Содержание административных процессуальных правоотношений

Ярко выраженной и характерной чертой административных процессуальных правоотношений является то, что административные процессуальные правоотношения представляют собой предусмотренную правовой нормой юридическую связь, возникающую между конкретными субъектами этих правоотношений.

Правовой смысл и содержание возникшей на основании административно-процессуальной нормы юридической связи, заключается в том, что субъекты возникших правоотношений наделяются нормами процессуального законодательства субъективными правами и юридическими обязанностями. При этом административные процессуальные нормы представляет собой разновидность юридических правил поведения, установленных государством и строго обязательных для соблюдения и исполнения субъектами возникших правоотношений.

Своеобразие процессуальных норм заключается в том, что они обусловлены не только особенностями социально-правовой среды, но и особенностями материальных норм той отрасли права, с которой они наиболее тесно связаны и потребности которой обслуживают. Процессуальные нормы права, устанавливая порядок реализации прав, обязанностей и ответственности участников правоотношений, содержащихся в нормах материального права, путем процессуальных правоотношений выступают формой выражения материально-правовых отношений.

Таким образом, в процессе административно-юрисдикционной деятельности государственных органов, у участников этих от

ношений возникают субъективные права и обязанности, которые в дальнейшем и создают тот социальный фон, предопределяющий поведение участников, в рамках существующих между ними правоотношений.

Как следствие сказанному, в административных процессуальных правоотношениях взаимодействие его участников осуществляется в соответствии с принадлежащими им субъективными правами и возложенными на них обязанностями.

Так, например, в административных процессуальных правоотношениях, возникающих в процессе производства по делам об административных правонарушениях лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении наделен целым комплексом правомочий:

  • - вправе знакомиться с протоколом и другими материалами дела;
  • - давать объяснения, делать замечания по содержанию и оформлению протокола;
  • - представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы;
  • - пользоваться юридической помощью защитника;
  • - при рассмотрении дела выступать на родном языке или языке, которым владеет;
  • - пользоваться услугами переводчика, если не владеет языком, на котором ведется производство;
  • - обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, протокол об административном правонарушении и постановление по делу, делать выписки из него и снимать копии с имеющихся в деле документов;
  • - пользоваться иными процессуальными правами, предоставленными ему Кодексом Республики Казахстан об административных правонарушениях.

Вместе с тем, в качестве обязанностей субъектов данных видов административных процессуальных правоотношений, нужно указать на то, что в случае уклонения лиц от явки по вызову судьи, органа (должностного лица), рассматривающего дело об административном правонарушении, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, это лицо может быть подвергнуто приводу. Определение суда о приводе исполняется судебным приставом или органом внутренних дел; определение органа (должностного лица), рассматривающего дело об административном правонарушении, - органом внутренних дел (полицией)[1].

Как видно из приведенной в качестве примера диспозиции статьи 584 КоАП РК, всякая правовая норма носит одновременно и обязывающий и запретительный характер: обязывая к совершению какого-либо действия, норма запрещает воздержание от его совершения, как и наоборот, запрещая совершение определенного действия, она обязывает к его совершению. В то же время всякая правовая норма носит и уполномочивающий характер: норма, обязывающая к совершению того или иного действия и запрещающая ее несовершение, как и наоборот, норма, запрещающая совершение данного действия и обязывающее к его несовершению, уполномочивает кого-либо требовать соответственно совершения или несовершения данного действия.

Резюмируя вышесказанное, следует указать на то, что из содержания диспозиции статьи 584 КоАП РК, приведенного в качестве примера, становится понятным, что субъекты административных процессуальных правоотношений одновременно наделяются и субъективными правами и обязанностями. Субъективные права и субъективные обязанности составляют непосредственное содержание административного процессуального правоотношения. В то же время пределы прав и обязанностей субъектов данных правоотношений строго ограничиваются нормой права, при этом общественные отношения не исчезают, а приобретают правовую форму, с помощью которой упорядочивается их содержание. Поэтому содержание административных процессуальных правоотношений образует взаимодействие их участников, осуществляемое в соответствии с их субъективными правами и обязанностями.

Вместе с тем, в качестве критики следует указать на то, что объем процессуальных полномочий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не отличается требуемой полнотой. Анализ статьи 584 КоАП дает возможность сделать вывод, что данный участник правовых отношений признается таковым только со стадии ознакомления с материалами дела. Это, конечно же, является неправильным, т.к. привлекаемое к административной ответственности лицо вступает в процессуальные отношения и на более ранних стадиях административного процесса, что в процессе применения к нему мер административно-правового принуждения, как ни парадоксально, облекает его в роль обыкновенного статиста. В связи с этим назревает необходимость закрепления в казахстанском законодательстве института «подозреваемого в совершении административного правонарушения».

На сегодняшний день, данный субъект административноюрисдикционных отношений обделен такими важными процессуальными правами, как:

  • - присутствовать при проведении всех административно-процессуальных действий;
  • - снимать копии с имеющихся в деле об административном правонарушении материалов и документов;
  • - задавать вопросы опрашиваемым в процессе рассмотрения дела лицам; ознакамливаться с содержанием нормативных правовых актов, в игнорировании которых он обвиняется.

На наш взгляд, правовое положение вышеназванного участника производства по делам об административных правонарушениях должно быть дополнено указанными процессуальными правами посредством их законодательной регламентации.

Таким образом, логически правильно заключать, что содержание правоотношения состоит в правах и обязанностях его участников и в реальных действиях по их использованию и осуществлению. Следовательно, субъективные права и обязанно

1

Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов. Под. общ. ред. члена - корр. РАН, д.ю.н., проф. В.С. Нересянца. - М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. - М., 1999. - С. 376.

сти, принадлежащие участникам административных процессуальных правоотношений, образуют правовую форму[2], когда права и обязанности субъектов административных процессуальных правоотношений взаимосвязаны и взаимообусловлены. Поэтому характеристика прав одной стороны, как правило, означает и характеристику соответствующих обязанностей другой стороны.

Административное процессуальное правоотношение предполагает определенность взаимного поведения его субъектов, что усматривается правовыми нормами. При этом степень определенности взаимного поведения субъектов зависит от содержания административно-процессуального правоотношения, определяемого, в свою очередь, характером той области государственного управления, в пределах которой оно возникает. Степень определенности поведения субъектов административно-процессуального правоотношения обычно закрепляется административными процессуальными нормами.

Современная правовая наука, - отмечает О.С. Иоффе, - «рассматривает правоотношение как отношение между определенными субъектами, установленное в связи с определенным объектом, по поводу которого у его участников возникают определенные правомочия и обязанности. Субъекты и объект, правомочие и обязанность - таковы основные элементы всякого правоотношения.

Обращаясь к анализу правомочий и обязанностей в первую очередь, мы исходим из того, что элементы, специфические для правового отношения и не известные другим общественным отношениям, они являются его главными и ведущими элементами. Правовое отношение как общественное отношение особого рода обнаруживается, прежде всего, в том, что его участники выступают в качестве носителей прав и обязанностей. Следовательно, синтез правомочий и правовых обязанностей составляет содержание правоотношения».

Анализируя правовую сущность содержания правоотноше

ния, С.С. Алексеев обращает внимание на то, что «в правоотношении может быть выделено материальное и юридическое содержание.

Юридическое содержание правоотношения - это субъективные юридические права и обязанности, выражающие то специфическое, что свойственно правоотношению как особой идеологической форме фактических общественных отношений.

Материальное содержание правоотношения — это то фактическое поведение, которое управомоченный может, а правообязанный должен совершать. Материальное содержание правоотношения складывается из дозволенного поведения управомоченного и должного поведения правообязанного. Последнее, в свою очередь, подразделяется на положительные действия, воздержание от действий, претерпевание»[3].

В контексте сказанного, несколько иной версии придерживаются Э.Э. Дуйсенов и Ч.М. Токтоназарова, которые убеждены в том, что «содержание правоотношения - это субъективные права и обязанности. Субъективное право и соответствующая ему обязанность образуют юридическую связь управомоченной и обязанной сторон. Причем правовое отношение может состоять из одной или нескольких юридических связей.

Содержание правоотношения имеет двойственный характер. Различают юридическое и фактическое содержание.

Юридическое содержание правоотношения - это возможность определенных действий управомоченного, необходимость определенных действий или необходимость воздержания от запрещенных действий обязанного, а фактические - сами действия, в которых реализуются права и обязанности».

Следует согласиться с тем, что каждое правоотношение имеет свое специфическое материальное и юридическое содержание, которые конкретизируются в зависимости от многих факторов и неодинаково проявляются в различных правоотношениях. Во

всяком случае, материальное и юридическое содержание в каждом правоотношении достаточно ясно индивидуализируется, приобретает черты, позволяющие отграничивать одно правоотношение от другого.

Для того чтобы решить вопрос о материальном содержании административных процессуальных правоотношений, необходимо учитывать два обстоятельства:

  • - во-первых, вторичный характер административно-процессуального правоотношения по сравнению с корреспондирующим материальным правоотношением;
  • - во-вторых, связь административных процессуальных правоотношений не только с материальными административно-правовыми отношениями, но и с материальными отношениями, регулируемыми нормами других отраслей права.

Отсюда следует, что если материальным содержанием административно-правового (материального) отношения является закрепляемое им фактическое общественное отношение, то материальное содержание административно-процессуального правоотношения оказывается более сложным: его составляет не только фактическое общественное отношение, закрепляемое материальным административно-правовым отношением, но также и само это материальное правовое отношение. Значит, материальное содержание административно-процессуального правоотношения включает в себя два тесно связанных компонента (фактический и юридический), выступающих в единстве как определенная система и представленных формулой «общественное отношение -материальное правовое отношение».

При этом вовсе не обязательно, чтобы юридический компонент материального содержания административно-процессуального правоотношения был также административно-правовым, поскольку, как уже говорилось, материальное отношение, реализуемое с помощью административно-процессуального, может относиться и к другой отрасли права. Административное процессуальное правоотношение является, таким образом, второй стадией реализации фактического общественного отношения, опосредованного материальным правовым отношением.

То обстоятельство, что материальным содержанием административных процессуальных правоотношений могут быть и действительно являются материальные отношения ряда отраслей права, говорит о необходимости соответствующего учета особенностей каждого вида материальных правовых отношений, что, в свою очередь, имеет прямое отношение к характеристике юридического содержания административных процессуальных правоотношений[4].

Содержанием правоотношения, замечает С.Н. Братусь «является не только конкретное возможное и конкретное должное поведение его участников (права и обязанности), но и реализуемое в соответствии с правами и обязанностями фактическое поведение с его разнообразным содержанием (экономическим, властно-организационным, социально-культурным и иным)».

Разделяя взгляды вышеназванных исследователей, мы приходим к выводу о том, что содержание административных процессуальных правоотношений обуславливается совокупностью субъективных прав и обязанностей субъектов названных правоотношений.

Таким образом, в юридическое содержание правоотношения входит, прежде всего, субъективное право. По замечанию С.С. Алексеева, субъективное право - «это принадлежащая управомоченному в целях удовлетворения его интересов мера дозволенного поведения, обеспеченная юридическими обязанностями других лиц.

Субъективное право выражено в строго определенных возможностях данного лица, в наличии у него известного «юридического плюса». Слово «мера» при определении субъективного права означает, что закрепленные за лицом юридические возможности не безграничны, они четко обозначены по содержанию, в этих границах лицо и может строить свое поведение.

Предоставленная управомоченному мера дозволенного поведения обеспечивается государством, и это достигается с правовой

стороны возложением юридических обязанностей на других лиц. Неисполнение последних (правонарушение) служит основанием для применения мер государственного принуждения, в частности для применения мер юридической ответственности»[5] .

По С.С. Алексееву, «особые функции субъективных прав в правовой системе предопределяют их социальную ценность, прямо выражающие собственную ценность права в целом. Характерные черты (свойства) субъективного права позволяют ему обеспечивать порядок и организованность, которые сопряжены с развитием активности, самостоятельности, инициативы и свободы в том конкретном классовом выражении, которое свойственно системе социально-классовых отношений общества на данном этапе его развития. В частности, применительно к гражданам совокупность принадлежащих гражданину субъективных прав устанавливает сферу его индивидуальной автономии, свободы.

Субъективно право находится в глубоком единстве с интересами»™.

Созвучно сказанному, и в указанном контексте выражает свои взгляды В.К. Бабаев: «Субъективное право — право, принадлежащее субъекту правоотношения, т.е. лицу управомоченному. В субъективном праве всегда заключен интерес управомоченного - материальный, семейный, политический или иной. В этом для него ценность субъективного права. Субъективное право - это поведение возможное, т.е. его реализация целиком зависит от усмотрения управомоченного, его воли и желания. Однако рамки возможного поведения, а следовательно, и рамки реализуемого интереса четко очерчены нормами объективного права. Именно поэтому для характеристики субъективного права употребляется слово «мера» -мера возможного поведения. Любое субъективное право иллюстрирует это положение.

Субъективное право совершенно верно связывается со свободой. Это мера свободы»™.

Для государства предоставление прав различным субъектам имеет значение постольку, поскольку оно обеспечивает такое поведение обязанных лиц, которое установлено государством в качестве обязательного при данных обстоятельствах. Для управомоченного наделение его субъективными правами имеет значение постольку, поскольку оно обеспечивает такое поведение других лиц, которое необходимо управомоченному при данных условиях.

Из этого, далее, следует, что субъективное право есть юридическое средство обеспечения такого поведения других лиц, в котором нуждается управомоченный и которое государство признает обязательным.

Подводя итоги вышесказанному, следует сделать вывод о том, что субъективное право строится на соответствующих принципах, которые представляют собой руководящие начала, основополагающие идеи, направленные на реализацию прав субъектов административных процессуальных отношений. В принципах отражаются глубинные, устойчивые закономерные связи, благодаря которым институт субъективного права является самостоятельным компонентом права. Изучение принципов позволяет не только охарактеризовать социальную, правовую и нравственную сторону субъективного права, но и понять ее фактическое содержание. Все это крайне необходимо для правильного решения практических вопросов.

В числе принципов субъективного права, необходимо указать следующие из них:

  • - субъективное поведение есть мера возможного (дозволенного) поведения. Возможное поведение означает права выбора поведения: действовать каким-либо образом или воздержаться от каких-либо действий;
  • - содержание субъективного права устанавливается нормами и юридическими фактами;
  • - субъективному праву одной стороны корреспондирует субъективная обязанность другой стороны;
  • - субъективное право возникает у управомоченного лица для удовлетворения его интересов.
  • 1

Иоффе О.С. Указ. соч. - С. 558-559.

В контексте сказанного необходимо указать и на основные правомочия, входящие в состав субъективного права. Как правило, они представлены в трех основных видах:

  • - право требования, смысловое значение которой выражается в возможности требовать от другой стороны незамедлительного исполнения обязанности;
  • - право на положительные действия, то есть собственные фактические действия, приносящие какое-либо благо;
  • - притязание, то есть в случаях добровольного не исполнения обязанности возможности исполнить эту обязанность в принудительном порядке и использованием государственных механизмов.

Таким образом, под субъективным правом понимается юридически обеспеченная возможность определенного поведения, причем данное возможное поведение обеспечено законом и гарантируется государством.

Следующим компонентом, составляющим содержание административного процессуального правоотношения, является юридическая обязанность. Во взглядах Ю.К. Толстого, «это вторая часть юридического содержания правоотношения, представляющая собой предписанную обязанному лицу меру необходимого поведения, которой лицо должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного в целях удовлетворения его интересов[6].

Юридическая обязанность отличается безусловностью, категоричностью. Данное поведение властно предписано лицу. В содержание юридической обязанности включается властный императив - безусловное требование следовать предписанному поведению. Отсюда - обеспеченность поведения в правоотношении мерами государственно-принудительного воздействия (санкциями), которые являются необходимым свойством, атрибутом юридической обязанности.

Не менее интересной и поучительной представляется и трактовка понятия юридической обязанности, представленной в ра

ботах О.С. Иоффе, осуществленного с точки зрения гражданско-правовых отношений: «Противоположность субъективному гражданскому праву составляет гражданско-правовая обязанность. Являясь, как и субъективное право, средством регулирования поведения граждан, осуществляемого нормами объективного права, она выступает не только в качестве необходимого корре-лата субъективного права. Реальность субъективного права выражается прежде всего в том, что ему соответствует обязанность возлагаемая на других, противостоящих управомоченному лиц. Поскольку эти лица обязаны к тому же самому, на что имеет право управомоченный, постольку содержание обязанности полностью соответствует содержанию субъективного права. Но поскольку, с другой стороны, то, что может требовать управомоченный, должны исполнить лица, постольку содержание обязанности диаметрально противоположно содержанию субъективного права. Поэтому сущность гражданско-правовой обязанности при помощи противопоставления выведена из сущности субъективного гражданского права».

Таким образом, субъективные права и обязанности неразрывно связаны между собой. Если нет субъективного права, не обеспеченного обязанностью, то и нет обязанности, которой бы следовало право. Отсюда следует, что под субъективной обязанностью понимается юридически обеспеченная мера необходимого поведения управомоченного лица в административном процессуальном правоотношении, санкционированная нормами административно-процессуального законодательства и гарантируемая мерами государственного принуждения.

В системе административных процессуальных отношений, юридическая обязанность, также как и субъективное право имеет определенные признаки, способствующие их дифференциации и единению. С этой точки зрения, юридическая обязанность:

  • - мера необходимого поведения в форме обязательного действия или воздержания от него;
  • - она устанавливается на основе юридических фактов и предписаний правовых норм;
  • 1

Иоффе О.С. Указ. соч. - С. 562.

  • - устанавливается в интересах управомоченной стороны;
  • - у обязанного лица нет выбора между исполнением и неисполнением обязанности. Ненадлежащее исполнение обязанности предусматривает применение мер государственного принуждения.

Юридические обязанности имеют три основные формы своего проявления:

  • - воздержание от запрещенных действий, так называемое пассивное поведение;
  • - совершение конкретных действий вызывает активное поведение;
  • - претерпевание ограничений в правах личного, имущественного либо организационного характера, под которой подразумевается мера юридической ответственности.

Юридическое содержание любого правоотношения, в том числе и административно-процессуального, имеет, несомненно, волевую природу.

Оно проявляется, прежде всего, в том, что возникновение, изменение и прекращение правовых отношений в обществе, во-первых, связано с действием правовых норм, - определенных общих правил волевого характера, и, во-вторых, в каждом правоотношении заложен волевой элемент, проявляющийся в поведении участника правоотношения.

При этом имеется в виду, что юридическое содержание процессуального правоотношения, в том числе и административнопроцессуального, формируется под воздействием следующих обстоятельств:

  • - материального содержания, т.е. тех фактических общественных, а также материальных юридических отношений, которые реализуются с помощью данного процессуального правоотношения;
  • - субъектного состава этого административно-процессуального правоотношения.

Применительно к административным процессуальным правоотношениям как отношениям управленческого характера, можно

1

Общая теория государства и права. - М., 1998. - Т. 2. - С. 341-342.

сказать, что их материальное содержание отражает особенности той сферы государственного управления, в которой они существуют. В данном случае как материальное, так и процессуальное административно-правовое отношение практически возникает в одной из трех областей функционирования органов исполнительной власти - экономической, социально-культурной или административно-политической.

Следовательно, подобно тому, как возникновение отношений вообще в сфере государственного управления, там, где действуют административно-правовые нормы, придает им административно-правовую окраску, так и возникновение административных процессуальных правоотношений в той или иной сфере функционирования органов исполнительной власти определенным образом отражается на их материальном содержании и, значит, на зависимом от него юридическом содержании, т.е. правомочиях и юридических обязанностях участников этих отношений.

Подводя итоги вышесказанного, нужно отметить, что содержание административных процессуальных правоотношений является сложным понятием, что, безусловно, связано с особенностями предмета правового регулирования в административнопроцессуальном праве. К тому же специфика административных процессуальных правоотношений проявляется не только в их форме и содержании, но также в их субъектах и объектах.

  • [1] Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях. - Астана, 2008. - 428 с. 2 Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории циви-листической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». - М.: «Статут», 2000. - С. 557.
  • [2] Гражданское право. Том 1. Учебник. Издание четвертое, переработанное и дополненное /Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М.: «Проспект», 1999.-С. 83. 2 Иоффе О.С. Указ. соч. - С.549
  • [3] Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2009. - С. 355. 2 Дуйсенов Э.Э., Ч.М. Токтоназарова Теория государства и права: Учебнометодическое пособие. - Ош, 2001. - 212 с.
  • [4] Нугманова Э.А. Указ.соч. - С. 51-53. 2 Братусь С.Н. Содержание правоотношения // Советское государство и право, - 1979.-№7.-С.58.
  • [5] Алексеев С.С. Указ. соч. - С. 356-357. 2 Алексеев С.С. Указ. соч. - С. 358. 3 Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.К. Бабаева. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юристь, 2007. - С.637с.
  • [6] Толстой Ю.К. К теории правоотношения. - Л., 1959. - С. 46. 2 Алексеев С.С. Указ. соч. - С. 367.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >