Развитие естественно-научных представлений о природе психической деятельности мозга

Е.А. Юматов

Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова, Национальный исследовательский университет «МЭИ» Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Головной мозг является уникальной организацией в живой природе, обладающей способностью к самовосприятию, к самоощущению, - все то, что называется субъективным, психическим состоянием, и проявляется в виде сознания, мыслей, ощущений, чувств, эмоций (Павлов, 1951; Анохин, 1969; Бехтерева, 1990).

Начало объективного изучения психической деятельности мозга было положено И. М. Сеченовым, который 150 лет назад опубликовал статьи «Рефлексы головного мозга» (Сеченов, 1863). В настоящее время в литературе широко представлены публикации по проблеме субъективной деятельности мозга. Среди них: философские статьи, рассматривающие взаимосвязь сознания и бытия; психологические, в которых описываются внешние формы психической деятельности; клинические работы, характеризующие нарушения психических функций при различных заболеваниях; нейрофизиологические, в которых авторы пытаются выявить корреляты и коды ментальных, когнитивных, сенсорных функций мозга.

При всем этом внутренние мозговые механизмы психической деятельности мозга остаются не раскрытыми (Иваницкий, 1999). Акцентирую проблему познания психической деятельности мозга, Карл Поппер писал: «Мы живем в мире физических тел и сами являемся физическими телами. Но когда я с вами говорю, я обращаюсь не к вашим телам, а к вашему сознанию. И здесь возникает вопрос о взаимоотношениях между этими двумя мирами, миром физических состояний или процессов и миром психических состояний или процессов. Этот вопрос и есть психофизическая проблема» (Поппер, 2008).

По мнению С. Л. Рубинштейна, существуют три основных взгляда на эту психофизическую проблему: психофизический параллелизм, психофизическое взаимодействие и психофизическое единство (Рубинштейн, 1957). Сам С. Л. Рубинштейн придерживался представления о единстве психического и физического: «Мир един, его единство состоит в материальности, и поэтому не следует выводить психические функции за пределы материального мира».

Разделение в мозге материальных и психических процессов условно. На самом деле это единые, взаимосвязанные процессы в особой уникальной организации, какой является живой мозг. Все, что мы можем обнаружить, зарегистрировать, мы считаем материальными процессами, а все, что ощущаем сами в себе, - это субъективные состояния. Субъективное состояние реально существует и возникает в результате деятельности мозга, и этот факт не подвергается сомнению. В этом смысле субъективное состояние тоже объективно. Наше представление о субъективном, как идеальном состоянии, основано на самовосприятии своего внутреннего мира. Получается так, что субъективное существует и при этом оно неуловимо, как тень от предмета. Это породило представление о том, что якобы субъективное - это что-то идеальное, находящееся за гранью материального мира. Рассуждения о материальности или нематериальности субъективной функции мозга не приближают к пониманию ее природы.

Субъективным состояниям принадлежит фундаментальная роль в развитии жизни. В эволюционную теорию следует добавить субъективный фактор, без которого самоорганизация, саморазвитие жизни были бы невозможными (Юматов, 2013; Yumatov, 2014).

Наличие субъективной оценки внешней ситуации и внутреннего состояния стало решающим фактором эволюции, поскольку выбор «цели» происходит в постоянно меняющихся условиях, в которых оказывается живой организм, при многочисленных различных вероятностных обстоятельствах, и осуществляется из широкого набора поведенческих реакций.

Огромные достижения современной психонейрофизиологии, основанные на структурно-морфологических, электрофизиологических, нейрохимических, молекулярных, генетических исследованиях и пр., позволяют лишь выявить участие и взаимодействие различных структур мозга в организации поведения, обучения, памяти, эмоций, мышления. Выдающийся психолог А. Н. Леонтьев, полагал, что «Никакое прямое соотнесение между собой психических и мозговых физиологических процессов проблемы еще не решает» (Леонтьев, 1975).

На протяжении ряда лет ведутся целенаправленные исследования по выявлению и расшифровке в нейрофизиологических процессах «кодов мысли». Однако надо четко представлять, что выявление нейрональных коррелятов не раскрывает саму суть природы психической деятельности мозга. По этому поводу Н.П. Бехтерева писала: «.. .вряд ли полный код мыслительных процессов будет раскрыт только за счет импульсной активности нейронов и нейронных популяций.... Решение задачи лежит не только в сфере прижизненной физиологии и биохимии, но и в наиболее тонкой ветви биохимии - биологии молекулярных процессов. Очень важно сохранять разумное отношение к материальному базису явлений, вести целенаправленный и все более глубокий поиск к его расшифровке. И в то же время попытаться представить себе, не загоняя все в «железобетонное» ложе материализма, что такое идеальное?.. Надо сказать, что базирование нашей биологии на примитивном материализме привело к тому, что мы, по существу, работали в рамках коридора, ограниченного невидимой, но колючей проволокой....» (Бехтерева, 1990).

В нейрофизиологических реакциях, с одной стороны, можно вычленить афферентные сенсорные потоки, которые могут быть использованы, например, для визуализации изображения. С другой стороны, в нейрофизиологических процессах представлены эффекторные механизмы запуска двигательных, моторно-речевых, мимических, вегетативных реакций, которые могут служить основой для управления техническими устройствами, протезами, мозго-компьютерным интерфейсом и пр.

В среде нейрофизиологов сложилось скептическое отношение к непосредственному изучению природы психической деятельности мозга, в первую очередь вызванное отсутствием стандартных методических возможностей для этих исследований. Более того, можно видеть явное непонимание этой фундаментальной проблемы и чуть ли не вынос ее из сферы научных исследований.

Рассматривая проблему происхождения субъективного, Т. Нагель писал: «...при описании ментальных явлений, „субъективной реальности11 и сведения их с нейрофизиологическими процессами в мозгу имеет место „провал в объяснении14... Параллельное описание нейрофизиологических процессов и ментальных состояний, ими вызываемых или им сопутствующих, никак не помогает ответить на вопрос, как поведение нейронной сети порождает субъективные состояния, чувства, рефлексию и другие феномены высокого порядка. Без смены фундаментальных представлений о сознании такой провал в объяснении преодолен быть не может» (Нагель, 2002).

Оптимистичное мнение по отношению к познанию природы субъективной деятельности мозга высказывали выдающиеся физиологи И. П. Павлов, Р. Сперри, которые настоятельно призывали изучать происхождение такой уникальной функции мозга, как психическая деятельность. И.П. Павлов писал: «Наступает и наступит, осуществится естественное и неизбежное сближение и, наконец, слитие психологического с физиологическим, субъективного с объективным - решится фактически вопрос, так долго тревоживший человеческую мысль! И всяческое дальнейшее способствованию этому слитию есть большая задача ближайшего будущего науки» (здесь и далее курсив мой.-Е.Ю.) (Павлов, 1951).

Эта же мысль прозвучала и в обращении Р. Сперри: «Изгоняемые из научного объяснения в течение долгого времени субъективные состояния и свойства должны, образно говоря, занять водительское сидение в теории мозговой деятельности как венца эволюции» (Sperry, 1952).

Огромный разрыв между современными знаниями в области нейрофизиологии мозга и представлениями о его психических функциях связан с тем, что при изучении мозга всегда использовались методы: морфологические, физические, химические, основанные на знаниях, явлениях, законах физики и химии, открытых в неживой природе. По нашему мнению, «провал», о котором писал Т. Нагель, обусловлен отсутствием адекватных методов исследования субъективных процессов в мозге и взаимодействия их с нейрофизиологическими процессами (Нагель, 2002).

В настоящее время нет даже гипотетических, логических конструкций, хоть сколько-нибудь объясняющих происхождение субъективного состояния в нейрофизиологических процессах.

Субъективное состояние присуще только живой организации и отсутствует в неживой природе. Поэтому невозможно объяснить происхождение психических функций мозга, опираясь только на законы неживой природы. В живом организме и, в частности, в мозге могут возникать такие физические явления и процессы, которых в принципе нет и не может быть в неживой природе. Этот тезис имеет принципиальное значение для понимания сути субъективной деятельности мозга.

Для объективного исследования субъективного состояния необходимы принципиально другие научные методы и подходы. Раскрыть происхождение субъективного состояния - это означает понять природу субъективных процессов и их взаимосвязь с нейрофизиологическими процессами в мозге. Это сложная и до сих пор не решенная задача.

В наших исследованиях мы пытаемся, не вдаваясь в тонкости отдельных проявлений субъективных состояний: сознания, эмоций и пр., найти принципиальные подходы в понимании происхождения субъективного в деятельности мозга.

При этом мы исходим из сформулированного нами методологического принципа, что «субъективные процессы можно непосредственно зарегистрировать и изучать только с помощью и при участии живых структур» (Юматов, 2010, 2011).

Используя этот принцип, мы провели различные серии исследований, в которых впервые установили возможность прямой дистанционной регистрации субъективного состояния человека. Достоверно показано бесконтактное дистанционно-полевое влияние выраженного субъективного состояния человека на физико-химические свойства крови (Юматов с соавт., 2013; Yumatov et al., 2013). Полученные данные убедительно доказывают существование «психогенного поля», отражающего субъективное состояние головного мозга человека. Безусловно, предстоит большая и серьезная работа по изучению свойств психогенного поля и механизмов взаимодействия нейрофизиологических и субъективных процессов в мозге.

Во всей проблеме психической деятельности мозга существует основной вопрос: каким же образом в живой организации в принципе может возникать субъективное состояние в виде самоощущения?

Для понимания природы субъективного состояния мы должны представить себе принципиальную схему некой живой организации, способной воспроизводить в себе субъективные самоощущения.

Опираясь на представления о физической самоиндукции; об электротониче-ском действии поля на возбудимые клетки и, исходя из полученных нами экспериментальных данных, мы предложили принципиальную схему формирования субъективного состояния мозга, основанную на замкнутых полевых эффектах (Юматов 2013; Yumatov, 2014).

Мы полагаем, что генерируемое мозгом психогенное поле оказывает обратное вторичное влияние на нейронные молекулярные процессы, вызывая в деятельности всего мозга субъективное состояние. При этом структуры головного мозга являются «генератором» специфических мозговых процессов и одновременно «экраном», на который воздействуют эти процессы. Эти процессы характеризуют замкнутый цикл самовосприятия, происходящий в нейронных структурах мозга. По аналогии с физикой можно назвать обратное влияние поля на структурно-молекулярные процессы в мозге, как «самоиндукция в мозге».

Системная организация целенаправленного поведения (Анохин, 1969) имеет два взаимосвязанных уровня: нейрофизиологический и субъективный (Юматов 2013; Yumatov, 2014). Все процессы в мозге начинаются на нейрофизиологическом уровне, а затем развиваются на субъективном уровне, который является как бы «тенью» нейрофизиологических процессов.

Афферентный синтез происходит на нейрофизиологическом уровне, а затем процесс анализа и осмысления продолжается на субъективном уровне - «субъективный синтез», включающий ощущение влечения (мотивации), оценку обстановки, запоминание или воспоминание, извлеченное из памяти. Этот процесс завершается постановкой цели, принятием воображаемого, мыслительного результата в рамках субъективной функциональной системы.

После принятия решения о целесообразном поведении и постановки цели, процессы возвращаются из субъективной сферы на нейрофизиологический уровень для формирования программы результативного поведения и акцептора результатов действия, в котором в соответствии с поставленной целью прогнозируются параметры будущего результата.

В рамках функциональной системы нейрофизиологического уровня все развивается по известной схеме: формируется действие, направленное на достижение необходимого результата, регистрируются параметры полученного результата, и по каналам обратной афферентации они поступают в акцептор результатов для сличения с параметрами прогнозируемого результата.

При несовпадении прогнозируемого и реального результата, в акцепторе результатов возникает реакция «рассогласования» или «сюрпризная» реакция. Вслед за этим процесс переходит на субъективный уровень, в котором формируется отрицательная или положительная эмоция, в зависимости от того, достигнута цель или нет.

Положительная эмоция создает эффект удовлетворения и подкрепления, завершающий конкретный поведенческий акт. Отрицательная эмоция мобилизует процесс субъективного синтеза для поиска нового более правильного решения, которое позволило бы достичь, необходимый результат. Поведение всегда ориентировано по общему вектору: от отрицательной эмоции к положительной.

Нейрофизиологический уровень является базисной основой для восприятия окружающей среды и внутреннего состояния организма; для организации различных форм поведения и регуляции жизнедеятельности организма.

Субъективное состояние является мощным внутренним стимулом, побуждающим организм к активным действиям для достижения цели. На основе субъективной оценки происходит контроль приближения к поставленной цели и достижение ее.

Память имеет два компонента: нейрофизиологический и субъективный. Фактически, в настоящее время все изучение памяти ограничивается нейрофизиологическими механизмами. Однако без вовлечения субъективной сферы невозможно раскрыть все механизмы памяти. Поэтому процесс извлечение информации из памяти до сих пор остается непознанным.

Из всего выше изложенного вытекает наше представление о сознании. Сознание-это субъективная психическая деятельность, характеризующаяся способностью мозга к самоощущению, в которой проявляются чувства, эмоции, мышление, связанные с постановкой цели, с прогнозированием и оценкой результатов действий (Юматов, 2013; Yumatov, 2014).

Субъективные и объективные процессы в мозге тесно взаимосвязаны, и эта связь двухсторонняя. Базисная основа субъективного кроется в уникальности биологической организации мозга, как живой материи в существующем мироздании. По нашему мнению, субъективное - это функция, состояние мозга, которое возникает при взаимодействии структурно-молекулярных (нейрофизиологических) и специфических полевых процессов в живом мозге. Различные формы субъективного - от простых до самых высших - определяются развитием структурно-информационной организации мозга.

Парадигма «субъективного»: основные постулаты

В науке нет никакой парадигмы происхождения субъективного состояния, кроме общепринятого представления, что в системных механизмах мозга и в нейрофизиологических процессах, каким-то образом, зарождается сознание.

Исходя из системной организации деятельности мозга и проведенных нами исследований прямой регистрации субъективного состояния человека, мы пришли к изложенным ниже основным постулатам, характеризующим взаимосвязь субъективных и объективных процессов в головном мозге человека (Юматов, 2013; Yumatov, 2014).

  • 1. Истоки существования субъективного состояния находятся в фундаментальных свойствах живого мозга, который является особым видом материи, имеющим свои собственные физические законы и специфические мозговые поля.
  • 2. Функциональная система целенаправленного поведения имеет два взаимосвязанных уровня мозговой организации: нейрофизиологический и субъективный, и представляет собой единую целостную системную организацию.
  • 3. Субъективное, духовное состояние мозга возникает при взаимодействии и взаимосвязи нейрофизиологических процессов и специфических для мозга биологических полей («психогенное поле»).
  • 4. Биологические поля, создаваемые в организме, могут оказывать обратно направленное влияние на структурно-функциональные процессы в нем («самоиндукция в мозге»),
  • 5. Психоневрологические заболевания могут первично возникать в субъективных процессах и уже вторично проявляться в различных структурно-функциональных нарушениях.
  • 6. Физика живого мозга - новое направление науки, рассматривающей уникальные физические явления, присущие только живому мозгу и отсутствующие в неживой природе.

Литература

Анохин П.К. Психическая форма отражения действительности //Ленинская теория отражения и современность / Под ред. Т. Павлова. София, 1969. Разд. 1, гл. 3, с. 109.

Бехтерева Н. П. Per aspera... Жизнь. Наука о мозге человека. Л.: Наука. 1990.

Иваницкий А. М. Главная загадка природы: как на основе процессов мозга возникают субъективные переживания // Психологический журнал. 1999. Т. 20. №3. С. 93-104.

Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. М.: Политиздат, 1975.

Нагель Т. Мыслимость невозможного и проблема духа и тела // Вопросы философии. 2002. №10. С. 92-107.

Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных // Н.П. Павлов. Полное собрание сочинений. М.-Л.: АН СССР, 1951. Т. 3, кн. 2.

Поппер К. Знание и психофизическая проблема: В защиту взаимодействия / Пер. с англ. И. В. Журавлева. М., 2008.

Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира. М.: Изд-во АН СССР, 1957.

Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга // Медицинский вестник. 1863. №47. С. 461-484; №48. С. 493-512.

Юматов Е.А. Прямая регистрация субъективного состояния человека // Вестник новых медицинских технологий. 2010. №4. С. 187-192.

Юматов Е.А. Системная психофизиология субъективного состояния человека. М.: Спутник!-. 2011.

Юматов Е.А., Быкова Е. В., Джафаров Р. Н., Царенко О. И. Доказательство дистанционно-полевого проявления субъективного состояния мозга человека // Сознание и физическая реальность. 2013. №2. С. 33-38.

Юматов Е.А. Психическая деятельность мозга - «ключ» к познанию // Вестник Международной академии наук. Русская секция. 2013. № 1. С. 35-45. URL: http://www.heraldrsias. ru/online/2013/1/269 (дата обращения: 28.10.2014).

Sperry R. W. Neurology and the mind-brain problem // Am. Sci. 1952. V. 40. P. 291-312.

Yumatov E.A., Bikova E. V., Dzhafarov R.N. Long-Distance Effects of Human Subjective Status on the Blood Physicochemical Characteristics // Bull, of Experim. Biol, and Med. 2013. V. 155. №4. P. 527-530.

Yumatov E. A. To knowledge of the origin of the brain mental activity //World Journal of Neuroscience. 2014. V. 4. №2. P. 170-182. URL: http://www.scirp.org/Journal/Home.aspx?IssueID=4695 (дата обращения: 15.05.2014).

II

ОБЪЕКТИВНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.

МАТЕМАТИЗАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Междисциплинарный естественно-научный подход В ИЗУЧЕНИИ СПОСОБНОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ГЛУБИНЫ, ОБЪЕМА ОБРАЗОВ ПЛОСКОСТНЫХ ИЗОБРАЖЕНИЙ

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >