ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА

Концепция прав человека и ее современное конституционно правовое отражение в системе административно-правовых отношений

Социально-экономические и политические изменения последних лет, связанные с процессами становления Республики Казахстан как правового, демократического, светского и социального государства, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы, кардинально изменили пути дальнейшей модернизации действующего в Республике Казахстан административного права и административного законодательства. Существенным изменениям подверглись и складывающиеся административно-правовые отношения, в контексте реализации идеи приоритета прав и свобод человека, которые обусловлены как общими историческими и социально-политическими, так и специфическими для казахстанского общества факторами.

Историческое наследие, доставшееся нам в системе административно-управленческих отношений и политико-правовой мысли, свидетельствует, что идеи о том, что человек, его жизнь, права и свободы являются высшей ценностью государства, возникли не только благодаря потребности человека реализовать себя как личность, но и как некий противовес созданной еще в IV-III тыс. до н.э. государственной машине, которая использовала человека в качестве «сырья», «придатка» «расходного материала» предназначенного для достижения собственных (государственных) интересов.

1

Конституция Республики Казахстан. - Алматы: Казахстан, 1998. - С.З.

Особое внимание анализу идеи приоритета прав и свобод человека в отношении к другим ценностям государства, было уделено в новой рационалистической теории прав человека, которые нашли отражение в трудах выдающихся мыслителей Нового Времени: Г. Гроция, Б. Спинозы, Д. Локка, Ш. Монтескье, Т. Джефферсона, И. Канта Ф. Гегеля и др.

Своей критикой феодального строя, «попирающего права и свободы человека»[1], и обоснованием новых концепций о правах и свободах человека, концепций о необходимости господства права в отношениях между индивидом и государством эта теория внесла большой вклад в формирование нового юридического мировоззрения.

Важным составным моментом этого процесса стала концепция общественного договора как источника происхождения и правовой основы деятельности государства.

Разрабатывая договорную концепцию государства, Г. Гроций писал: «Государство есть совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы».

Развивая естественноправовые воззрения и договорную концепцию государства, Б.Спиноза отмечал, что «цель государства в действительности есть свобода», «естественное право каждого в гражданском состоянии не прекращается», «полное лишение людей их естественных прав привело бы к тирании».

Последовательная либеральная доктрина неотчуждаемых естественных прав и свобод человека на основе идей господства права, правовой организации государственной жизни, разделения властей и верховенства закона была разработана Д. Локком.

Обеспечение неотчуждаемых прав человека в условиях государственности Д. Локк связывает с двумя существенными моментами. Первый из них заключается в необходимости разделения

властей, а второй - в «доктрине законности сопротивления всяким незаконным проявлениям власти»[2].

Глубокая философская разработка проблем прав и свобод человека с либерально-гуманистических позиций связана с именем И. Канта. По смыслу кантовских воззрений, «право - это совокупность условий, при которых произвол одного совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы».

Применительно к праву и правам человека кантовский категорический императив гласит: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом».

Основной трансцендентальной идеей и первым постулатом кантовской этики является свобода человека, его свободная воля, которая определяет смысл моральной независимости и автономии личности, ее способность и право самой устанавливать нормы должного и следовать им без внешнего принуждения и давления. «Свобода (независимость от принуждающего произвола другого), поскольку она совместима со свободою каждого другого, сообразной со всеобщим законом, и есть единственное первоначало, присущее каждому человеку в силу его принадлежности к человеческому роду».

Канту принадлежит большая заслуга в последовательном философском обосновании и развитии либеральной теории правового государства. Согласно Канту, «государство - это объединение множества людей, подчиненных правовым законам». При этом Кант отдает предпочтенье свободе индивида и, возвеличивая права человека, резко критикует политику в ее отношении к морали и праву: «истинная политика не может сделать шага, не присягнув заранее морали», «право человека должно считаться священным, каких бы жертв ни стоило господствующей власти».

Выдающееся место в истории философской и политико-правовой мысли о правах и свободах человека, принадлежит Гегелю.

Идея приоритета прав и свобод человека, по Гегелю, достигает своей полной реализации лишь в конституционно оформленных и развитых государствах.

Подчеркивая внутреннее единство права и свободы, Гегель писал: «Право состоит в том, что наличное бытие вообще есть наличное бытие свободной воли. Тем самым право вообще есть свобода как идея»[3].

Господство разума в истории, согласно Гегелю, означает, что свобода представляет собой определяющее начало и конечную цель всего хода развития духа. Всемирная история, согласно такому подходу - это прогресс к познанию свободы в правовых и государственных формах.

Являясь последовательным сторонником идеи гражданского общества, Гегель убежден, что гражданское общество - область реализации свободы и права человека как частного лица, сфера особенных, частных целей и интересов отдельной личности: «будь лицом и уважай других в качестве лиц».

Идеи приоритета прав и свобод человека в системе государственного управления, глубоко культивировались и в деятельности казахских просветителей, поэтому они в эволюции казахстанских правовых взглядов имеют глубокие исторические корни. Так, например, они, в течение длительного времени раскрывались и закреплялись во взглядах ярких представителей казахской национальной интеллигенции, известных казахских мыслителей: А. Букейханова, А. Байтурсынова, М. Дулатова, Б. Сыртанова, М. Тынышпаева, Б. Каратаева, М. Чокая и многих других.

Основная задача, которую ставили перед собой представители казахской интеллигенции, заключалась в том, чтобы обеспечивая права и свободы человека оградить народ от социальных катаклизмов, сохранить этническую целостность народа, национальное достоинство, права и свободы каждого человека.

Однако так случилось, что многие произведения предста

вителей казахской интеллигенции, отражающие сущность их правовых взглядов не только в целом в системе государственного управления, но и в системе административного права, были уничтожены в 30-х годах XX века, как взгляды «вредные» и «опасные» для дальнейшего развития всей складывающейся тоталитарной системы, основанной на коммунистической идеологии большевиков.

Репрессивная политика советского государства нанесла мощнейший удар по всем народам бывшего СССР. Практически не одна семья не избежала репрессий. Сильнейший удар был нанесен по политической элите. Удар был настолько мощным и жестоким, что вся дореволюционная и революционная элита была уничтожена. Избежать репрессий удалось лишь единицам»[4].

Все же, несмотря ни на какие политические репрессии, сопровождающиеся уничтожением документов, обезличиванием и фальсификацией событий, все же некоторые документы, в которых отражены идеи передовой казахской интеллигенции этого периода, сохранились. Так, в Программе партии «Алаш», опубликованной в ноябре 1917 года ярко спроецирована одна из основных идей деятельности партии «Алаш» - идея об определении и возвеличения правого статуса человека, его прав и свобод, что выразилось в тезисе о том, что «человек - это высшая ценность», «все должны быть свободны и равны». Кроме того, в Программе партии «Алаш» выдвигались и иные гуманистические принципы: неприкосновенности личности, свобода слова, печати, союзов, право на образование, на владение землей, зыком своей нации и др.. И, самое главное - равенство людей должно быть независимым от национальных, расовых, религиозных и других признаков. Как правильно об этом пишет Г.З. Кожахметов: «С первых дней своего создания «Алаш Орда», в противовес политике царского правительства, основанной на национальном неравенстве, строила свою государственность на

принципах интернационализма. Поэтому в программе партии «Алаш» была заложена идея участия в органах государственной власти и управления автономией представителей всех без исключения этносов, населяющих край»[5].

В качестве исторической справки, следует указать на то, что Программа партии «Алаш» была составлена А.Н. Букейхановым, А. Байтурсыновым, М. Дулатовым, И. Гумаровым, Т. Жаждиба-евым, А. Бирликановым, состояла из десяти параграфов и была опубликована в газете «Казах» 21 ноября 1917 года.

Основная цель деятельности партии сводилась к идее создания «идеального» общества, которому неизвестны какие-либо классовые конфликты, в котором формируются и существуют гармоничные социальные отношения. Очевидно то, что конечным результатом деятельности партии «Алаш», фактически подразумевалось создание в степном крае правового демократического государства, гарантирующего права и свободы человека. Кроме того, как свидетельствует об этом содержание Программы партии «Алаш», лидеры партии предполагали претворить в государственном строительстве Казахстана идею принципа разделения власти.

В противовес большевикам, подчеркивавшим и обособляющим классовую природу государства и определивших его не иначе как «машина, аппарат для подавления одного класса другим», партия «Алаш» всячески отрицала классовую сущность государства, что и сыграло в последующем роковую роль для ее лидеров, как лиц, инакомыслящих, а по определению идеологов того времени - «врагов народа».

Конечно, в силу известных причин, сегодня трудно вести речь о тех глобальных идеях строительства казахской государственности, которые были в центре внимания правовых взглядов казахских мыслителей той эпохи. Утешением является лишь то, что сегодня, в связи с приобретением Казахстаном своей независимо

сти и суверенитета, идеи правового, демократического государства о приоритете человека, его жизни, прав и свобод получили реальное закрепление в нормах действующего казахстанского законодательства и определили пути дальнейшего строительства современной казахстанской государственности.

В результате достигнутых целей - построения правового демократического государства - сегодня отечественная административно-правовая наука пытается проанализировать права и свободы человека из представлений об общечеловеческих ценностях.

Основанием для утверждения подобной мысли, служит ряд международных и отечественных нормативных правовых актов, возвеличивающих примат прав и свобод человека. Базовыми из них являются Декларация о правах и свободах человека и Конституция Республики Казахстан, на основе статейных положений которых современная Концепция прав человека зиждется на трех основополагающих идеях, вытекающих из содержания рассмотренных нами выше правовых доктрин:

  • 1) каждая власть ограничена;
  • 2) каждый человек располагает своим автономным миром, вмешиваться в который не может никакая власть;
  • 3) каждый человек, защищая свои права, может предъявлять претензии к государству.

В контексте сказанного, следует указать на то, что в соответствие с п. 4 ст. 3 Конституции Республики Казахстан, государственная власть в Республике едина, осуществляется на основе Конституции и законов, в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви, которые взаимодействуют между собой с использованием механизма сдержек и противовесов.

Сквозь точку зрения конституционного и административного права, единая государственная власть осуществляется путем принятия решений (законов), организации их исполнения, контроля за ходом реализации принятых решений, устранения или предупреждения недостатков, возникающих в процессе исполнитель-

1

Конституция Республики Казахстан. - Алматы: Казахстан, 1998. - С.4.

ной, организаторской работы, устранения нарушения законов и решений. Это главные направления государственной деятельности. Конечно, они взаимосвязаны, одно направление следует за другим, обуславливает другое или обуславливается другим[6].

Отсюда следует, что государственная власть призвана действовать во всеобщих интересах государства и, самое главное, -народа населяющего его территорию. И, здесь наиболее значимо то, что государственная власть «служит» своему народу, оберегает его и создает условия для развития его созидательных сил. Главной задачей государственной власти является интеграция интересов, локальных целей, она призвана сглаживать противоречия при движении и развитии системы и обеспечивать устойчивость культурных обычаев, традиций, исполнение законов и т.п. Все это является регулятивной подсистемой, обеспечивающей устойчивое и бесконфликтное взаимодействие субъектов политической жизни.

Вместе с тем, согласно специфике административного права, как самостоятельной отрасли права, в теории административного права, государственная власть обладает монополией на принуждение над всей подвластной территорией и в отношении всего населения. Но при этом право на принуждение органов государственной власти должна выполняться в форме правового принуждения, то есть принуждения, реализующего правозащитную функцию, смысл которой заключается в создании специального правового механизма, способного оградить личность от произвола государственных органов (чиновников), примеры которого в истории нашего государства особенно многочисленны.

Таким образом, облачение принуждения в правовую форму, на наш взгляд, есть один из классических элементов ограничения власти, когда не правовые формы государственного принуждения, которые негативно влияют на процессы развития общественных

отношений, не могут иметь место в деятельности государственных органов и их должностных лиц.

В правовом и демократическом государстве государственное принуждение может быть только правовым и быть применимым только по необходимости. И эта версия подтверждается выводами выдающегося правоведа позапрошлого столетия Н.Н. Алексеева, который указывал на то, что «принуждение есть вопрос тактики и политики... нормально принуждение может быть применяемо только тогда, когда исчерпаны все иные средства, - так сказать на крайний случай, как последнее, неизбежное средство».

Тезис о том, что «каждый человек располагает своим автономным миром, вмешиваться в который не может никакая власть», на наш взгляд, сегодня подтверждается конституционным положением о том, что «в Республике Казахстан гарантируются права и свободы человека в соответствии с Конституцией.

Права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, признаются абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов».

Содержание понятия «автономного мира», то есть самоценности, самозаконности и независимости личности, на наш взгляд, в большей степени выражается в правах и свободах гражданина и человека, гарантированных ему Конституцией Республики Казахстан, а в частности, в таких как: «каждый имеет право на личную жизнь» (ст. 16); «достоинство человека неприкосновенно» (ст. 17); «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и достоинства». Каждый имеет право на тайну личных вкладов и сбережений, переписки, телефонных переговоров и иных сообщений» (ст. 18); «каждый вправе определять и указывать или не указывать свою национальную, партийную и религиозную принадлежность». Каждый имеет право на пользование родным языком и культурой, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества» (с. 19) и т.д.

1

Алексеев Н.Н. Основы философии права. - СПб.: изд. “Лань”, 1999. -С.84.

Таким образом, становится понятно, что согласно Конституции Республики Казахстан, человек и гражданин Республики Казахстан не может быть лишен тех «атрибутов», которые составляют его автономный мир. Лишь в случаях предусмотренных законодательством человек может быть не лишен, а ограничен в своей автономии, то есть в предоставленных ему правах и свободах.

В контексте сказанного, следует согласиться с Кантом в том, что признание автономного мира, независимости и автономии человека, «является принципом и предпосылкой, необходимым условием возможности и существенным составным моментом права», «то чего народ не может решить относительно самого себя, того и законодатель не может решить относительно народа».

В современных условиях построения правового и демократического государства, в Республике Казахстан каждый человек, защищая свои права, может предъявлять претензии к государству. Обосновывается это тем, что согласно Конституции Республики Казахстан, «каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права всеми не противоречащими закону способами, включая необходимую оборону» (ст. 13); «никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам» (ст. 14) и т.д.

Граждане, предъявляя претензии к государству, могут обратиться в суд за защитой своих прав и свобод. В ст. 75 Конституции Республики Казахстан установлено, что «судебная власть осуществляется посредством гражданского, уголовного и иных установленных законом форм судопроизводства». Исходя из положений названной статьи, сегодня представляется важным дальнейшее развитие административного судопроизводства, которое сегодня является действенным элементом совершенствования и дальнейшей модернизации механизмов защиты прав и свобод человека. Однако, при дальнейшем совершенствовании адми-

1

Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. член-корр РАН, д.ю.н. Е.А. Лукашева. - М.: Изд. группа НОРМА - ИНФРА-М, 1999. - С.75.

нистративного судопроизводства важно, чтобы оно изначально было ориентировано на завоевание доверия народа, населяющего территорию Республики Казахстан. Доверие к суду - это один из критериев эффективности административного судопроизводства. При этом, представляется важным изменить стереотипные представления об административных судах, которые, к сожалению, сегодня заняли прочное место в представлениях и в сознании большей части населения Казахстана. Также важно, чтобы судьи, рассматривающие административные споры, проходили специальную подготовку и работали на уровне соответствующем международным стандартам и правилам. Во всех странах административные суды разрешают споры лиц с публичной властью (лицо против администрации), а налагают административные взыскания (администрация против лица), поскольку административная юстиция является правозащитным, а не карательным по отношению к лицу институтом. Учитывая правозащитную направленность административной юстиции, корпус судей административных судов целесообразно формировать из специалистов по административному праву, в частности из судей общих судов, рассматривающих дела против органов власти. Иначе будет сложно изменить представление общественности о том, что административные суды являются органами, привлекающими человека к ответственно сти.

Действующее законодательство предусматривает широкий круг мер, направленных на обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

Защита прав гражданина и человека, нарушенных в результате неправомерной деятельности государственных органов и должностных лиц, осуществляется судом путем:

  • - признания прав;
  • - восстановления положения, существовавшего до нарушения права;
  • - пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • - присуждения исполнения обязанности в натуре;
  • - взыскания убытков, неустойки;
  • - признания сделки недействительной;
  • - компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношений;
  • - признания недействительным или не подлежащим применению не соответствующего законодательству акта органа государственного управления или местного представительного или исполнительного органа;
  • - взыскания штрафа с государственного органа или должностного лица за воспрепятствование гражданину в приобретении или осуществлении права;
  • - иными способами предусмотренными законодательными актами.

При этом принципиально, что согласно действующему законодательству, обращение за защитой нарушенного права к органу власти не препятствует обращению в суд с иском о защите права, если законодательными актами не предусмотрено иное.

В случаях, специально предусмотренных законодательными актами, защита прав человека может осуществляться непосредственными фактическими или юридическими действиями лица, право которого нарушено (самозащита)[7].

Очень долгий путь прошло человечество к пониманию того, что главной функцией государства в цивилизованном обществе является охрана интересов человека и гражданина, защита его прав. Государство и его основные структуры (законодательство, правительство, суд, армия, полиция, тюрьмы) находят оправдание только в том случае, если их деятельность подчинена защите, охране прав человека. Этот тезис является основополагающим для конституционного государства. Права человека - основа конституционализма.

Развивая идеи конституционализма, как неотъемлемой части системы государственного строительства, современные казахстанские ученые-конституционалисты В.А. Ким и Г.В. Ким при

ходят к выводу о том, что «конечно, конституционное признание человека, его жизни, его прав и свобод высшими ценностями не составляет исключительную особенность Казахстана. Эта идея в том или ином варианте выражается в конституциях многих стран. Но четкая формулировка идеи о человеке, его правах и свободах как высшей ценности имеют место именно в Конституции Республики Казахстан, как и в Конституции Российской Федерации и некоторых других стран. Конечно, мало одного такого признания, если в Конституциях и в других законах не будут закреплены конкретные нормы, направленные на реализацию этого высшего гуманистического принципа, если этот принцип не будет реализован в жизни.

Но то, что в Конституции Республики Казахстан в статье первой провозглашается этот принцип, как базовый принцип деятельности государства само по себе имеет огромное значение для придания особого конституционного признания идее примата человека во всех общественных отношениях, в отношении человека и государства. Конституция признает в этом положении, что не человек должен быть в услужении государства, а государство должно служить человеку, людям, являющимся для него высшей ценностью»[8].

Созвучно сказанному выше, п. 2 ст. 74 Конституции Республики Казахстан установлено, что нормативные юридические акты или иные положения, которые прямо или косвенно ущемляют права человека и гражданина признаются неконституционными, отменяются и не подлежат применению.

Таким образом, соответствие законов основным правам, свободам и законным интересам человека и гражданина, есть не только важнейшее требование Конституции Республики Казахстан к законодательной власти, но и к исполнительной власти, так как реализация гражданином своих прав не редко зависит не столько от законов, сколько от усмотрения администрации и произвола непосредственного чиновника.

Существующее административное законодательство, на со-

временном уровне развития Республики Казахстан, направлено на обеспечение и реализацию задач и функций, возлагаемых Конституцией Республик Казахстан на органы исполнительной власти. Поэтому основное значение приобретает понятие «исполнительная власть», то есть где есть исполнительная власть, там и функционирует административное законодательство. Отсюда следует, что в ходе проведения административной реформы необходимо рассмотреть две наиважнейшие общегосударственные проблемы, сущность которых выражается:

  • - во-первых, в повышении эффективности механизма государственного управления;
  • - во-вторых, обеспечивает механизмы реальной защищенности прав, свобод и законных интересов граждан в сфере деятельности органов исполнительной власти.

Решение первой проблемы, обуславливает необходимость принятия комплекса законодательных мер, направленных на совершенствование правового регулирования и таких подотраслей административного законодательства, как административно-правовой статус органов исполнительной власти, государственная служба, методы и формы государственного управления, административно-правовые режимы. Особое значение в данном случае приобретает разработка законов, регулирующие некоторые административно-правовые и общественные отношения. Хотелось бы отметить, что некоторые сферы общественных отношений регламентируются значительным количеством подзаконных нормативных правовых актов, что на наш взгляд, не должно находить своего широкого распространения.

Как нам представляется, сегодня необходимо разработать ряд законов о системе органов исполнительной власти, основных принципах их организации и деятельности. Второй важной задачей, является совершенствование законодательной основы отраслевых и межотраслевых сфер административно-правового регулирования, которые приобретают новое содержание и форму в современных условиях.

Особого внимания требует современное законодательство об административных правонарушениях. Это вызвано многочисленными противоречиями, а также сложностями применения основного акта законодательства об административных правонарушениях - Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях от 30 января 2001 года. Интерес к данной проблеме вызван и теоретиками, а именно судьями и адвокатами[9].

О существующих проблемах Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях свидетельствуют вносимые многочисленные поправки.

Так, например, в среде несовершенств современного Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях следует, прежде всего, выделить:

  • - небольшие и не существенные санкции за административные правонарушения;
  • - ограниченность субъектов административной ответственности;
  • - разбросанность административных правонарушений и соответствующих видов по различным отраслям законодательства и т.д.

Все названные выше и иные противоречия и проблемы были очевидны сразу после опубликования Кодекса Республики Казахстан об административных правонарушениях и введения его в действие. Более того, ученые, специалисты говорили о них задолго до принятия кодекса. Следует отметить, что условия, в которых готовился кодекс, не позволяли сделать серьезную теоретическую проработку его концептуальных положений, исключить коллизии с другими нормативно-правовыми актами, внутреннюю несогласованность акта, так как работа над Кодексом Республики Казахстан об административных правонарушениях 2001 года велась в течение большого периода времени с участием различных рабочих групп.

Ознакомившись с проектами данных групп, мы считаем, что некоторые варианты были гораздо лучше итогового акта.

Действующий Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях был принят позднее других осново

полагающих кодифицированных актов не только в связи с распространённым мнением о том, что с начала необходимо принять Уголовный Кодекс, а потом уже Кодекс об административных правонарушениях, а в связи с тем, что традиционно тяжело собрать воедино огромное количество правонарушений, не являющихся преступлениями, в публичной сфере, охватить их едиными процедурами, согласовать их санкции[10].

Другим направлением в сфере совершенствования административного законодательства является необходимость в дальнейшем продолжении работы по официальному толкованию подзаконных актов. В соответствии с пунктом 2 статьи 45 Закона РК «О нормативных правовых актах» официальное толкование подзаконных актов дают органы или должностные лица, принявшие (издавшие) их. Между тем, данное требование закона порой не соблюдается, в связи с чем на повестке дня остро стоит вопрос о резком усилении законодательного регулирования административных процедур. Более четкая регламентация административных процедур должна ориентировать органы государственной администрации на обеспечение таких мер как:

  • - полнота, всесторонность и объективность анализа проблем и задач правильного применения закона;
  • - необходимые условия для реализации прав, законных интересов и обязанностей граждан и юридических лиц;
  • - развитие демократических начал в управлении, участие в нем структур гражданского общества и учета мнения граждан;
  • - эффективное взаимодействие с другими государственными органами;
  • - предоставление значимых публичных услуг гражданам и юридическим лицам, выступающим потребителями услуг;
  • - экономия сил, средств и служебного времени государственных служащих;
  • - реализация принципа ответственности каждого органа исполнительной власти, должностного лица за порученное дело.

Разработка нормативных правовых актов, их апробация должны производиться при научном содействии. Отсутствие в Ре-

спублике государственного научного учреждения по правовым исследованиям способствует нивелированию научных подходов при разработке, прогнозированию эффективности проектов нормативных правовых актов, а также преобладанию узковедомственного подхода разработчиков, бессистемности правотворчества и низкой результативности проводимых реформ.

Перспективным направлением совершенствования законодательства должно стать проведение обязательной антикоррупционной экспертизы действующего законодательства, а также проектов нормативных правовых актов.

Очевидно, что на уровне высшего законодательного органа не может быть полной, непосредственной и объективной информации обо всех деталях и подробностях той или иной конкретной деятельности. Такая информация возможна лишь на ближайшем уровне к данным отношениям управления. В связи с этим законодатель порой ограничивается общими декларациями, пожеланиями и отсылками к актам тех органов управления, которые могут и должны фактически устанавливать соответствующие правила.

Данная деятельность влечет за собой резкое ухудшение качества законов и оказывает отрицательное воздействие на всю систему органов государственного управления, принятие законов по отдельным видам деятельности, которые должны регулироваться Правительством или ведомствами.

Однако урегулировать законом все виды деятельности считается нецелесообразным и нереальным. Единственным выходом из данного положения можно назвать законодательное закрепление научно-обоснованных критериев определения предмета нормативных правовых актов, что является необходимым условием для выполнения регулирующих функций закона и его эффективности как акта высшей правовой силы[11].

  • [1] Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. - М.: Юристь, 1995.-576 с. 2 История политических и правовых учений. Учебник для вузов / Под общ. ред. члена-корреспондента РАН В.С. Нерсесянца. - М., 1996. - 736 с. 3 Гроций Г. О праве войны и мира. - М., 1956. - С. 74. 4 Спиноза Б. Избранные произведения. - Т. 2. - М., 1957. - С. 261. 5 Спиноза Б. Указ. соч. - С. 300.
  • [2] Локк Д. Избранные философские произведения.- Т. 2. - М., 1960. - С.116. 2 Кант И., Гегель Г.В.Ф., Шеллинг Ф.В.И. Немецкая классическая философия. - Т. 1. - М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс; Харьков: Изд.-во Фолио, 2000.-с. 38. 3 Кант И. Указ. соч. - С.38.. 4 Кант И. Указ. соч. - С. 45. 5 Кант И. Соч. - Т. 4. - М., 1968. - С. 256.
  • [3] Гегель Г. Философия права. М., 1990. - С. 89. 2 Гегель Г. Указ. соч. - С. 67.
  • [4] Усеинова Г.Р. Государственно-правовые взгляды А.Н. Букейханова // Автореф. дисс. на соиск. уч. степени д.ю.н. - Алматы, 2008. - С.З. 2 Программа партии Алаш // Сборник документов «Казахстан - этапы государственности» / Сост. Ж.Н. Баишев. - Алматы, 1997. - С. 229-232.
  • [5] Кожахметов Г.З. Становление национальной государственности в Казахстане в условиях советской автономии (1917-1936гг.) // Автореф. дисс. на соиск. уч. степени д.ю.н. - Алматы, 2010.-18-19. 2 Усеинова Г.Р. Указ. соч. - С.27.
  • [6] Ким В.А., Ким Г.В. Конституционный строй Республики Казахстан. -Алматы, 1998. - С.124. 2 Любашиц В.Я. Теория государства и права: Учебник / В.Я. Любашиц, А.Ю. Мордовцев, А.Ю. Мамычев. - Изд. 2-е. доп. и перераб. - Ростов н/Д; Феникс, 2010. - С. 241.
  • [7] Конституция Республики Казахстан. Научно-правовой комментарий / Под ред. Г.С. Сапаргалиева. - Алматы: Нур-пресс, 2004. - С.76. 2 Сабитова А.А. Административно-правовые гарантии охраны прав и законных интересов граждан Республики Казахстан // Автореф. дисс. на соискание уч. степени к.ю.н. - Алматы, 2006. - С.9.
  • [8] Ким В.А., Ким Г.В. Указ. соч. - С. 39. 2 Любашиц В.Я. Указ. соч. - С. 10.
  • [9] Подопригора Р.А. Совершенствование законодательства об административных правонарушениях: основные направления. // Вестник Института законодательства. - 2007. - №4. - С.56.
  • [10] Подопригора Р.А. Указ. соч. - С.57.
  • [11] Манина Е.Н. Система административного законодательства в Республике Казахстан: вопросы теории и практики // Дисс. на соиск. уч. степени д.ю.н. -Алматы, 2010. - 273с.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >