МАСС МЕДИА В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Освещение международных отношений в мировых СМК: история и современность. (Муканова Гюльнар)

Освещение международных отношений в мировых СМК: история и современность

Г. К. Муканова

Глобализующийся мир - явление новое, трудно измеримое, и несомненно придающее мощный социальный импульс многим проявлениям гражданской активности. Информационная эпоха связана с глобальной медиа средой, созданием единого мирового информационного пространства (1). Зарубежные специалисты активны в дискурсе о новой информационной цивилизации, связанной с колоссальным влиянием современной «индустрии информации» на все стороны общественной жизни.

Современная ситуация в медиа представляет интерес в качестве предмета критического дискурс-анализа. Во-первых, для специалистов становится все более заметной необходимость обновления терминологии, в части вузовского и послевузовского преподавания. Приведу лишь один пример: в учебной программе магистратуры «Международная журналистика» значился предмет «Информационная война». Название двусмысленное, по меньшей мере; не проходит ощущение, что оно «перекочевало» в силлабусы со времен «холодной войны». Термин «война», будучи употреблен в переносном смысле, вызывает на ментальном уровне известное отчуждение. Во-вторых, внимание к теме международных отношений в социуме непреходяще; в природе индивида интересоваться жизнью соседей и сопоставлять их достижения или проблемы с отечественными. В-третьей, но не последней, причиной присутствия темы международных контактов в мировых средствах массовой коммуникации продиктовано бурным развитием технологии медиа-ресурсов в XXI веке.

Скорость распространения информации достигла максимума, привычные границы стираются. Настал момент истины для отечественных СМИ: попытки игнорирования его были бы безуспешны. Отсюда, есть необходимость обозначить некоторые проблемы освещения международных отношений в медиа. В этой главе анализируется развитие международной журналистики как с исторической, так и современной политической точки зрения, в контексте новых транснациональных глобал-медиа.

О наличии мощной коммуникативной среды, способной объединить континенты, влияющей на культуру и на систему власти как внутри страны, так и в масштабах всего мира, размышляли мыслители от аль-Фараби до современных авторов: Д. Белл, М. Маклюэн и Э. Тоффлер, П. Бергер и Т. Лукман, Ю. Лотман и В. Библер, М. Кастельс и Н. Луман (2).

О масс-медиа как особом социальном институте пишут исследователи: Богданов В., Баразгова Е., Борецкий Р., Вартанова Е., Грабельников А., Гуревич С., Дзялошинский И., Дьякова Е., Егоров В., Закс Л., Засурский Я., Ковалева М., Короченский А., Кузнецов Г, Лившиц В., Лозовский Б., Муратов С., Олешко В., Парсаданова Т., Почепцов Г., Прохоров Е., Разлогов К., Стров-ский Д., Трахтенберг А., Федоров А., Федотов М., Шариков А., Юшкявичус Г. и др. (3).

Специалисты признают факт усиления роли медиакультуры как посредника между властью и обществом, социумом и личностью, как интегратора новой инфо-среды, вызванное интенсивным развитием масс-медиа (как печатных, так и электронных: кабельное и спутниковое ТВ, видео, цифровое кино, компьютерные каналы, сеть Интернет, CD-ROMbi, DVD, сотовая связь, электронная почта) (4).

Наконец, очевидно социальное расслоение общества, когда мегаполисы шагнули вперед, оставляя далеко позади жителей аульной (сельской) «глубинки». Гаджеты еще не добрались в массе до нее, за исключением райцентров, учреждений образования и филиалов банков. Доставка печатной книжной продукции в село также происходит с опозданием. Думается, последствия цифрового разрыва проявятся совсем скоро; в кругозоре и знаниях сельскими выпускниками иностранных языков, как минимум. Это - серьезный вопрос, связанный с логистикой транспортных коридоров Казахстана, известного протяженностью территории.

Не совсем ясно, как быть тем пользователям Интернета, которые не владеют кириллицей или латиницей? Казахскоязычные сайты в стадии становления, арабская графика также представлена в мизерном соотношении. ООН ратует за сближение культур, однако казахское население Северо-Восточного Китая, или соседнего Синьцзяна, не в состоянии знакомиться с казахстанскими сайтами по причине языковых (графических) барьеров.

Беспрецедентное расширение возможностей мультимедийного общения наталкивается на практике на узость инструментария. Отсюда, надо готовить кадры журналистов и филологов, обслуживающих сети, на уровне потребностей мультикультур-ной среды. Иероглифы как графика Интернета для казахстанцев представляют «целину», тогда как узнавать культуру и тренды в развитии Поднебесной - насущная задача.

Рассекреченные, с момента обретения независимости Казахстаном, источники и смена концепции, актуализация пересмотра содержания национальной истории, обозначенная в докладе Государственного секретаря РК М.Тажина 5 июня 2013 года, подводят гуманитариев к поиску факторов сохранения ведущего признака национальной идентичности. Косвенно это означает, что в стадии становления и обобщения находится и концепция истории международных отношений Казахстана; для работников СМИ вновь возникает дилемма: где найти компетентного эксперта, учебник, монографию, в которой доступно и без «вывертов» идеологии изложена предыстория конфликта и т.п. Следует отметить, что именно в сфере внешней политики бывшего СССР и постсоветских государств таковой поиск был весьма затруднителен. Хронологические и логические разрывы в изложении исторической канвы международных контактов в советских учебниках во многом понятны сегодня, однако это не облегчает работу журналистов, работающих, как правило, в «цейтноте». Возможно, выходом из ситуации станет ввод дополнительных дисциплин по всеобщей истории и международным отношениям в программу обучения будущих журналистов.

Оптимальным представляется географический метод социального исследования (регионы: Европа, Ближний Восток, Центральная Азия, тюрко-исламский мир, Азиатско-Тихоокеанский регион, Латинская Америка, и т.д.), который позволит обучающимся созерцать планетарный расклад и более эффективно применять полученные теоретические знания.

«После падения Берлинской стены в 1989 году, во всем мире панорама СМИ претерпела структурные изменения, которые резко изменили отношения между глобальной политикой и транснациональными системами связи, - утверждают Л. Горман и Д. Макклин. - Прежнее англо-американское господство над мировым новостным потоком было заменено новыми цепочками культурных, региональных и национальных систем, конкурирующих в том, что бывший президент Франции Жак Ширак называл «глобальной битвой изображений» (5, С.208).

Сегодня невооруженным глазом фиксируется тенденция к консолидации мировых СМИ, хорошо известны медийные корпорации, такие, как: Аль-Джазира в арабском мире, Tele Sur (Латинская Америка), Zee TV (Индия) и др. Наиболее острыми проблемными вопросами в мировых СМИ оказываются следующие: освещение в СМИ ислама, истории Азии и Африки, перспектив Европейского союза и, наконец, образ Китая, Украины, Казахстана и Грузии в иностранной прессе.

На примере доступных ныне информационных материалов, нетрудно анализировать роль иностранного корреспондента в качестве межкультурного посредника, обсуждать новых участников глобальных новостей и задаваться вопросом: каково же будущее отдельных жанров СМИ, в частности международной журналистики?

Мы проследили мультиязычный медиа-контент Центральной Азии в условиях глобализации, в контексте освещения международных отношений. Зона (ареал) доминирующего языка коммуникаций в регионе Центральная Азия и Казахстан, с выходом в мировой информационный портал, визуально, путем анализа блогов и популярных социальных сетей, выявляет приоритетность русского языка при обсуждении острых политических тем.

Вместе с тем, достаточно активны блогеры казахскоязычных сайтов. Такие известные бренды как: «Радио «Азаттык», «Казак радиосы», «Патриот» довольно активно обсуждают тему сохранения национального языка, культурных ценностей, традиций. Безусловно, в целом культура общения, лексики и орфографии в блогах оставляет желать лучшего, но то - тема отдельного исследования.

Интерес представляет зарубежный компонент региональных медиа. В условиях глобализации, в Казахстане и ЦАР сосредоточена деятельность как европейских, так и восточных информационных агентств (ИА) (6, С.30-31). Этот фактор имеет позитивные следствия: расширение позитивного имиджа государства, продвижение миролюбивой внешней политики, брендирование отечественной продукции.

Из профессиональных ИА, действующих впервые в истории независимого Казахстана на его территории, представляет определенный интерес в перспективном влиянии китайское ИА «Синьхуа». Оно возглавляет корпус СМИ Поднебесной в Казахстане. Президент страны Н.А.Назарбаев в интервью китайским медиа 21 февраля 2011 года отметил те стороны двусторонних контактов, которые освещаются наиболее подробно. Строительство скоростной железной дороги Алматы - Астана, соглашения по ядерной и альтернативной энергетике, в химической промышленности и сотрудничеству в нефтегазовой сфере. В Казахстане при участии китайского капитала действуют до тысячи совместных предприятий, разворачивается строительство дороги «Западный Китай - Западная Европа», Мойнакской ГЭС, битумного завода в Актау, Международного центра приграничного сотрудничества Хоргос» и др. (7).

ИА «Синьхуа» является государственным информагентством КНР и крупнейшим в Китае центром сбора и распространения новостей и информации, одним из современных ИА международного уровня. Оно создано в 1931 году и стало государственным информационным агентством после образования КНР в 1949 году. Его штаб-квартира находится в Пекине.

Информационное агентство «Синьхуа» имеет отделения во всех провинциях, автономных районах и городах центрального подчинения (их количество - 31). В более чем 50-ти крупных и средних китайских городах действуют офисы и корпункты, подведомственные отделениям. Кроме того, отделения Синьхуа действуют в структурах НОАК, специальных административных районах Сянган и Аомэнь. Его корреспонденты аккредитованы также в провинции Тайвань.

«Синьхуа» открыло в 143 странах и районах мира свои отделения. В Сянгане, Москве, Мехико, Найроби, Каире, Нью-Йорке и Брюсселе им были учреждены главные отделения и редакции, имеющие право на прямую передачу информации соответственно на Азиатско-Тихоокеанский регион, страны СНГ, Латинскую Америку, Африку, Средний Восток, Северную Америку и Европу.

Агентство круглосуточно передает на зарубежные страны письменные новости на китайском, английском, французском, испанском, арабском, русском и португальском языках общим объемом около 600 тысяч иероглифов; ежедневно распространяет внутри страны и за рубежом экономическую информацию на китайском и английском языках, общим объемом около 300 тысяч иероглифов; ежедневно передает более 200 фотоматериалов и десятки материалов в виде диаграмм; снабжает около 300 телевизионных станций аудио- и видеопродукцией; предоставляет большое количество эксклюзивных репортажей.

Агентство использует для предоставления подписчикам информационных услуг такие технические средства, как спутниковое радиовещание, специальные линии передачи, Интернет, фото-новости, является членом ряда международных организаций СМИ. Его влияние в международных информационных кругах растет. Главное Азиатско-Европейское отделение ИА «Синьхуа» было создано в 2009 году. Его головной офис находится в Москве, корпункты действуют в Москве, Алматы, Киеве, Тбилиси, Минске, Баку, Бишкеке, Ташкенте и Владивостоке. Вскоре будут открыты корпункты и в Ереване, Ашхабаде, Душанбе, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Иркутске. Видеосайт «xinhuavideo. ги» открыт для обслуживания клиентов ИА «Синьхуа» в русскоязычном регионе (8).

На базе новых медиа, в частности китайского Синьхуа, их публикаций, видеосюжетов и материалов на сайте, стало возможным выявить оценочные суждения журналистов КНР по темам: влияние различных социальных групп, например интеллигенции, управленческой элиты, лидеров НПО в Казахстане, идентичность и т.д. При этом следует учесть, что работа сотрудников Синьхуа представляет образец четкого следования внутренней политической парадигме. Отклонения от генеральной линии, правящей коммунистической партии и руководства страны, чреваты для журналистов наказаниями. Дискуссии о праве на свободу слова в данном контексте противоречили бы нормам законодательства КНР о государственных интересах, измене Родине и прочее. С другой стороны, журналисты Синьхуа выполняют функцию ретрансляторов тех материалов, которые готовятся национальными, к примеру казахстанскими, аналитиками и агентствами.

В философском плане, такой принципиальный отбор информационных материалов позволяет выстраивать образ государства, только вышедшего на мировую арену, показать его выгодные стороны. В профессиональном - легко попасть под критику и обвинения в «ангажированности». Во избежание недоверия к информациям Синьхуа о Казахстане, ввиду тщательного отбора их в агентстве, требуется принятие превентивных мер. Имеется необходимость в деликатном обсуждении правил формирования материалов в практике международной журналистики ЦА, с учетом особенностей идеологии Китая, и выработке консенсуса в рамках транспарентности.

Имеются и другие социальные аспекты темы. Часть населения РК относится к присутствию иностранных, в частности китайских СМИ в ЦА, с опаской. Это вызвано незнанием национальных приоритетов во внешней политике Казахстана, трендов мирового процесса. Стереотипы «китаефобии» легко преодолимы при расширении курсов китайского языка, активизации деятельности Института Конфуция при КазНУ им. аль-Фараби. Уважая культуру, традиции, позитивное в отношениях Казахстана и Поднебесной, важно расширять знания о соседней стране, в контексте миролюбивой внешней политики.

В период обучения в московской аспирантуре Института востоковедения, автору этих строк довелось работать в фондах архивов ведения МИД СССР (ныне - Архив внешней политики МИД РФ). Критический анализ отложившихся там материалов, в частности китайских газет 1916-1920 гг. и текстов донесений российских консулов, позволил выявить характерную черту китайских СМИ, а именно: особую щепетильность в подаче информаций, касающихся международных отношений (9). Это показательно на истории массовой миграции жителей Семиречья в Синьцзян, как следствия восстания и погромов 1916 году в Верном, Копале и сопредельных уездах Семипалатинской области (10). Вплоть до весны 1918 года, когда из Синьцзяна был выведен последний казахский иммигрант, китайские СМИ, пекинские в том числе, подавали ситуацию как политическую сенсацию. Натянутость на тот момент пограничных отношений Китайской Республики с Российской империей и ее преемником в лице Временного правительства, прямо отражалась в комментариях китайских СМИ (11, С. 155-163).

При всех обозначенных нюансах в работе ИА Синьхуа, сам факт присутствия авторитетного иноязычного контента в XXI веке в журналистике ЦАР, к тому же, транслирующего на семи основных языках ООН в более 140 стран мира письменные и видеоматериалы о Казахстане, представляется исторически новым явлением. С течением времени, личные авторитетные мнения китайских журналистов оформятся в мемуарах и исследованиях, и это позволит войти в анналы всемирной истории материалам о Казахстане.

В сближении казахской и китайской культур закономерным представляется метафизическое сходство мультикультурных социумов. Соответственно, имеются аналоговые институты, организации в деле демократизации внутристрановых этнокультурных отношений. Например, такой социальный институт как Ассамблея народов Казахстана (АНК) выполняет функции представительства в законодательных органах, ВСНК (Высший Совет народов Китая).

Опыт квотирования национальных представительств в законодательные органы достигнут в обеих странах опытным путем. В Синьцзяне издается журнал «Центральная (Орта) Азия» на китайском и уйгурском языках, знакомящий читателей с современным Казахстаном. Газеты «Жон-го ры-бао» и «Рин-мин ры-бао» выходят 2-х миллионными тиражами на языках ООН, имеют сайты и пресс-центры в Пекине, Шанхае, Гонконге, Нью-Йорке и Европе. Казахские тексты даны арабской графикой, что составляет определенную трудность для аналитиков. Можно спорить, что известное декларирование прав национальных меньшинств является лишь прикрытием неравноправия, ведь в КНР даже термин «национальные меньшинства» не приветствуется. Вместо него в Китае предпочитают словосочетание «малые народы».

Борьба с коррупцией, о которой открыто заявил с высокой трибуны XVI11 съезда Компартии Китая ее экс-председатель Ху Цзиньтао (ТВ-трансляция от 8 ноября 2012 года) - трендовая тема, насущная и для Казахстана. Необходимость культурно-просветительской и пропагандистско-правовой работы в данном направлении в государствах сближает СМИ, посвящающие теме антикоррупционной профилактики все больше печатных полос и эфира (12).

Критические материалы о лояльности Синьхуа к политике государств, имеющих предпочтения во внешней политике КНР, публикуемые независимыми журналистами, отражают позицию отношения конкурирующих ИА (РИА «Новости), государств-партнеров по Таможенному союзу к мнимому блокированию РК и КНР. Разумеется, в мировом раскладе, в регионе ЦАР первенство удерживает РИА «Новости», на второе место уверенно претендует ИА «Синьхуа», далее по убывающей -американское CNN и британское ВВС. Таковы идеологические акценты на этапе вхождения в мировое научно-образовательное пространство. Сотрудничество казахстанской стороны с информационными агентствами зарубежных государств, тем более с авторитетными китайскими, - это дополнительный стимул для повышения профессионализма, устойчивой идентичности, инновационного развития и повышения качества услуг.

Толерантность, полиязычие, нейтральная подача информации также входит в профессиональные обязанности диппред-ставительств и журналистов-международников. Важно поддерживать творческие и деловые контакты с комиссиями ООН, ЮНЕСКО, кластерами по региону в плане приглашения квалифицированных лекторов и своевременного получения информационных материалов.

Современная медиакультура Центральной Азии (ЦА) в дискурсе международных отношений формируется вновь. Поэтому историко-культурное наследие народов региона в условиях глобализации требует переосмысления через призму международных отношений (13). Важно найти общие точки соприкосновения и диалога культур в регионе Центральная Азия. Почему ЦА? - во-первых, это стратегически важный район Азии. Во-вторых, в течение нескольких столетий регион был объектом аппетитов крупных империй, мечтавших открывать новые, массивные рынки сбыта товаров и продвигать вширь интересы монархий.

В-третьих, в силу этнокультурной традиции, информация о регионе на местных языках практически была не доступна иностранным читателям. В-четвертых, этап независимости после распада СССР открыл шлюз для развития национальной школы политической журналистики, демократизации СМИ. В-пятых, впервые за много лет казахстанские СМИ получили возможность самостоятельной трактовки внешней политики вокруг ЦАР, а двадцатилетие независимости дает повод к структуризации и обобщению полученных данных по теме исследования.

В-шестых, есть определенный дефицит кадровых ресурсов в смысле политологов, журналистов-международников, телекомментаторов в Республике Казахстан, что предопределяет наличие некоторого вакуума в информировании аудитории. И, наконец, состояние казахстанских СМИ, если изучать их в данном ракурсе, косвенно могут отражать общую ситуацию в СМИ Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана, Монголии и соседнего Синьзцян-Уйгурского Автономного района (СУАР) КНР.

Не секрет, что международная тематика не привлекает журналистов и аналитиков из-за потенциальных рисков. Репутационные риски налицо; не каждый работник СМИ может утверждать о собственном богатом опыте в разборе непростых, а порой чрезвычайно запутанных сюжетных линий внешнеполитического спектра (14,С.43). Публикации политологов, востоковедов, историков и известных политиков занимают превалирующее место в освещении международных вопросов вокруг региона Центральная Азия, собственно в Казахстане. Меньшую долю составляют аналитические разработки экономистов и социологов, чрезвычайно редко встречаются журналистские расследования.

Причинами такого неравного соотношения «интеллектуальных долей» эксперт-аналитиков темы международных отношений вокруг региона могут быть следующие: для освещения проблемных вопросов внешнеполитической канвы событий в ЦАР необходимы глубокое знание региональной специфики и истории процесса, или фундаментальные знания (15). Если экономика и социум в настоящее время подвергается интенсивному изучению, на базе современных методов, то в ведущем блоке исследований (востоковедение, история, политология) заложены априори правительственный контент и государственных интересы.

Деликатность и сдержанность относительно комментариев ситуации в соседнем СУАР КНР, очевидна при изучении контента казахстанских СМИ. (16). Причины изложены выше, и они объяснимы. Контраргументами вполне могут оказаться и политизированность темы, и сфокусированность зарубежных аналитиков на нюансах толкования тех или иных событий. Думается, в этом -«ахиллесова пята» современного состояния медийной аналитики в Казахстане. Политизированность темы МО в ЦА обусловлена реалиями, а именно: наличием целого перечня международных политических блоков: ШОС, ОДКБ, СВМДА, ЦАС, ЕврАзЭС, Таможенный союз и др., прочность которых неравнозначна, а интересы не всегда совпадают.

Не является большим секретом и то, что тактические ходы дипломатии постсоветских государств, находятся в прямой зависимости от запасов энергетических ресурсов, мега- и трансконтинентальных проектов, степени охлаждения или, наоборот, потепления отношений между РФ и КНР, к примеру (17). Все это в совокупности привело к пассивности независимых экспертов, стратегических центров, отсутствию альтернативной аналитики, возможно и ввиду секвестирования бюджетного финансирования разработки фундаментальных трудов. В целом же, это чревато отставанием и постепенным отмиранием национальной научной школы внешнеполитического анализа, поскольку интерес к ней пропадет и извне. Данное направление следует сохранить и развивать, поскольку оно является неотъемлемой частью письменной истории общества и государства, оказывающей безусловное влияние на внешнеполитическое освещение событий, международную культурную жизнь.

Для подготовки таких материалов, теле и радиопрограмм, для полноценного вещания необходима филигранная и слаженная работа структур и заинтересованных ведомств: Министерств: иностранных дел, культуры и информации, НИИ - Институтов экономики; востоковедения; истории и этнологии; КИСИ, специалистов-международников, национальных университетов, КазНУ в частности. Отдельные попытки на республиканском ТВ создать передачи по типу некогда популярной московской «Международной панорамы», - единичны и не имеют высокого рейтинга.

То есть, читательская аудитория пока знакомится с информацией, которая появляется в СМИ в виде интервью или обзорных статей 3-х - 4-х более или менее известных экспертов РК и РФ, являющихся на самом деле узкими специалистами по отдельным секторам экономики и социальной политики в ЦАР. Альтернативные суждения можно заметить в персональных блогах казахстанцев (в том числе временно проживающих за рубежом) и на чат-форумах в Интернете.

Зарубежный опыт и последние публикации (РФ, Великобритания, США) должны подхлестнуть отечественных аналитиков к созданию оригинальных обобщающих трудов по вопросам отражения центрально-азиатских трендов и места Казахстана в региональном формате. Ряд шагов по сближению культур сделаны. Из последних книг о Синьцзяне обращают на себя внимание книги, вышедшие в издательстве «Достыц Kenipi», которые можно характеризовать как позитивные обзоры историко-культурного наследил (18). Однако, и эти издания не способны заменить острый взгляд эксперта.

Следует обратить внимание на складывающуюся ситуацию, когда центрально-азиатские СМИ, на примере казахстанских экспертов и журналистов насыщены однообразными официальными публикациями, почти исчезли из СМИ сюжеты об Узбекистане, Монголии, Индии, странах Движения неприсоединения, ЮВА. Можно апеллировать к новостным сайтам Интернета, однако их контент напрямую зависит от того, кем они составляются. В лучшем случае они нейтральны; нас же интересует обучающая и воспитывающая роль медиа.

Смена внешнеполитических векторов обернулась для постсоветского пространства заметным дефицитом информированности о мировых тенденциях. Отток аналитического контента из СМИ и концентрация его лишь в научно-исследовательских центрах имеет свои отрицательные последствия. Социум искусственно лишается привычки обсуждать проблемные вопросы, в том числе и о региональной внешней политике. Как выход из невольно сложившегося информационного вакуума, важно понимать, что объективный взгляд на внешнеэкономические возможности и риски государства возможен при сотрудничестве заинтересованных специалистов, организаций, центров, институтов, представляющих фундаментальные отрасли знания: всеобщая история, экономика, страноведение, юриспруденция.

Активизация международных научных форумов, свободный обмен мнениями с зарубежными коллегами и выработка рекомендаций послужили бы дальнейшей гармонизации в освещении страновых и международных событий, явлений, в изучении международных отношений. Имеющиеся на сегодня гранты явно недостаточны; отсутствует авторитетный центр координации междисциплинарных исследований.

Освещение международных конфликтов в целях информирования сообщества является на самом деле древней традицией. Еще Гомер в «Илиаде» и «Одиссее», а Страбон в «Географии» сообщали подробности греко-персидских войн и других военных столкновений в пределах Евразии. Со временем менялись тех нологии и способы подачи информации, порой они приобретали сугубо политизированный характер. Период Великих географических открытий и запросы рынка выявили на земном шаре регионы, которые стали объектом перманентного интереса мировых производителей, финансовых структур и правительств.

Центрально-Азиатский регион в этом плане не был исключением, а происходящее здесь являлось темой обсуждения аналитиков, военных, журналистов. Актуальность компетентного обсуждения культурного контента международных отношений обусловлена стратегическим, географическим положением региона Центральная Азия, обладающего уникальными природными запасами энергетических (нефть, газ, солнечная и ветровая энергии) и гидроресурсов. Сопутствующие острые проблемы вокруг региона: иранская ядерная программа, афганский вопрос, транснациональные нефтепроводы, в том числе через акваторию Каспийского моря, экология, опустынивание и другие не будут решены без участия сообщества, или потенциальной аудитории (19).

Экскурс в историю вопроса доказывает непреходящий интерес к региону у иностранных читателей. Военно-политическая и социокультурная ситуация в ЦА освещалась в дореволюционной казахской, российской периодической печати. Журналы и газеты, такие как, например «Русский инвалид» и «Туркестанские ведомости», «Семиреченские ведомости» отражали военные собятия, размещали схемо-карты маршрутов экспедиций и военных действий. Семенов-Тяныпанский, Пржевальский, Шокан Уалиханов по возможности тщательно составляли отчеты о своих разведывательных путешествиях по Центральной Азии, фрагменты которых попадали на страницы прессы. Представители колониальной администрации, совмещавшие службу с занятиями историей и этнографией (Аристов, Коншин, Левшин, Андреев, Спасский, Сперанский, Даль) заложили традицию сопереживания читателя с ощущениями и исследованиями соотечественников в пределах загадочной Центральной Азии. Эти публикации в настоящее время служат раритетными источниками истории социально-политической жизнедеятельности региона.

Современный этап международных отношений, освещение исторических событий, явлений на протяжении 1991-2013 гг. хронологически освещались медиа пространством. В обозначенный период произошли технологически обусловленные, качественные изменения в региональных СМИ, в частности, благодаря широкому развитию мультимедиа: Интернета, сайтов, порталов и персональных микроблогов, стали реальностью для казахстанцев. Насытившись погружением в обзоры и обсуждения глобальных новостей, пользователи непременно обращают внимание на проблемы региона, в котором постоянно проживают и где живут их близкие. Отрывочные сведения информагентств со временем перестают устраивать, идет подсознательный поиск новой информации, аналитики, авторов, которым можно доверять. Пожалуй, эту нишу в умах пользователей потенциально смогут занять ученые, политологи, международники и востоковеды, работающие в зарубежных университетах.

Факт, что языковое разнообразие СМИ, освещающих международные отношения в ЦАР, становится все богаче: наряду с национальными и русским языками, в обиходе английский и другие иностранные языки (20). География пресс-центров отечественной журналистики распространяется на Европу, Азию, Америку. Но и в этом случае, придется решать проблему компетентности экспертов и репортеров. Было бы несерьезным ограничиваться обзором телетайпов мировых информационных агентств и Ин-терне-порталов.

Разновидности информационных источников по теме Центральная Азия и Казахстан достаточно стабильны: газеты и журналы, отчеты и доклады НИИ, сайты, итоги социологических опросов. Среди региональных периодических изданий проблемам ЦАР отведены постоянные рубрики в еженедельнике «Central Asia monitor», отдельные статьи, интервью встречаются на страницах русскоязычных газет «Время», «Аргументы и фак-ты-Казахстан», «Казахстанская правда». Целевая аудитория знакома с журналами «Центр Азия», «Казахстан в глобальных проблемах», «Analytic», «Central Asia’s Affairs», «Казахстан-Спектр» (КИСИ), «Мысль», «Евразийское сообщество», «Континент»

(21). Свежую струю в международные отношения вносят такие периодические издания, как: Журнал «Керш!» - плод совместной работы казахстанских и китайских (Урумчи) востоковедов и журналистов. Издание рассчитано на интересующихся культурным наследием Поднебесной (22).

Глянцевые журналы, как правило, типичны для удовлетворения познавательных туристических запросов публики и часто недолговечны. Хотя есть шанс сделать добротный общественно-политический журнал именно за счет панорамных политических обзоров.

Среди отечественных ученых, экспертов по Центральной Азии, представляющих академическую среду в СМИ, в последнее время определенную нишу занимают сотрудники КИСИ (Султанов Б., Лаумулин М.. Сыроежкин К., Кушкумбаев С. и другие.). Проблемам истории и культуры Центральной Азии посвящены грантовые проекты и публикации сотрудников Института востоковедения (директор - д.и.н., профессор Абусеитова М.Х.). Востоковедческий журнал «Шыгыс» выходит на нескольких языках, объединяя исследователей постсоветской и европейской, дальневосточной, реже - американской, ориенталистики.

Новые тенденции, отмечаемые в изучаемом направлении: от узкого круга экспертов, официально допускаемых к трактовке политических трендов в ЦА (чаще были ученые НИИ) (23) наметился свободный доступ, вплоть до свободного комментирования текущей ленты событий журналистами, соискателями и практически любым пользователем Интернета. Это должно бы радовать ростом интереса аудитории к международному фону, но и настораживать отвлечением от сути процессов.

Сильные и слабые стороны казахстанской медиа-аналитики на поверхности: следует отметить у ряда авторов статей в СМИ и Интернете, поверхностность в анализе, конъюнктурность. Сказывается некоторый пробел в общеисторических знаниях и академическом раскладе современного дискурса. К сильным же сторонам относимы: оперативность реакции на текущие события, желание добраться до сути международных конфликтов, апелляция к традиционным ценностям.

Позитивный резонанс и хорошее впечатление производили и производят книги К-Ж.К.Токаева, много лет отдавшего работе в дипломатической службе. Его монографии «Внешняя политика Казахстана в условиях глобализации», «Под стягом независимости», «Дипломатия Казахстана» и другие содержат стройные разделы о центрально-азиатском векторе политики Казахстана. Опираясь на факты, документальные источники, К.Токаев умеет передать сложность и перипетии урегулирования спорных вопросов, «подводные камни» процесса и персоналии руководителей государств, в этом участвующих (24).

Между тем, время не стоит на месте. Читательская аудитория, которая может и вправе узнавать новые тенденции международных отношений в ЦА посредством мультимедиа, сегодня безгранична. Достоверность и полнота - основное требование к информации, касающейся оценок культурного наследия, международных отношений и региональных, в частности. Характер аналитических публикаций варьируется: упреждающие, констатирующие, позитивные, негативные или нейтральные. Критический анализ публикаций позволяет выявить позиции авторов, учреждений, независимых фондов, которые они представляют. «Заказные» публикации часто снижают степень доверия читателей к информации вообще. Перепроверка и опровержения «скороспелой» информации отнимает массу времени и ведет к отторжению аудитории.

СМИ являются инструментами формирования общественного мнения, причем в современных условиях глобализации информация способна распространяться мгновенно и практически бесконтрольно. Оценочные публикации в таком случае должны быть крайне выверены и нейтральны, во избежание столкновения интересов, вызванных излишне категорическими суждениями. Прежде всего, эксперты должны хорошо быть знакомы с предысторией освещения международных отношений, официальной трактовкой тех или иных моментов взаимоотношений, культурных нюансов.

Уважать аудиторию и предоставлять ей объективную информацию, способствовать сближению культур - задача СМИ.

Готовить такую команду репортеров, аналитиков-международников Казахстану просто необходимо. История международных отношений хранит образцы стойкой приверженности правительственных комментариев внешнеполитических событий, что позволило выдерживать определенную тактику в достижении стратегических целей. Показательны в этом отношении мемуары Голды Меир, долгие годы руководившей правительством Израиля на этапе становления; опытный политик, ГМеир и ее коллеги прекрасно владели таким политическим инструментом, как СМИ, для продвижения государственных интересов.

Таким образом, многогранность Центральной Азии определяет разнообразие видов медиа источников о культурной жизни региона, о его экономике, политике: это официальные СМИ, разработки независимых экспертов, НИИ, мнения экспертов РФ, Европы и США, печатные СМИ (газеты, журналы), Интернет. Менее доступны в силу языкового барьера публикации китайских, афганских, корейских и японских экспертов и журналистов о роли и месте Центральной Азии в социально-экономическом и культурном спектре отношений.

Медиаобразование, международная и политическая журналистика, медиаменеджмент, СМИ должны рассматриваться как информационно-коммуникативный инструмент в международных отношениях. Соответственно, для подготовки квалифицированных кадров по этой специальности необходимо сотрудничество НИИ, стратегических аналитических ведомств по качеству набора обучающихся, процесса преподавания и прохождения практик, в тесном союзе с университетскими выпускающими кафедрами.

Наконец, к проблеме «демонизации» в мировых СМИ ряда вопросов, задевающих прямо и косвенно этику международных отношений. Речь идет о так называемой «желтой» угрозе в виде китайской иммиграции. Мы специально уделили внимание теме и провели критический дискурс-анализ. Европейские (в частности, французские СМИ на примере «Paris Match» - «Пари матч») индифферентны к теме китайской иммиграции (25). Одной из причин является отношение к гастарбайтерам из Азии и Африки.

Тема муссировалась в западно-европейских СМИ в 1970-1980-е годы. Законодательные органы Европы периодически принимают поправки в пользу прав иммигрантов. Китайцы, как иммиграционная «угроза» в Европе не воспринимается всерьез. Скорее, в СМИ констатируются факты расширения экономического и демографического «присутствия» КНР и китайской валюты - юаня, в различных частях света (26). Такая сдержанность диктуется (и это второй фактор) традиционной политикой и практикой PR Евросоюза - а именно: самостоятельно решать текущие проблемы.

В отличие от выше обозначенной позиции, американская пропаганда «желтой» опасности более несдержанная и настойчивая. Частичное влияние псевдо-аналитического PR (пиара) из Нового Света через Интернет дошло и до стран СНГ. Так, польские, российские и русскоязычные авторы Центрально-Азиатского региона (далее - ЦАР): журналисты, эксперты и блогеры подхватили эту тему и публикуют тенденциозные материалы (27 и 28). Публикации последних лет в СМИ основаны на социологических опросах, которые, собственно, составляют «вторичный», третий фактор, будирования темы и воображения читателей (29 и 30).

Между тем, проведенный нами устный экспресс-опрос жителей Казахстана разных возрастов, социальных и образовательных групп, показывает, что местное население (Казахстан, Кыргызстан) большой тревоги или стресса по поводу присутствия китайцев в регионе, не испытывает. Более того, относительно низкие цены на товары широкого спроса из КНР (по сравнению с товарами из Европы и Турции), вполне устраивают население. Мелкий и средний оптовый бизнес на границе с КНР, СУАР «кормит» владельцев ИП (индивидуального предпринимательства) в приграничных областях. Однако, нередко, молодежь, «проглотив» очередной PR- проект в Интернете, социальных сетях, реагирует на такие публикации. Эти публикации в сфере общественности поддержки не находят, нет резонанса и в СМИ. С другой стороны, - и это 4-ый фактор сдерживания эмоций в ЦАР относительно «китайской» угрозы. Такие материалы противоречат нормам этики и международного гражданского права, по большому счету. Ведь большинство выходцев из КНР в Казахстане и сопредельных странах бывшего СССР - бизнесмены, студенты и специалисты, обслуживающий персонал, строящихся газо- или нефтепроводов.

Резонно было бы отметить, что прогнозирование ситуации лежит в практической плоскости: правительства государств ЦАР сами примут решения о квотировании и допуске иностранных специалистов, по необходимости. Это будет сделано, с учетом запросов экономики региона. Тем более, что, на данный момент, криминогенная обстановка в регионе никоим образом не имеет перекоса в сторону граждан КНР. Они по большей части, законопослушны.

Нередко в СМИ Казахстана, Таджикистана и России публикуются комментарии к статистическим данным Агентств и Министерств, ведению которых подлежит трудовая иммиграция из стран Юго-Восточной Азии. К сожалению, в научных статьях коллег (С.Козинова и др.), общая цифра иммигрантов из Китая преподносится без критического разбора. Хотя в эту цифру входят и «оралманы» - этнические казахи, уйгуры или дунгане, не имевшие на момент снятия, статистических данных казахстанского гражданства. Отсюда, реальная цифра - около 5 тысяч китайцев в Казахстане, - начинает «зашкаливать» до 100 тысяч человек. Это - пятый фактор - искусственной «демонизации» социальной проблемы.

Соответственно, такие непроверенные публикации «перетекают» в американские блоги и сайты («New York Times», к примеру), и по планете начинает «бродить призрак «желтой» угрозы». Таким образом, на конкретном примере трактовки темы китайской иммиграции в СМИ, к сожалению, допускаются нарушения этики. Ведь носители любой этничности потенциально способствуют развитию кросс-культурной коммуникации. С другой стороны, возвращаясь к себе на Родину, они будут нести знания о стране пребывания.

Здравый смысл подсказывает, что бытовой шовинизм и невежество в вопросах межкультурной коммуникации могут нанести непоправимый вред имиджу региона и конкретных государств. То есть, в этом вопросе необходима большая разъяснительная работа, силами ученых, педагогов, работников СМИ. Ведь позитивный PR государства распространяется не только на «своих», но и на «иностранных» граждан из государств с не менее древней и богатой культурой.

В условиях глобализации, отход от стереотипов, повышение качества публикаций в области экономической, политической и международной журналистики становятся целевыми приоритетами национальных СМИ. В Казахстане совершенствуется нормативно-правовая база, выходят специализированные периодические издания, налицо полиязычие медиа. Подготовка нового поколения работников СМИ Казахстана - ответственная и исторически обусловленная задача, в условиях вызовов глобализации.

В данном контексте, уместны следующие рекомендации. Здравый смысл нацеливает на отход от стереотипов, повышает актуальность специализации выпускников факультетов журналистики по экономической, политической и международной журналистике. В будущем, количество иностранных обучающихся по названным специальностям в национальных университетах РК, в частности из государств ЦАР и КНР, в рамках академической мобильности, возрастет.

При подготовке будущих специалистов, следует учитывать, что:

  • - студенты, обучающиеся на специальности «Международная журналистика», к примеру, должны владеть журналистской терминологией на тему «международные отношения»,
  • - необходимо быть в курсе изменений, которые произошли в рамках глобальной структуры СМИ;
  • - изучать и освещать многообразие культур современного мира через средства массовой информации - есть высший класс мастерства, требующий большой подготовки и самообразования;
  • - ввод дополнительных дисциплин по всеобщей истории и международным отношениям в программу обучения будущих журналистов.

Для выявления роли международной журналистики в современной истории, с евразийской и центрально-азиатской перспективы, необходимо критически анализировать тренды глобальной и региональной журналистики. Опыт вузовской науки накоплен немалый, и совместные международные исследования обогатят библиографию проблемы (31).

В научных кругах бытует мнение, что во второй половине XXI века произойдет оцифровка всей имеющейся в мире информации, наступит новая эра так называемого цифрового равенства. Из этого логично вытекает, что конвергенция масс-медиа не просто неизбежна, она будет вызывать к жизни все более новые медиа.

Литература:

  • 1. Абдулкаримов, Г. Г. Теоретические проблемы актуальной этнополитики в России: этносоциология модернизации современной России. - Москва, 2008. - 331 с.; Барлыбаева С.Х.
  • 2. Развитие информационного общества в мире и в Казахстане: учебное пособие. - Алматы : Казак университет!, 2006. - 190 с.; Грабельников А. А. Массовая информация в России: от первой газеты до информационного общества. -М.: РУДИ, 2001; Ерасов Б. С. Социальная культурология. Изд. 2-е. — М., 1997; Данилюк А. Я. Развитие человеческого потенциала средствами воспитания и социализации в условиях модернизации России // Педагогика. - 2011. - № 1. - С. 3-13.
  • 3. Кастельс М. Галактика Интернет. - Екатеринбург, 2004; Кириллова И.Б. Медиасреда российской модернизации. М.: Академический проект, 2005. 400 с.; Логинова Л. В .Механизм институционализации интересов: сущность и роль в модернизации общества // «Философия и общество».-Вып. №4(52). -2008 г.; Лотман Ю. М. Мозг — текст — культура — искусственный интеллект// Избр. статьи. В 3-х томах. Т. 1. — Таллин, 1992; Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека. - М., 2003.
  • 4. Модернизация России: условия, предпосылки, шансы : сборник статей и материалов /под ред. д-ра эконом.наук В. Л. Иноземцева; Центр исследований постиндустриального общества. - М., 2009. - 272 с. - http://www.predvm. ru/_ld/0/54 Modemization_2.pdf; Журнал «Личность и Культура» - Опыт российских модернизаций XVIII - XX века /отв. ред. В. В. Алексеев. - Москва: Наука,
  • 2000. - 246 с.
  • 5. Daya Thussu. International Communication: Continuity and Change. - Bloomsbury Academic. - 2000. - 342 p.; Maureen Taylor. International Public Relations: Opportunities and Challenges for the 21st Century // Handbook of Public Relations, Robert L. Heath & Gabriel Vasguer.- Chapter 56. -Sage Publications, Inc.,
  • 2001.
  • 6. Lyn Gorman and David McLean. Media and society into the 21st century: a historical introduction. - 2nd ed. - John Wiley & Sons. - 2009. - 374 p.
  • 7. Морозов А. Российский след в политическом PR Казахстана // ж. «Советник» (г. Москва). - 2009. - № 7 (163). - С. 30-31.
  • 8. http://рарег. people.com. cr/rmrb/html/2011 -02/21/
  • 9. http://www.xinhuavidco.ru
  • 10. АВПРИ (Архив внешней политики Российской империи МИД РФ), г. Москва. - Ф. Китайский стол. Он. Газеты «Жэнь-минь-жи-бао», «Я-синь-бао» и др. - 1916-1920 гг.
  • 11. Мукаиова Г.К. Центральная Азия через призму отношений: Россия -Казахстан - Китай, 18 - 20 вв. - Петропавловск, 2001. - 456 с.
  • 12. Муканова Г.К. Казахская трансграничная миграция в пределах Центральной Азии периода трансформации (на примере Китая) // «Евразийское сообщество». - 2002,- № 1 (37). - С. 155- 163.
  • 13. Выступление Президента Республики Казахстан, Лидера нации Н.Назарбаева «Стратегия Казахстан -2050 »: новые политический курс состоявшегося государства». 14.12.2012; http://paper. peoplc.com. cr/rmrb/html/2011-02/21/
  • 14. Муканова Г.К. Историко-культурное наследие ЦА и современная медиакультура в дискурсе МО. // «Роль медиакультуры в повышении интеллектуального потенциала Казахстана». Материалы Междуи. научно-практ. конференции. КазНУ им. аль-Фараби, 9 ноября 2012 г. - Алматы, 2012.
  • 15. Синьцзян, китайская земля: прошлое и настоящее. - Урумчи, 2006.
  • 16. Баженова Е., Островский А. Синьцзян - новый облик древнего Шелкового пути. - Алматы, ТОО «Достык Konipi», 2012.
  • 17. Шедевры культуры Синьцзяна: Нематериальное культурное наследие СУАР. - Алматы, 2012.
  • 18. Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии. - М., 1983; Лукашук И.И. Современное право международных договоров. Т.П. Действие международных договоров: в 2-х т. - М., 2006.
  • 19. Дубровская Д. В. Судьба Синцзяна. Обретение Китаем «Новой границы» в конце XIX в. - М., 1998 и др.
  • 20. Политический процесс в ЦА: результаты, проблемы, перспективы. -М„ ИВ РАН, 2011.-406 с.
  • 21.20. Люду А. Международное гуманитарное право и деятельность журналистов. - М., 1994; Brad F. Media Relations Handbook. - London, 2004.
  • 22. Бурханов K.H., Мажитов С.Ф. Казахстанская дипломатия: диалог времен и уроки истории // «Отан тарихы». - 2006. - № 3. - С. 5-15.
  • 23. «Корил», Урумчи, 2011-2012 гг. - А., 2007.
  • 24. Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии. - М., 1983.
  • 25. Токаев К.К. Под стягом независимости. Очерки о внешней политике Казахстана. - А., 1997. Его же. Внешняя политика Казахстана в условиях глобализации. - А., 2000. Его же. Дипломатия Республики Казахстан. - Астана, 2011.
  • 26. Одегова А.В. Французская модель масс-медиа в начале XXI века. Ав-тореф. ...канд. фил. наук. -М., 2010
  • 27. By Lin Xi. Recession no excuse to demonize Chinese immigrants 11 «Global Times». - 2012. - November. - 6; По Линь Си. Кризис не может служить оправданием для демонизации китайских иммигрантов // «Global Times». - 2012. -ноября. - 6;
  • 28. Kevin Latham and Bin Wu. Chinese Immigration into the EU: New Trends, Dynamics and Implications // March 2013. http://www.chathamhouse.org/ publications/papers/view/190473
  • 29. Стремидловский С. Новые хунвейбины в Европе? // www.iarex.ru/ articles/42201.html. -15 октября 2013 г.
  • 30. Проза о китайской эмиграции в Италию // http://www.sensusnovus.ru/ culture/2013/04/17/16182.html
  • 31. Трудовая миграция в Таджикистане: свои ушли, пришли иностранцы? 17 февраля 2013 г. // http://rus.ozodi.org/content/article/24904534.html
  • 32. См.: Муканова Г. Центральная Азия и проблемы деколонизации, XX век. - LAP - LAMBERT Academic Publishing, Saarbrucken, Germany, 2013; История мировой журналистики. - Москва, 2004; Международные отношения: теория, конфликты, движения и организаций. - М., 2008; Михайлов С.А. Современная зарубежная журналистика. - Санкт- Петербург, 2002; Прутцков Г. В. Введение в мировую журналистику,- Москва, 2003; Чугунов А.В. Политика и Интернет: политическая коммуникация в условиях развития современных информационных технологий. Автореф. канд. дис. - СПб., 2000; Вершинин М. С. Политическая коммуникация в информационном обществе. - СПб., 2001.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >