Православная книга в России: понятие, история, типология (Л.В. Баева, Л.А. Мосунова)

Полнота описания книжной культуры Казахстана и России недостижима без представления книг, в которых сосредоточен духовный

опыт народа, — книг религиозного содержания. Именно религиозная книга, являясь носителем фундаментальных ценностей, воплощает дух нации. Изуче ние истории религиозной книги в России, анализ базовых понятий «духовная книга», «православная книга», построение типологии данной книги важно для исследователей, обратившихся к феномену книжной культуры.

Понятие православной книги

Прежде всего необходимо осмыслить содержание понятий «православная книга» и «духовная книга». Отметим, что в книговедении отсутствует их чёткое определение. Отсюда возникает закономерный вопрос: как соотносятся эти понятия? В широком контексте они, как правило, взаимозаменяемы, однако по своей семантике синонимами не являются. Поэтому нам важно решить, тождественна ли православная книга духовной книге или духовная книга, как более широкое понятие, включает в себя и православную книгу. Ответ возможен на основе анализа толкований словарей и энциклопедий, а также представлений современных издателей о книгах подобного рода. Отметим, что в научном плане попытка дать определение понятию «православная книга» делается впервые.

Для выявления существенных признаков понятий «православная книга» и «духовная книга» мы обратились к справочным изданиям и провели анализ порядка десяти словарей и энциклопедий, авторами-составителями которых являлись филологи, философы, культурологи и религиоведы. Исторически закономерен следующий факт: в советском «Словаре книговедческих терминов» Е.И. Шамурина понятий «духовная книга» и «православная книга» нет (Шамурин, 1958). Однако и в других проанализированных нами источниках, изданных уже в постсоветское время, понятия «православная книга», «православная литература», «православное издание» и соответственно «духовная книга», «духовная литература», «духовное издание» отсутствуют. Поэтому, чтобы определить данные понятия, рассмотрим семантику однокоренных родственных слов: православие/православный и соответственно дух/духовность/духовный.

Мы проанализировали содержание понятий «православие/православный» в пяти толковых словарях русского языка: «Толковом словаре русского языка» под редакцией Б.М.

Волина и Д.Н. Ушакова (1996); «Русском толковом словаре», составители В.В. Лопатин, Л.Е. Лопатина (2002); «Большом толковом словаре русского языка», составитель и главный редактор С.А. Кузнецов (1998); «Толковом словаре русского языка», составители С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова (2001); «Большом академическом словаре русского языка» под редакцией Л.Е. Кругликовой (2011). Везде приводятся схожие по смыслу трактовки понятия «православие». В качестве примера дадим толкование по словарю С.И. Ожегова: Православие— одно из основных направлений христианства, вероисповедание, окончательно сложившееся в Византии в XI веке как восточнохристианская церковь (Ожегов, 2011, с. 577). Однако «Большой академический словарь русского языка» выделяет ещё одну значимую характеристику, подчёркивающую историческую связь с Россией: Православие- одно из главных направлений христианства, сложившееся в Византии и являющееся официальной религией в дореволюционной России (Большой академический словарь русского языка, 2011, т. 19, с. 450).

Что касается толкования определения «православный», в словарях приводятся два значения: 1. Прилагательное к «православие». Православная вера. 2. Исповедующий православие. Православный христианин. В качестве примера взята трактовка «Толкового словаря русского языка» под редакцией Б.М. Волина (1996, т. 3, с. 695). Следуя принципам логики, в понятие «православная книга» мы будем вкладывать смысл, определённый в первом значении: как прилагательное к «православие».

Немаловажно, что в справочниках по философии и культурологии даются наиболее развёрнутые трактовки, сущность понятий раскрыта глубже, чем в изданиях для широкого круга читателей, но в то же время под определённым углом. Трактовки философов и культурологов, приводимые в энциклопедиях, основываются на кальке с греческого языка: «православие» — «правая вера». Большое внимание уделяется русскому культурному архетипу. Примечательно, что в «Энциклопедии религий» (2008, с. 984) даже выделен термин «Православие русское» как часть мирового «вселенского» православия. Дан ные трактовки с позиции культурологии и религиоведения свидетельствуют о том, что наше государство исторически впитало в себя православную культуру как наследие Византии. Логично в этом ключе говорить и о православной литературе.

Можно заключить, что трактовки в изданиях для философов, культурологов и религиоведов не противоречат друг другу, но за основу удобно взять лаконичную характеристику толковых словарей. Однако прежде чем давать определение понятию «православная книга», важно разобраться с сущностью понятия «духовная книга», а также проанализировать взгляд современных издателей на этот вопрос.

Разные справочные издания дают различные интерпретации понятий «дух»/«духовность»/«духовный» и пр. Анализ трактовок в толковых словарях показал, что понятие «духовный» имеет несколько значений (в ряде изданий приводится до шести). В качестве примера приведём толкование, которое даёт«Болыпой академический словарь русского языка» (1998, с. 289).

Духовный — 1. Относящийся к духу, связанный с внутренним миром человека, его мироощущением, с проявлением его нравственных качеств. Духовное богатство. 2. Не имеющий физического, материального выражения; нематериальный, нетелесный. Духовное богатство. 3. Связанный с религией, церковью (противоп. светский). Книги духовного содержания. 4. Устар. Содержавший волеизъявление, завещание, наказ и т.п. Духовное завещание, духовная грамота.

По сути, с понятием «книга» можно соотнести все три первые трактовки понятия «духовный». Однако в этом случае определение не будет нести смысловой чёткости.

В упомянутых выше справочниках по философии, культурологии и религиоведению мы обнаружили ещё более широкую смысловую вариативность. Однако во всех трактовках можно выделить общее начало. «Духовный», прежде всего у философов, понимается как «нематериальный», «бесплотный». К примеру, «Современный философский словарь»предлагает разнообразные трактовки понятия «ду ховность» (2004, с. 209). 7. Нематериалъность, бесплотность; 2. Одухотворённость; наполненность духом творчества; творящим духом; 3. Процесс гармоничного развития духовных способностей человека. И это далеко не исчерпывающий перечень толкований по словарю.

В «Энциклопедии религий» мы выявили более конкретное понятие «Дух святой» (2008, с. 412):Дух святой- в христианстве — третья ипостась (лицо) Святой Троицы (Бога). Согласно учению древней церкви, выработанному в IVвеке, Дух Святой является животворящим началом, исходящим от Бога Отца <...>.

Отметим, что в «Энциклопедии религий» среди терминов: «духоборы», «духовенство», «духовно-рыцарские ордены», «духовные учебные заведения», «духовные христиане», «духовный регламент» — нет понятия «духовная литература». Отсутствуют также термины «религиозное издание» и «православная книга».

По принципу аналогии определить понятие «духовная литература» нам помогли предлагаемые культурологами трактовки понятий «духовное развитие» и «духовное познание».

«Духовное развитие — процесс обогащения духовной культуры человека и общества. Он направлен на реализацию идеалов, внематериальных интересов. Идеалы духовного развития культуры — гуманизм, свобода, индивидуальность, творчество и др. — реализуется в процессе развития разума человека, его эмоциональной сферы, в отношениях с другими людьми» (Человек и общество, 1996, с. 132).

«Духовное познание — непосредственно связано с понятием духа, которое генетически производно от понятия «душа», но существенно отлично от него. Если душа признается имманентным началом человеческой субъективности, то дух — трансцендентным. <...> Духовное возникает, когда человек начинает строить иной мир, мир умозрения, с присущими ему понятиями и символами» (Культурология. Энциклопедия, 2007, т. 1, с.608). При этом подтверждается широта смыслов определения «духовный». Следовательно, эта смысловая многогранность может быть также перенесена на понятие «духовное издание».

На основе сравнительного анализа мы пришли к выводу, что у филологов, культурологов, философов и религиоведов толкования понятия «духовность» различны, что свидетельствует о сложности и многогранности явления. Толкование «духовного» как относящегося к религии, церкви — близкое контексту нашего исследования — лишь одно из многих. Следовательно, все эти смыслы, вкладываемые в определение «духовный», можно перенести и на понятие «духовная книга». Отсюда следует, что понятие «духовная литература» столь же многогранно, как и родственные сущности — однокоренные слова «дух», «духовность», и толкование его может зависеть от вкладываемых индивидом смыслов.

Таким образом, под «духовной литературой» можно понимать все издания религиозного содержания. Это не противоречит ГОСТ 7.60-2003 «Издания. Основные виды. Термины и определения», где духовно-просветительское издание обозначено как отдельный вид и ему даётся следующая характеристика: издание религиозного содержания, разъясняющее постулаты мировоззрения, основанного на вере в существование высших божественных сил (ГОСТ, режим n.ocrv mL’.http://tehnorma. ru/gosttext/gost/gostdop 273.htm). Исходя из того, что понятие «духовная литература» слишком широко и многогранно, целесообразно ограничить объект исследования конкретным видом духовной книги — книгой православной.

Теперь зададимся вопросом: что понимать под православной книгой? Считаем важным проанализировать представления современных издателей по этому вопросу. В 2007 году газетой «Книжное обозрение» был организован круглый стол. В дискуссии на тему «Что такое православная книга?» приняли участие руководители пяти крупнейших издательств России, выпускающих православную литературу. Отдельные авторитетные мнения особенно заслуживают внимания, поскольку позволяют разобраться с предметом нашего исследования. Рассмотрим некоторые из них, отметив, что аналитические материалы по итогам круглого стола представлены на ряде порталов православных издательств. Полные текстывы-ступленийпомещеныв блоге Георгия Гупало, главного редак тора издательства «Дарь» (Газета «Книжное обозрение»: круглый стол на тему «Что такое православная книга?». Режим доступа: http://gmgupalo.ya.ru/replies.xml?itcm_no=27).

Председатель Издательского Совета РПЦ протоиерей Владимир Силовьёв говорит «об издании духовной литературы в самом широком смысле слова», считает, что «не стоит выделять её из общего книжного потока». По Силовьёву, вся классическая русская литература всегда была литературой духовной. При этом он не отрицает, что сейчас существует «некое особое православное книгоиздание». Причиной этого явления Силовьёв называет «духовный развал, что длится уже около ста лет»: «Всё началось с начала XX века, с неверно понятой свободы слова, на волне которой поднялись самые разрушительные социальные идеи и опасные для духа концепции — такие, как оккультизм, теософия, мистицизм, сыгравшие свою роль в подготовке событий 1917 года. Ситуация повторилась в начале 1990-х годов. Не скрою, она открыла широкий простор и православной книге. Применительно к сложившейся сегодня ситуации, я бы говорил не о православном книгоиздании, а о книгоиздании Русской Православной Церкви». Тем самым Владимир Силовьёв разграничивает понятия — «духовная книга» (широкое, включающее классическую русскую литературу) и «православная книга» (издания РПЦ).

Руководитель издательства Сретенского монастыря иеромонах Симеон (Томачинский), напротив,широкий смысл придаёт понятию «православная книга». По его мнению, православной является вся литература, которая «раскрывает красоту мира, созданного Богом, глубину и сложность высшего Божьего творения — человека, пусть и в его падшем состоянии, необыкновенные пути Промысла Божьего в жизни людей. В этом смысле сюда подходят и Пушкин, и Чехов, и Сент-Экзюпери, и Толкиен, и даже Лев Толстой с его «Анной Карениной» и «Войной и миром», — то есть практически всё в мировой литературе, за исключением богоборчества, «игр в бисер» и пошлости». Высказав сугубо личное мнение по поводу восприятия сущности православной книги, руководитель издательства Сретенского монастыря, тем не менее, поясняет, что обычно под «православной литературой» подразумевают литературу церковную: богослужебную, проповедническую, житийную, богословскую.

Руководитель издательских программ издательства «Белый город» А.Ю. Астаховприводит следующее разъяснение: «Если вопрос поставлен строго, то отвечу так: это книги, в которых в качестве явных ценностей и добродетелей упоминаются, популяризируются, пропагандируются какие-либо православные ценности, а ничего противоречащего православию в качестве ценностей и добродетелей не рассматривается». Далее Астахов определяет, что диапазон такой литературы достаточно широк: от первоисточников и сугубо богословских трудов до стихов и прозы на тему православного сознания и православного культа. При этом он заостряет внимание, что книгу об общечеловеческих ценностях нельзя отнести к православной. По причине того, что неясно, какие именно «общечеловеческие ценности» имеются в виду. Следуя обоснованной мысли Астахова, можно заключить, что не каждая духовная книга является православной. В современном обществе распространение получают и различные «духовные практики и руководства», зачастую апеллирующие к развитию качеств личности прямо противоположных христианским.

Главный редактор издательства «Даръ» Г.М. Гупалов своём представлении не противоречит обозначенным выше взглядам коллег: «Точного определения, что называть православной книгой, дать нельзя. Любая книга, основанная на христианских ценностях, от русских народных сказок до детективных романов Акунина смело может называться православной». Тем не менее, Гупало поделился опытом создания православным издательством «Даръ» Интернет-портала «Православная книга России», задача которого собрать всю информацию о православных книгах, выходивших в России в XIX и XX вв. Приступая к созданию портала, авторы делали попытки дать определение православной книги. Перед создателями встал вопрос: какие книги можно поместить на его страницах? Решено было в понятие «православная книга» вложить свой, довольно узкий смысл: это духовное наследие Православной Церкви, то есть такие книги, которые прямо рассказывают о Боге и Церкви с позиции Православной Церкви.

Итак, на основе представленных идей можно сделать вывод, что в православной издательской среде сегодня нет единого мнения по вопросу, что подразумевать под «православной литературой», что под «духовной книгой». В содержании понятий издатели не противоречат друг другу, однако для описания в научном плане необходима чёткая формулировка.

Проанализировав многогранность трактовок по проблеме определения православной литературы в издательской среде, зададимся вопросом: почему предмет исследования мы обозначаем как издание в Вятском крае именно православной литературы? Иными словами, почему отдаём предпочтение понятию «православная», а не «духовная» литература, тогда как выше мы обосновали, что термин «духовная книга» также имеет место быть? Для этого существует ряд причин.

Во-первых, понятие «духовная книга», как было показано выше, слишком ёмкое по своей сути. Во избежание терминологической путаницы стоит остановиться на более узком понятии — «православная книга». Более того, история развития письменности, затем печатного дела в России, история создания, формирования и развития библиотек, большинство которых учреждалось при монастырях, подтверждает тот факт, что православная книга имеет глубокие исторические корни, несмотря на то, что термин не отражён в стандартах ГОСТ и в ежегодном каталоге Российской книжной палаты.

Во-вторых, для России в целом и Вятского региона в частности характерно, что большую часть в общем наследии духовной литературы занимает книга, отражающая в своем содержании именно православное учение.

В-третьих, несмотря на дискуссионность вопроса в издательской среде, ряд учёных книговедов непосредственно изучает феномен православной книги. В этом отношении интересны исследования А.В. Актемировой «Книгопоток по русскому православию: трансформация проблематики духовных ценностей (конец XX — начало XXI века)(Актемирова, 2008) и М.Н. Злыгостевой «Православная книга Западной Сибири (вторая половина XIX — начало XX вв.)» (Злыгостева, 2011). Отметим, что относительно недавно, 25 декабря 2009 года, Священный Синод Русской Православной Церкви учредил День православной книги. В 2011 году была учреждена Патриаршая литературная премия. Данные факты также свидетельствуют о живом бытие православной книги.

Все вышеперечисленные факторы обусловливают потребность определить данное понятие в научном плане.

Обобщим сказанное. В контексте нашего исследования понятия «православная книга» и «духовная книга» часто предстают как синонимы. Однако, учитывая вариативность термина «духовный», а также видовое разнообразие православной литературы, подчеркнём ещё раз, что далеко не всякая духовная книга является православной и наоборот. Если святоотеческая литература, жития святых отцов православной церкви являются ярким примером духовной православной литературы, то книги по йоге и прочим духовным практикам по содержанию нередко идут вразрез с постулатами православной веры. Между тем в книжных магазинах и библиотеках они нередко маркируются как «духовные». Многие художественные книги современных авторов, отражающие в содержании православную традицию и христианское сознание, с позиций термина «духовности» определить сложно.

Далее, чтобы сформулировать научное понятие, важно определить вторую его часть, а именно: литература, книга или издание. В данном исследовании термин «издание» используется в обоих своих значениях — как процесс (издание православной литературы в Вятском крае) и как результат (православная литература). Печатные произведения можно также назвать произведениями печати или литературными произведениями, а их совокупность — литературой. По Г.Н. Швецовой-Водка, понятия «документ», «книга», «издание», «произведение печати», «литература», «публикация» не противоречат друг другу и могут использоваться по отношению к тем явлениям, которые они обозначают, как взаимозаменяемые

(Швецова-Водка, 2009, с. 260). Соответственно, в нашей работе наиболее употребляемые понятия — «книга», «издание», «литература» — взаимозаменяемы. За основу берём понятие «литература» как собирательное понятие для книг, или документов, являющихся литературными произведениями.

Итак, опираясь на предлагаемые справочными изданиями характеристики слов «православие»/«православный» и учитывая опыт издателей в попытке обозначить данное понятие, сформулируем существенные признаки понятия православной литературы.

Православная литература— это книги, 1) в основе содержания и идейного замысла которых находится христианское мировоззрение, исторически сложившееся в восточной Византийской традиции; 2) в видовом разнообразии данные книги представлены диапазоном от первоисточников (Библия, Новый Завет), богослужебных книг (молитвословы, акафисты), богословских научных трудов, творений и житий святых отцов до стихов и прозы на тему православного сознания; 3) во всех этих произведенияхв качестве ценностей пропагандируются евангельские добродетели, заповеди Христа.

История православной книги в России

Рассмотрим историю православной книги в России, неотделимую от истории зарождения и развития монастырских библиотек. Здесь мы опираемся на работы историков-книговедов И.Е. Баренбаума, Н.Н. Розова, Б.В. Сапунова, С.П. Луппова, Л.И. Владимирова, С.П. Фунтиковой. Несмотря на то, что в трудах названных авторов речь идет об истории книги как таковой, а не конкретно православной книги, можно сквозь призму общих закономерностей увидеть её особенный, отдельный путь.Учёных занимали вопросы о том, как издавались книги православной направленности в тот или иной период России; какими типами, видами и жанрами была представлена эта литература; кто авторы значимых в истории России книг; кем были основатели первых библиотек.

С.П. Фунтикова, исследуя православные библиотеки, рассматривала вопросы бытования православной книги в разные исторические периоды (Фунтикова, 2002). В «Православной энциклопедии» представлена главаА.А. Турилова «Духовная литература и письменность X-XVII вв.» (Турилов, 2002, с. 372-406). Краткий обзор содержания этих и других источников помогает более глубоко раскрыть понятие православной литературы, построить её типологию на основе изучения исторически сложившихся видов и типов православных изданий, а также ответить на ряд важных вопросов: почему сегодня православие в мире ассоциируется именно с Россией, каковы исторические предпосылки этого и в чём здесь заслуга книгоиздания?

Начиная с рукописных памятников, духовная литература воссоздаёт историю государства, культурные традиции Руси. Развитие книжного дела, просвещения, создание библиотек при монастырях отражает вехи российской истории. Обозначим основные этапы развития книжного дела, проследим развитие издания православной книги в истории России.

Предпосылки появления православной книги на Руси

Вплоть до XVHI века книга в России была преимущественно христианского содержания. Корни этого явления — в византийской традиции, которую унаследовала Древняя Русь. По А.А. Турилову, появление и развитие письменности и литературы на Руси непосредственно связаны с развитием христианства в конце X века при святом равноапостольном князе Владимире. Все попытки отыскать следы русской письменности языческого периода не привели к сколько-нибудь убедительным результатам. В 1-й половине 60-х годов IX века славянскими первоучителями — святыми братьями преподобными Константином-Кириллом и Мефодием старославянский язык (восточно-болгарский по своей диалектной основе) был создан как язык Богослужения и литературы для христианского просвещения славянских народов. В качестве литературного языка он существовал в православном славянском мире до XVIII века, а в качестве богослужебного языка — продолжает существовать и сегодня. С принятием христианства (988 г.) на Руси утверждается повсеместно единый для древнерусского государства кириллический алфавит(Турилов, 2000, с. 372-406).

Историческим фактом является то, что с принятием христианства в его византийской форме Русь оказалась преемницей и хранительницей подавляющей части книжного наследия, созданного со времени святых первоучителей на славянском языке в других странах — в первую очередь в Великой Моравии, Болгарии и Чехии. От них Русь и Русская Церковь унаследовали огромный корпус переводных и оригинальных текстов, далеко превосходящий по объёму собственно богослужебные потребности. В подтверждение этому явлению можно привести несколько примеров. В Великой Моравии ещё при жизни архиепископа Мефодия был выполнен перевод Священного Писания, переведены необходимые литургические тексты, значительное число молитв на различные потребы. Для регулирования норм церковной жизни был сделан перевод Номоканона, составлена древнейшая редакция церковно-юридического сборника «Закон судный людям». Для христианского просвещения недавно обращенной паствы был произведён сборник слов и поучений, дополненный специально написанными текстами, который сохранился частично в глаголическом Клоцевом сборнике XI в. и сербском «Гомилиарии Михановича» XIII века. В Болгарии в эпоху князей Бориса-Михаила и царя Симеона (885-927) трудами учеников Кирилла и Мефодия на основе великоморавского наследия была создана большая славяноязычная литература, ставшая основой всех позднейших национальных церковных литератур. Благодаря наследию других славянских стран, Русь на первых порах была избавлена от необходимости самостоятельных переводов многих богослужебных, богословских и церковно-канонических текстов и получила прочный и надёжный фундамент для развития собственного литературного творчества.

Таким образом, древнейшая славянская литературная традиция сохранилась в основном благодаря труду русских книжников и сделанных ими списков. Русская Церковь уже в X веке выступает хранительницей православного славянского наследия и вместе с тем наследует византийскую культуру.

Христианские книжные памятники Киевской Руси

Литература, порождённая принятием новой религии, вплоть до XVI века носила преимущественно христианский характер. Даже тексты со светскими сюжетами, например, воинские повести имеют отпечаток конфессионального противостояния, поскольку рассказывали, как правило, о сражениях христиан (православных) с иноверцами и могли произноситься в церкви. Например, «Повесть о Меркурии Смоленском» как чтение на праздник Смоленской иконы Богоматери или «Повесть о разори Рязани Батыем» в числе чудес от Зарайской иконы святителя Николая.

С жизнью Церкви, её историей тесно связан один из наиболее светских жанров средневековой русской литературы — летописание. Одним из главных книжных центров Руси являлся Киево-Печерский монастырь. Вплоть до 10-х годов XII века в монастыре велось летописание, венцом которого было составление православных летописей, лёгших в основу всех позднейших русских летописей. Летописцы монастыря создали обширные летописные своды — драгоценные свидетельства прошлого русской земли. Киево-Печерский монастырь был одновременно и центром русского просвещения. Здесь были составлены такие яркие патриотические, православные по содержанию, произведения, как «Сказание о крещении и кончине Ольги», «Сказание о князьях Борисе и Глебе», «Сказание о крещении Руси» и другие.

Для средневековых православных славянских культур характерно разделение бытовавших церковных текстов на две части: переводные сочинения (преимущественно с греческого) и памятники общеправославные по тематике (похвальные слова, службы христианским святым и праздникам, поучения, молитвы, полемические сочинения). Типичным образцом церковной литературы являются пастырские поучения, представляющие собой наставление архиереем паствы в христианской жизни. Проповеди такого рода с наставлением в добродетельной жизни, обличением пороков и нечестивых языческих обычаев либо с изъяснением смысла праздников читались новообращённым христианам. Подобных поучений в русских рукописях очень много. Они почти все анонимны, точнее, псевдоэпиграфичны — приписаны авторитетным греческим церковным авторам. Жанр пастырского поучения и позднее оставался популярным в русской духовной литературе. Значительно меньшую часть составляли сочинения с ярко выраженной национальной тематикой (жития национальных святых, похвальные слова и службы им, исторические повести). Многообразие в типологическом и жанровом отношении и сохранность общеславянского корпуса текстов (по сравнению с болгарской и сербской литературами) — особенность средневековой русской литературы.

Известный историк книги И.Е. Баренбаумвыделя-ет три группы книг, бытовавших на Руси в домонгольское время:к/шгм богослужебные,книги религиозные, а также полу-светскую и светскую литературу(Баренбаум, 1984, с. 38-42). Переведённые с греческого языка богослужебные книги использовались не только для чтения в храме, но также служили для обучения грамоте. Богословие было представлено толкованием книг Священного Писания.

Переводилась так называемая «учительная литература» — сочинения христианских писателей III-XI веков и агиографическая литература. Из поучений отцов церкви составлялись различные сборники, например, «Златоструй», составленный в Болгарии в IX веке для назидательного домашнего чтения, большинство статей которого выбрано из творений Иоанна Златоуста, «Измарагд», «Пчела», а также исторические сочинения — палеи и хроники. Переводная историческая литература была представлена хронографами — хрониками исторических событий. Все перечисленные издания относятся к понятию «церковная литература». Особое место в переводной литературе занимали апокрифы (с греческого — «тайные», отречённые книги, не признаваемые православной церковью).

По С.П. Фунтиковой,оригинальная русская письменность этого времени представлена в основном юридическими и административными договорами, грамотами и другими видами деловой письменности (Фунтикова, 2002, с. 34). Крупнейший памятник такого рода документов — «Русская правда» (XI в.)

- важнейший документ Древней Руси. Вместе с тем, помимо самого значительного вида повествовательной литературы Древней Руси — летописей(«Повесть временных лет», начало XII в. и др.), другим значимым для тех времен видом литературы являлись патерики, например, «Печерский патерик» (XIII в.), который позже рассматривался как литературный памятник, включающий в себя собрание биографий наиболее известных монахов Киево-Печерского монастыря. В XI-XIII веках в книжных собраниях выделяется новый появившийся на Руси жанр книжности — четьи — рукописные книги для чтения. Они создавались в монастырях и часто выходили за пределы регламентированного монастырским уставом круга чтения. Соответственно четьи, патерики и летописи можно рассматривать как «полусветскую литературу», в основе своей православную по содержанию.

Многоаспектно и досконально книгу того времени характеризуетИ.Е. Баренбаум, при этомособо выделяя несколько памятников древнерусской книжной письменности, дошедших до наших дней. Редкий памятник древнего кни-гописания — «Остромирово евангелие», хранящееся в Государственной публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Самая ранняя датированная русская книга была переписана писцом дьяконом Григорием для новгородского посадника Остромира в 1056 — 1057 гг. 294 пергаменных листа большого формата. Написано крупным чётким уставом, богато украшено фигурными заставками и инициалами, раскрашенными золотом и разными красками. Другой редкий памятник древнего русского книгописания

— «Изборник Святослава 1073 г. (сейчас хранится в Государственном историческом музее в Москве). Переписанный для сына Ярослава Мудрого, киевского князя Святослава Ярославовича, сборник состоит из статей богословского и дидактического характера. Оформление выполнено в духе древнерусского геометрического орнамента, среди миниатюр — миниатюра, изображающая князя Святослава с женой и сыновьями (первый русский светский портрет). В Государственной библиотеке им. В.И. Ленина в Москве хранится «Архангельское евангелие», написанное в 1092 г. Памятник был обнаружен в Архангельской губернии у одного крестьянина(Баренбаум, 1984, с. 44).

Примечательно, что все данные памятники являются книгами православного содержания. Можно предположить, что в эпоху Древней Руси свет Евангелия светил ярко, причём не только при монастырях и для «книжных» людей, но и среди обычных крестьян. Рукописных книг, сохранившихся от XI-XIII вв. не столь много. По подсчётам исследователя конца XIX в. Н.В. Волкова, от XI в. сохранилась 21 рукопись, а XII

- 86 (Волков, 1897. с. 22-23). Учитывая, что книг в тот период было значительное количество, более объективными выглядят факты, приводимые Б.В. Сапуновым, который утверждает, что в X1-XIII вв. на Руси «имели хождение» не менее 85 тысяч только церковных книг (Сапунов, 1955, с. 323).

Православная книга в период XIV- XVII вв.

Особенностью эпохи конца XIV— начала XV вв. является небывалый подъём книгописания, подлинное возрождение традиций письменности Киевской Руси. По сути, XV век — это первое столетие в истории русской книжности, в списках которого представлена практически вся как предшествующая (при этом не только собственно русская, но и славянская, начиная со времён первоучителей), так и современная литература. Новый литературный корпус, пришедший из Константинополя и с Афона, пополнил традиционный круг памятников. Конец века ознаменовался созданием в Новгороде по инициативе архиепископа Геннадия полного корпуса библейских книг на славянском языке, дополненного перевода с латыни,

— Геннадиевской Библии (1499).

А.А. Турилов отмечает, что XVI век принято называть «эпохой обобщающих предприятий» в различных областях политической, церковной и культурной жизни Московского государства (Турилов, 2000, с. 372). Это определение применимо и к литературе, начиная уже с начала столетия. Сплочение русских земель вокруг Москвы, укрепление централизованного государства привели к новому культурному подъёму Руси XVI века. Это заметно сказалось на русской книжности. Появились новые жанры, церковно-дидактическая литература начинает отделяться от художественной и публицистической.

Развитию книжного дела в XVI веке способствовало создание церковно-политических сводов, отражающих идеологию сторонников централизованного государства. Вопросам редактирования уделялось внимание на государственном уровне. На Соборе высших православных и светских сановников был поставлен «вопрос об исправлении церковной литературы», поскольку «Божественные книги писцы пишут с неправильных переводов, а, написав, не правят же, опись к описи прибывает и недописи и точки не прямые. И по тем книгам в церквах божиих чтут и поют, и учатся, и пишут с них» (Барен-баум, 1984, с. 24-25). Решения Собора способствовали книгопечатанию, поскольку в государстве существовала заинтересованность в цензуре книжного потока, а для этого требовалась централизация издательского дела. В Москве была учреждена первая типография для печатания книг, преимущественно православного содержания. Первая печатная книга «Апостол» (1564) Ивана Фёдорова, по мнению книговедов, — выдающееся произведение русского печатного искусства. Затем появляются напечатанные им «Азбука» и «Острожская Библия».

Значение крупнейшего и по сути единственного в стране издательского центра на протяжении XVII века сохранял московский Печатный двор. В начале века на нём работали три типографские «избы». С 1601 по 1611 г. здесь было напечатано 10 изданий церковно-служебного характера. Как отмечает Баренбаум, историю московского книгоиздательства принято подразделять на два периода — до и после 1640 года. В первый период московский Печатный двор обслуживал лишь нужды церкви, продолжая традиции XVI века. Положение поменялось после 1642-го, когда патриархом был избран архимандрит Симонова монастыря Иосиф (на его патриаршество приходится расцвет книгопечатания XVII века). Начинают печатать книги, предназначенные непосредственно для чтения — нравоучительные сочинения византийских средневе ковых авторов (Ефрема Сирина, Иоанна Лествичника и др.) (Баренбаум, 1984, с. 80).

Пристальное внимание к изданию церковной литературы — заслуга патриархов. При патриархе Филарете (Романове) (1619 — 1633) вторично напечатан Устав «Око церковное». При патриархе Иосифе были напечатаны два Требника. В 1642 году вышла первая половина годового Пролога. При архимандрите Иосифе в 1644 — 1646 годах из типографии Московского Печатного двора вышел полный круг Миней служебных, был издан сборник о почитании икон. В 1649 г. было напечатано «Уложение» царя Алексея Михайловича, служившее основным законодательным документом Русской православной церкви до XIX века.

Подробную картину издательской деятельности церкви до конца XVIII века изложил епископ Дамаскин(Семёнов-Руднев) (1737—1795) в своей фундаментальной библиографической работе «Библиотека Российская, или сведения о всех книгах с начала типографии на свет вышедших» (Епископ Дамаскин, 1881). Новые литургические книги были необходимы для растущей сети церквей и монастырей, особенно в воссоединённых с Россией западных русских землях и вошедших в состав России территорий Сибири и Дальнего Востока. Однако книжный рынок сложился далеко не сразу. Ближе к концу своего царствования пробовал силы в религиозной полемике царь Иван IV. Получает своё развитие публицистическая, нравоучительная литература («Домострой»). Конец правления Иоанна IV и время его сына Феодора Иоанновича отмечены определённым спадом в церковно-литературном творчестве. В это время преобладали памятники традиционных жанров — жития, службы, сказания о чудотворных иконах.

В XVII веке выходили в свет разные типы и виды православной литературы — Апостол, Библия, Евангелие, Минеи, Пролог, Псалтирь, Триоди, Устав Церковный, Часослов и др. В последующем репертуар изданий расширяется. Появляются азбуковники, акафисты, жития святых, молитвословы, симфонии и др. Нов эту эпоху среди книг православного содержания преобладали богослужебные. Изменения происхо дили в книжном потоке — печатные издания в количественно начали преобладать над рукописными, что позволяло обеспечивать общественные потребности.

Проведя обзор издания рукописной и печатной книги в России средних веков, мы пришли к выводу, что, включая XVII век, на Руси преимущественно выходили книги православного содержания. Это означает, что, рассматривая историю книги X—XVII вв., мы вправе говорить об истории православной книги.

Духовная книга в России XVIII — XIX веков

Переломный для России XVIII век меняет весь уклад жизни, обычный для русского человека. В первой четверти XVHI века в России были проведены важные преобразования в области культуры и просвещения, существенно повлиявшие и на развитие книжного дела. И если до сих пор издательское дело служило в основном нуждам церкви, то Пётр I поставил книгопечатание на службу интересам государственного преобразования.

Реформы Петра I отразились на общественном положении Русской православной церкви. Установление абсолютной монархии сопровождалось утратой православной церковью самостоятельности — подчинением духовной власти светской. Находящийся в подчинении самодержавной власти коллегиальный высший церковный орган управления — Святейший Синод стал строго регламентировать внутрицерковную жизнь. Наука, культура и издательское дело перестали быть монополией Русской православной церкви. В «Духовном регламенте» (1721) подробно рассматривались роль и значение библиотек в деятельности учебных заведений духовного ведомства. Процессы, происходящие в государстве, затронули и издательскую деятельность. В синодальный период, начавшийся в России в конце первой четверти XVIII века, издательское дело осуществлялось под надзором обер-прокурора (сановника, светского человека), возглавлявшего в Российской империи Святейший Синод. Активная издательская деятельность церкви оказала влияние на рост фондов библиотек духовного ведомства, получавших большую часть печатной продукции. Со времени установления Синодального управления церковное книгопечатание сосредоточилось в Московской, Санкт-Петербургской, Киевской и Черниговской типографиях. Из общего числа 1877 изданий, вышедших в 1701-1724 годах, религиозная литература составляла лишь 254 книги. По выводам историка книги С.П. Луппова, «число изданий религиозного характера держалось более или менее на одном уровне — около 11 изданий в год, а число публикаций светской литературы непрерывно возрастало» (Луппов, 1973, с. 307). Положение почти не изменилось и в послепетровское время, когда доля религиозной литературы в книжном потоке составляла приблизительно 13%.

К середине XVHI века относится появление новых служебников, акафистов, житий, составляющихся не только духовными, но и светскими лицами, что в прежние времена было редкостью. Включая XVII век, православная литература создавалась в основном лицами духовного звания (авторами, переводчиками, редакторами, переписчиками). Московской Синодальной типографией было издано большое количество «Слов...», принадлежавших разным проповедникам. Выходила историко-просветительская и назидательная литература. Например, пять изданий выдержало сочинение святителя Тихона (Задонского) «Наставление о собственных всякого христианства должностях». Отметим, что с 1789 по 1882 годы (почти за столетие) вышло 51 издание этой книги. Появились новые произведения, но это уже новые виды изданий преимущественно богослужебной, духовно-назидательной и агиографической литературы.Значительное место среди изданий XVIII века заняли творения Димитрия Ростовского - Четьи-Минеи, которые, начиная с 1689 года, издавались в Киеве, затем переиздавались в Москве. В 1779 году выходит «Краткое руководство к чтению аз книг Ветхого и Нового Завета» епископа Амвросия (Подобедова). Со 2-ой половины XVIII века выделяется имя митрополита Платона (Левшина) (1737-1812), проповедника екатерининского двора и церковного деятеля, попечителя духовных школ, строителя храмов и монастырей, талантливого писателя. Его сочинения издава лись много раз. Так, «Начальное учение человеком, хотящим учитися книгами» только в XVIII веке издавалось 16 раз; «Сокращённый катехизис для священнослужителя» выдержал 14 изданий (там же).

Говоря о книгоиздании XIX века, следует отметить, что в этот период в России православная литература издавалась большими тиражами и была дешёвой, благодаря чему получили широкое распространение в народе. Появляется много энтузиастов-издателей, а также самоотверженных подвижников, изучающих памятники отечества. Важнейшим событием православной жизни стал перевод Библии на русский язык. Труд над переводом Священного Писания продолжался более полувека, в нём участвовали четыре российские духовные академии — Московская, Санкт-Петербургская, Киевская и Казанская. Направления издательской деятельности православной литературы в этот период во многом определяли митрополит Платон (Левшин), митрополит Киевский Филарет (Амфитеатров), епископ Феофан, автор перевода греческого «Добротолюбия».

В конце XIX века научно-богословская и книгоиздательская деятельность усилилась, и на рубеже веков ежегодно выходило около 1000 названий книг и брошюр православной направленности. К 1917 году было издано значительное количество научно-богословских, церковно-исторических, религиозно-нравственных сочинений. Отметим, что XIX век - один из наиболее блестящих периодов в истории русской-литературы. И если следовать определенному нами понятию «православная литература», оно включает в себя книги не только церковные, но и все, где пропагандируются христианские ценности. В этом случае православными писателями (в ряде своих произведений) выступают Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, А.С. Пушкин и др.

Бытование православной книги в советский период

Со становлением и развитием социализма в СССР влияние православия из общественной жизни переместилось в личную жизнь человека. Социалистический строй постепенно приводит к искоренению православных библиотек, све дён до минимума выпуск православной литературы, закрыты издательства, типография Московской патриархии потеряла право распространять свои издания среди широких слоёв населения. Начало века было ознаменовано для Русской Церкви окончанием «синодального периода», о котором провозгласил миру Поместный Собор, длившийся с перерывами с августа 1917 до сентября 1918 года. Советской властью уничтожались все библиотеки, относящиеся к духовному ведомству, только некоторые книжные коллекции передавались в государственные музеи или библиотеки.

В 1936 году в новой Конституции СССР провозглашалась свобода атеистической пропаганды, разрешалась свобода вероисповедания, однако запрещалась пропаганда идей православной церкви. До Великой Отечественной войны православная церковь продолжала владеть некоторой частью редких книжных коллекций. В отдалённых монастырях и храмах сохранились, хотя и неполные, книжные коллекции, но и они исчезли. Так, зимой 1939 — 1940 гг. часть основных ценностей Валаамского монастыря оказалась в Финляндии, в том числе архивы и библиотека.

После Великой Отечественной войны начались новые гонения на церковь. В ноябре-декабре 1958 года прошла чистка фондов православных библиотек, вся иностранная литература в них была поставлена на цензорский контроль. Очередное усиление антицерковной политики произошло в начале 60-х гг. 16 марта 1961 года вышло постановление: «Об усилении контроля за выполнением законодательства о культах». Подробно сложные взаимоотношения церкви и государства в советский период подробно описывать не будем, отметим только, что данные процессы характерны были не только для центра, но и для регионов страны. В советское время с изданием православной литературы было строго. И только с середины 80-х годов ситуация в обществе начала меняться, неприятие религиозных ценностей сменилось тягой к изучению исторических корней России, преемственности духовно-культурных основ жизни её народа. В начале 90-х годов возобновилась деятельность цер ковных типографий по выпуску православной литературы, начали открываться православные библиотеки.

Исходя из рассмотренного массива литературы православной направленности в различные исторические периоды, можно заключить, что именно духовная книга находилась в основе развития книжности на Руси и являлась отражением самой истории государства. Типовое и видовое разнообразие книг с момента Крещения Руси и до XV в основном было представлено переводными сочинениями, летописями, житиями национальных святых, похвальными словами и «учительной» литературой. Обусловлено это бытованием рукописных книг.

С появлением книгопечатания в XVI веке картина изменилась. Своего апогея издательская деятельность Московского государства достигла в XVII веке, когда обслуживание нужд русской православной церкви являлось главной задачей книгопечатания. Репертуар издаваемой православной литературы в этот исторический период был столь разнообразен, что на его примере можно рассмотреть все виды и типы изданий, характерные для средневековой Руси. С.П. Фунтико-вой приведены следующие данные: Псалтыри были изданы 65 раз, что составляло 13,5 % от книжной продукции XVII века. За ними следуют Часословы. Затем Служебники — 28 переизданий, Евангелие (литургическое) — 20, азбуки и буквари — 8 (Фунтикова, 2002, с. 38).

Все основные типы православных изданий нашли отражение в определении понятия «православная литература», сформулированном нами в первой части, что подтверждает его объективность. Примечательно, что в основном выпускалась церковная литература, то есть одной из главных задач книги являлась проповедь Слова Христа, а значит, возвращаясь к поставленному в начале работы вопросу, можем отметить, что свет Евангелия светил в России XVII века ярко.

В подтверждение данной мысли обратимся к выводам другого авторитетного историка книги. Описывая книжные процессы XVII века, Л.И. Владимиров писал: «Рост числа печатных книг не сопровождался какими-либо изменениями в их тематике. 83% всей книжной массы в XVII веке составляли книги церковного обихода, 12% — духовная, но не литургическая литература, 1,5% — буквари, 1,4 — литература светская» (Владимиров, 1988, с. 282).

Историк В.О. Ключевский подчёркивал, что духовные книги помогали Московскому Патриарху поднять престиж Русской церкви в православном мире, представить Москву «источником света для всего православного Востока, питомником и рассадником духовного просвещения для всего православного мира» (Ключевский, 1908, лекция 4). Следуя данной мысли, мы находим подтверждение другого нашего предположения: исторически именно Россия ассоциируется в мире с православной культурой, а значит, и православной литературой. Это характерно и для нашего времени. Хранить христианские ценности, как и в прежние века, передавать их из поколения в поколение сегодня помогает нам православная литература.

Типология православной книги

Несмотря на обилие в последние два десятилетия литературы духовной направленности, вопросы типологии православной книги остаются открытыми. В современном книговедении присутствует дискуссионность вопроса о типологии религиозных изданий, о соответствии печатной продукции Русской православной церкви видо-типологической характеристике изданий, предлагаемой ГОСТ 7.60—2003. Внутри сегмента «религиозная литература» до сих пор не создана единая классификация. Вместе с тем сегодня православная кни-гаотличается разнообразием внутренней и внешней формы, пестротой типов, видов и жанров изданий. Поэтому в рамках исследования, цель которого — комплексно описать феномен православной книги и создать представление об её издании в Вятском крае в разные исторические периоды, важно рассмотреть вопросы типологии книги православного содержания.

О проблеме типологии в современном книговедении

Изучением типов книги, их характеристикой занимается типология книги. Под типологией понимается научный метод, основа которого — расчленение системы объектов и их группировка с помощью обобщенной модели или типа (Ба-ренбаум, 1988, с. 11). Типология необходима в целях сравнительного изучения существенных признаков, связей, отношений, уровней организации объектов. Основные логические формы, используемые типологией: тип, классификация, систематика. Типология книг, таким образом, означает систематизацию книг по определенным критериям, признакам: «Типология книги — это раздел книговедения, изучающий принципы образования и систематизации различных категорий книги» (Швецова-Водка, 1984, с. 42).

Проблема типологии книги решается как в плане теоретико-методологическом, так и прикладном. Помимо теоретиков, вопросами типологии занимаются и практики книжного дела; данные вопросы обычно отражены в учебно-методической литературе по книжному делу.

Родоначальником типологии книги в России называют Н.А. Рубакина. С книговедческих позиций общий обзор концепций в области типологии книги сделан в работе Б.Г. Тяп-кина «Вопросы типологии в современном книговедении» (М., 1974) и А.А. Гречихина «Типология книги» (М., 1984). Общие принципы типологии книги наиболее обстоятельно исследованы И.Г. Моргенштерном, А.А. Гречихиным, А.А. Беловиц-кой, Е.П. Соколовой, В.Н. Ляховым, Г.Н. Швецовой-Водкой.

При разработке типологии книги важную роль играет поиск и обоснование критериев типизации. Книговеды выделяют три основных подхода в области типологии книги: формальный, сущностный и смешанный. В первом случае в основу выработки критериев типизации кладутся формальные признаки — форма книги (издания). Сущностный подход требует учета содержания книги (произведения печати, литературы), учёт классификации знаний. Смешанный — учитывает и то, и другое, исходит из представления о книге как явлении материального и духовного порядка (Баренба-ум, 1988, с. 11-12).

Формальные критерии обычно используются на самых нижних ступенях классификационной лестницы. На сущностном уровне происходит систематизация произведений печати по их содержанию и тематике (ББК, десятичная система, классификация в издания Всероссийской книжной палаты, книготорговая классификация литературы). Большинство разрабатываемых и предлагаемых типологических схем в книговедении относятся к «смешанным». Но при этом подходы у их авторов различны, поскольку до сих пор в книговедении не существует единого, общепринятого понятия «книга» и различно понимание исходных понятий — «книга», «издание», «литература».

Отметим тот факт, что всё чаще авторы кладут в основу своих концепций идеи и требования функционального или системно-функционального подхода. В этом отношении интересна типология книги, предложенная И.Г. Моргенштерном. Рассматривая книгу как разновидность документа в связи с его читательским назначением, Моргенштерн в вопросе типологии руководствуется именно функциональным подходом. Он исходит из следующих четырех принципов: 1. Социальная детерминированность предлагаемых схем. 2. Логическая обоснованность. 3. Соответствие предлагаемых схем основным потребностям всех областей книжного дела. 4. Отражение в схемах главных существенных элементов книги (Моргенштерн, 1975, с. 38-54).

По Моргенштерну, понятие «книга» имеет два уровня: «книга возникает как произведение и материализуется как издание».В итоге он строит две схемы: 1. Основные типы произведений литературы и 2. Основные виды изданий (печатной продукции). Произведения печати далее типизируются по знаковому признаку, возрастному и целевому назначению, языку и количеству публикаций. Несколько иначе типизируются издания: по срокам выхода из печати, по составу, по структуре, по объёму.

Отдавая должное логической ясности данной классификации,мы вместе с тем полагаем, что понятие «православная литература» целесообразнее рассматривать в коммуникационном поле социально значимой информации. Поэтому для нашей работы ближе системно-типологический подход, характерный для школы, сформировавшейся вокруг Мо сковского полиграфического института (А.А. Беловицкая, С.П. Омилянчук, А.А. Гречихин и др.).

А.А. Беловицкая предлагает схему, которая отражает сущность превращения социальной информации в семиотическую (естественный язык), в такую её форму, как литература, затем — книга. Учитывается также процесс распределения книг, чтения, то есть распределения социальной информации средствами коммуникационной системы. Схема обосновывается необходимостью единой и общекниговедческой типологии социальной информации, литературы, книги, изданий, средств массовой коммуникации (книжного дела), читателя, науки в целом (Книговедение и его задачи, 1974, с. 60-61).

На аналогичных позициях стоит С.П. Омилянчук. Детализируя схему, он выдвигает следующий коммуникационный ряд: произведение — документ — книга. Подобно Беловиц-кой, Омилянчук исходит из необходимости создания единой типологической схемы на основе сущностного системного критерия (Книга. Исследования и материалы, 1969, вып. 18).

А.А. Гречихин в качестве единого критерия типологического деления выделяет несколько позиций: 1. Целевое значение.

2. Содержательно-тематический признак (объект, информационный результат общественно-практической деятельности). 3. Синодальный адрес. 4. Жанр (способ семиотического отражения информации). 5. Пространственно-географический признак. 6. Историко-хронологический признак. 7. Материальный носитель (способ материально-конструктивной организации). 8. Характер справочного аппарата.

В предложенной Гречихиным схеме книга истолковывается как социально-историческая категория, определяющая сущность способа документального отражения социальной информации в процессе общественно-практической деятельности. В свою очередь типизация выделяет — тип, род, вид, индивид книги, как всеобщего, особенного, единичного и данного вида книги (Современные проблемы типологии книги, 1989, с. 58). Общая система остается такой же, как в работах Беловицкой и Омилянчука: информация — произведение — документ — издание.

Близка к позиции этих авторов концепция Г.Н. Швецовой-Водки. Она выделяет следующие основные категории книги: произведение — литературное произведение (или произведение литературы) — произведение печати — издание — литература. Уточняя, она пишет: «Типология книги должна разрабатывать классификацию различных категорий книги: произведений литературы, произведений печати, изданий» (Общая теория документа и книги, 2009, с. 310).

Всем данным концепциям присуще стремление строить единую типологическую схему, исходя из единого определения (понимания) книги как явления, попытка однозначного определения «тип», «вид», «род» и их соотнесения.

Таким образом, системный (системно-типологический) подход при рассмотрении вопросов типологии, составлении возможных классификаций православной книги для нас является наиболее целесообразным. Кроме того, функционально-системный подход присущ типологии, разработанной в 1973-1974 гг. Научно-исследовательским отделом по проблемам книговедения Всесоюзной книжной палаты (Типология книжных изданий, 1976). Методика Всесоюзной книжной палаты предлагает понимать под типологией выявление функциональных признаков изданий, установление взаимосвязей между их видами и типами, изучение закономерностей, лежащих в основе видо- и типообразования. Объект типизации рассматривается при этом не по одному какому-либо существенному признаку, а по совокупности признаков, позволяющих характеризовать издание как явление разностороннее. В результате создается ряд параллельных многоаспектных классификаций изданий. Типообразующими признаками служат: целевое назначение, читательский адрес, характер информации, структура издания (Гольцева, 1977, с. 105-119).

Особо следует сказать о типологии литературы (не книги или издания). Этот вопрос изучали как книговеды, так и текстологи, особенно в области художественной литературы. Наиболее существенны теоретические работы Д.Ю. Тепло-ва, А.Я. Черняка, А.И. Барсука, Л.Н. Кастрюлиной, Е.П. Соколовой, Б.Я. Бухштаба, Г.В. Кожевникова, Н.П. Лаврова и др. Подчеркнём, что проблемы типологии литературы тесно связаны с проблемами типологии изданий. Однако выше мы уже отмечали, что понятия «книга»/»издание»/»литература» употребляются в данном исследовании в качестве синонимов. Поэтому углубляться в типологию литературы отдельно от типологии книги не будем.

Основные категории типологизации книги

Вся совокупность текстовых документов, или литературных произведений, составляет литературу и делится на определённые разновидности. Одни авторы называют их видами, другие — типами. Внутри видов (или типов) литературы выделяют жанры литературных произведений. Понятия типов литературы и жанров произведений в равной степени относятся к типологии литературы, где до сих пор нет четкой границы между данными терминами. Нам ближе трактовка этих понятий, предложенная Швецовой-Водка, когда наиболее широким классом является тип. Рассмотрим понятие типа подробнее.

Типы литературы — это группы литературных произведений, обладающие существенными качественными отличиями, выделенные путём теоретической абстрагирующей работы научного мышления и представляющие собой идеализированную модель реальных объектов. При типологической классификации литературы часто приходится учитывать не один признак, а определённый их комплекс, или использовать комплексный критерий классификации. Например, типы литературы выделяются по возрастному признаку: литература для взрослых и детская; по языковому признаку: оригинальная и переводная. Главный же признак, по которому определяются основные типы литературы — социальное назначение. Это комплексный критерий типологической классификации литературы. Он объединяет и учитывает разные конкретные признаки. Классификационным признаком при выделении основных типов литературы должно быть соответствие определенному виду и сфере общественного сознания, уровню познания, месту в системе социальной коммуникации.

Г.Н. Швецова-Водка предлагает следующую классификацию.

По социальному назначению она выделяет: политические и правовые первоисточники, художественную, публицистическую, массово-информационную, мемуарную, научно-исследовательскую, научно-популярную, учебную, производственную, рекламную, научно-информационную, справочную, развлекательную литературу. Сюда же она включает литургические (богослужебные), теологические (богословские), религиозно-популярные издания. Тем самым связь литературы с общественным сознанием объясняет конкретно-исторический характер её типов. В частности, религиозное сознание отражается в типах теологической (богословской), религиозно-популярной, учебной, справочной литературы по религиозным вопросам. Однако и здесь мы наблюдаем некое смешение классовых понятий (тип как родовое общее понятие и тип как более узкое в классификации религиозной литературы), которое следовало бы разграничить.

Основываясь на данной классификации книг по социальному назначению, мы выделили в ней следующие элементы: тип - религиозная литература; виды — литургическая (богослужебная), теологическая (богословская), религиозно-популярная.

Другим направлением в типологии книги является классификация литературных произведений по жанрам. Жанры произведений в разных типах литературы разнятся, поэтому жанровое деление невозможно только внутри основных типов литературы. Некоторые из жанров более разработаны и известны (например, жанры художественной литературы), другие — менее. По Швецовой-Водка, литературные произведения также разделены по целевому и читательскому назначению и особенностям внутренней формы: предмету и способу отражения действительности, объёму документа, степени книжности его структуры, стилю изложения материала (Швецова-Водка, 2009, с. 339).

Для нашего исследования представляет интерес типология жанров религиозной литературы, предложенная Г.Н. Швецовой-Водка. Элементы данной типологии могут быть спроецированы на классификацию современной православной литературы.

Итак, по Швецовой-Водка, для религиозной (духовной) литературы характерны следующие жанры:

  • 1. Литургическая литература, канонические произведения (священные книги): Библия, Коран, Талмуд и др.
  • 2. Богослужебная литература (требник, псалтырь и т.п.).
  • 3. Молитвенная литература (молитва, молитвенник).
  • 4. Религиозно-публицистическая литература (сочинения святых отцов, проповедь, публицистическая статья).
  • 5. Религиозно-популярная литература (рассказ, популярная статья, заметка).
  • 6. Теологическая (богословская) литература (трактат).
  • 7. Учебная религиозная литература.
  • 8. Справочная религиозная литература.
  • 9. Агиографическая литература (жизнеописания святых).

Вопросы типологии православной литературы

Печатная продукция Русской Православной Церкви как книговедческий объект исследования выделилась сравнительно недавно — на рубеже XX—XXI вв., поэтому в науке пока нет единого мнения о составе репертуара изданий РПЦ и вопрос о типологии религиозных, в том числе православных, изданий остаётся дискуссионным.

В официальную издательскую терминологию впервые весь массив изданий религиозного характера был введен в 2002 г.: с этого года статистический сборник Российской книжной палаты «Печать Российской Федерации» выделяет религиозную литературу в самостоятельную область. С 2003 г. в «Стандарты по издательскому делу» в типы изданий по целевому направлению включено духовно-просветительное издание.

В целяхтеоретического анализа мы полагаем, что массив православной литературы по характеру информации прежде всего следует разделить на два объёмных класса: церковная и околоцерковная. Церковная — это Священное Писание, богословские труды, богослужебная, литургическая, житийная книга. Околоцерковная (религиозно-популярная) — это художественная литература православного содержания (повести и рассказы), рекомендательные книги для жизни христианина (православная кухня, православная психология, духовная поэзия, книги по краеведению, включающие подробное описание храмов, традиций православных россиян). К этому же классу отнесём научные сборники по итогам православных конференций таких как «Кирилле-Мефодиевские чтения» и «Обретение святых».

Вместе с тем данная классификация, разграничивая книги православного содержания на непосредственно церковные и «околоцерковные», не позволяет вывести за пределы понятия «православной» художественную и краеведческую литературу, поэзию, где в содержании основным мотивом являются христианские ценности.

Однако если брать во внимание класс церковной литературы, то в качестве примера её классификации можно привести типологию Петра Борисовича Михайлова (кандидат философских наук, зав. кафедрой систематического богословия и патрологии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, г. Москва). «Типология православной письменности» была представлена П.Б. Михайловым в работе конференции «XXII Международные Рождественские образовательные чтения» (январь 2014, г. Москва). Православная письменность в контексте исследования Михайлова представлена четырьмя типами религиозных текстов, каждый из которых может быть рассмотрен как элемент класса «церковной литературы», поэтомупредложенную типологию рассмотрим подробнее.

«Корнями своими христианская книжность уходит в древний мир — ближневосточный и средиземноморский. Для ориентации в этом обширном пространстве — древнехристианских текстах — требуется некая вспомогательная классификация этих текстов, которую можно выстроить, исходя из их содержания, предназначения, адресата и других факторов, формирующих тот или иной жанр религиозного текста. В зависимости от того или иного характера конкретного текста на него в большей или меньшей степени могут распространяться те или иные правила чтения», — утверждает Михайлов.

В совокупном письменном наследии древнего христианства П.Б. Михайлов предлагает выделить следующие типы текстов на основании их характера и содержания:

  • нарративные, или повествовательные (например, тексты Священного Писания Нового Завета);
  • литургические в широком смысле, или молитвенные (тексты богослужений и молитв общецерковных и частных);
  • инструктивные, или назидательные (аскетические, дидактические, в широком смысле богословские);
  • фигуративные, тексты неочевидного содержания, которые требуют специальных усилий для своего понимания (фигуры богословской речи).

Тип «фигуративные» встречаем в классификациях православных текстов впервые. Как поясняет Михайлов, «под этим названием имеются в виду как некоторые библейские, так и апокрифические тексты, аскетические или мистические опыты, отраженные в литературной форме. Слово «фигуративный» означает формирование текста из неких фигур речи, предполагающих разгадку или переносное толкование. Среди библейских текстов к такому типу следует отнести трилогию Соломона, в особенности вторую и третью её часть — Екклезиаста и Песнь песней. К этому же типу можно отнести многое в пророческих книгах, которые далеко не всегда могут быть истолкованы в прямом смысле, а также Псалтирь».

Все обозначенные Михайловым типы религиозных текстов не просто «письменное наследие древнего христианства», но и бытуют сегодня в церковной практике, и поэтому в полной мере могут быть соотнесены с понятием «церковная литература», как основным классом более широкого понятия «православная литература».

Интересный и тщательно проработанный подход к типологии православной литературы осуществляет М.Н. Злыго-стева в своём исследовании «Православная книга Западной Сибири». Авторпредлагает определить весь массив печатной продукции епархий Западной Сибири периода второй половины XIX — начала XX вв. как «православная книга Западной Сибири». Все издания РПЦ, функционирующие в среде священнослужителей, верующих людей, в системе духовного образования, то есть имеющие разный читательский адрес, обладают специфическими типологическими признаками, которые, по Злыгостевой, системно не отражаются в дефиниции «духовно-просветительноеиздание», кроме того, внутри данного типа изданий нет подсистемы (Злыгостева, 2011).

Относительно православных изданий XIX — начала XX вв. Злыгостева составляет иерархию понятий с учётом, во-первых, книгоиздательского аспекта (церковное издание, церковная литература), во-вторых, книговедческого (религиозное издание), в-третьих, региональных функциональных особенностей издания (церковно-краеведческая литература).

Поскольку в существующих сегодня в книговедении классификациях религиозной литературы есть определенное терминологическое «смешение» понятий: в одном ряду находятся разные по содержанию термины — «виды литературы», «виды изданий» и «литературные жанры», Злыгостева предлагает вариант видо-типологической характеристики религиозных изданий, учитывающий видовую характеристику изданий, зафиксированную ГОСТом 7.60—2003 и в исследованиях книговедов Г.Н. Швецовой-Водки и А.Э. Санько. Группировать религиозные издания можно на основании разных признаков — по периодичности, по читательскому адресу, по целевому назначению.

Весь массив религиозных изданий РПЦ по периодично-стивключает два вида изданий — непериодические и периодические, последние проанализированы Злыгостевой на основании типологии, разработанной К.Е. Нетужиловым: в ней наиболее полно, с разных позиций типизирована православная периодика (Нетужилов, 2010).

Однако для нашего исследования больший интерес представляет типология, предложенная Злыгостевой, классифицирующая православные издания по целевому назначению. В ней намечены определенные позиции, ориентированные в первую очередь на специфику религиозных изданий второй половины XIX — XX вв., однако считаем справедливым применить классификацию относительно современной православной литературы России. Основанием для этого является то, что обозначенные в классификации типы книг характерны и для православной литературы XXI века, тем более, что автор данного варианта видо-типологической характеристики религиозных изданий при составлении классификации учитывала видовую характеристику изданий, зафиксированную современным ГОСТом 7.60—2003.

Итак, по М.Н. Злыгостевой, по целевому назначениюре-лигиозные издания представлены следующими видами:

  • —издания религиозного первоисточника — Библия, отдельные книги Священного Писания, в частности Евангелие, тексты Псалтири;
  • официальные издания (соответствующие светскому представлению о такого типа издании), обслуживающие официальную жизнь церкви, — постановления Вселенских Поместных и Архиерейских соборов, указы Священного Синода, Устав Русской православной церкви, журналы заседаний Святейшего Синода, уставы епархий, епархиальных братств, приходов, документы консисторий;
  • богослужебные, или литургические, издания, предназначенные для сопровождения различных этапов и видов церковных служб, — богослужебное Святое Писание, служебное литургическое Евангелие, паримийник, требник, часослов, минея, богослужебная псалтирь, акафисты, молитвословы, типикон (богослужебный устав), триодь, октоих, ирмологи;
  • научные богословские издания — издания по вопросам теологии и философии религии;
  • религиозно-популярные издания — самая многочисленная группа изданий, в доступной форме излагающая основы православного мировоззрения, включающая описания паломничеств, очерки по истории церкви и биографические очерки о местном духовенстве, призванные популяризировать среди прихожан знания своей истории и своих святынь, а также издания проповедей;
  • информационные религиозные издания — библиографические, реферативные, обзорные;
  • церковно-практические издания (аналог в стандартах — производственно-практические) — ведомости, журналы съездов духовенства, отчеты епархиальных братств и церковноприходских школ, различного рода инструкции и правила;
  • религиозные справочныеиздания — справочные книги епархий, адрес-календари, списки служащих по духовному ведомству, расписания приходов, церквей и принтов;
  • религиозные учебныеиздания — учебные программы для церковно-приходских школ и школ грамоты, учебно-методические пособия для преподавателей церковных учебных заведений, хрестоматии по церковному пению, учебники Закона Божия;
  • религиозные литературно-художественные издания (в стандарте — литературно-художественные издания) — сказания о земной жизни Христа, литературные переложения Библии и отдельных библейских притч, агиографическая литература, описания чудес и явлений, авторские сборники духовных песнопений, проповеди, носящие отвлеченный характер, тяготеющие к жанру медитативной прозы.

В соответствии с системно-типологическим подходом данную типологию считаем должным расширить следующими параллельными классификациями:

  • — по читательскому адресу: Детская, юношеская и взрослая литература.
  • — по языку изложения текста: Русская православная литература и православная литература на языках народов (татарский, казахский и т.д.)
  • — по форме подачи текста: Духовная поэзия и проза

Известный советский текстолог С.А. Рейсер утверждает: «Типы изданий имеют отчетливую национальную специфику. Зарубежная издательская практика знает такие издания, которых у нас нет и наоборот... о типах изданий нельзя говорить, как о чём-то стандартном и неизменном, раз и навсегда установившемся. Одни типы отживают и уходят в прошлое, другие приходят на смену, самое количество типов изданий всё время варьируется и детализируется» (Основы текстологии, 1978, с. 120).

В связи с тем, что типология книги, как было отмечено выше, — понятие, изменяющееся во времени, выделим ещё одну классификацию, уже на основе формального подхода.

По форме книги современные православные издания предлагаем разграничить на следующие типы:

  • — рукописная книга (как правило, букинистический подарочный вариант),
  • — стандартная печатная книга,
  • — фотоальбом,
  • — брошюра,
  • — электронная книга.

В связи с развитием информационного общества электронная православная книга сегодня получает все большее распространение, не уступая на просторах сети Интернет изданиям иного содержания. Данные процессы характерны и для регионов России. В частности, в исследуемой нами Кировской области (Вятском крае) на сегодня укоренилось несколько православных Интернет-проектов, наиболее яркие из которых: «Страна Вятская» (автор — кандидат исторических наук, протоиерей Александр Балыбердин» (http://www. vstrana.ru/) и живой журнал протоиерея Андрея Лебедева «Вятский летописецъ» (http://letopisezvyatki.blogspot.ru/), которые на сегодня являются популярными электронными книгами не только в Церковной среде, но и получили среди широкой общественности.

Таким образом, православная литература сегодня находит отражение в различных формах — от рукописного до электронного изданий. Это явление свидетельствует о её бытовании «сквозь века» в книжной культуре России. На протяжении многих веков православная литература является носительницей ценностей и смыслов. Её разноформатность и отсутствие единой чёткой типологии, с одной стороны, говорят, что на этой ниве есть над чем ещё сегодня потрудиться книговедам, с другой, свидетельствуют о внимании к православной книге сегодня в обществе, закреплении позиций у широкой читательской аудитории от священнослужителей и богословов до просто верующих людей или проявляющих интерес к традициям православия, укоренившихся в Великой русской литературе, духовной поэзии, краеведении, в истории и книжной культуре России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >