О возможностях изучения ономастической лексики в школьном курсе

И.А. Петрова

С ономастической лексикой школьники сталкиваются на протяжении всего периода обучения, и тем не менее это сквозная тема, на которую предусмотрено минимальное количество часов школьной программы. Главным аспектом изучения является орфографический, определяющий правила написания имен собственных. Знакомство с классом онома происходит в курсе начальной школы. В связи с этим можно отметить, что ономастика на данном этапе становится не только «средством учебной работы, но и значительным культурологическим материалом, который способствует общему развитию младших школьников» [1, с. 27], причем дети получают представление об окружающих их именах людей не только на уроках письма, но и литературного чтения.

В период начального обучения происходит формирование и развитие структуры ономастикона языковой личности. Ономастическая лингводидактика обозначает теоретическую проблему становления и развития ономастикона в онтогенезе как одну из актуальных. Исследователи указывают на взаимосвязь ономастикона языковой личности и лексикона в целом с лингвокогнитивным и прагматическим уровнями языковой личности [2, с. 176].

Как показывает практика, в начальной школе акцент делается на освоение правописания имен собственных, в результате чего у учащихся развивается орфографическая зоркость и умение грамотно писать, расширяется представление об окружающем мире.

Курс литературного чтения начальной школы знакомит маленького читателя с многообразием имен в языке. В учебных текстах приведены антропонимы в официальных, гипокористических и квалитативных формах; дети знакомятся с двучленной антропонимической моделью и, конечно же, фамилией как классом антропонимов. Последняя группа онимов широко представлена именами русских писателей, поэтов и педагогов (А.С. Пушкин, К.И. Чуковский, С.Я. Маршак, К.Д. Ушинский и др.) непосредственно в учебниках для детей. Знакомиться с современной формулой именования школьники могут даже в сказках о животных (медведь - Михайло Иванович/Иваныч, лиса - Лиса Патрикеевна/Патрикиевна, Лизавета Ивановна, петух - Петя/Петенька, Петя-петушок, тетерев - Терентий, кот - Кот Котонаевич, Котонайло Иваныч, Котофей Иванович, Котай Иванович, Котофей, Котай, Котонайло, Васька, волк - Левон, Левон Иванович, Евстифейка, козел - Козьма Микитич).

Отметим, что в произведениях для чтения этого периода встречаются прецедентные имена, относящиеся к различным разрядам.

Междисциплинарный характер проприальной лексики позволяет обращаться к ней постоянно (в том числе на уроках литературы в среднем звене) и совершенствовать имеющиеся знания. В средней школе работа с онома может быть представлена тремя направлениями:

  • - изучение специфики имен собственных в отношении к апел-лятивам и совершенствование орфографических навыков на уроках русского языка;
  • - ономастическое комментирование художественных произведений на уроках литературы;
  • - внеклассная работа.

Учитель должен знать структуру ономастического пространства языка, соотношение ядерных и периферийных типов онома, историю их развития. Например, последовательное изучение имен людей на уроках русского языка и факультативах позволит учащимся достаточно свободно ориентироваться в антропонимическом субполе. Школьники будут знать, что различение официальных и неофициальных форм имен связано с историей русского антропонимико-на, его христианизацией; употребление полных, гипокористических, квалитативных форм определяется лингвистическими и экстралинг-вистическими факторами; вариативность личных имен обусловлена словообразовательными моделями. Анализ звуковой структуры и морфемного состава антропонимов выявит закономерности употребления, причем учитель может предложить свою методику работы над конкретным материалом, систему заданий и упражнений.

История формирования трехчленной антропонимической модели (имя, отчество, фамилия) наглядно показывает развитие языковой подсистемы. Учащимся предоставляется возможность проследить за динамикой имен на определенном хронологическом отрезке. Отчества и фамилии на начальном этапе развития социально дифференцируются, подтверждение этому можно найти в русских народных сказках, произведениях древнерусской и классической литературы. Знания лингвистического характера, безусловно, помогут лучше усвоить литературоведческий материал.

Заметим, что фамилии, развиваясь на протяжении длительного времени, вобрали в себя ряд диалектных черт. Например, аканье (Олейников - Алейников), иканье (Чесноков - Чиснаков), регулярную замену ф/х,хв (Хворостов — Форостьянов), цоканье (Чаплин - Цаплин) и др. Происхождение ряда фамилий связано с лексическими диалектизмами (Кочетов -Петухов; Подтелков; Ковалев - Коваленко — Ковалевский). Знание особенностей функционирования диалектной среды позволит сделать выводы о специфике антропонимов в определенном художественном тексте. Так, например, анализ рассказов М.Шолохова позволяет заметить следующее: личные имена представлены диалектными вариантами (Петро, Арина («Путь - дороженька»), Михайло («Нахаленок»), Анисим(«Коловсрггь»)), гипоко-ристическими и квалитативными. Гипокористические формы в силу своей стилистической нейтральности используются автором редко. Шолохов предпочитает разговорные и словообразовательные варианты: Гаврила, Николка, Дунятка, Игнашка и др., которые оказываются информационно более емкими в художественном тексте: такая номинация передает отношения героев, содержит авторскую характеристику персонажа, создает характерную разговорную стихию. Квалитативные антропонимы образуются от полных основ личных имен (Николка, Егорка, Фомка), гипокористических (Гришка, Гришуха, Дунятка, Алешка, Нюратка, Полька, Петенька, Петяшка, Петяха, Витька, Прошка, Варька), разговорных форм (Митька, Митенька).

Среди персонажей, наделенных такими именами, прежде всего представители беднейшего казачества, для которых новая власть становится крохотной надеждой вырваться из кабалы нищеты. Квалитативные формы в речи молодых людей - характерный признак разговорной стихии, а вот употребление таких имен людьми среднего и старшего возраста по отношению к своим ровесникам должно подчеркнуть, по замыслу автора, пренебрежительное отношение, за которым стоит социальное расслоение и неприятие новой действительности.

К личному имени может присоединяться апеллятив, в том числе диалектного происхождения: Игнат-мельник, Тихон-кузнец, Федот-сапожник, Фомка-пастух, Егор-мельник, Влас-мельник, Федька-сапожник; Сидор-коваль Фрол-зубарь, Фома-постовал. Примечателен тот факт, что второй компонент в устойчивой модели обозначает только профессию.

Отчество как самостоятельная антропонимическая единица используется самим автором при номинации представителей старшего поколения; служит для выражения уважительного отношения молодого и среднего поколения к старшим и не зависит от принадлежности героев к белым или красным: «С утра прихворнул Лукич: покалывало в поясницу, от боли глухой ноги сделались чугунными, к земле липли» («Родинка»); «Пахомыч, тесавший на печке топорище, смел с колен стружки, сказал младшему сыну Григорию...» «Коловерть»); « — Беспокойствие пустяшное... Что ж спешишь, Тимофеевна? Может, пополудновала бы с нами?» («Кривая стежка»).

В данном случае нужно обратить внимание на наличие статусно-ролевых сем у некоторых форм антропонимов, у отчества в том числе [3].

Фамилиями, как правило, обладают те герои, которые занимают руководящие должности, а также «чужаки», то есть пришлые: секретарь ячейки Политое, старик/товарищ/продкомиссар Бодягин, комендант трибунала Тесленко («Продкомиссар»), главач Игнатьев («Шибалково семя»), политком Синицын («Алешкино сердце»), генерал Секретев («Семейный человек»), милиционер Прошин («Кривая стежка») и др. Такие единицы характерны для авторской речи.

Прозвище, являясь частью антропонимического субполя, представляет собой выразительную форму именования, особенно в сельской местности. Но таких форм удивительно мало в рассказах: Шибалок («Шибалково семя»), Мокроусый («Калоши»), Четвертый («Путь-дороженька»).

Автор использует стилистический потенциал модели имя-отчество с целью подчеркнуть: 1) высокий социальный статус людей в станице: Иван Арсеньевич (он же станичный писарь, франтоватый писарь); попадья Анна Сергеевна («Путь-дороженька»); богатейка Марья Федоровна («Батраки»);

  • 2) официальность ситуации для героев: «Через тебя, подлеца, мне атаман в глаза стрянет. «Вы, говорит, Анисим Петрович, действительно блюдете казачью честь. А Федор, сынок ваш, с большевиками якшается...» («Бахчевник»);
  • 3) возрастную дифференциацию: «Выплюнул Яков изо рта на ладонь мелкие гвоздочки, которыми жесть на веялке прибивал, по дошел к Петьке, губы в улыбке растягивая: - Здорово, красненький! - Здравствуй, Яков Александрович!» («Путь-дороженька»).

Шолохов избегает подобных форм, описывая судьбы молодых героев, показывая тем самым, что в казачьей среде такие имена не были востребованными до определенного возраста. Отметим интересный факт употребления данной модели в рассказе «Кривая стежка»: «Улыбкой прижмурились Нюркины глаза. Ответила: - Что нам делается, Василий Тимофеевич...». Намеренное обращение по имени-отчеству к потенциальному, но бедному жениху демонстрирует равнодушие героини и ее отстраненность от ситуации. Эта же модель иронически используется автором в рассказе «Нахале-нок»: «Снится Мишке, будто дед срезал в саду здоровенную вишневую хворостинку, идет к нему, хворостиной машет, а сам строго так говорит: - А ну, иди сюда, Михайло Фомич, я те полохану по тем местам, откель ноги растут!..».

Нужно сказать, что и в антропонимической модели, и в единичном употреблении автор стремится передать особенности живой речи, фиксируя разговорные варианты отчеств: Артемыч («Пастух»), Прохорыч («Бахчевник»), Фома Акимыч («Нахаленок»), Па-хомыч («Коловерть»).

К двучленным моделям относится употребление имени-фамилии героя, причем форма личного имени напрямую связана с возрастом (Николка Кошевой) или официальностью ситуации (Григорий Фролов, Попов Алексей).

Единожды отмечено прецедентное имя фольклорного происхождения Алеша Попович, которое иронически звучит из уст полит-кома Синицына и совершенно не подходит исхудавшему, голодному, не раз смотревшему смерти в глаза Алешке («Алешкино сердце»).

В условиях сельской местности в качестве исследуемого материала можно привлечь уличные фамилии, микротопонимы.

Полученные знания оказываются востребованными на уроках литературы при анализе художественных текстов, произведений устного народного творчества: определяя текстообразующую роль имен собственных, выясняя их этимологию, особенности употребления, учащиеся устанавливают связи между жанром, авторским стилем и разрядами имен. Разноаспектный анализ позволяет проникнуть в творческую лабораторию писателя, приблизиться к замыслу, увидеть способы его воплощения.

Хорошая теоретическая база позволит учащимся проводить грамотный анализ ономастикона художественных произведений. Имена собственные играют важную роль в информационном пространстве и структуре текста. Интенсивное изучение особенностей онимоупотребления на протяжении последних лет позволило выделить ряд признаков, характеризующих систему поэтонимов в целом.

В процессе работы над художественным произведением учитель традиционно обращается к значению имен и фамилий персонажей. «Говорящие» имена (имена-характеристики) обладают достаточно прозрачной семантикой и определяют черты характера героя, в других же случаях ситуацию проясняют справочники, этимологические и даже диалектные словари. Анализ антропонимов покажет их функции в тексте, а также процесс создания образов.

Выбор имени героя обусловлен замыслом автора, жанром, литературным направлением. Антропоним - ключевая единица, знак, который актуализируется по мере прочтения [4, с. 197]. В школьной и вузовской практике традиционно рассматриваются те имена и фамилии, которые в системе поэтонимов относят к «говорящим»: Раскольников («Преступление и наказание»), Хлестаков («Ревизор»), Анатоль Курагин («Война и мир») и под. К некоторым антропонимам дается этимологический комментарий: например, имя Катерина («Гроза») соотносится с адъективом «чистый»; имя Маргарита («Мастер и Маргарита») восходит к латинскому апеллятиву «жемчужина»; фамилия Сергея Паратова («Бесприданница») коррелирует с устаревшим словом поратый - «бойкий, сильный, быстрый» [5, 6]. Характер, поступки героев так или иначе связаны со значением личного имени или фамилией, и навряд ли выбор авторов можно назвать случайным.

Вместе с тем в контексте произведения важной может быть форма самого имени: Ионыч из одноименного рассказа А.П.Чехова в начале повествования - доктор Дмитрий Старцев. Доминирующая форма отчества в повествовании подчеркивает не столько возрастные характеристики - Старцев относительно молод - сколько социальный статус, мировоззрение, отношение к людям, показывает путь духовного развития, который оказывается в конечном счете тупиковым. Вынося в заглавие имя героя, автор концентрирует внимание читателя на метаморфозах, которые будут происходить в душе доктора Старцева.

И.С. Тургенев в романе «Отцы и дети» использует стилистический потенциал антропонимов для создания образов. Базаров пред ставляется Павлу Петровичу Кирсанову следующим образом: Евгений, Васильев сын. Второй компонент именования является ничем иным, как социально дифференцированным отчеством. В изображаемую автором эпоху практически сложилась трехчленная антропонимическая модель, и форму с апеллятивом сын/дочь можно считать уже устаревшей и функционирующей преимущественно в крестьянской среде. Таким образом, Базаров изначально противопоставляет себя аристократической семье Кирсановых и подчеркивает свою близость народу, с которым, однако, у него нет ничего общего.

Исследование системы антропонимов в романе-эпопее «Война и мир» Л.Н. Толстого показывает влияние французской культуры на российский быт. Текст насыщен личными именами иноязычного происхождения: Анатоль, Элен и др., с помощью которых автор показывает отчужденность героев от происходящих событий, замкнутость их жизненного пространства. В то же время Пьер Безухов обретает себя, находит ответы на сложные вопросы, и имя не является своеобразным барьером для него и окружающих. Значение личного имени Пьер/Петр определяется как «скала, утес; каменная глыба» [5], оно отражает целеустремленность, основательность персонажа; отметим, что в процессе создания романа личный антропоним не менялся в отличие от фамилии (Медынский - Безухов).

Экстралингвистические знания помогут читателю понять образ Андрея Болконского. Автор скрупулёзно подходил к работе над произведением, известно, что целый год шли поиски нужного начала. В первых набросках фигурирует князь Волконский, отец Андрея. Имя главного героя Андрей сохранено, фамилия же видоизменилась: Волконский - Болконский. Известная в России фамилия князей Волконских связана с рекой Волконъ Тульской губернии, именно в этих местах жили первые предки рода [6]. Среди людей, носящих фамилию, - Зинаида Александровна Волконская, княгиня, русская писательница, её салон в Москве посещал А.С. Пушкин в 1826-1827 гг.; Мария Николаевна Волконская, княгиня, дочь генерала Н.Н. Раевского, жена декабриста С.Г. Волконского, ей посвящал стихи А.С. Пушкин; Петр Михайлович Волконский, русский государственный деятель, светлейший князь, генерал-фельдмаршал, с 1826 г. министр императорского двора и уделов; Сергей Григорьевич Волконский, декабрист, генерал-майор, князь, друг А.И. Герцена и Н.П. Огарёва. Л.Н. Толстой намеренно делает акцент на созвучии реальной фамилии и вымышленной: за счет ассоциативных связей у читателей возникает положительное представление о герое.

Раскрывая характер персонажа, автор, как правило, помещает его в определенную среду, номинируя географическое пространство. Топонимы выполняют функцию пространственной адресации; их анализ при прочтении важен, так как, будучи самыми древними онимами, они являются носителями информации о прошлом, знаками культурно-исторических событий. Иногда автор сознательно не называет место, указывая, что события происходили в городе N («Мертвые души» Н.В. Гоголя, «Толстый и тонкий» А.П. Чехова). Такая номинация тоже значима: безымянность города, страны подчеркивает типичность героев, их поступков, изображаемых социальных явлений.

Особой разновидностью имен собственных является заглавие - исходная эстетическая номинация, без которой литературное произведение любого жанра теряет свою самостоятельность и узнаваемость в культурном контексте эпохи. В.А. Кухаренко называет заголовок первым парадигматическим знаком текста, имеющим инициальную, всегда сильную позицию, которая влияет на все остальные категории текста - его модальность, когезию, протяженность и членимость, концептуальность и др. Но в то же время заглавие - это автономное, свернутое, целостное и самодостаточное название литературного произведения, которое может функционировать в речи и отдельно от текста, употребляется фигурально, шутливо, но только среди тех, кто знает содержание текста [7, с. 109-1 И].

Названия некоторых художественных произведений представляют собой метафоры, на которые традиционно обращается внимание в литературоведческой традиции: «Мертвые души», «Гроза», «Преступление и наказание», «Отцы и дети», «Война и мир» и под. Особняком в таком ряду стоят названия, содержащие имена собственные и их производные: «Евгений Онегин», «Анна Каренина», «Рудин», «Тихий Дон», «Матренин двор» и пр. - они подчеркивают антропоцентризм текста, конкретизируют художественное пространство.

Таким образом, ономастический комментарий при изучении художественных текстов позволяет узнать историю языка, историю народа, интерпретировать текст, сформировать собственную точку зрения на спорные вопросы. Историко-лингвистические знания помогают воспитывать бережное отношение к родному языку, формируют и развивают навыки грамотной речи, без которой нет полноценной личности.

Внеклассная работа по исследованию онимов может осуществляться в рамках лингвокраеведения, которое изучает языковую ситуацию края, региона в тесной связи с его историей и современным укладом жизни. В методическом аспекте под лингвокраеведением понимают знакомство школьников с региональными языковыми особенностями, т.е. с региональной лексикой и фразеологией, ономастикой, речевым этикетом, фольклором, творчеством местных писателей и поэтов.

Сбор и изучение топонимов может стать одним из интересных и перспективных аспектов лингвокраеведческой работы со школьниками. Как правило, дети проявляют неподдельный интерес к родному слову, к местной истории, к народным легендам, связанным с происхождением того или иного географического названия.

Исследованию могут подвергаться ономастические единицы разных типов: названия населенных пунктов, водных объектов, в том числе неофициальные. Особое место среди топонимов занимают названия внутригородских объектов - улиц, площадей, переулков и др. Этот пласт лексики содержит ценную и богатую информацию об истории самого города и его современной жизни, а вместе с тем, что очень важно, - о русском языке и его истории. Изучение культурно-идеологических факторов номинации улиц будет связано с исследованием истории своего города. Анализ мотивирующих основ позволит обозначить тенденции в выборе антропонимов и топонимов, апеллятивной лексики в качестве наименований улиц, что отражает стремление номинаторов закрепить различные реалии действительности.

Результатом лингвокраведческой работы может стать составление словаря региональных топонимов, в котором будут отражены старые и новые названия улиц родного города, водных объектов и т.д. Школьники могут рассматривать функционирование, значение и происхождение онимов, развитие и изменение во времени тех или иных названий. Их расшифровка дает возможность восстановить историческое прошлое родного края.

Собранный материал может быть использован при выполнении различных видов упражнений и заданий на уроках русского языка; в своем календарном планировании учитель может предусмотреть уроки русского языка, где тексты для изложений и диктантов содержат краеведческий материал.

В лингвокраеведческом аспекте могут быть проведены внеклассные занятия «Город, в котором мы живем», «Улицы помогают изучать географию», «География страны на городских вывесках».

Несомненно, что региональная топонимика обладает огромным воспитательным потенциалом, и обращение к ней в учебно-воспитательном процессе позволит сделать филологические знания куль-турно-формирующими. Использование регионального материала в процессе преподавания русского языка будет способствовать обогащению и активизации словаря детей, развитию их речи, интереса к родному языку, к родной земле, позволит научить видеть необычное в обычном. Такая работа позволит сохранить традиции того или иного региона и, следовательно, даст возможность решать не только образовательные задачи, но и воспитывать любовь и уважение к своей стране и своему краю.

Литература

  • 1. Качанчук, ТЕ. Ономастические единицы как средство орфографической работы в начальной школе / ТЕ. Качанчук // Ономастика Поволжья: Тез. докл. 9 Междунар.конф.Волгоград, 9-12 сент. -2002г. / Отв. ред. В.И. Супрун. - Волгоград: Перемена, 2002. - С.27.
  • 2. Овчинникова, Е.Л. Особенности структуры ономастикона языковой личности / Е.Л. Овчинникова // Ономастика Поволжья: Тез. докл. 8 Междунар.конф. Волгоград, 8-11 сент. 1998 г./ Отв. ред. и сост. В.И. Супрун.- Волгоград: Перемена, 1998. - С. 176.
  • 3. Супрун, В.И.Ономастическое поле русского языка и его художественно-эстетический потенциал: монография / В.И. Супрун. -Волгоград: Перемена, 2000. - 67 с.
  • 4. Николина, Н.А. Филологический анализ текста / Н.А. Николина. - М.: Издательский центр «Академия», 2003. - С. 197.
  • 5. Петровский, Н. А. Словарь русских личных имен: Около 3000 единиц. 5-е изд., доп. / Н.А. Петровский. - М., 1996.
  • 6. Федосюк, Ю.А.Русские фамилии: Популярный этимологический словарь / Ю.А. Федосюк. - М.: Флинта: Наука, 2002.
  • 7. Кухаренко, В.А. Имя заглавного персонажа в целом художественном тексте / В.А. Кухаренко // Русская ономастика: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Ю.А. Карпенко. - Одесса: Изд-во ОГУ, 1984. - С. 109-111.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >