Региональная литературная премия и издание книг для юношества (Е.В. Русских)

Литература для юношества занимает особую нишу в российском книгоиздании в силу её значения в развитии личности, её интеллектуально-эмоционального, эстетического и духовного потенциала. Однако, не принимая во внимание сетевые источники юношеского чтения, ситуацию в этом сегменте книгоиздания нельзя признать благополучной.

Рассмотрим показатели ежегодно выпускаемых российскими издательствами книг для юношества. Согласно статистическим данным официального сайта Российской книжной палаты, в 2013 году всего было издано 120512 названий книг и брошюр. Из них художественных изданий для юношества — только 40 названий, в то время как в 2012 году в числе 116888 названий их было в два раза больше — 89 названий. Снижение выпуска изданий для юношества очевидно, особенно если учесть, что в 2011 году в числе 122915 названий в целом было 197 названий для юношества, а в 2010 (наиболее благоприятном для изданий юношеской литературы) году — 284 из 121738 названий[1]. Наименее низким показателем является количество названий литературы для юношества в кризисном для российского книгоиздания 2008 году. Их показатель в отношении к числу названий всех выпущенных книг и брошюр составлял менее 0,01%. В прошлом году этот показатель мало изменился и составляет всего 0,03% от количества изданий, выпущенных в 2013 году в России.

Рассмотрим соотношение названий книг и брошюр для юношества с другими категориями литературы для детей. В 2013 году всего было выпущено 6993 названия литературнохудожественных изданий для детей и юношества. Более половины (51 %) предназначено для детей дошкольного возраста

- 3579 книг, 1822 из них (26%) — издания для детей младшего школьного возраста, 1552 (22%) — предназначены для читателей среднего звена школы и старшеклассников, и только 40 названий, что менее одного процента (0,6%), относятся к изданиям для юношества.

Как и в России в целом, в регионах наблюдаются такие негативные тенденции, как снижение интереса к чтению среди молодёжи и зависимость выхода новой книги от финансового положения автора.

Одним из способов решения этих проблем — в форме пропаганды чтения и книги и финансового поощрения авторов

- в современном обществе считается Институт литературных премий. П. Бурдье рассматривает премии как показатель признания автора в литературном мире. В поисках такого признания все большее число авторов принимает участие в литературных конкурсах. Авторы преследуют одну из двух целей: либо коммерческую, способствующую массовому освещению достижений писателя или издательства, либо художественно -эстетическую, развивающую жанр или новаторские творче

ские приемы в прозе или поэзии. Часто цель участника конкурса имеет смешанный характер (Зимина, 2004). Литературные премии могут присуждаться как в «широкой нише», затрагивая при этом весь спектр современной словесности, так и в более узкой (Сидорова, 2009). Во втором случае премия присуждается за вклад в развитие установленного конкурсом литературного жанра и соответствие определенным требованиям. В настоящее время большой популярностью пользуются всевозможные виртуальные тематические конкурсы в таких жанрах, как фантастика, фэнтези, мистика, психоделика, романтика, поэзия.

В сфере литературы для детей и юношества с 1998 года традиционно присуждается Государственная премия за произведения для детей и юношества. Особенно интенсивно институт премий в сфере изданий для детей и юношества стал развиваться в XX веке. Так, в 2003 году был учрежден ставший главным конкурсом России в области детской литературы на лучшее произведение для детей и юношества Всероссийский литературный конкурс «Алые паруса». С 2005 года за лучшие произведения для детей и юношества о героическом прошлом и настоящем нашей Родины ъфучжчсялитературная премия «О, Русская земля!». В 2006 году Благотворительным фондом «Заветная мечта» была учреждена ежегодная Национальная детская литературная премия «Заветная мечта». Цель этой премии — найти и представить культурному сообществу, педагогам, родителям, издателям, книготорговым организациям, широкому кругу читателей и, главное, читателям-детям наиболее яркие, увлекательные, этически и эстетически значимые художественные прозаические произведения. На соискание премии могут выдвигаться созданные для детей и подростков романы, повести, сборники повестей и рассказов, а также отдельные рассказы. С 2010 года проводится2?серос-сийский конкурс на лучшее произведение для детей и юношества «Книгуру», учрежденный Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям и Некоммерческим партнёрством «Центр поддержки отечественной словесности. В состав открытого жюри входят читатели-подростки, которым и адресуются произведения участников конкурса.

Знаменательно, что в декабре прошлого года вышел Указ Президента РФ «О премии Президента Российской Федерации в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества». Эта премия присуждается гражданам Российской Федерации, в частности, «за создание творческих проектов, направленных на гражданско-патриотическое, этическое и культурно-эстетическое воспитание детей и юношества, а также являющихся значительным вкладом в культуру Российской Федерации».[2]

Существуют также именные литературные премии, рассматривающие произведения для данной возрастной группы читателей. Так, способствовать духовному и интеллектуальному взрослению читателей, расширению их кругозора призван Международный конкурс детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы имени Алексея Николаевича Толстого. Этот конкурс проводится с 2005 года Союзом писателей России и Товариществом детских и юношеских писателей России.

Большая роль в развитии книгоиздания для юношества и в целом детской литературы отводится специальным премиям, которые присуждаются в регионах. Например, в Тюмени в 2006 году по инициативе Ассоциации писателей Урала была учреждена, а в 2010 году Содружеством детских писателей возрождена — как международная — детская литературная премия имени В.П. Крапивина на лучшее прозаическое произведение для детей среднего школьного возраста.

Уже 13 лет в городе Кирове ежегодно проводится вручение Российской литературной премии имени Александра Грина. Эта именная премия учреждена Правительством Кировской области, Администрацией города Кирова, Администрацией муниципального образования город Слободской и приурочена к 120-летию со дня рождения писателя. Официально обозначенная цель этого культурного мероприятия — увековечение памяти выдающегося русского писателя-романтика, уроженца города Слободского Вятской губернии, учившегося

в Вятке, — Александра Степановича Грина (Гриневского). Талантливый и всемирно известный литератор родился в 1880 году в небольшом городке Слободской, а его детство и юность прошли в Кирове (Вятке).

Вручение премии проходит 23 августа, в день рождения А.С. Грина, в Кировской ордена Почёта государственной универсальной областной научной библиотеке им. А.И. Герцена. Эта премия включает медаль и диплом с изображением А.С. Грина, а также денежную премию в размере, эквивалентном тысяче долларов США.

Особенность этой премии в том, что она вручается авторам детской и юношеской литературы за произведения, «служащие воспитанию детей, подростков и молодежи в русле национального достоинства и нравственности». Учредители премии подчеркивают «важность нравственного смысла творчества Александра Грина, чистоты этических и жизненных помыслов, формируемых его книгами» и признают необходимость его книг новым поколениям юношества. Проявляя заботу о моральных устоях подрастающих поколений, стремясь поддержать отечественную литературу и искусство, учредители присуждают эту премию современным прозаикам и поэтам за произведения для детей и юношества — как за конкретные работы, так и за творчество в целом. Как правило, лауреатом премии становится один писатель. Основным требованием к произведениям является их соответствие детско-юношескому возрасту читателей. Литературный жанр произведения может быть любым.

Лауреатами Гриновской премии в разные годы были Альберт Анатольевич Лиханов, председатель Российского детского фонда, почётный гражданин г. Кирова - за произведения «Русские мальчики» и «Мужская школа» (2000); автор более 200 произведений для детей и юношества Владислав Петрович Крапивин (2001); известная детская писательница

1

См. Положение о премии им. Грина на официальном сайте правительства Кировской области http://www.kirovreg.ru/region/awards/ grin_polozhenie.php и переводчица Ирина Петровна Токмакова (2002); Валерий Николаевич Ганичев, председатель правления Союза писателей России — за роман «Адмирал Ушаков» (2003); автор пятидесяти книг для детей и юношества Вильям Федорович Козлов (г. Санкт-Петербург), и (посмертно) Кир Булычев — за серию повестей об Алисе Селезнёвой (2004); русский советский писатель, поэт, классик детской литературы Владислав Анатольевич Бахревский (2005); детский писатель и публицист Валерий Михайлович Воскобойников (2006); уральский писатель Александр Борисович Кердан (2007); писатель из Республики Беларусь Владимир Степанович Липский (2008); писатель и главный редактор издательства «Художественная литература» Георгий Владимирович Пряхин (2009); популярный российский писатель-фантаст Сергей Васильевич Лукьяненко (2010); известный детский писатель Владимир Карпович Железников (г. Москва) — за произведения для детей и юношества «Чучело», «Чудак из 5-Б» и другие (2011); «мэтр зауральской литературы», почётный гражданин г. Кургана и Курганской областиВиктор Федорович Потанин (2012); молдавский детский писатель и переводчик Спиридон Степанович Вангели (2013).

Хотя, как и номинанты других премий в сфере детско-юношеской литературы, произведения названных авторов-лауреатов адресованы именно этой специфической аудитории, нельзя не отметить особую направленность Гриновской премии. Учитывая, что А.С. Грин следовал романтическому руслу в литературе, попытаемся установить, какими особенностями обладают произведения лауреатов премии А.С. Грина, исходя из понятия «романтизм».

Согласно толковому словарю русского языка, романтизм — это направление в литературе и искусстве первой четверти XIX века, характеризующееся идеализацией прошлого, оторванностью от действительности, культом личности и человека. Произведения эпохи романтизма воспевали события минувших веков, доблесть, справедливость и другие высокие качества героев, их физическую силу и красоту. Примерами романтических произведений являются сказки В. и Я. Гримм, Дж. Байрона, М. Лермонтова.

Какие качества в произведениях данного направления, закончившегося в XIX веке переходом к реализму, кажутся близкими современному юношеству? Согласно следующим определениям в словаре, романтическое направление в литературе и искусстве проникнутооляшлшзл/сш и стремлением показать в ярких образах высокое назначение человека. Для романтика ти-тмшоумонастроение, проникнутое идеализацией действительности, мечтательной созерцательностью[3]. В.Г. Белинский рассматривает романтизм как «... таинственную почву души и сердца, откуда поднимаются все неопределенные устремления к лучшему и возвышенному... Романтизм есть не что иное, как внутренний мир души человека, сокровенная жизнь его сердца... и поэтому почти каждый человек романтик».

Акцентируя созидательно-деятельностный характер романтического литературного направления, американский литературовед Р. Веллек пишет, что романтизм — это великая попытка преодолеть раскол между субъектом и объектом, Я и миром, сознанием и бессознательным» посредством воображения, символа и мифа (Wellek, 1963, с. 220).

Характерными чертами раннего романтизма считают фантастику, расплывчатость образов, пренебрежение правдоподобием, идеализацию героев и героинь в духе позднего условного рыцарства, действие в неопределенном прошлом или в неопределенно-отдаленных странах, пристрастие к таинственному и магическому. Наличие романтической составляющей произведения, согласно определениям толкового словаря и исследованиям литературоведов, характеризуется фантазийным содержанием внутреннего мира произведения.

Романтическое мировоззрение, свойственное и героям многих произведений лауреатов Гриновской премии, сближает творчество писателей XX—XXI вв. и А.С. Грина. Роман-

точность — главная черта его творчества. Писатель-романтик А.С. Грин в 1900-е годы начинает литературную деятельность как революционный писатель-реалист, но к 1910-м годам обретает индивидуальность в романтизме. Волшебный мир, позднее названный критиком К. Зелинским сказочной страной Гринландией, становится ренессансом романтизма в русской литературе.

Спецификой романтизма является повышенный интерес к личности. Так, героиня «Блистающего мира» Грина Тави, всерьез воспринимающая мечтателя Друда, говорит: «Я знала, что он полетит. Уж очень мне понравились колокольчики». С её точки зрения, эстетическое совершенство действительно может выступать «энергией» полёта в пространстве; такая логика вполне соответствует мироощущению героини (Яблоков, 2005, с. 92).

И действительно, произведения лауреатов премии А.С. Грина отмечены чертами романтического произведения. Например, С.В. Лукьяненко в романе «Рыцари сорока островов» сравнивает взросление юноши с интерактивной игрой. Сражения, победы, ранения, предательства, пылкая влюбленность хотя и происходят на неведомой воинственной планете и замаскированы мечами и замками, но являются отражением проблем, переживаний, страданий и счастья обычных подростков и юношей 15—17 лет. Неслучайно и раздвоение здесь — «фотокопирование» персонажей. Будучи в романтическом, влюбленном настроении, особенно в юности, практически любой человек обитает как бы в двух реальностях: в будничной, с её насущными проблемами и бытом, и в своей собственной, неведомой постороннему глазу.

Вопреки предшествовавшему классицизму, романтизм отличается возвышенностью описаний, богатой образностью, лёгким и даже «детским» отношением к жизненным вопросам. В романах и повестях В.П. Крапивина юные герои живут мечтами о морских приключениях и сражениях за правду несмотря на жизненные проблемы, неудачи и даже суровые испытания. Как и Друд из романа Грина «Блистающий мир», юные герои «Летучих рассказов» В.П. Крапивина тоже лета ют: на ковре, в тополиной рубашке, на фламинго с перьями цвета неба. При этом романтическое произведение часто имеет не менее серьёзный сюжет, чем классическая или реалистическая проза. Примером могут служить произведения А.А. Лиханова. В повести «Лежачих не бьют» из цикла «Русские мальчики» суровые военные годы — только декорация внутренних возвышенных стремлений юного героя. Подобным «раздвоением» миров — обыденного с прекрасным миром мечты — наделены все романтические произведения.

Логическая связь между возвышенным и практичным присуща только фантастическому, гротескному миру романтиков. И выступают в роли этой связи «обыватели», реалистично и порой даже довольно буднично прописанные герои второго плана. В драме В.К. Железникова «Чучело» между девочкой с прекрасной душой и стремлениями и не по-детски жестокими одноклассниками соединяющим звеном выступает мальчик со слабым характером Дима Сомов — лучший друг героини, оказавшийся предателем.

Противопоставление главных героев серой обыденности — принцип любого романтического произведения. Высокий строй человеческой души, благородство и мужество противостоят филистерскому мышлению и унылым реалиям. В этом противостоянии, разобщенности двух действительностей проявляется двоемирие, так или иначе нашедшее отражение в любом романтическом произведении.

Писатели-романтики, переживающие потрясения современной жизни, ищут способы уйти от действительности и одновременно осмыслить её. Разочарование в обыденности толкает романтиков к перенесению событий в идеализированные страны. В ходе знакомства с захватывающими художественными произведениями юный читатель обогащается романтикой духовных исканий. У В.Ф. Потанина это мир природы, у В.Н. Ганичева в «Адмирале Ушакове» — XVIII век, у К. Булычева — фантастическое будущее, у А.А. Лиханова, В.П. Крапивина, В.С. Липского — мир детства.

Этот выдуманный мир, чётко или совсем незаметно, штрихами намеченный в любом романтическом произведе нии, возвышает романтиков над прозой бытия, раскрепощает многогранность их личности. Таким образом, основной задачей романтизма и в современной литературе является изображение вымышленного мира, конфликт душевной жизни с обыденностью, иррациональной связи этих двух миров.

В классицизме человек почти не связан с вымышленным миром, в этом жанре контраст между двумя противоположными реальностями огромен. Чтобы его сгладить, авторы-классицисты «очеловечивают» потусторонних духов. Такие трансформации можно проследить в сказках многих народов. В эпоху же романтизма потусторонние силы обретают пугающую неправдоподобность, явную принадлежность к недоступным, фантастическим мирам. Этот разрыв между двумя совершенно разными цивилизациями писатели-романтики, согласно исследованиям литературоведа С.Н. Зенкина, сглаживают посредством «учтивости» главного героя к этим неведомым духам: «Учтивость ... связывает между собой земной и подземный мир, жизнь и смерть, цивилизацию и телесность, наконец, различные культуры (например, древнюю и современную), несовместимость которых образует сюжетную основу произведения...» (Зенкин, 2002, с. 120).

Первая книга цикла Кира Булычёва про Алису Селезнёву начинается с учтивого общения главных героев и марсианина. Таким образом автор готовит читателя к фантастическим приключениям героев, но при этом показывает особенности характера героини, которыми могут быть наделены дети любых поколений. Учтивость помогает и самому писателю осуществить плавный переход главного героя из обыденного мира в мифический.

В своем творчестве писатели преображают неприглядную действительность или уходят в мир своего воображения, показывая особых героев. Особенность романтического героя в том, что это исключительная и часто таинственная личность, которая попадает в необычные обстоятельства. Столкновение внешних событий перенесено во внутренний мир героя, в душе которого происходит борьба добра и зла. В результате такого воспроизведения характера романтизм чрезвычайно высоко поднял ценность личности, неисчерпаемой в своих душевных глубинах, открыв ее неповторимый внутренний мир.

Романтический мир — мир полутонов и комплексности характеров. Здесь нет деления людей на «плохих» и «хороших», но есть возможность разглядеть черты личностных качеств. Романтический герой — это необязательно герой в прямом смысле. В первую очередь он — индивидуальность. Романтический герой может обладать отрицательными качествами и даже совершать преступления. Но автор, симпатизируя своему герою, выстраивает сюжет таким образом, что читатель не испытывает к герою ненависти, раздражения и прочих негативных чувств, исключением могут стать отчаянье и жалость. Герой повести В.П. Крапивина «Дети синего фламинго» мальчик по имени Юлька, несмотря на допущенную слабость, повлекшую гибель товарища, вызывает сочувствие и понимание читателя. Юный читатель может сопоставить себя с героем романтического произведения и задаться вопросом: «А как бы я поступил на его месте?».

Не судит героя и сам автор-романтик. Как правило, сюжет преподнесён таким образом, что кажется, виноват не персонаж, а случай, обстоятельства. Следовательно, романтический герой — это сложная, часто неоднозначная личность. В отличие от абсолютно положительного персонажа, свойственного классицизму, романтический герой может иметь ряд отрицательных сторон. Но этот персонаж ярко и живо прописан, его внутренний мир бездонно богат.

Романтическая составляющая произведения — главная особенность, объединяющая творчество лауреатов Гриновской премии.

Рассмотрим особенности языка современной романтической прозы посредством выделения общих внелогических качеств, присущих произведениям лауреатов этой премии.

В книговедении одним из важнейших параметров оценки книги является аксиологическая, или ценностная содержательность, под которой понимается «степень и характер использования психологических, эстетических, критических» и других внелогических данных (Гречихин, 1999, с. 28—34). Поэтому для исследования книг произведений писателей-лауреатов премии А.С. Грина важно обратиться к анализу внелогических качеств литературного произведения, образующих прагматическую подсистему издания. Опираясь на предлагаемый А.А. Гречихиным перечень, назовём те качества произведения, которые необходимы в интересующей нас сфере изданий для юношества. На наш взгляд, это прежде всего живость, выразительность, интеллектуальная насыщенность, интересность, органичность, увлекательность, убедительность, экспрессивность и эмоциональность.

Живость проявляется в таком свойстве, как точность — и в установлении связей между излагаемыми мыслями, и в передаче их содержания. Она достигается посредством разнообразия формы изложения при внешнем нарушении логичности. Живости противостоят однообразие в построении фраз, бедность словоупотребления. Так, цикл работ В.М. Воскобойникова «Жизнь замечательных детей» объединяет книги, в которых повествуется о детстве таких знаменитых деятелей, как Александр Македонский, Христофор Колумб, Петр Первый, М.В. Ломоносов, А.С. Пушкин, Ю.А. Гагарин. Форма изложения представляет собой цикл коротких историй из детства великих людей нашей планеты. Живость изложения здесь создается сочетанием описательности с диалогичностью.

Произведения И. Токмаковой приобретают это качество благодаря привнесению в текст разговорных элементов, способствующих атмосфере дружелюбия, непосредственности отношений между рассказчиком и читателем. Например, повесть-сказку «Аля, Кляксич и буква “А”» отличает форма письма, заключающаяся в умении автора из повествовательного типа изложения неожиданно перейти к прямому диалогу и «обратиться» к читателю, создавая эффект знакомства:

Но буква Б по-прежнему загораживала им дорогу и только покрикивала:

— Больше! Больше!

У них не было больше свободной строчки. Бублики просто некуда было класть.

Уважаемые читатели, берите скорее карандаши и купите у буквы Б бубликов, кто сколько сумеет, иначе Аля и буква А не попадут в Букварь, и все...[4].

Выразительность — качество произведения, отражающее степень эффективности знаковых средств для воспроизведения данного содержания. В узком смысле это степень эмоционального воздействия на восприятие содержания читателями. В рассказе Г.В. Пряхина «Сон» отметимвыразительность как качество, отражающееся в эмоциональности изложения текста.

— Иж децва! — повергая меня в панику, вопит сейчас даже самая мелкая мелюзга, черте-те какими генами усвоив этот настырный клич .

Здесь используются и ономатопея («иж децва»), и анафора («мелкая мелюзга»), и деавтоматизация речи («черте-те», «настырный клич»).

Следующий отрывок является примером эстетического идиолекта, в котором можно отметить и индивидуально-авторскую неологизацию, и изоморфизм образных средств:

В нем было что-то петровское: в росте, в несвинченности, а главное — в стремительности, в напоре, с которым он передвигался и на улице, и в нашей маленькой молодёжной редакции, напоминая при этом многопушечный фрегат^.

Усиливая эмоциональность произведения, автор использует такие знаковые средства воздействия, как контексту-альностьречи. В романе Г. Пряхина «Прощание славянки» автор пишет о жене главного героя: «Но, может, потому что лица её не видно, она-то, мне кажется, всегдашняя. Что значит «всегдашняя», понятно только из контекста, где в начале произведения автор пишет о том, что все герои изменились за прошедшие годы, и теперь они делятся на тех, которыми онибыли в юности и теперешних.

Интеллектуальная насыщенность как внелогическое качество книги, формирующее «ценностную содержательность», проявляется в акцентировании и обозначении автором хода мысли, логических отношений содержания с помощью различных знаковых средств.

Для примера обратимся к повести одного из лауреатов Гриновской премии В. Липского «Исповедь сына». В данном произведении, написанном на двух языках — русском и белорусском, — основную нить повествования образуют воспоминания сына и его раскаяние перед родителями. Рассказ о родителях и родственниках чередуется с историческими событиями. Например, в повествовании о деревне Добуже — родине матери автора — описываются белорусские пейзажи, природное богатство лесов и рек. При этом рассказчик упоминает потерпевших неудачу польских, французских и немецких захватчиков, проходивших через родные писателю края. В описании своей семьи, родины и логически связанных с личной историей исторических событий проявляется сущность интеллектуальной насыщенности произведения.

Рассказ «Значок» лауреата премии А.С. Грина 2003 года В.Ф. Козлова посвящён спортивной теме. При этом, хотя читатель и узнаёт новые спортивные термины и правила бокса через диалоги и описание мыслей главного героя, смысл произведения заключается в донесении до читателя ключевой идеи: главное в жизни — умение отвечать за свои поступки.

Л«7ие/>ес«ос/иьпроизведения обусловливается наличием и достаточно заметным выделением новой, ценной и полезной для адресата информации. Такая информация требует определённого переосмысления уже известных читателю знаний о мире, открывает возможности её использования для решения стоящих перед ним социальных, профессиональных, индивидуальных задач, будит у него воображение и в итоге вызывает потребность в чтении данного произведения. Например, произведения В.П. Крапивина читатели как библиотек, так и электронных ресурсов всегда оценивают, как «интересные».

Завязкой в повести «Выстрел с монитора» является знакомство Мальчика и Пассажира. Атмосфера, созданная автором, кажется читателю знакомой — русские названия пристаней, обычные имена действующих лиц, рядовые ситуации. Затем Пассажир переходит к рассказу о другом мальчике, с которым можно ассоциировать главного героя. Подростки и молодёжь, читающие это произведение, также могут поставить себя на место мальчика Галиена из выдуманного города Реттерхальма. В итоге и мальчишеские игры в рыцарей, и поездка на трамвае, происходящие в выдуманном Крапивиным мире, кажутся юному читателю знакомыми. В то же время у читателя возникает любопытство и желание познакомиться с дальнейшей судьбой героя. Развитие событий в фэнтезийном мире В. Крапивина способствует зарождению интриги, которая делает произведение не только интересным, но и увлекательным.

Увлекательность связана с проективным порождением все нового и нового интереса, с возникновением вопросов, ведущих читателя дальше. Если интересность — это свойство статичное, то увлекательность — динамичное. Оба эти качества достижимы в первую очередь при условии доступности и доходчивости изложения. Увлекательность сюжета — важное качество юношеской и особенно детской литературы. Одним из способов увлечь читателя является создание «интриги». Повесть-сказка детской писательницы И.П. Токмаковой «Порт “Потом”» начинается с вопросов: «Вся эта история называется «Порт «Потом». Почему это у порта такое смешное название? Почему пароходы должны отправляться из него «потом», а не «сейчас» ? Ну, а если кто-нибудь захочет уехать пораньше?»

Это лишь первый шаг к тому, чтобы заинтересовать читателя. Затем автор, предугадывая следующие вопросы юных читателей, не спешит на них отвечать, а показывает главного героя. Так создается впечатление, что автор «слышит» вопросы читателей, но развивает новую сюжетную линию для завязки «интриги»: «Вы только не спешите. Сначала познакомьтесь с мальчиком, которого звали Тан Сяо-си» [5]. Далее, чередуя

повествование, описания и рассуждения, автор вводит новые действующие лица, переносит читателя в сказочный мир и незаметно предлагает подумать о необходимости организованности и трудолюбия с раннего возраста.

Оргяяичиостиьпроизведения выражает его целостность, целесообразность, подчинение единой коммуникативной цели. Органичность определяется единством формы и содержания, единством темы, то есть той основной мысли, которая служит стержнем содержания, единством метода изложения, единством стиля или определённого их сочетания. В повествовательном тексте органичность достигается на основе последовательности изложения, в описательном — принятой схемой описания, в объяснительном — в единством используемых логических операций. Органичность изложения является крайне важным качеством юношеского произведения, обусловливая и понятность, и интересность произведения. Так, произведения А.А. Лиханова отличает динамичный сюжет, но в то же время его работы четко структурированы и логически завершены. В повести «Те, кто до нас», вошедшей в роман «Русские мальчики», переплетаются несколько сюжетных нитей: трагедия городского доктора, потерявшего жену и сына; история семьи мальчика, от лица которого ведется повествование; отступление об африканских бабочках, а также события из жизни тылового города. Сюжеты объединяют тема любви к людям и рассуждение на тему «Что значит “любовь” и “нелюбовь” к людям». Произведение представляет собой чёткую сеть изоморфизмов — разных, связанных между собой сюжетов.

Примером органичности изложения в повествовательных произведениях служат и истории В. Воскобойникова из цикла «Жизнь замечательных детей», «Исповедь сына» В. Липского. Но даже в данных биографических произведениях сюжетные линии переплетаются с отступлениями, не теряя при этом структурности и логичности построения текста.

Убедительность произведения отражает такой результат воздействия на читателя, когда у него не возникает никаких сомнений относительно содержания и он полностью соглашается с высказываемыми положениями. Воздействие может быть или рациональным, ориентированным на думающего и критически воспринимающего текст читателя, или эмоциональным, ориентированным на веру в автора, на подчинение его чувствам и взглядам, авторитету. В приключенческом романе А.Б. Кердана «Крест командора» убедительность обусловливается изложением истории жизни великого мореплавателя Витуса Беринга. Завязка сюжета — случай из детства моряка — знакомит читателя с особенностями характера главного героя и вводит в атмосферу Северной Европы XVII—XVIII веков. Последующие события происходят в Российской империи петровских времен, ставшей для путешественника новой Родиной. События той эпохи описаны с достоверной точностью, с упоминанием ключевых персонажей той эпохи, предметов быта; достоверно прописана речь героев, их образы.

Э.мо^иояялб//ос7иьпроизведения связана с его насыщенностью различного рода эмпирическими данными, оценочными, критическими, спорными суждениями и мнениями, а также с проявлением к ним соответствующего отношения со стороны автора. Так, в рассказе «Вдвоём» В.Ф. Козлова описывается ситуация неудавшегося запуска самодельной ракеты: «Эту несчастную ракету Валерка с Вовкой Шошиным изобретали целый месяц. Потихоньку от всех. Хотели мир удивить. Мир не удивили, а класс переполошили здорово. Сделали маленький ракетодром, установили ракету, напичканную папиным порохом и еще всем, что может быстро воспламеняться, подвели от трех батареек ток, подключили будильник. Ракета должна сработать в точно заданный срок — в большую перемену. А чтобы ее не стащили, спрятали за классной доской. Вместо того чтобы сработать в большую перемену, ракета взяла да и сработала на уроке русского языка. Сначала звякнул будильник, потом грохнуло так, что побелка с потолка посыпалась. Шипя и отплевываясь огнем и вонючим дымом, ракета запрыгала по полу как очумелая. Что тут было!..» В этом отрывке автор при помощи эмоциональных средств передаёт неудавшийся опыт героя. При этом мнение о герое и его поступке автор выска зывает не прямо, а показывает, используя знаковые средства воздействия. В частности, процесс «сработки» ракеты описывается натуралистично, с помощью художественных образов.

Регистр языковых знаков, создающих особое качество текста — его эмотивность, разнообразен. Это, в частности, специфические функциональные средства (суффиксы, эмоционально-оценочная лексика, эмоционально-оценочные экспрессивные структуры), а также паралингвистические средства, которые функционально зависимы от языка, употребляются в контексте конкретного речевого акта и направлены на передачу конкретной эмоциональной реакции (Арутюнян, 2008). Лауреат премии имени А. Грина 2012 года прозаик В.Ф. Потанин пишет в реалистическом жанре, но благодаря использованию лексических средств выразительности создает в сознании читателя эмоционально-воздей-ствующие образы. Оживляет повествование в произведениях В. Потанина использование таких лексических средств, как, например, олицетворение пейзажей и природных явлений, контраст между литературной, насыщенной образами авторской речью и «естественными» диалогами. В качестве примера приведем несколько эмоционально сильных метафор из повести В.Ф. Потанина «Ожидание моря»: «оживало сердце», «Море? Что море... Просто вода. Синяя вода. Да и та отлиняла». Данные средства помогают читателю понять настроение героини, неоднозначное поведение главной героини и других персонажей повести.

Использование эмотивной лексики способствует составлению психологического портрета персонажа, особенностей его характера. Эмоциональность повести «Ожидание моря» усиливается натуралистичностью описания чувств и ощущений героини: «Сердце болело ночами. Вздрогнет, сожмется и снова вздрогнет, а потом — боль, немеют ладони, и — страх смерти, такой близкой, возможной, что выступали слезы».

Усиление эмоциональности формирует другое качество произведения — экспрессивность. А.А. Гречихин считает, что экспрессивность отражает способность произведения активно влиять на чувства читателя. Многие исследователи счита ют, что экспрессивность и эмоциональность - взаимосвязанные, но разные качества произведения. Считается, что, если эмоциональность направлена на чувства читателя, то экспрессивность относится к средствам выражения авторского отношения к описываемым событиям. Так, например, И.В. Арнольд выделяет в экспрессивности знака такое качество, как интенсивность выражения внутреннего состояния автора. При этом эмоциональное усиление может и не быть образным (Арнольд, 1975). У В.Ф. Потанина в произведениях преобладает натуралистичность описания мыслей и чувств героев над образностью, но данный прием усиливает экспрессивность и выразительность произведения, например, в следующем фрагменте из повести «На чужой стороне»: «Глаза его сделались еще больше, в них забился, задергался огонек. Отломил у сирени мертвые засохшие веточки, опять в сердцах прикусил губу. Сирень он очень жалел. Эти кусты посадила мать перед смертью, посадила для памяти. Она выкопала сирень в колхозном саду, сама принесла, сама поливала: “Умру, так добром помяните”. И вот кусты ее погибали от жары, задыхались и были обречены. Веня взглянул на них прощально и покачал головой».

Кроме рассмотренных внелогических качеств, средством привлекательности литературы для юношества служат и внешние средства воздействия на сознание читателя. Рассмотрим в этом ключе специфику изданий писателей, победивших в премии А.С. Грина.

Повесть «Чучело» В.К. Железникова с момента написания в 1981 году неоднократно переиздавалась. Все издания иллюстрированы и являются привлекательными для читателей среднего и старшего возраста. Самое новое издание — 2013 года, оно входит в серию «Планета детства» издательства «Астрель». Эту книгу можно назвать высококачественным изданием: печать выполнена на мелованной бумаге, шрифт крупный, иллюстрации художницы Е. Муратовой реалистичны и помогают в «оживлении» созданных автором образов. Книга адресована детям среднего школьного возраста, поэтому иллюстрации реалистичного типа более уместны, чем абстрактные.

Произведения А.А. Лиханова - три повести, составляющие роман «Русские мальчики» и роман «Мужская школа» — изданы образовательным культурным издательским центром «Детство. Отрочество. Юность». Книги этого издательства отличают качественная бумага и печать, цветные иллюстрации и крупный шрифт.

Детское издательство «Речь» (г. Санкт Петербург) специализируется на издании сказок, оказывающих психологическое воздействие. Издательство выпускает сборники сказок, составленных психологами, работающими в издательстве, и переиздает известные детские произведения. В их числе книга автора, ставшего лауреатом премии А.С. Грина в 2013 году, С. Вангели «Приключения Гугуцэ» в переводе В. Берестова. Книга предназначена для чтения взрослыми детям. Данное издание имеет большой формат — 60x90/8. Иллюстрации, выполненные художником Б. Диодоровым, крупные, реалистичные, красочные. Книга обязательно понравится целевой аудитории — детям дошкольного и младшего школьного возраста — не только по содержанию, но и по внешнему виду.

Произведения С.В. Лукьяненко нацелены на более взрослую читательскую аудиторию, чем книги других лауреатов премии А.С. Грина. Это молодежь 15—17 лет и взрослое поколение читателей. Книги С. Лукьяненко оформлены более сдержанно по сравнению с изданиями других лауреатов. Серия «Лукьяненко (кино)» издательства «АСТ» в частности, включает книги «Звездная тень» (2013), «Звезды — холодные игрушки» (2008), «Рыцари сорока островов» (2010) и другие. Они выпускаются в твердой лакированной обложке, оформление которой выполнено в фантастическом и мистическом стиле, привлекательном для юношеской аудитории. Но иллюстраций нет, размер шрифта средний, качество бумаги низкое (используется газетная или офсетная бумага), что является недостатком изданий, поскольку через несколько лет перечитывать книги на низкокачественной бумаге будет затруднительно.

Эстетика книжного издания отражает содержание произведения средствами книгопроизводства, и внешние средства книги призваны помочь автору воплотить его духовный замысел в действительность. Внешняя эстетика книги должна соответствовать ее внутренним эстетическим средствам, дополнять содержание, привлекать читателей, положительно воздействовать на их чувственное восприятие, являться мотивирующим средством к прочтению.

Изучая специфику эстетической организации произведений современной литературы для детей и юношества, удостоенных премии Александра Грина, мы выяснили, что наличие романтической составляющей в художественном произведении способствует мотивации к чтению среди современной молодёжи и подростков. Романтизм в литературе в современном представлении проявляется в противоречии двух миров — вымышленного и обыденного. Данное утверждение объясняет и особую популярность жанра «фэнтези» и «фантастика» среди молодого поколения. Интеллектуальное, эстетическое и эмоциональное воздействие на сознание читателя производится благодаря внелогическим качествам текста.

Таким образом, выявление и изучение внутренних и внешних средств воздействия премиальной книги поможет в дальнейшем изучении проблемы снижения интереса к чтению среди современной молодёжи и поиске методов её решения. Тем самым литературная премия выступает как один действенных из механизмов развития книжной культуры.

РАЗДЕЛ IV

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ

  • [1] СайтРоссийской книжной палаты [Электронный ресурс]. — URL: http:// www.bookchamber.ru/content/stat/statinfo.html (дата обращения 15.02.2014). 2 http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/3042
  • [2] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_155756/
  • [3] Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М: Государственное издательство иностранных и русских словарей, 1953. 2 Белинский В. Поли. собр. соч.: В 13 т. - М.: АН СССР, 1953—1959. -Т. 7.-С. 145-146. 3 http://feb-web.ru/FEB/LITENC/ENCYCLOP/lea/lea-0171 .htm
  • [4] Токмакова И.П. Аля, Кляксич и другие //Аля, Кляксич и буква «А». — М.: Омега, 2011. — С. 11. 2 Г. Пряхин. Сон//День и час. Роман, повести, рассказы. — М.: Советский писатель, 1989.- С. 448. 3 Там же, с. 441.
  • [5] Токмакова И.П. Аля, Кляксич и другие, с. 475.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >