Редкая книга в контексте национальных культур

Изучение в России редких книг кириллической печати XVI-XVII вв. (Л.В. Краснова)

В настоящее время в России усиливается внимание к её историческому и культурному наследию, в том числе к роли книги, которая всегда являлась источ

ником закрепления, сохранения и передачи духовных ценностей одного поколения другому. 2014 г. в Российской Федерации объявлен Годом культуры. Важной составляющей частью культурного наследия являются памятники истории и культуры, в том числе редкие и ценные книжные издания. 1 марта 2014 года исполнилось 450 лет со дня выхода первой печатной точно датированной отечественной книги Ивана Федорова «Апостол» 1564 г., отпечатанной в типографии Московского печатного двора. Чем больше отдаляется время выхода первенца государственной типографии, тем весомее и рельефнее предстает перед книговедческим сообществом значимость этого события для развития национальной культуры, влияния книжных памятников на жизнь и судьбу общества и отдельного человека.

Важнейшей задачей библиотек и других книгохранилищ страны является сохранение книжных памятников, книжных коллекций, ценных и редких книг, получивших официальный юридический статус в законодательных актах. Самыми крупными держателями фондов книжных памятников являются ведущие библиотеки Москвы и Санкт-Петербурга: Российская государственная библиотека, Российская национальная библиотека, Библиотека Российской академии наук, Россий ская государственная библиотека по искусству, Научная педагогическая библиотека им. К.Д. Ушинского, Государственная публичная историческая библиотека, а также центральные государственные архивы, музеи, научно-исследовательские институты системы Академии наук и университеты. Обеспечение сохранности книжных памятников в регионах входит в функции местных Центральных научных библиотек.

Аналогичная работа ведется и в странах СНГ. Например, Центральная научная библиотека (ЦНБ) Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан обладает уникальной коллекцией книжных памятников. По решению Методического и Учёного совета в 2003 г. в ЦНБ был создан фонд редких книг, рукописей и национальной литературы в целях усиления сохранности раритетов и оперативного обслуживания потребителей. Значительный массив ретроизданий включает около 70 тыс. экземпляров. Целенаправленная и многоаспектная деятельность ЦНБ в направлении обеспеченности сохранности книжных коллекций выдвинула библиотеку в число ведущих организаций в данной деятельности. Таким образом, ЦНБ стремится передать будущему казахскому обществу целостные и систематизированные собрания книжных памятников, имеющих национальную историко-научную ценность (Езмахунова, 2009, с. 26.).

В 2000 г. начала действовать Национальная программа сохранения библиотечных фондов Российской Федерации (в настоящее время «Культура России»), в которой выделена специальная подпрограмма «Книжные памятники РФ». Термин «книжный памятник» (традиционно «редкая книга») введен в широкий научный оборот Государственной библиотекой СССР им. В.И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека) в середине 1980-х гг. В дальнейшем этот термин официально был закреплен в Федеральном законе №119 «О внесении изменений в Федеральный закон “О библиотечном деле”», принятом в июне 2009 г. Согласно принятому закону к книжным памятникам относятся «рукописные книги и печатные издания, которые обладают выдающейся духовной, материальной ценностью, имеют особое историческое, научное, культурное значение и в отношении которых установлен особый режим учёта, хранения и использования» (Хахалева, 2009, с. 8). При Кировской ордена Почёта государственной универсальной областной научной библиотеке им. А.И. Герцена (КОУНБ) успешно действует Региональный центр по работе с книжными памятниками. Материалы центра о книжных памятниках Кировской области представлены в Интернете (URL: htpp://old.herzenlib.ru/ rkindex.php/).

Наиболее ценной и значимой частью в фондах редких книг библиотек и других держателей фондов являются коллекции старопечатных кириллических изданий.

Исследование деятельности первопечатника Ивана Фёдорова и его последователей (преемников), описание первых русских печатных книжных памятников, изучение сохранившихся в них читательских записей наиболее полно отражены в работе научных конференций под общим названием «Фёдоровские чтения» и одноименных сборниках. История Фёдоровских чтений имеет глубокие корни, и в ней можно выделить несколько этапов.

Почти 90 лет назад 25 декабря 1933 г. в Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина состоялось торжественное заседание, посвящённое 350-летию со дня смерти первопечатника Ивана Фёдорова. Затем в конце 1950-х — начале 1960 гг. в Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина прошло несколько Фёдоровских чтений (1959, 1960, 1961, 1964). Все они были посвящены истории раннего русского книгопечатания и актуальным проблемам истории книжного дела. В последующие годы традиция проведения ежегодных Фёдоровских чтений была нарушена. В апреле 1973 г. дирекцией Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина было принято решение о возобновлении и проведении Фёдоровских чтений (Батхина, 1973, с. 102.). В период с 1973 по 1986 г. Фёдоровские чтения проходили почти ежегодно. По итогам Фёдоровских чтений, проведённых в данный период, было выпущено 11 одноименных сборников статей. Все они издавались под грифом Научного совета АН СССР по исто рии мировой культуры, а начиная с 1979 г. их выпуск осуществлялся издательством «Наука», где вышло семь сборников.

Фёдоровские чтения объединили широкий круг специалистов, изучающих книгу и книжное дело, в том числе и исследователей из российских регионов. Вятские исследователи истории и становления местного книжного дела неоднократно участвовали в работе конференций. Так, в 1983 г. Е.Д. Петряев, известный библиофил, краевед, посвятивший много книг и статей изучению судьбы редких книг и их владельцев Сибири, Урала и Вятской земли, выступил с докладом «Издания Ивана Фёдорова на Вятской земле». Он сообщил о бытовании и распространении первых печатных книг Ивана Фёдорова, в том числе и Апостола 1564 г., на территории Вятского края. В результате изучения местных краеведческих материалов, сообщений в вятских газетах дооктябрьского периода и современных публикаций, каталогов региональных библиотек он проанализировал историю появления на Вятской земле Апостола 1564 г. и Острожской Библии и их дальнейшую судьбу. Попадали эти издания и в среду крестьянства. Так, экземпляр Апостола 1564 г. был приобретен известным математиком Н.В. Лобачевским в 1830 г. у вятского крестьянина Ивана Никонова. Лобачевский заплатил за редкую книгу 45 рублей серебром. Книга была приобретена для Казанского университета, где Н.В. Лобачевский в то время исполнял обязанности ректора и библиотекаря. В настоящее время книга находится в фондах университетской библиотеки. Были известны в Вятке и другие экземпляры Апостола «древней печати». Вятский архиепископ Агафангел (Соловьев) (1812-1876), как сообщали «Вятские епархиальные ведомости» (1865 г.), оставил в Вятке экземпляр Апостола 1564 г. Но эта книга затерялась. В дальнейшем издания Ивана Фёдорова бережно сохранялись в среде старообрядцев (Петряев, 1986. с. 212).

Во второй половине 1980-х годов Фёдоровские чтения перестали проводиться. Новый этап возрождения научных конференций начался в конце 2002 г. по инициативе Комиссии по истории книжной культуры и комплексному изучению книги Научного совета РАН «История мировой культуры». В

2003 г. были проведены Фёдоровские чтения, посвящённые двум знаменательным датам: 450-летию русского книгопечатания, так как примерно 1553 г. датируется наиболее раннее издание Анонимной типографии в Москве, а также 275-ле-тию издательской деятельности Академии наук. Следующие Фёдоровские чтения прошли в 2005, 2007, 2011 гг.

Все эти научные конференции не просто объединили исследователей, изучающих различные аспекты истории книги, в том числе книжные памятники. Важно, что они способствовали продолжению традиций лучших отечественных книговедов. В последние десятилетия появилось немало научно-исследовательских работ, расширивших рамки исследований по выявлению и изучению книг кириллической печати. Среди них фундаментальные монографические труды Е.Л. Немировского: серия монографий под общим названием «История славянского кирилловского книгопечатания XV — начала XVII века», энциклопедия «Иван Фёдоров и его эпоха», которая была издана в 2007 г. Широкому кругу специалистов и обычных читателей хорошо известны его многочисленные исследования по истории славянского книгопечатания, книговедению, монографий о Франциске Скорине, Иоганне Гуттенберге, Швайпольте Фиоле и др., в том числе переведенных и изданных за рубежом (Глебова, 2009, с. 16).

Е.Л. Немировский — один из крупнейших специалистов в области изучения истории книжной культуры. В течение нескольких десятилетий доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Научного центра исследований истории книжной культуры РАН при НПО «Издательства “Наука”» и Российской государственной библиотеки, член корреспондент РАЕН и Черногорской Академии наук, Е.Л. Немировский возглавлял работу по подготовке Фёдоровских чтений, посвящённых исследованиям в области славянского книгопечатания. Учёный был не только организатором Фёдоровских чтений, но и активным и постоянным участником этих научных конференций. Его труды о жизни и деятельности русского просветителя и первопечатника Ивана Фёдорова, о его роли в развитии культуры и просвещения

России, Украины и Беларуси широко известны как в нашей стране, так и в странах ближнего и дальнего зарубежья. Наиболее перспективным путем дальнейшего изучения изданий Ивана Фёдорова Е.Л. Немировский видит в разыскании новых, неучтённых экземпляров старопечатной книги, их подробном описании, изучении сохранившихся в них записей, «чтобы каждый из дошедших до нас экземпляров был описан тщательно и подробно» (Немировский, 2005, с. 148).

Основные вопросы, связанные с началом книгопечатания, социальной функцией книги, изучением уровня взаимодействия общества с книгой, её книгораспространением в Московском государстве, подробно изучены и освещены в работах известных книговедов и историков книжного дела: М.В. Ундольского, И.П Каратаева, М.Н. Тихомирова, Т.Н. Протасьевой, А.С. Зёрновой, И.Е. Баренбаума, Е.Л. Немировского, И.В. Поздеевой, В.Л. Владимирова, М.В. Кукушкиной, А.А. Говорова, Т.Г. Куприяновой и др. Однако подавляющее большинство опубликованных работ посвящены исследованию книжного дела в столицах России — Москве и Петербурге, а провинциальному книжному делу отводятся лишь отдельные страницы, иногда и отдельные строки (Фролова, 2005, с. 629). Вместе с тем провинция также обладает уникальными книжными памятниками. Однако история развития провинциального книжного дела, воссоздание репертуара книг, изучение редкой книги в провинции остаются недостаточно исследованы. Упомянутый выше известный кировский писатель, учёный, краевед и библиофил, много сделавший для изучения местной книжной культуры, Е.Д. Петряев ещё в 70-е годы XX в. писал о необходимости серьёзного и неотложного изучения регионального книжного дела, о том, что «вклад провинции в нашу культуру до сих пор с должной полнотой не учитывался» (Петряев, 1978, с. 250), что остаётся справедливыми и актуальным и в условиях наступившего века. Для создания полной и всесторонней истории отечественного книжного дела изучение провинциальной тематики в качестве равноправного компонента книжной культуры России является актуальным.

Книжные и литературные связи центра и провинции, которые стали складываться в период становления Московского государства, сыграли важную роль в сохранении и укреплении книги как главного хранителя культурных традиций. С расширением границ Московского государства во время царствования Ивана IV Грозного и присоединением Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханства шло расширение деятельности церкви. Первыми очагами культуры, в том числе и книжной, стали монастыри. Они сыграли ведущую роль в создании, распространении и использовании книжной продукции. Именно здесь начинали закладываться и формироваться книжные традиции.

До начала книгопечатания основными центрами по созданию рукописных книг, сохранению и распространению памятников письменности на территории Руси в Московском государстве были монастыри. Весомый вклад в развитие и сохранение отечественной книжной культуры внесли провинциальные монастыри и церкви, воздвигнутые ещё до татаро-монгольского нашествия, например, в Великом Новгороде, Владимире, Смоленске, Суздале, Ярославле, Рязани и др. На севере крупнейшими книжными собраниями издревле славились Соловецкий, Антониево-Сийский, Николо-Корельский монастыри. Известны своими книжными традициями новгородские монастыри Антониев, Юрьев и Хутынский. При монастырях создавались скриптории, в которых осуществлялось писание книг, велась имущественная и ведомственная документация, собирались, хранились и использовались для чтения древние книги. Кроме переписки книг непосредственно в монастырях, источниками комплектования монастырских библиотек были пожертвования и вклады представителей самых разных слоёв населения, включая крестьян и дворовых людей (например, в Соловецком монастыре при описи 1692 г. в результате вкладов поступило 787 книг от 212 человек, среди них были цари Иван Грозный, Фёдор Иванович, Борис Годунов, Василий Иванович Шуйский и Михаил Фёдорович, патриархи Филарет, Иоасаф, Адриан, Никон, митрополиты Макарий, Исидор, а также Д.М. Пожарский,

М.В. Скопин-Шуйский, Сильвестр и др.). Монастырские библиотеки пополнялись также за счёт покупки книг и книгообмен (Книга: Энциклопедия, 1998, с. 422).

Появление печатной книги в Московском государстве было обусловлено общественно-политической обстановкой в стране, направленной на укрепление политической и церковной власти. Провинциальные монастыри продолжают занимать особое место в формировании интеллектуальной и духовной жизни провинциального общества. Так, в Кирилло-Белозёрском монастыре, основанном в 1397 г. на берегу Сиверского озера (ныне в черте г. Кириллов Вологодской обл.) в XV в. была богатейшая библиотека. Настоятель его в те годы Кассиан дважды ездил в Константинополь «ради церковного исправления» рукописей и поощрял переписывание книг (Кнабе, 1999. с. 5). В описи книг библиотеки XV в. — это самый старый, дошедший до нашего времени русский библиотечный каталог — значилось 212 книг. Книжный репертуар этого монастыря был разнообразным. Наряду с духовно-богословской литературой в монастырской библиотеке имелись сочинения древнегреческих авторов и восточных отцов церкви. Библиотека Иосифо-Волоколамского монастыря — одного из крупнейших книжных центров на Руси, основанного в 1479 г. Иосифом Волоцким, по описи 1573 г. насчитывала 1150 книг, из которых 32 печатных (Кукушкина, 1999, с. 100).

На территории Вятского края история книжного дела также имеет богатые и давние традиции, которые уходят в далёкие времена (История города Кирова, 1974, с. 16), когда современный город Киров носил сначала древнее название Хлынов, а позднее в связи с реформами Екатерины II в 1780 г. был переименован в Вятку (там же, с. 27). В 1489 году Вятская земля была присоединена к Московскому государству (Вятский край на рубеже столетий, 2002, с. 10), что способствовало росту ремесленного производства, расширению торговых и культурных связей с Москвой, Нижним Новгородом, Архангельском, Казанью, городами Поморья, Поволжья, Урала и Сибири. Вместе с другими товарами попадали в Вятку и первые печатные книги.

Вятская земля, несмотря на отдалённость от столицы, уже в те времена отличалась развитой книжной культурой. Как и в других регионах Московского государства, в древнем Хлыно-ве основными центрами формирования культуры были монастыри, в которых сосредоточивалась книжность. Раньше других на территории города был основан мужской Успенский монастырь в 1580 г. игуменом Трифоном и потому именуемый Трифоновым (История города Кирова, 1974, с. 17). В 1656 г. в Хлынове была организована Вятская и Великопермская епархия. Со второй половины XVII в. начинается строительство каменных церковных храмов. В 1683 г. в Трифоновом монастыре был воздвигнут величественный Успенский собор.

Библиотека Трифонова монастыря насчитывала значительный фонд книг. В 1601 г. была составлена опись Успенского монастыря города Хлынова. Это один из важнейших актовых источников, который фиксирует книги как одну из главных ценностей, имеющихся в монастыре. В 1902 г. эта опись была опубликована местным учёным и краеведом А.Н. Верещагиным в издании «Вятский Успенский монастырь при преподобном Трифоне: По подлинному документу 1601 г.», отпечатанном в Вятской губернской типографии в 1902 году. В приводимой в издании А.Н. Верещагина описи содержится информация о монастырских книгах, указаны отдельные сведения о читателях, особенностях функционирования библиотеки. Это издание имеется в краеведческом отделе Кировской областной научной библиотеки им. А.С. Герцена.

В описи Трифонова монастыря 1601 г. упомянуто 120 книг, в том числе 21 старопечатная кирилловская книга. Большинство печатных книг использовались для богослужения: Два евангелия напрестольных в десть; Два евангелия толковых в десть; Два апостола в десть; Служебник в полдесть; Две триоди в десть; Шестодневец в десть; Две псалтыри в десть; Три псалтыри в полдесть; Два часовника в четверть; Библии в десть. По мнению Е.Л. Немировского, это, несомненно, острожское издание, так как других славянских печатных Библий «в десть» (то есть в лист) в конце XVI в. еще не было (Немировский, 2005, с. 94). Кроме литургических книг в описи отмечены две азбуки, представляющие учебную книгу, и Книга Василия Великого.

По содержанию старопечатные книги Трифонова монастыря по сохранившейся описи можно распределить по следующим группам: литургические, то есть предназначенные для отправления церковных обрядов; книги религиозные, но не литургические, а предназначенные для чтения и изучения вне церкви; книги не церковного содержания, направленные на духовное совершенство монахов. В количественном отношении 21 печатное издание середины XVI — начала XVII в. распределяется следующим образом:

  • — книг литургических, или церковнослужебных, 18 или 86%;
  • — книг религиозного содержания, но не литургических 1 или 4,7%;
  • — книг не религиозного содержания 2 или 9,3%.

Среди печатных книг в описи библиотеки монастыря преобладали старопечатные книги Московского печатного двора. Были в собрании библиотеки литовские и украинские издания разных типографий: Часовник, Служебник (типография Мамоничей), «Шестодневец в десть», или Октоих (Вильно, типография М.В. Гарабурды, 1582). На Украине была издана Библия, отпечатанная Иваном Фёдоровым в 1581 г., как это указано на титульном листе всех экземпляров, вышедших в Острожской типографии, и книги Василия Великого «О постничестве» (Острог, 1594). Две азбуки могли быть изданы как на Украине, так и в Вильне. Наличие в библиотеке монастыря изданий украинских и литовских типографий подтверждает мысль, что в начале книгопечатания русско-украинские связи активно развивались.

В книжном хранилище Трифонова монастыря были собраны издания, относящиеся к истокам зарождения книгопечатания в Москве, Украине, Вильно. Главенствующая роль здесь принадлежала богослужебным изданиям, которые обеспечивали полноту и правильность церковного богослужения: Апостол, Евангелие, Минеи, Псалтырь, Триодь, Часослов, Шестоднев. Были представлены старопечатные книги для священнослужителей — Служебник. Кроме книг для литургического чтения в библиотеке монастыря имелись издания для «богоугодного» чтения, для постижения сложных вопросов сущности веры и богословия, а также учебные.

Основу коллекции книг кирилловской печати XVI в. представляла продукция Московского печатного двора. В Москве во второй половине XVI в. было осуществлено 18 изданий, из них 7 было отпечатано в Анонимной типографии (ок. 1555 — ок. 1568). Начало книгопечатания в Москве датируется около 1553 г. и связано с Анонимной типографией. Она получила такое название потому, что в семи известных изданиях этой типографии отсутствуют выходные сведения: не указано место, время и кто их печатал.

Преемником Анонимной типографии стал Московский печатный двор, или по первоначальному названию типографии «друкарня». Здесь Иван Фёдоров и Пётр Тимофеев Мстиславец выпустили первую точно датированную русскую печатную книгу «Апостол», над которой трудились почти год - с 19 апреля 1563 г. по 1 марта 1564 г. Последняя дата стала официальным началом книгопечатания на Руси.

Основным документальным источником о деятельности первопечатников являются послесловия в изданиях «Апостола», вышедших в 1564 и 1574 гг. В подробном послесловии «Апостола» 1564 г., написанным Иваном Фёдоровым, называются причины, вызвавшие необходимость выпуска печатных книг: расширение территории государства, увеличение числа церквей, неисправность текста рукописных книг. Здесь же указаны приведённые выше сведения о точной дате начала печатания книги и его завершения. С выхода «Апостола» начинается деятельность первой русской государственной типографии. Она находилась в Китай-городе на Никольской улице с левой стороны, если идти от Никольских ворот Кремля. Русский первопечатник Иван Фёдоров выпускал главным образом книги религиозного содержания, что во многом определялось особенностями той эпохи и давними традициями изготовления рукописной книги на Руси. Первопечатные кириллические книги в основном использовались для литурги ческих надобностей, и с начала книгопечатания государство и церковь осуществляли строжайший контроль над выпуском всей печатной продукции, чтобы покончить с искажениями в канонических текстах.

После отъезда Ивана Фёдорова из Москвы типографское дело продолжили его последователи: Никифор Тараси-ев (Книга: Энциклопедия, 1998, с. 627), Андроник Тимофеев Невежа, Иван Андроников Невежин (там же, с. 441).

Постепенно налаживается печатание книг, расширяется книжный репертуар, начинают выходить книги светского содержания. В XVII вв. Московским печатным двором было выпущено 483 названия книг (Киселев).

Распространением книг занималась Книгохранительная палата, где собирались отпечатанные книги. Отсюда печатная продукция отправлялась в книжные собрания монастырей, церквей и немногочисленные библиотеки государственных учреждений и частных владельцев. Продукция Печатного двора попадала и на московские рынки, раздавалась для продажи торговым людям в ряды. В функции Московского печатного двора входило распределение книг по российским городам, в библиотеки монастырей и церквей. «Зимой по санному пути снаряжались обозы, груженные осиновыми коробами с упакованными в них книгами. Груз сопровождали специально выделенные люди, которых называли «трубниками». Книги везли в Ярославль, Казань, Псков, Владимир, Енисейск и другие города. Всего их насчитывалось восемьдесят. Часть книг в принудительном порядке рассылалась по монастырям и церквям по присланным заранее «памятям» — заказам». Приобретались книги и через розничную продажу в книжной лавке на Никольской улице, в торговых рядах. Покупателями были представители самых различных чинов и званий: представители духовенства, бояре, служилые люди, крестьяне (Пушков, 2005. с. 360). Таким образом, в провинцию книга попадала как через централизованные поставки, так и привозилась частными лицами.

Первые печатные кириллические книги, появившиеся на Вятской земле, были книги русского первопечатника Ивана

Фёдорова. Он печатал книги в четырёх типографиях — в Москве, Заблудове, Львове, Остроге. Самым распространённым изданием Ивана Фёдорова была Острожская Библия, первое полное печатное издание церковнославянской Библии, напечатанное в 1580-1581 гг. в Остроге. На Вятской земле в тот период достаточно широко были известны не только московские, но и украинские и литовские старопечатные издания кириллической печати.

Изучение письменных и печатных памятников библиотек монастырей позволяет создать общую картину формирования и развития провинциального книжного дела в начале XVI в. в Московском государстве. Это время одновременного бытования рукописной и печатной книги. По мере накопления книг в библиотеках монастырей совершенствовались методы хранения и использования книжных памятников, назначались книгохранители библиотек, которые следили за порядком в книгохранилищах, расширялся круг читателей. В отдалённых от центра глухих провинциях монастыри были основными культурными центрами. Роль монастырских библиотек велика, так как в них создавались, сосредоточивались и сохранялись выдающиеся памятники отечественной книжности, которые в наше время являются весомой частью культурного наследия страны и охраняются государством. В начале XVI в. печатная книга, поступая в монастырские библиотеки, используется одновременно с рукописной, постепенно вытесняя её, так как для вновь открывающихся церквей нужны были богослужебные книги в большем количестве, чем их могло дать рукописное производство.

На Вятской земле, как и в других российских епархиях, православная церковь всегда старалась укреплять в народном быту сознательное религиозное чувство, поддерживать нравственные устои церковными проповедями, беседами, поучениями и, конечно, духовным просвещением через печатное слово. В течение второй половины XVII в. и всего XVHI в. по всей стране и на территории Вятского края шел процесс замены старопечатных книг церквей и монастырей новыми изданиями. Со второй половины XVIII в. основной средой бытования старопечатных книг является старообрядчество. Исчезая из книжных собраний монастырей и церквей, книги эти продолжали бережно храниться староверами, переходя из рода в род. Именно так дошло до нас большинство старопечатных изданий, хранящихся сейчас в государственных собраниях г. Кирова.

Собрание старопечатных книг кириллической печати XVI-XVII вв. в фондах библиотек и музеев г. Кирова насчитывает 110 единиц хранения. Редкие книги оказались рассредоточены по нескольким хранилищам. Старопечатные книги находятся в хранилищах Кировского областного краеведческого музея (КОКМ) — 11 экземпляров, Кировского областного художественного музея им. В.М. и А.М. Васнецовых (КОХМ) — 5 экземпляров, библиотеке Вятского государственного гуманитарного университета (ВятГГУ) — 2 экземпляра. Большая часть книжных памятников хранится в фонде редких книг Кировской областной научной библиотеки им. А.И. Герцена, где собрана обширная коллекция книгопечатной продукции украинских, белорусских, русских типографий второй половины XVI-XVII вв. Всего фонд библиотеки насчитывает 92 экземпляра.

Подробное описание имеющихся в местных хранилищах редких старопечатных книг отражено в «Сводном каталоге книг кириллической печати XVI - XVII веков в фондах библиотек и музеев г. Кирова» (далее «Сводный каталог»), изданном Кировской областной научной библиотекой им. А.И. Герцена (Сводный каталог, 2004, с. 96). В «Сводном каталоге» собраны воедино сведения обо всех имеющихся в настоящее время в государственных собраниях г. Кирова книжных памятниках второй половины XVI—XVII вв. кириллической печати. Шесть экземпляров редких старопечатных книг отпечатаны в XVI в. Это 4 экземпляра Острожской Библии 1581 г., изданные Иваном Фёдоровым, «Апостол» (2-е изд.) 1592 г., который был отпечатан в виленской типографии К. и Л. Мамоничей (книга была подарена библиотеке в августе 1989 г. А.Д. Миловым из Казани.), «Октоих» 1594 г., вышедший в московской типографии Андроника Тимофея Невежи.

Коллекция из 104 экземпляров датируется XVII в. Большинство старопечатных книг XVII в., хранящихся в фондах библиотек и музеев г. Кирова, были отпечатаны в Москве. Это объясняется тем, что книгопечатание в Московской Руси до XVIII в. почти полностью было сосредоточено в столице. Продукция Московского печатного двора широко представлена в собрании (73 экз.) и составляет основу коллекции книг кириллической печати XVII в.

Кроме того, в собрании находятся экземпляры изданий западнорусских типографий: Клево-Печерской лавры (8 экз.), Львова (2 экз.), Могилёва (1 экз.), Вильно (2 экз.). Самые ранние издания западнорусских типографий XVII в. находятся в фонде редких книг Кировской научной библиотеки им. А.И. Герцена — это «Евангелие» 1600 г., вышедшее в Виленской типографии К. и Л. Мамоничей, и «Беседы Иоанна Златоуста на 14 посланий апостола Павла» 1623 г., отпечатанное в типографии Киево-Печерской лавры.

В собрании доминируют книги, предназначенные для общественных и частных богослужений. Это Псалтири (5 экз., из них 3 экз. с восследованием), Минеи служебные (6 экз.), Минея общая (1 экз.) и Минея общая с праздничной (1 экз.), Октоихи (3 экз.), Требники (8 экз.). Святоотеческая книжность представлена следующими изданиями: «Сборник из 71 слова» и «Беседы Иоанна Златоуста на 14 посланий апостола Павла». В коллекции есть экземпляр «Канонника», одна из важнейших книг для домашних молитв и чтения. Есть старопечатные книги, предназначенные для внецерковного чтения. Это Пролог (вторая половина) Московского печатного двора и «История о Варлааме и Иоасафе», напечатанная в 1680 г. в Верхней типографии Симеона Полоцкого.

Собранные воедино сведения обо всех имеющихся в настоящее время в государственных собраниях г. Кирова книжных памятниках второй половины XVI—XVII вв. кириллической печати дают ценную историко-культурную информацию о распространении и бытовании книги в регионе.

Самым распространённым изданием Ивана Фёдорова была Острожская Библия, первое полное печатное издание церковнославянской Библии, напечатанное в 1580-1581 гг. в Остроге. На сегодняшний день в литературе описано более 400 экземпляров знаменитой Острожской Библии Ивана Фёдорова (Немировский, 2005, с. 90.), которые находятся в библиотеках 31 страны мира (Гусева, 2003, с. 31). В фондах Британской библиотеки хранится экземпляр Острожской Библии, который был подарен Иваном Васильевичем Грозным английскому послу Дж. Горсею.

В кировских хранилищах 3 экземпляра Острожской Библии находятся в КОКМ и один в фонде редких книг научной библиотеки им. А.И. Герцена. Все экземпляры неплохой сохранности. Каждый экземпляр имеет переплёт, оправлен в доски, обтянутые истёртой кожей с тиснением. Экземпляр Острожской Библии, хранящийся в фонде редких книг Кировской областной научной библиотеки им. А.С. Герцена, имеет переплёт XIX в. На корешке тиснение «Библия». Застёжки не сохранились. Некоторые листы повреждены, подклеены папиросной бумагой, испачканы, потрёпаны, на них следы от затёков сырости, воска, углы в начале книги затёрты. Кроме того, в экземпляр вставлены листы с восстановленным от руки текстом, в точности копирующим шрифт (л. 37-48). Инициалы аккуратно наклеены на бумагу XVII века. Это свидетельствует о том, что книга активно читалась и бережно сохранялась.

Воссоздать культурно-исторический контекст бытования книжных памятников помогают читательские записи и пометы, содержащие фактический материал по истории формирования и бытования книжности в регионе. Большинство экземпляров содержат вкладные, владельческие, запродажные, дарственные записи, а также маргиналии на полях, отражающие отношение читателя к тексту. Эти записи содержат очень ценные сведения о целом ряде важных особенностей бытования старопечатных книг. Приведём несколько записей из экземпляров Острожской Библии, хранящихся в фондах Кировского областного краеведческого музея. Не все из них поддаются восстановлению, поэтому при сомнительном прочтении текста ставится вопросительный знак. Нерасшифрованные, смытые, стёртые слова заменяются многоточием в скобках.

Самая ранняя датируемая запись относится к 1614 г. на л. 2: «Лето 7122-го (1614) году июня в первый день», на л. 7 «Преставился Фёдор месица (!) сеньтября (!) 6 дня а помере 1836-го года», «1848 года 1 ноября куплена заплочено (!) 120 ...». На полях в начале книги пометы типа «зри».

На л. 60 на полях скорописью 18 в.: «Дурного не учи, дурного не плачь».

По л. 96-108 скорописью первой половины 18 в. (часть записи выцвела, стёрта): «Лета... 4-го сию книгу купил яз крестьянин... Остафин... епископа старца из монастыря Березины из женою своею Отафию с детками своими за своё отпущение грехов... и за предков своих которых... а бы ими ведал... а ему и с женою своею и с детками...».

На л. 180 (3-го сч.) «Сию книгу купил Остап и с женою своею Отафиею и с детьками своими за отпущение грехов ... (нрзб).

На л. 264 оборот скорописью 17 в.: «Року божия 1661 Даниил родился ... (нрзб) перед Рождеством Христовым двоими неделями того ро(ку) (сол)нце менилос у середу средопост(ную)...».

На л. 29 (3-го сч.) полууставом: «Иерея Феодора женился року: 1630; 1639 родился Иоанн; 1660: родился сын Илия: року 1684. Родился Иоанн.» На л.7: «Преставися Федор месица (!) сеньтября (!) 6 дня а помере 1836-го года».

При дороговизне писчего материала пустые страницы и поля первопечатных изданий использовались для записи памятных событий. Иногда здесь велась своеобразная семейная летопись. На страницах записывались даты рождения и «преставления» членов семьи.

Книги читались активно, о чём свидетельствуют многочисленные пометы, ссылки и замечания на полях и тексте. Одним из методов активной работы с книгой русского читателя предшествующего времени было стремление пополнять её. Иногда дополнения ограничивались внесением подстрочных или надстрочных текстов, обозначением глав, стихов, начал.

В некоторых случаях в книги вплетались достаточно объёмные дополнительные тексты, воспроизведённые от руки. Так, например, в экземпляре Острожской Библии из фонда Кировского областного краеведческого музея на приперелётном листе есть рукописная запись «Стих о покаянии».

Богослужебные книги использовались для обучения грамоте, что подтверждают читательские записи на них. Анализ записей свидетельствует, что данные экземпляры активно использовались не только в литургических надобностях, но и для обучения, домашнего и семейного чтения. Основной книгой, по которой шло обучение грамоте, была «Псалтирь». Эта книга выдержала наибольшее число изданий. В местном фонде редких книг хранится 2 экземпляра «Псалтири» (1632 и 1638 гг.). На одном из экземпляров этой книги, изданной на Московском Печатном дворе в 1638 г., имеется читательская запись скорописью: «Се аз Михайло учу книгу сию псалтырь а учит меня Алексей Матфеев сын Прядил(ь)щиков да выуча мне Алексею у него у Михаила в взят(ь) 2 алтын денга».

По записям можно проследить социальный состав читателей. В числе владельцев, вкладчиков и читателей книг, имена которых упомянуты в записях, есть представители самых разных социальных сословий русского обществаХУ1-ХХ вв.: царь и великий государь Алексей Михайлович, епископ Вятский и Великопермский Лаврентий Горка, земский староста г. Хлынова Иван Репин, именитый человек Строганов Григорий Дмитриевич, торговые люди, ремесленники, крестьяне. Из среды дворянства и духовенства книги постепенно переходили в руки средних и низших слоёв читателей.

На страницах старопечатных книг читатели делали пометы для памяти, записи назидательного характера: «Эту книгу кто будет читать без Розуму (!) тот заб(у)дит и верую», «Аще хоще-ши человече в сей книге разумети: Потщися всегда неленост-но в ней писание зрети», «Священника слушай, не испытуй и не осуждай, аще и грешен». Некоторые записи выходили на уровень сентенций и суждений: «Противящимся же писанию уст не отверзай: Мудролюбия же ищущим никако возбраняй». Читатели, фиксировали сведения о событиях, поразивших их воображение: «В 1742 году в зиме ходила звезда в нощи подобно яко с лучом или с хвостом а долго ...лучу яко аршин», Многие записи носили эмоционально-оценочный характер, выражали авторскую позицию: «В греческих служебниках этого нет и никогда не было». Особые пометы делались для исполнителей на певческих и литургических текстах. Например, записи в Псалтири с восследованием «Сей канон пой в четверток», «Сей канон пой в среду и в пяток», «Сей канон пой в субботу».

Записи на старопечатных книгах содержат ценные сведения о целом ряде важных особенностей её бытования, помогают осветить некоторые вопросы, касающиеся истории книги, её распространения, интереса к ней читателей, вообще жизни книги после её выхода в свет.Часто писавший использовал пустые листы, встречавшиеся в старинных книгах между отдельными главами, или пустые низы страницы в конце глав. Каждая из записей несёт определённый объём специфической информации и может послужить источником для дальнейшей разработки тем отечественной истории и истории культуры.

В собрании книжных хранилищ г. Кирова представлены все типы книг церковного круга, которые обеспечивали полноту и правильность церковного богослужения. Основная масса таких изданий относится к продукции Московского печатного двора. Кроме литургических книг, были издания для «богоугодного» чтения, для постижения сущности веры и богословия, а также учебная литература. Следует подчеркнуть, что деление старопечатных книг на функциональные группы достаточно условно. Учёные не раз отмечали синкретичный характер средневековой книги, так как любое издание этого периода могло «использоваться и как богоугодное чтение, и для учебных целей» (Поздеева, Пушков, Дадыкин, 2001, с. 12). В библиотеках и музеях г. Кирова хранятся уникальные по полноте экземпляры, книги с редкими владельческими записями, целый ряд физически редких изданий, дальнейшее научное изучение которых позволит не только реконструировать репертуар книг, бытовавших в Вятском крае, но и определить их научную и историко-культурную ценность, расширить и детализировать наши представления о духовной культуре местного населения, круге чтения и оперативности книгораспространения.

Подлинное знание национальной культуры невозможно без ясного и точного представления о книжных богатствах страны в разные периоды её развития и о влиянии книги на духовный мир читателя. «Сохранение культурного наследия представляет собой один из важнейших элементов самобытности и сознания людей и связывает общество с его прошлым. Информационное общество должно всеми соответствующими методами, включая перевод в цифровую форму, собирать и сохранять культурное наследие для будущих поколений»(Григорьев, 2004, с. 19).

В настоящее время стало возможным решать глобальные проблемы с выявлением и хранением книжных памятников в масштабах всей страны. На Российскую государственную библиотеку возложена функция федерального научного и методического Центра по работе с книжными памятниками страны. Одним из направлений деятельности в рамках подпрограммы «Книжные памятники Российской Федерации» стала работа по сбору, обработке и размещению информации на сайте РГБ (htth://kp.rsl.ru/index.pxp?f=195), которая по мере накопления регулярно выставляется на сайте РГБ. Это обеспечивает оперативное введение сведений в широкий научный оборот, позволяет составить целостное представление о книжных памятниках и значительно активизировать работу с ними. Рассматриваемые как самостоятельные историко-культурные объекты, старопечатные книжные памятники представляют особую общественно значимую, научную историко-культурную ценность и охраняются в таком статусе государством.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >