Оценка зависимости частоты регистрируемых аномалий от активности инкорпорированного плутония и от возраста индивидов

В ходе профессиональной деятельности в организме работников ядерно-химического производства в силу особенностей условий работы, а также вследствие возникновения различных внештатных ситуаций депонируется различное количество инкорпорированного плутония. Кроме того, возможно, что коэффициенты выведения и адсорбции данного радионуклида имеют определенные индивидуальные особенности, которые до настоящего времени не были обнаружены вследствие недостаточности данных о миграции и выведении плутония из организма человека. Все перечисленные факторы обусловливают различные значения активности инкорпорированного плутония в организме работников ядерно-химического производства. В настоящей работе активность инкорпорированного плутония в организме работников СХК составляла от 10 до 188 нКи. В ходе проведенного нами исследования не было обнаружено зависимости частоты центромеронегативных и центромеропозитивных микроядер от активности инкорпорированного плутония в группе работников СХК (7? = -0,13, р = 0,58 и R = -0,16, р = 0,49 соответственно). Кроме того, не было обнаружено и корреляции частоты хромосомного нерасхождения и отставания с активностью инкорпорированного плутония (R = -0,03, р = 0,90 и R = 0,01, р = 0,96 соответственно). Это, возможно, объясняется нелинейностью воздействия, характерной для влияния ионизирующего излучения в малых дозах.

Отсутствие зависимости частоты регистрируемых аномалий от дозы воздействия отмечалось также и в других исследованиях анеугенного действия ионизирующего излучения как вредного фактора производства на когортах работников (Thierens et al., 1999; Kryscio et al., 2001; Назаренко, Тимошевский, 2005). Статистически значимая зависимость частоты как центромеронегативных, так и центромеропозитивных микроядер от полученной дозы ионизирующего излучения была обнаружена лишь в когорте людей, длительное время подвергавшихся воздействию у-излучения по месту жительства (Chang et al., 1999).

В литературе неоднократно отмечалось возрастание числовых аномалий хромосом с увеличением возраста индивидов. Так, с помощью FISH с использованием центромероспецифичных ДНК-зондов в культивированных лимфоцитах пяти женщин в зависимости от возраста наблюдалось увеличение частоты центромеропозитивных микроядер, содержащих хромосому X (Richard et al., 1994). Частота возрастала от 7,4 % у наиболее молодой (27 лет) женщины до 20,7 % у самой старой (80 лет); при этом частота центромеропозитивных микроядер с хромосомой X варьировала от 0,1 до 1,3 на 1000 клеток у каждого донора.

В другом исследовании было обнаружено, что процент микроядер, содержащих хромосому X, среди всех микроядер у пяти пожилых женщин (71-84 года) составлял в среднем 20 %, в то время как у пяти девочек (1-10 лет) он не превышал 8 % (Guttenbach et al., 1994). Так как частота всех микроядер в старшей возрастной группе была в 4 раза выше, эти результаты фактически указывают на увеличение частоты микроядер с хромосомой X почти в 10 раз. В другой группе из шести женщин старше 50 лет доля микроядер с хромосомой X среди всех микроядер составляла 24 %, тогда как у шести женщин до 30 лет она была лишь 14 % (Catalan et aL, 1995); при этом также наблюдалось зависимое от возраста увеличение доли микроядер, содержащих аутосомы (с 20 до 28 %).

У новорожденных была зарегистрирована более низкая частота микроядер и нулевая частота микроядер с хромосомой X (Hando et al., 1994). В культивированных двухъядерных лимфоцитах периферической крови 12 женщин (25-56 лет) доля микроядер с хромосомой X составляла 62,3 % от всех микроядер при частоте 10,5 %о (Zijno et al., 1996а; Zijno et al., 1996b); зависимость от возраста отмечалась лишь для частоты микроядер с хромосомой X, но не для их доли среди всех микроядер, позволяя предположить, что другие типы микроядер также вносят свой вклад в увеличение частоты микроядер с возрастом.

В настоящем исследовании при изучении влияния возраста на анализируемые параметры не наблюдалось значимой корреляции частоты центромеронегативных и центромеропозитивных микроядер с возрастом как индивидов с наличием в организме инкорпорированного плутония-239 (R = -0,06, р = 0,8 и R = 0,09, р = 0,7), так и лиц контрольной группы (R = 0,31, р = 0,15 и R = -0,14, р = 0,53 соответственно). Также не было обнаружено зависимости частоты хромосомного нерасхожде-ния и отставания от возраста индивидов в контрольной группе (7? = -0,18, /7 = 0,31 и R = 0,16, р = 0,39) и группе работников СХК (/? = 0,15, р = 0,49 и R = 0,002, р = 0,99 соответственно). Следует отметить, что основные литературные данные, касающиеся зависимости частоты числовых хромосомных нарушений от возраста индивидов, были получены для лиц женского пола и, в частности, относились к частоте анеуплоидии по хромосоме X. Поэтому логично предположить, что для индивидов мужского пола, обследованных в настоящей работе, зависимость анеуплоидии от возраста может быть выражена не столь явно по сравнению с женщинами.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >