Из опыта преподавания курса (методические рекомендации преподавателям)

О лекциях, учебниках и «культпоходах»

Изучение истории родного края является важной составной частью региональной культуры. Большинство преподавателей отечественной истории использовали краеведческий материал достаточно широко и умело, но специальные и целостные курсы, такие как «История Урала» доцента В.В. Мухина на историческом факультете Пермского госуниверситета, были чрезвычайной редкостью. В сфере изучения истории региональной культуры мы вообще находимся в самом начале пути.

В широко продававшемся в нашем городе учебнике истории Урала для школьников 10—11 классов, изданном в Екатеринбурге (2004 г.), о Стефане Пермском было лишь 8 строк текста (с «дополнением к прочитанному» — 25), о первых же зауральских походах московских войск «на Югру» в 1465 г. — 20 строк, в 1483 г. — 45 строк, в 1499 г. — еще 31. Все это, разумеется, задолго до Ермака. Строгановы по объему материала приравнены к Сибирскому государству Тайбугидов. Вот и говори после этого, что главным орудием русской колонизации была книга, а не пушка! Но и с избранных позиций «пермская» история освещена предвзято: о походе Федора Пестрого 1472 г.— всего 15 строк. Дата, в отличие от предыдущих, — даже не выделена. Факт официального вхождения Перми Великой в состав Московского государства проигнорирован. Аналогично освещено и присоединение к Московскому государству Вятки. Рядом с рассказом о политическом устройстве Вятской земли помещено «уточнение», что это территория бассейна верхнего и среднего течения... Оки, а также реки Москвы! Это явно о вятичах из «Повести временных лет».

Так что выбор «исходной точки» (JI.H. Гумилев) в освещении исторического процесса— дело чрезвычайно важное, во многом определяющее саму концепцию, отбор фактов и выводы. Очевидно, что для пермяков такой судьбоносной точкой должна быть Пермь, и взгляды из-за «камня» нас не красят.

Наконец, нам предстоит определиться с географическими рамками изучаемого нами региона. В последнее время нередким было очерчивание регионального компонента нашего мышления границами Пермской области. На это же нацеливали школьников первые из вышедших для них в Перми учебных пособий. У соседей же екатеринбуржцев естественен взгляд на регион как на «Большой Урал», с включением в него даже Тюменской области. Региональный курс «История и культура Прикамья» должен рассматривать в едином ключе, с единых позиций Республику Башкортостан, Кировскую область, Пермский край с Коми-Пермяцким округом, Республику Татарстан, Удмуртскую Республику. Выделение Большого Прикамья в качестве подрегиона позволит не только выявить и проследить исторические закономерности, проявляющиеся в одном из центральных районов России, но и постичь специфику региональной истории и культуры, которая, с одной стороны, определяется принадлежностью к Уралу и Приуралью, с другой — тяготением к Поволжью. Такой подход позволяет глубже изучить историю и культуру всех народов, проживающих, в частности, на территории Пермского края, осветить максимальное число факторов, повлиявших и влияющих на развитие региональной культуры.

История пермской культуры что в екатеринбургских, что в пермских пособиях зачастую не рассматривается. До начала XX века включительно авторы пособия по истории «земли Пермской» (1996—1997 гг.) представляют ее в каком-то странном, крестьянско-этнографическом облике: наука и просвещение в XVIII— начале XX вв. освещается на 16 страницах, а «народные» знания, представления и демонология— на 18. Соответствующие акценты содержат и иллюстративные вклейки. Культура второй половины XX века представлена одним небольшим абзацем и двумя фактами: посадкой космического корабля «Восход-2» в связи с аварией и пребыванием в нашем крае «журналиста Юрия Литвина, поэта Василя Стуса, учителя Олексы Тихого», умерших в застенках «Перми-36». В единственной попытке более-менее целостного изложения истории города Перми (2000 г.) также имеются зияющие пробелы: история среднего и среднего специального образования в городе, например, заканчивается в 1959 году. Читателю, пользующемуся учебным пособием 1999 г. «Прикамье. Век XX» (речь в нем идет о Пермском Прикамье), в потоке объективистски подобранного материала трудно выделить значимые акценты.

Достижения пермской культуры, огромный художественный потенциал региона становятся явлением общеизвестным и признанным. Было бы странным не воспользоваться этим и упустить возможность реализации накопленного потенциала в педагогическом процессе.

Следует настойчиво поднимать уровень научного и методического обеспечения курсов. В городе имеются первые опыты разработки компьютерных программ, видео- и киносюжетов. Есть условия для создания «музейного кольца Перми» и театральных абонементов, которые позволяли бы проводить экс курсионную работу со студентами и школьниками в определенной системе, постепенно, в соответствии с их возрастом, знакомя со всеми художественными богатствами областного центра и региона. Необходимо создание городского научно-исследовательского и методического центра (лаборатории) по данной проблематике.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >