ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЩЕСТВЕ

Экономика информационного общества и информационная экономика

Основой информационного общества является новая система экономических отношений, развивающаяся практически одновременно во всём мире. Развитие информационных технологий, стремительный прогресс средств обработки и доставки информации породили не только новые формы производства, сбыта и обмена, но и новый экономический сектор — информационную экономику. По мнению исследователей для информационной экономики наиболее характерны следующие аспекты:

  • • информационное производство, информационные продукты и услуги являются чрезвычайно наукоемкими, поэтому их качество и конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках существенным образом зависят от уровня технологического развития той или иной страны и в первую очередь от уровня развития и использования новых информационных технологий, а это в свою очередь определяется уровнем развития науки, образования и культуры производства;
  • • продукция информационной экономики является важнейшим фактором для ускоренного развития ряда других областей общественного хозяйства: промышленности, строительства, транспорта, добывающих отраслей. Она служит также катализатором и основным инструментом развития науки и образования, постоянно стимулируя и поддерживая это развитие всё новыми и новыми средствами;
  • • информационная экономика отличается исключительно высокой динамичностью смены моделей и даже целых поколений своей продукции, опережая в этой части все другие секторы развития экономики. Это приводит к необходимости обеспечения высокой мобильности организации производства, его оперативной перестройки на выпуск новых моделей продукции, что оказывается возможным лишь на основе широкого применения новейшей информационной техники, автоматизации проектирования, гибких автоматизированных производств и программно перестраиваемых промышленных роботов;
  • • многие виды информационной продукции и информационные технологии по своим функциональным возможностям являются изделиями двойного применения, которые могут использоваться как в гражданских, так и в военных целях. Сюда относятся многие средства вычислительной техники и передачи данных, информационные технологии управления объектами в реальном масштабе времени, а также моделирование и прогнозирование поведения сложных систем и процессов, поэтому развитие информационной экономики самым тесным образом связано с развитием военно-промышленного комплекса той или иной страны и в значительной степени определяет её обороноспособность и уровень обеспечения национальной безопасности;
  • • информационная экономика обеспечивает создание средств производства и эффективного использования знаний, что создаёт предпосылки для экономии других видов ресурсов развития общества (сырья, энергии, материальных и людских ресурсов), и поэтому является важным фактором для преодоления глобального экологического кризиса и перехода к модели устойчивого и безопасного развития цивилизации;
  • • информационная экономика создаёт новую структуру занятости населения, стимулирует развитие новых форм индивидуального труда и творчества (в том числе работы на дому), она создаёт и широко распространяет новые виды продуктов и услуг, которые кардинальным образом изменяют среду обитания людей, создают новые возможности для развития самого человека, формирования новой информационной культуры общества и новых духовных ценностей;
  • • информационная экономика имеет дело с весьма специфическим видом ресурсов общества — информационным ресурсом, который обладает особыми свойствами при его тиражировании, распространении и использовании в качестве товара. Эти свойства и особенности ещё недостаточно учитываются в правовой сфере общества, что выдвигает на повестку дня целый ряд совершенно новых научных, правовых и социальных проблем.

Информационная экономика во всём мире растёт исключительно высокими темпами. В начальный период её развития (1970-1990) затраты США на развитие информационной сферы общества составили 2,5 трлн, долл., т.е. около 8% всех производственных затрат. В последующие годы уровень инвестиций в информационный сектор экономики в этой стране продолжает неуклонно нарастать. В развитых странах Европы информационная индустрия в настоящее время растёт в 2-3 раза быстрее, чем другие отрасли промышленности. Так например, объём информационного сектора экономики стран ЕЭС уже в 1993 году достиг значения 100 млрд, долл., что составило более 50% общего объёма промышленного производства. Можно считать, что именно после 1993 года в этих странах начался переход к информационной экономике и информационному обществу по экономическому показателю.

Отличительной чертой формирующегося информационного общества является стремительное возрастание значимости информации для экономического и социального прогресса. Причём речь идёт не об информации вообще, а прежде всего о знании, т.е. информации, воплощённой в фактах, сведениях о законах природы и общества и принципах их практического применения, навыках и способностях людей, социальных отношениях и т.д. В этой связи можно говорить об интеллектуализации экономики, базирующейся на знаниях (knowledge-based economy), когда «информация и услуги приобретают сравнительно более высокую рыночную стоимость, чем та, которую имеют товары, обладающие натуральновещественной формой, и энергия». Общественный продукт уже характеризуется не столько своим материальным субстратом, сколько функциональным назначением и информационно-познавательным содержанием. Величина издержек производства всё сильнее зависит от размеров нематериальных инвестиций — затрат на научные исследования и разработки, приобретение патентов и лицензий, образование и профессиональную подготовку кадров, программное обеспечение, инжиниринговые и консалтинговые услуги, маркетинг, рекламу, совершенствование структуры управления и т.п.

Понятие экономики, основанной на знаниях, или интеллектуальной экономики, получившее в последние годы распространение в мировой экономической литературе, отражает признание того обстоятельства, что научные знания непосредственно определяют параметры экономического роста, создавая основу для инноваций и формирования квалифицированной рабочей силы. На долю наукоёмких отраслей обрабатывающей промышленности и сферы услуг ныне приходится в среднем более половины ВВП ведущих индустриальных стран; именно эти отрасли отличаются наиболее высокими темпами роста объёмов производства, занятости, инвестиций, внешнеторгового оборота. Достижения науки и техники выступают ключевым фактором улучшения качества продукции и услуг, экономии трудовых и материальных затрат, увеличения производительности труда, совершенствования организации производства. Всё это, в конечном счёте, предопределяет конкурентоспособность предприятий и выпускаемой ими продукции на внутреннем и мировом рынках.

Становление информационного общества обусловлено повышением роли тех видов экономической деятельности, которые связаны с производством интеллектуальных услуг и соответствующими структурными сдвигами в экономике. Яркое проявление этих тенденций — интенсивный рост сферы услуг, которая является одним из наиболее динамично развивающихся секторов экономики ведущих индустриальных стран, обеспечивающих львиную долю занятости и производства ВВП. Интенсивное развитие этого сектора обусловлено, прежде всего, увеличением численности занятых и объёма услуг в сфере науки, образования, обработки данных, рекламы, профессионального консультирования, юридического обслуживания и т.п. Всё это привело к дальнейшему изменению пропорций между производством товаров и сферой услуг в пользу последней, что рассматривается как глобальный структурный сдвиг, характерный для постиндустриальной экономики XXI века, основанной на знаниях. Доля сферы услуг в ряде стран-членов ОЭСР составляет от двух третей до трёх четвертей ВВП и численности занятых в экономике; в России эти показатели сравнимы с уровнем, достигнутым в менее развитых государствах ОСЭР (Мексике, Корее, Греции, Португалии).

Под влиянием требований рынка и технологического прогресса сфера услуг приобретает качественно новые черты, характеризуясь, в частности, значительными объёмами научных исследований и разработок. Уже с середины 80-х годов XX века динамика затрат на исследования и разработки в сфере услуг опережает их рост в обрабатывающей промышленности. Причина — высокая наукоёмкость многих видов услуг, основанных на новейших информационных технологиях, растущий спрос на услуги малых исследовательских, компьютерных, биотехнологических фирм, многие из которых создаются на базе университетов.

Но процесс перетекания средств и людей из традиционных промышленных отраслей и сельского хозяйства в сферу услуг не только формирует новые перспективы развития рыночных отношений, но и создаёт ряд социальных и экономических проблем. Например, в Соединенных Штатах Америки в период 1992-2000 гг. было создано более 26 млн. дополнительных рабочих мест, т.е. рост их количества составил 22%, что намного превысило рост соответствующего показателя в предшествующий 13-летний период 1979-1992 гг. Следовательно, должна была сократиться доля рабочих мест в сельском хозяйстве (на 0,4% в год) и промышленности (0,2% в год). Однако выпуск промышленной продукции по-прежнему рос намного более высокими темпами, чем экономика в целом,— на 2,3% в год. Таким образом, различные темпы роста занятости и выпуска продукции в промышленном производстве и сфере услуг показывают существенный разрыв в производительности труда в пользу промышленности, несмотря на введение новых технологий в деятельность, связанную с обработкой информации. Промышленная производительность выше средней остаётся ключом к устойчивому экономическому росту, способному обеспечить рабочие места для всех других секторов экономики.

Общей тенденцией для постиндустриальной экономики, как уже указывалось выше, является переход рабочей силы из производительных секторов экономики в различные формы обслуживания. Это подтверждается тем, что в экономике США сокращение занятости в сельском хозяйстве на 2,5% от общей занятости населения вызвало увеличение численности работников в близких отраслях. В результате численность рабочих мест в сфере ориентированных на город сельскохозяйственных услуг может превзойти численность рабочих мест на фермах, что подчёркивает, как далеко информационные общества зашли в своём постсельскохозяйственном развитии.

Однако снижение численности промышленных работников не может быть бесконечным, так как отрасли информационной экономики базируются на производстве реальной продукции первичного и вторичного сектора, и уже к началу XXI века численность рабочих постепенно стабилизируется, а в ряде секторов наблюдается рост их численности. Это касается, прежде всего, некоторых профессиональных категорий в промышленности, таких как работники прецизионного производства, квалифицированные рабочие (crafts), численность которых предполагает увеличиваться. Однако основной рост новых рабочих мест в США ожидается в сфере услуг, хотя около половины такого роста даст так называемый сектор услуг (services division), главными компонентами которого являются услуги здравоохранения и деловые услуги (business services).

Деловые услуги, сектор которых в 1975-1990 гг. расширялся быстрее всего, в последующие 15 лет находились на вершине экспансии, но темпы прироста снизились до 2,5% в год. Нужно сознавать, однако, что не все деловые услуги отличаются высоким содержанием знаний: важный компонент их — это работа по компьютерной обработке данных, но в период 1975-1990 гг. наиболее быстрорастущим видом деятельности были услуги по подбору кадров, связанные с ростом количества временных рабочих мест и ростом количества подрядов на услуги различных фирм. Среди других быстро растущих услуг в последующие годы оказались юридические услуги, услуги проектировщиков и архитекторов и образовательные услуги.

Современная информационная экономика включает в себя следующие компоненты:

  • • производство средств информационной техники, включая средства связи и передачи данных;
  • • производство информационных продуктов (баз данных и знаний, мультимедийных продуктов и информационных технологий);
  • • оказание информационных услуг пользователям.

В данном случае мы имеем структуру, которая организована по принципу разделения сферы приложения трудовой деятельности. Начальной стадией развития информационной экономики становятся взаимоотношения в системе «человек-машинное производство», использование полученных средств производства и передачи информации переходит в отношения типа «человек-знаковая система», и, наконец, оказание информационных услуг на базе программных продуктов происходит в системе «человек—человек». Таким образом, информационная экономика охватывает практически все основные системы производственных отношений, подчиняясь их закономерностям. Исторически становление трёх фундаментальных компонентов информационной экономики происходило не одновременно, а сменяя друг друга последовательно, постадийно.

В развитии показанных производственных компонентов наблюдается несколько основных тенденций. Важнейшими из них являются непрерывное снижение цен на оборудование при одновременном повышении его функциональных возможностей и надежности, снижение веса и габаритов, а также энергопотребления. Вместе с тем, эта сфера производства остаётся очень выгодной для вложения капитала, и поэтому инвестиции в эту область производства как со стороны государственных органов, так и со стороны частного сектора экономики продолжаются весьма активно. Это связано с быстрым устареванием компьютерной техники. В настоящее время человечество не успевает освоить всех свойств новейших научно-технических средств до того, как они морально устареют. После изобретения в 1971 году микропроцессора темп технического прогресса значительно ускорился. Численным выражением этого прогресса стал так называемый «закон Мура». В 1965 году один из основателей корпорации Intel Гордон Мур предсказал, что процессинговая мощность кремниевого чипа будет удваиваться каждые 18 месяцев. Так и случилось, что привело к огромному росту процессинговой мощности компьютеров и резкому падению цен на них. Предполагалось, что закон Мура будет оставаться в силе по меньшей мере ещё десять лет. К 2010 году процессинговая мощность обычного компьютера в 10 млн. раз должна была превысить мощность компьютера 1975 года, и предполагалось, что его реальная стоимость снизится.

В 1995 году Мур внёс в свой закон поправку: удвоение теперь имеет место каждые два года. За 26 лет число транзисторов, размещаемых на одном чипе, возросло более чем в 3200 раз: с 2300 на кристалле 4004, выпущенном в 1971 году, до 7,5 млн. в процессоре Pentium II. В выпущенных в 2010 году четырёхъядерных процессорах Phenom II х 4 имелось уже примерно 758 млн. транзисторов, а в шестиядерных процессорах Phenom II х 6 — около 904 млн. транзисторов, при этом линейка мощных процессоров постоянно растёт.

За последние 40 лет глобальные вычислительные мощности увеличились в миллиард раз. Задачи по обработке чисел, которые некогда требовали недели, теперь решаются за секунды. Дешёвые процессинговые мощности позволяют использовать компьютеры для всё более разнообразных целей. Немаловажным обстоятельством развития информационной экономики является тот факт, что разработка программных продуктов ведущими компаниями-производителями ведётся по принципу опережающих требований к машинному парку, что также вызывает необходимость частой смены техники. В структуре мирового информационного рынка доля этого сектора экономики в 1995 году составляла 25% при уровне годового роста порядка 8% и к 2008 году перешагнула пятидесятипроцентный порог.

Непрерывно увеличивается и производство информационных продуктов. Вместе с тем изменяется и структура использования программных и технических средств. Наряду со значительным улучшением качества производительных и управляющих программ, несомненным фактом является фелицитическая ориентация современного компьютерного производства. Общение с техническими средствами становится всё более и более «человечным». Интерфейс большинства программных и технических продуктов основывается на облегчении общения человека и машины. С другой стороны, большая часть современных машиннотехнологических средств тратится не на производственные нужды, а для развлечения потребителя информационных услуг.

Галопирующий прогресс информационных технологий вовлекает производителей и потребителей информации в постоянную гонку за лидерство. Однако отметим, что исследователи отмечают нарастающее негативное отношение со стороны руководителей «реальных» производств, которые достаточно скептически относятся к возможности значительного повышения экономической эффективности производства за счёт увеличения затрат на новейшие программные продукты. Рост затрат, постоянная необходимость идти в ногу с новейшими течениями, борьба за программистов и технологов под силу далеко не всем корпорациям и зачастую не оправдана с экономической точки зрения. В связи с этим приобрела популярность передача функций обработки данных в организации, которые занимаются этим профессионально. В этом случае обработка или хранение «единицы» информации обретает вполне конкретную стоимость и может учитываться при составлении общего плана развития корпорации.

Доля услуг в информационной экономике возрастает всё более быстрыми темпами, оставляя далеко позади её остальные компоненты. Так например, уже в 1995 году доля услуг на мировом информационном рынке составляла почти 60%. При этом 40% приходилось на услуги телекоммуникационных систем и 19% — на другие виды услуг (обслуживание средств информатизации и т. п.). Эти прогнозы подтверждаются сохранением указанных тенденций в настоящее время. Ожидалось, что совокупный продукт мировой промышленной индустрии в данной области возрастёт в первое десятилетие XXI века более чем в 5 раз (с 0,5 млрд, долларов до 2,5 млрд, долларов). В то же время прогнозировался рост расходов корпораций на информационные технологии в 2-2,5 раза (2-5% от их оборота). Ожидалось также, что 80% всех промышленных поставок ПЭВМ в 2010 году придётся на долю домашних компьютеров, а количество пользователей телекоммуникационных сетей превысит 1 млрд.; объём интерактивных телекоммуникационных услуг к 2000 году достиг 150 млрд, долларов, а к 2010 году превысил 1 трлн, долларов.

Начало XXI века становится периодом формирования глобального автоматизированного информационного пространства, которое и станет не только основой для дальнейшего развития экономики многих стран мира, но также и ареной борьбы за сферы влияния в этом мире. Развитие информационной экономики превращается для всех стран мира в важнейший геополитический фактор. В настоящее время складывается по крайней мере три центра технического и экономического противостояния. В первую очередь, это США, которые сегодня лидируют во многих направлениях информационной экономики и, в особенности — в области развития глобальных информационнотелекоммуникационных систем и предоставления разнообразных информационных услуг на их основе. Во-вторых, Япония, которая является одной из самых передовых стран мира в области информационных технологий, создания интеллектуальных роботизированных систем и цифровой аудио- и видеотехники. И наконец, страны Западной Европы, входящие в состав ЕС и предпринимающие настойчивые попытки ограничить информационную экспансию США в европейском регионе мира.

С начала 90-х годов XX века все эти страны вступили в период устойчивого роста информационной экономики. Именно она стала основой современного хозяйственного процветания индустриально развитых стран. Исследования В.Л. Иноземцева показывают, что экономический рост в этих странах стал беспрецедентным за весь XX век. Экономический подъём 1992-2000 годов, ставший самым продолжительным за всю историю США, ознаменовал начало постиндустриального этапа развития западных стран. Более 70% роста их валового национального продукта обусловливалось повышением образовательного уровня работников, распространением новых информационных технологий и других факторов.

Начиная с 1991 года, когда в США расходы на приобретение информации и информационных технологий, составившие 112 млрд, долл., превысили затраты на приобретение основных фондов (107 млрд, долл.), разрыв между этими показателями растёт в среднем на 25 млрд. долл, в год. В 1995 году в здравоохранении, научных исследованиях, сфере образования и производстве программного обеспечения производилось почти 43% ВНП. На протяжении последних трёх лет XX века отрасли, производящие информационные блага, обеспечили треть прироста американского ВНП и 37% всех новых рабочих мест.

Та же картина наблюдалась и в странах Европейского сообщества. В 1999 году во Франции отрасли «новой экономики» обеспечили более 20% ВНП. С повышением значения нематериальных активов капитализация западных компаний росла невиданными темпами: индекс Доу-Джонса поднялся более, чем в 4 раза за шесть лет,

NASDAQ вырос в 1999 году более, чем на 80%, а в 2013 на 38%, французский высокотехнологичный индекс Nouveau Marche взлетел на 135%.

Следствием постиндустриализации экономики западных стран стал быстрый рост валового внутреннего продукта в конце XX века. Экономические данные убедительно показывают, как США в этот период завоевывали безусловное лидерство. Причины столь активного формирования американского информационного общества не носили явного военно-политического характера.

В отличие от эры ядерных технологий развитие ИТ в США было обусловлено прежде всего политическими и экономическими (так сказать, «политэкономическими») факторами. Опыт США позволяет сделать некоторые обобщения. С определённой натяжкой (пренебрегая некоторыми социальными аспектами) можно считать, что равные стимулы формирования в США информационного общества были сопряжены не с государственными нуждами (военных и спецслужб), и даже не с потребностями роста национальной промышленности, а с высоким спросом бизнеса и материально благополучного населения на сложные (информационноёмкие) услуги.

Уже на стадии развитого индустриального общества доходы населения США значительно выросли. В результате насыщения (удовлетворения) спроса на промышленные товары общество стало предъявлять повышенный спрос на услуги, что повлекло рост доли населения, занятого в сфере услуг. Именно этот показатель (удельный вес населения, занятого в сфере услуг, составляет 50%) некоторые авторы рассматривают в качестве признака перехода общества к постиндустриальной стадии своего развития. По этому критерию, как отмечается в ряде публикаций, США вступили в постиндустриальное общество в 1956 г.

Видный американский экономист и общественный деятель Л. Ларуш отмечал, что экономика США стала постепенно превращаться в постиндустриальную с середины 60-х гг. прошлого века, когда фокус экономического развития начал смещаться с производства товаров по высоким научно-техническим стандартам на развитие услуг. На основе анализа официальной статистики Министерства торговли США Л. Ларуш показал, что с 1963 по 1993 годы ВВП США вырос более чем в 10 раз — с 603,1 млрд. долл, до 6374,0 млрд, долл., а объём услуг вырос почти в 15 раз. В результате доля сферы услуг в ВВП в начале 90-х гг. XX века превысила 50%.

В США приоритеты развития сферы услуг определяют не столько отрасли коммунального обслуживания, сколько такие сложные услуги, как связь, развлечения, а также юридические и банковские услуги, консультации и управление денежными накоплениями (капиталами); то есть, те отрасли, которые в наибольшей степени опираются на применение информационных технологий. В общем виде дифференциация информационной насыщенности труда в отраслях экономики США представлена в таблице.

Таблица 1

Отрасли

Работают в основном с информацией, %

Работают в основном с материальными объектами, %

Обрабатывающая промышленность

40

60

Оптовая торговля

68

32

Розничная торговля

58

42

Услуги общественного пользования

63

37

Финансовая деятельность

92

8

Государственные учреждения*

70

зо

В контексте информационных услуг можно трактовать и программу электронного правительства, которая во многом ориентирована на автоматизацию процесса предоставления услуг населению правительственными организациями.

К услугам, интенсивно использующим информационные и коммуникационные технологии, американская статистика относит оптовую торговлю, почту и телекоммуникации, финансы и страхование, аренду и прокат оборудования, компьютерные услуги, научные исследования и разработки, услуги по ведению бухгалтерского учёта, а также архитектурные, юридические, консалтинговые и маркетинговые услуги. Доля соответствующих отраслей сферы услуг вместе с услугами, предоставляемыми промышленностью, в 2000 году составляла в ВВП США 31,0% (26,3% и 4,7% соответственно), то есть почти одну треть общего объёма ВВП страны.

Л. Ларуш отмечал, что в последние десятилетия рост ВВП США «усиленно подпитывался спекуляцией» (при этом, судя по всему, он имел в виду опережающее развитие финансовой сферы в целом и посреднических финансовых услуг в частности). На рубеже веков такие услуги (так или иначе связанные с перераспределением собственности, в том числе зарубежной) играли в развитии американской экономики всё более значимую роль. И если рост доли услуг в ВВП США продолжался до 2003 года, то удельный вес финансовых услуг возрастает практически и до настоящего времени.

Аналогичные тенденции фиксировались и в ряде европейских стран. С начала 90-х годов XX века отмечается резкий рост производственных инвестиций (его темп в 90-е годы составлял в Швеции — 9,1% в год, в Австрии и Испании — более 8,7%, во Франции и Бельгии — более 6% в год). В 1997-2000 гг. во всех странах Западной Европы отмечалось резкое снижение безработицы и повышение темпов роста ВНП. На тот момент в некоторых европейских странах, таких как Ирландия, Швейцария и Нидерланды, уровень безработицы был гораздо ниже, чем в США, а в Швеции и Великобритании приближался к японскому показателю, вследствие чего капитализация европейских рынков выросла более, чем в 2 раза между летом 1997-го и весной 2000 года, что существенно превзошло аналогичный показатель для США.

Многие экономические обозреватели считали, что хозяйственное развитие постиндустриальных стран демонстрирует значительно большую стабильность, нежели классическая индустриальная экономика, и экономический рост будет продолжаться, по крайней мере, несколько десятилетий. В то же время настораживающим фактором для аналитиков был именно столь быстрый рост, не обеспеченный активами реального производства. Первые признаки кризиса информационной экономики стали проявляться в 2001 году, а в 2002 году кризис проявился в полную силу. Причины и следствия кризиса будут рассмотрены нами ниже.

Перспективными направлениями для развития информационного общества признаётся создание сетевых профессиональных сообществ, сетевых организаций и сетевых инфраструктур. Необходимость сетевых профессиональных сообществ связана с тем, что Интернет (как одна из формообразующих структур «новой экономики») не является структурированным образованием. При огромном количестве информации и её доступности возникает проблема отбора специфической информации, необходимой для развития конкретного производства. Даже достаточно большие и специализированные поисковые источники уже не справляются с огромным объёмом информации. В результате, вероятно, уже в ближайшее время произойдет сегментация информационного пространства Интернет. В таком случае в общем стандарте Интернета могут появиться как «интравертные» зоны (закрытые для доступа неспециалистов в данной области), так и новые стандарты передачи и прочтения информации.

Сетевые организации возникают как коммуникативные единицы в виде «виртуальных офисов». Такие офисы уже не привязаны к определённой территории и могут совмещать в себе деятельность как людей, так и компьютерных программ, занимающихся первичным отбором профессиональной информации. С дальнейшим развитием «безденежной экономики» и искусственного интеллекта неизбежно широкое развитие этой области информационной деятельности.

Действующие лица информационного общества, включая сетевые организации и отдельных индивидуумов, ведут свою деятельность в рамках глобальных социально-экономических инфраструктур. Эти глобальные инфраструктуры, к которым относятся такие системы, как финансовая, транспортная, суцебно-правовая и другие, обслуживают определённые виды взаимодействий между людьми в рамках всего общества в целом. В той степени, в которой эти взаимодействия носят информационный характер, к ним применимы инновации, связанные с Интернет-технологиями. Перевод функционирования таких инфраструктур в Интернет, скорее всего, не должен существенно менять их функций и основное содержание. Главное, что можно ожидать от этого — информационные взаимодействия в рамках этих инфраструктур будут осуществляться с меньшими затратами, с большей интенсивностью и в более широких масштабах.

Но становление информационной экономики, как и идеологии политической жизни информационного общества, связано с реорганизацией структуры управления в современном обществе. Наиболее серьёзным изменениям подвергнутся инфраструктуры, обслуживающие систему общественного разделения труда, а среди них главным образом те, которые играют роль социально-экономических механизмов координации и регулирования в обществе. Такого рода инфраструктуры задают общие рамки и формы социально-экономических взаимодействий для всех действующих агентов общества.

Изменения в них могут иметь достаточно радикальный характер и выглядеть, в том числе, как изменение доминирующей формы общественного порядка. Внедрение информационных технологий в эту область деятельности неизбежно приведёт к социальным изменениям.

Очевидно, что информационные технологии пока не привели к кардинальным изменениям, например, в процессах управления компаниями. Мы находимся лишь в начале того пути, который приведёт к радикальному изменению тех отраслей индустриального рыночного хозяйства, которые сформировали в своё время национальные рынки. В качестве аналогии вспомним, что электроэнергетика оказала реальное влияние на производительность других отраслей спустя лишь сорок лет после начала использования электричества. Под влиянием современных информационных технологий «правила» экономического производства будут изменяться, и, следовательно, будет изменяться и структура деятельности как предприятий и отраслей, так и отдельных людей. Уже в ближайшее время в России, как и в других развитых странах, проблемы, связанные с подобным социальным переустройством, затронут большую часть населения и будут существенно влиять на все сферы человеческой деятельности.

Таким образом, в качестве материальной основы информационного общества мы рассматриваем его экономику, выделяя в качестве специфического явления информационную экономику. Для неё характерны наукоёмкость производства, ускорение развития ряда сопутствующих областей производства, динамичность выпуска и замены продукции, создание новой структуры занятости населения, развитие индивидуального труда и творчества. В развитии информационной экономики можно выделить два этапа. Первый из них связан с периодом 1970-2000 гг., когда рост инвестиционной активности в этом секторе превысил все мыслимые ожидания. В это время формируется экономика, основанная на знаниях, или интеллектуальная экономика.

Прибыльность информационной экономики была настолько велика, что это уже вызвало ряд социальных последствий. Только в США за этот период в «новой экономике» было создано более 26 миллионов рабочих мест, произошёл массовый переход рабочей силы из производственной сферы в обслуживание и сервис. Изменения социально-экономической структуры деятельности продолжаются и будут продолжаться в дальнейшем, так как темпы научно-технического прогресса пока остаются достаточно высокими. В мире формируется новая система потребления, определяющаяся не столько потребностями конкретных людей, сколько потребностью в быстром обновлении технических устройств, обеспечивающих как производственную, так и коммуникационную и сервисную деятельность.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >