Личность амнистированных и помилованных

Общая характеристика

В научной литературе отмечается, что индивидуализация наказания является одним из уголовно-правовых принципов, действующих не только при назначении наказания, но и при его исполнении, изменении, в том числе досрочном освобождении от него1. К числу оснований досрочного освобождения от отбывания наказания относятся амнистия и помилование. В силу этого осуществлять их необходимо с учетом оценки личности осужденных, без которой индивидуализация наказания немыслима.

Изучение личностных особенностей амнистированных и помилованных имеет важное теоретическое и практическое значение. Особенности личности, с одной стороны, выступают как положительный результат исправительного воздействия, оказанного в период отбывания наказания, с другой — являются основанием смягчения положения осужденного до истечения срока наказания, что связывает воедино проблемы эффективности исполнения наказания и действенности помилования и амнистии.

Знание характеристики личности амнистированных и помилованных трудно переоценить с точки зрения предупреждения рецидива преступления с их стороны. В криминологии уже давно обоснована необходимость исследования личности преступника в указанном аспекте2. Изучение личностных особенностей позволяет определить наиболее типичные черты амнистированных и помилованных. Типология дает возможность вскрыть природу, причины, закономерности преступного поведения, создать осно вы его прогнозирования и антикриминогенного воздействия. Совершение амнистированными и помилованными новых преступлений несет в себе повышенную общественную опасность, ибо подрывается авторитет верховных органов государственной власти и Президента Российской Федерации.

Представляется, что приводимые в настоящей монографии элементы криминологической характеристики изучаемых категорий лиц получат дальнейшую разработку в трудах других авторов.

Изучение личности амнистированных и помилованных позволяет выявить особенности отдельных ее характеристик, определить роль последних при решении вопроса о применении актов об амнистии и помиловании, учесть их в ходе осуществления контроля за амнистированными и помилованными после освобождения от наказания.

Успешное предупреждение преступлений возможно в том случае, если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, ибо она является основным и важнейшим звеном всего механизма преступного поведения. «Поэтому меры, направленные на устранение криминогенных условий, — пишет В.В. Луне-ев, — применительно к конкретному человеку разрабатываются на основе глубокого изучения его личности»3.

Глубокая социальная деградация личности нарушает волю, порождает крайнюю пассивность и неприспособленность к жизни, притупляет желание что-либо изменить в ней. Позитивная коррекция личности возможна только путем проведения всего комплекса социально-реабилитационных мер, основанных на глубоком знании ее особенностей. Институт помилования занимает в указанном комплексе исключительное место: нередко это единственный путь для осужденного быть освобожденным досрочно от дальнейшего отбывания наказания.

С учетом личностных особенностей амнистированных и помилованных можно правильно оценить их поступки, определить требующуюся степень исправительного воздействия во время отбывания наказания, более успешно организовать процесс социальной адаптации, предупредить не только преступления, но и иные правонарушения с их стороны. По справедливому замечанию Ю.М. Антоняна, «плодотворность воспитательно-предупредительной работы с правонарушителями зависит от уровня познания личности преступника»4.

В свете изложенного нельзя не согласиться с Т.Н. Волковой относительно необходимости непосредственного изучения личности осужденного при рассмотрении ходатайств о помиловании. «Несмотря на то, что члены комиссии совершают регулярные выезды в учреждения уголовно-исполнительной системы (а в Вологодской области их 13), побеседовать с каждым обратившимся с ходатайством о помиловании либо желающим это сделать невозможно.

Между тем изучение личности всех обращающихся с просьбой о помиловании осужденных представляется необходимым. Для этого необходимо внести соответствующее требование в названное выше Положение. Исключение должны составлять лица, относящиеся к категориям, указанным в п. “а” — “е” абзаца второго ч. 2 Положения, как не рекомендуемые к помилованию: совершившие умышленное преступление в период назначенного судами испытательного срока условного осуждения; злостно нарушающие установленный порядок отбывания наказания; ранее освобождавшиеся от отбывания наказания условно-досрочно, по амнистии или актом помилования, а также в отношении которых ранее производилась замена назначенного судами наказания более мягким.

Особое внимание при непосредственном общении с осужденными должно уделяться тем, кто совершил преступление впервые; по неосторожности; женщинам, имеющим детей в возрасте до 18 лет, и несовершеннолетним осужденным; лицам пенсионного возраста; совершившим преступления при превышении пределов необходимой обороны, задержании преступника и иных юридически значимых обстоятельствах, существенно снижающих степень общественной опасности личности и совершенного им деяния»5, — отмечает Т.Н. Волкова.

Сомнение вызывает последний тезис автора относительно категории лиц, требующих особого внимания. Не в меньшей степени требуют аналогичного внимания лица, осужденные за тяжкие и особо тяжкие преступления. Изучение особенностей личности последних позволяет, с одной стороны, предупредить отсутствие фактических, материальных оснований для помилования, с другой стороны, выявить те личные изменения, которые произошли в нем после совершения преступления, за время отбывания наказания. Учет последних и принятие положительного решения о помиловании стимулирует указанную категорию осужденных к исправлению, вселяет в них надежду, что несмотря на тяжесть совершенного преступления, у них есть надежда быть прощенными главой государства.

Представляется, что такой подход имеет самое прямое влияние на предупреждение рецидива преступлений, создание благоприятных условий для исполнения наказаний.

В данном случае можно привести пример с осужденным С., 1960 г. р., осужден 13 января 2011 г. Венёвским районным судом Тульской области по ст. 111 п. 4 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с взысканием в доход государства расходов по оплате труда адвоката в сумме 596 рублей 76 копеек.

Преступление относится к категории особо тяжких.

Семейное положение: разведен, имеет на иждивении малолетнюю дочь, которая в настоящее время находится в социальнореабилитационном центре для несовершеннолетних.

Бывшая жена характеризуется отрицательно, не работает, ведет аморальный образ жизни, злоупотребляет спиртным, воспитанием детей не занимается.

Мать 1938 г.р. является инвалидом II группы, страдает рядом заболеваний: бронхиальная астма, сахарный диабет, артериальная гипертония с поражением сердца, дисциркуляторная энцефалопатия II степени.

Ранее не судим.

Образование высшее. До осуждения работал.

Характер и обстоятельства совершения преступления.

25 августа 2010 г. в период времени с 00 часов 30 минут до 2 часов С., находясь в своей квартире, увидел Ф. в постели со своей супругой С., после чего на почве возникших личных неприязненных отношений, умышленно, с целью причинения Ф. тяжкого вреда здоровью подверг последнего избиению, нанеся множественные удары руками в голову, в область грудной клетки и по различным частям тела. Затем вытащил Ф. за ноги из квартиры на лестничную площадку, где также нанес ему множественные удары руками в голову, в область грудной клетки и по различным частям тела, причинив при этом ушиб головного мозга, кровоизлияния под оболочку и в желудочки мозга, в мягкие ткани теменной, правых лобно-теменной и затылочной, левой лобно-теменной и затыл очной областей, в соединительные оболочки глаз и слизистые оболочки губ, перелом спинки носа, разрыв слизистых оболочек губ справа и слева, ссадины в теменной области, которые являются тяжким вредом здоровью; переломы 8—11 ребер слева, кровоизлияния в мягкие ткани грудной клетки слева и в межреберные мышцы, которые являются тяжким вредом здоровью.

Смерть Ф. наступила на месте происшествия от тупой травмы тела с ушибом головного мозга, кровоизлияниями под оболочки и в желудочки мозга, переломами ребер слева с повреждением пристеночной плевры и кровотечением в левую плевральную полость.

При назначении наказания суд учел, что С. полностью признал вину и раскаялся в содеянном, возместил имущественный и моральный вред, имеет малолетнего ребенка, по месту жительства и месту работы характеризуется положительно. Также судом учтено аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления.

На момент рассмотрения ходатайства о помиловании С. отбыл 1 год 3 месяца. Во время отбывания наказания характеризовался положительно, трудоустроен, работает добросовестно и прилежно в течение всего рабочего дня, отказов от работы не имеет.

К работам без оплаты труда, в соответствии со ст. 106 УИК РФ, относился добросовестно, работу выполнял качественно и в срок. Выполнял общественные поручения, к которым относился ответственно.

За примерное поведение и добросовестное отношение к труду имел два поощрения, взысканий не имел.

В общении с представителями администрации вежлив, тактичен, указания и распоряжения выполнял точно и своевременно.

Регулярно занимался самообразованием, повышал свой интеллектуальный уровень, посещал библиотеку учреждения, просматривал периодические издания. На занятиях по социальноправовой подготовке проявлял активность. Исповедует христианство, регулярно посещал храм учреждения.

Посещал проводимые администрацией в исправительной колонии культурно-массовые и физкультурно-спортивные мероприятия, к ним относился положительно, делал для себя правильные выводы. В проводимых беседах индивидуально-воспитательного характера имел определенную точку зрения, последователен в своих мыслях, отдавал отчет в своих действиях.

Дорожил мнением коллектива о себе. В обращении с осужденными был тактичен, уживчив в коллективе, дружественные отношения поддерживал с положительно характеризующимися осужденными, конфликтных ситуаций не создавал. По характеру общителен, отзывчив, трудолюбив. Начатое дело стремился довести до конца.

Отношения с родственниками (матерью и дочерью) поддерживал регулярно путем переписки. Отношения хорошие, этим дорожил. Проявлял заботу о семье, родственниках, оказывал материальную помощь.

Ущерб, причиненный преступлением, возместил. Вину в совершенном преступлении признал полностью, в содеянном раскаялся. Комиссия по вопросам помилования поддержала ходатайство о помиловании.

Указом Президента Российской Федерации от 7 января 2013 года № 14 осужденный был помилован, ему был сокращен срок лишения свободы.

Общепринятым в криминологии и ее особенной части в том числе считается характеристика осужденных по таким показателям, как социально-демографические, уголовно-правовые, уголовно-исполнительные данные. Не являются исключением и лица, являющиеся объектом настоящего монографического исследования.

Прежде чем приступить непосредственно к рассмотрению указанных признаков, характеризующих осужденных, к которым применены акты об амнистии или о помиловании, нельзя не сказать о методике их изучения. Речь идет о репрезентативности выборки. В отношении амнистируемых проблема заключается в том, что акты об амнистии принимаются по самым различным поводам. Как уже отмечалось ранее, они посвящаются определенным датам (100-летие учреждения Государственной Думы в России — 2006 г.), событиям (в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации — 2013 г.), в отношении определенной категории лиц (в отношении лиц, совершивших преступления в период проведения контртеррористических операций на территориях субъектов Российской Федерации, находящихся в пределах Южного федерального округа, — 2006 г.) и др. Соответственно, такие акты в значительной мере определяли различные категории осужденных, к которым могла быть применена амнистия.

Вместе с тем целый ряд преимуществ характеризует амнистированных независимо от вида актов об амнистии. Как правило, для этой категории не являются характерными такие признаки, как неоднократная судимость, тяжесть совершенного преступления, злостные нарушения режима отбывания наказания.

Составление криминологического портрета амнистируемого облегчает относительная массовость лиц, освобождаемых от наказания по амнистии.

Этого нельзя сказать в отношении лиц, к которым применяются указы о помиловании. Их количество в последние годы составляет буквально единицы. Такая ситуация не позволяет, на первый взгляд, составить объективную типовую характеристику помилованных, что обуславливает стремление отдельных авторов вывести такую характеристику на основе изучения характеристик личности осужденных не помилованных, а лишь обратившихся с ходатайствами о помиловании6.

Однако такой подход не отражает объективной картины. Одной из причин этого является то, что осужденные нередко обращаются с ходатайством о помиловании под воздействием администрации учреждений и органов, исполняющих наказание. Такие ходатайства, как правило, не имеют под собой какой-либо уголовно-исполнительной основы, свидетельствующей об определенной степени исправления осужденного, о наличии других показателей, которые являются обязательными при принятии решения о под держании ходатайства о помиловании осужденного.

Отличительная черта криминологической характеристики помилованных, приводимой в монографии, заключается в том, что она выведена на основе изучения материалов на лиц, в отношении которых состоялись указы о помиловании.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >