарушениям. Поэтому рассмотрение большинства дел об административных правонарушениях закон возлагает на многочисленные органы исполнительной власти. Их деятельность, затрагивающая существенные интересы миллионов людей, должна иметь четкий ориентир в соответствии с демократическими принципами правового государства.

Как справедливо утверждает об этом В.Н. Кудрявцев, в современной социально-правовой жизни государства специалистами насчитывается более 200 зон конфликтов, в связи, с чем и выдвигаются различные версии в исследовании правонарушений.

Из сказанного выше, следует согласиться с выводами о том, что сегодня не следует идеализировать наш сущий правопорядок, особенно в настоящий период очевидного правового нигилизма, корыстолюбия, цинизма и беспредела, открыто демонстрируемых в поведении значительного числа граждан, в том числе и высокопоставленных, включая политическую и правящую элиту, с одной стороны, и бездействие властей по отношению к преступности - с другой[4].

Анализ различных теоретических определений проблем административно-деликтных отношений, законодательных и нормативных актов, регулирующих порядок реализации мер административно-правового принуждения, обобщение опыта практической деятельности правоохранительных органов, так же свидетельствует о том, что в системе деятельности государственных органов, большое и определяющее значение для придания стабильности развитию административно-правовых отношений имеют обеспеченная государством, его органами и должностными лицами общественный порядок и общественная безопасность. Поэтому, исходя из особой правовой значимости в жизни общества названных правовых институтов, в современной административно-правовой литературе все еще следует уделять серьезное внимание проблемам институтов «общественный порядок» и «общественная безопасность».

Известный административист советской эпохи развития административного права, профессор М.И. Еропкин, под общественным порядком понимал: «систему волевых общественных отношений, складывающихся главным образом в общественных местах, а также общественных отношений, возникающих вне общественных мест, но по своему характеру обеспечивающих охрану жизни, здоровья, чести, достоинства и иных прав граждан, укрепление народного достояния, обеспечение общественного спокойствия, создание нормальных условий для деятельности предприятий, учреждений, организаций».

Казахстанские исследователи Б.А. Жетписбаев и Т.М. Айкум-баев пришли к выводу о том, что под понятием общественный порядок следует понимать «совокупность общественных отношений, которые устоялись в обществе на базе действующих социальных и правовых норм, обеспечивающих созидательную и прогрессивную деятельность человека во всех сферах его жизнедеятельности»[5].

«Под общественным порядком, - как указывает на то А.В. Серегин, - следует понимать систему общественных отношений, при которых обеспечиваются нормальный ритм жизни населения, благоприятные условия для общественно полезной деятельности и отдыха трудящихся, неприкосновенность чести и достоинства ...граждан».

В результате проведенных исследований, Б.Е. Абдрахманов пришел к выводу, что “под общественным порядком следует понимать систему общественных отношений, основанную на правовых нормах и иных правилах сосуществования, обеспечивающую нормальные условия для трудовой и общественной деятельности граждан, их отдыха и быта, гарантирующую общественное спокойствие, уважение к общественной нравственности, чести и достоинству людей, сохранность имущества.

Таким образом, общественный порядок, как совокупность административных общественных отношений - это неотъемлемый атрибут деятельности государственных органов, обеспечивающий возможность осуществления и реализации всех жизненно важных сфер человека и общества, без наличия которых возникает состояние правовой незащищенности.

В целях исследования и уяснения социально-правовой сущности и юридического значения института общественной безопасности, профессор Е.О. Тузельбаев, в рамках своей докторской диссертации обращает внимание на то, что «являясь разновидностью социальной безопасности, общественная безопасность представляет собой систему общественных отношений, урегулированных правовыми нормами в целях обеспечения безопасности личности, общественного спокойствия, благоприятных условий для труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций от угрозы, исходящей от преступных и иных противоправных деяний, нарушения порядка использования источниками повышенной опасности, предметами и веществами, изъятыми из гражданского оборота, явлений негативного техногенного и природного характера, а также других особых обстоятельств».

Как видно из содержания вышесказанного, объяснительные конструкции административно-правовых институтов «общественный порядок» и «общественная безопасность» проливают свет для уяснения их значения и юридического содержания в системе административно-правовых отношений в социально-правовой жизни казахстанского общества.

Критически оценивая и характеризуя недостатки нормативно-правовой базы, обеспечивающих общественный порядок и общественную безопасность, которые к великому сожалению в большинстве своем оказались столь не состоятельными, профессор Е.О. Тузельбаев делает следующие выводы:

  • - значительная часть нормативных актов в этой сфере была принята в советский период и не отвечала в достаточной степени потребностям защиты объектов общественной безопасности с учетом современных социально-экономических реалий, закрепленных в новой Конституции Республики Казахстан;
  • — действовавшее законодательство не содержало системы норм, обеспечивающих эффективную защиту жизненно важных
  • 1

Тузельбаев Е.О. Правовые основы управления общественной безопасностью в Республике Казахстан (проблемы теории и практики) // Автореф. дисс. на соиск. уч. степени д.ю.н. - Бишкек, 2004. - С.11.

интересов личности, общества и государства от новых видов угроз общественной безопасности (коррупция, захват заложников, терроризм и д.);

  • - вышеуказанные проблемы в законодательстве приводили к заполнению этих «ниш» актами местных исполнительных органов государственной власти и управления, нередко противоречащих закону и ущемляющих законные права и интересы граждан;
  • - не было завершено нормативное обеспечение организации и деятельности субъектов общественной безопасности (судов и др.)[6].

Значительная часть перечисленных проблем остается не решенной и на сегодняшний день, так как определить способ действия новой административной нормы, установить факты и отношения, которые она должна регулировать, а значит все грани ее взаимоотношения со старой нормой, на смену которой она пришла, во многих случаях довольно трудно.

Во-первых, потому, что общеправовых темпоральных коллизионных норм права нет, в лучшем случае кодексы закрепляют отраслевые правила действия норм во времени.

Во-вторых, потому, что теория права не разработала с необходимой полнотой эти вопросы, не существует еще общепризнанных определений разных способов действия правовых норм во времени, не выделены виды и подвиды этих способов.

В-третьих, потому, что многие нормативные правовые акты (а среди подзаконных актов таких большинство) не содержат соответствующих темпоральных норм, оставляя правоприменителям возможность угадать мнение субъекта правотворчества об этом либо самим решить этот вопрос исходя из финансовых и иных факторов.

Для того, чтобы решить данную проблему, в Республике Казахстан активизировалась правотворческая деятельность компетентных органов. Одним из направлений реализации идеи в вопросах дальнейшего совершенствования административно-

деликтного законодательства является проблема разработки Проекта нового Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях.

Другим направлением является то, что сегодня активно разрабатывается Проект нового Уголовного кодекса Республики Казахстан. Особенностью данного кодекса является то, что в данный кодекс предполагается включить не только составы уголовных преступлений, но и составы административных проступков, которые наносят существенный вред дальнейшему развитию общественных отношений. Данная Концепция в определенной степени является прогрессивной, но вместе с тем она пока еще не апробирована и поэтому трудно прогнозировать какой эффект она окажет в процессе своей реализации в социально-правовую жизнь Казахстана.

Подытоживая вышесказанное, следует отметить, что систему отрасли административного права составляют ее институты, то есть группы норм, регулирующих общественные отношения в различных сферах и отраслях управления. В связи с этим всегда возникал вопрос о соотношении отрасли права с ее административно-правовыми институтами, о единстве системы отрасли права. При этом широко имели место и различные разногласия в среде ученых-административистов. Конечно же, существуют и сторонники идеи «отпочкования» основных институтов от отрасли административного права, но были и есть и противники этой идеи, которые опираются на то, что «искусственное деление единой отрасли административного права на новые самостоятельные отрасли права не усовершенствуют систему права, а напротив, искусственно и не обоснованно усложнит, затруднит деятельность правотворческих и правоприменительных органов»[7].

В контексте сказанного следует пояснить то, что нашем случае речь идет о том, что мы не ставим себе целью отделить адми-

нистративно-деликтное право как самостоятельную отрасль права от административного права. Мы являемся сторонниками идеи о том, что административно-деликтное право по своей юридической сути, на сегодняшний день «не вмещается» в рамки понятия правового института в его классическом выражении, а представляет собой подотрасль административного права. Безусловно, это не исключает существования отраслевого законодательства, но в рамках единой отрасли административного права.

  • [1] Роот В.В. Концептуальные основы безопасности личности в уголовном праве. - Алматы: «Мектеп», 2007. - С.4. 2 Сведения по учету лиц, совершивших административные правонарушения по состоянию на 1 апреля 2012 года //Официальный сайт Комитета по правовой статистике и специальному учета Генеральной прокуратуры РК. http.//www. pravstat.kz/rus.
  • [2] Сведения по учету лиц, совершивших преступления по состоянию на 1 апреля 2009 года //Официальный сайт Комитета по правовой статистике и специальным учета Генеральной прокуратуры РК. http.//www.pravstat.kz/rus. 2 Лунеев В.В. Преступность XX века. - М.: Издательство НорМА, 1999. -С.153-154.
  • [3] Жетписбаев Б.А. Административно-правовые меры профилактики и пресечения правонарушений несовершеннолетних. - Алматы: Академия труда и социальных отношений, 1998. - С.7-8. 2 Шергин А.П. Административная политика: проблемы формирования и реализации //Сборник научных трудов «Актуальные проблемы кодификации административно-деликтного законодательства» / Под общ. науч. ред. д.ю.н., проф. В.Г. Татаряна. - М.: Академия налоговой полиции ФСНП России, 2002. - С. 93. 3 Кудрявцев С.В. Конфликт и насильственные преступления. - М.: Наука, 1991.-С.52.
  • [4] Кудрявцев С.В. Указ. соч. - С. 153-154. 2 Еропкин М.И. Управление в области ООП. - М.: Юридическая литература, 1965. - С. 215.
  • [5] Жетписбаев Б.А., Айкумбаев Т.М. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и нравственность: Учебное пособие. -Алматы: Юридическая литература, 2008. - С.ЗЗ. 2 Серегин А.В. Административная ответственность за нарушение общественного порядка: Учебное пособие. - М.: Высшая школа МВД СССР, 1968.-С.108. 3 Абдрахманов Б.Е. Административно-правовые и организационные проблемы борьбы с мелким хулиганством в Республике Казахстан (по материалам органов внутренних дел) И Автореферат дисс. к.ю.н. - Алматы, 2002. -С. 13.
  • [6] Тузельбаев Е.О. Указ. соч. - С. 14. 2 Бахрах Д.Н. Очерки теории российского права. - М.: Норма, 2008. -С.102.
  • [7] Коренев А.П. О соотношении институтов административного права с отраслью //Сборник научных трудов «Актуальные проблемы кодификации административно-деликтного законодательства» / Под общ. науч. ред. д.ю.н., проф. В.Г. Татаряна. - М.: Академия налоговой полиции ФСНП России, 2002. -С. 102.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >