Правовое регулирование амнистии и помилования

Характеристика российского законодательства об амнистии и помиловании

Основополагающие нормы, регулирующие амнистию и помилование, содержатся в основном законе — Конституции Российской Федерации. Согласно ч. 3 ст. 50 Конституции Российской Федерации каждый осужденный за преступление имеет право просить о помиловании. Другие нормы устанавливают субъекты применения последнего. В частности, они констатируют, что помилование и амнистия находятся в ведении Российской Федерации (п. «о» ст. 71); помилование осуществляет Президент Российской Федерации (ст. 89); амнистию объявляет Государственная Дума (ст. 103).

Конституционные нормы конкретизируются в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве, нормативных правовых актах Президента Российской Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, приказах Министерства юстиции Российской Федерации.

Амнистия

Указанные законодательные и нормативные правовые акты устанавливают: 1) круг лиц, на которых распространяется амнистия, — индивидуально неопределенный круг лиц (ч. 1 ст. 84 УК); 2) содержание актов об амнистии - освобождение от уголовной ответственности, освобождение от наказания, либо сокращение назначенного наказания или замена более мягким видом наказания, либо освобождение от дополнительного вида наказания; снятие судимости с лиц, отбывших наказание (ч. 2 ст. 84 УК); определяют амнистию в качестве одного из оснований исполнения наказания и применения иных мер уголовного характера (ст. 7 УИК РФ), освобождения от отбывания наказания (п. «д» ст. 172 УИК РФ); регламентируют порядок применения амнистии — устанавливается органом, издавшим акт об амнистии (ч. 4 ст. 175 УИК РФ).

В постановлениях об амнистии определяются, как правило: категории лиц, подлежащих амнистированию; прекращение находящихся в производстве органов дознания, органов предварительного следствия и судов уголовных дел; категории лиц, на которых не распространяются постановления об амнистии; дату вступления в силу постановления и сроки исполнения.

Так, например, Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. № 3500-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» освобождению от наказания подлежали следующие категории осужденных:

  • 1) осужденные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно за преступления, совершенные в возрасте до 16 лет;
  • 2) осужденные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно за преступления, совершенные в возрасте от 16 до 18 лет, и ранее не отбывавшие наказание в воспитательных колониях;
  • 3) осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за умышленные преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, отбывшие не менее половины назначенного срока наказания.

Освобождению подлежали осужденные к лишению свободы на срок до пяти лет включительно и ранее не отбывавшие наказание в исправительных учреждениях:

  • 1) женщины, имеющие несовершеннолетних детей;
  • 2) беременные женщины;
  • 3) женщины старше 55 лет;
  • 4) мужчины старше 60 лет;
  • 5) лица, принимавшие участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС;
  • 6) военнослужащие, сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и иные лица, принимавшие участие в боевых действиях либо в действиях по защите Отечества;

7) инвалиды I и II группы.

Действие указанного постановления распространилось на лиц, осужденных за преступления, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 212, ст. 213 и ч. I ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации; лиц, совершивших преступления в возрасте до 18 лет, осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы, осужденных условно, условно-досрочно освобожденных от отбывания наказания до дня вступления в силу постановления, которым отбывание наказания отсрочено или неотбытая часть наказания заменена более мягким видом наказания до дня вступления в силу постановления.

Постановление определяло категории лиц, осужденных к наказанию, не связанному с лишением свободы, осужденных условно, условно-досрочно освобожденных от отбывания наказания, которым отбывание наказания отсрочено или неотбытая часть наказания заменена более мягким видом наказания, подлежащих освобождению от наказания. Речь шла о женщинах, имеющих несовершеннолетних детей; беременных женщинах; женщинах старше 55 лет; мужчинах старше 60 лет; лицах, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС; военнослужащих, сотрудниках органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовноисполнительной системы и иных лицах, принимавших участие в боевых действиях либо в действиях по защите Отечества; инвалидах I и II группы.

Подлежали прекращению находящиеся в производстве органов дознания, органов предварительного следствия и судов уголовные дела о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу постановления, в отношении:

  • 1) подозреваемых и обвиняемых в совершении в возрасте до 16 лет преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы;
  • 2) подозреваемых и обвиняемых в совершении в возрасте от 16 до 18 лет преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы, и ранее не отбывавших наказание в воспитательных колониях;
  • 3) женщин, имеющих несовершеннолетних детей; беременных женщин; женщин старше 55 лет; мужчин старше 60 лет; лиц, принимавших участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС; военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы и иных лиц, принимавших участие в боевых действиях либо в действиях по защите Отечества; инвалидов I и II группы, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы, и ранее не отбывавших наказание в исправительных учреждениях;
  • 4) подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в возрасте до 18 лет, а также лиц, указанных в вышеприведенном п. 3, если за преступления, в совершении которых подозреваются или обвиняются указанные лица, не предусмотрено наказание, связанное с лишением свободы;
  • 5) подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 212, ст. 213 и ч. 1 ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По уголовным делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание свыше пяти лет лишения свободы и которые совершены до дня вступления в силу настоящего постановления лицами, не достигшими на момент совершения преступления возраста 16 лет, а также лицами в возрасте от 16 до 18 лет, ранее не отбывавшими наказание в воспитательных колониях, суд, если признавал необходимым назначить наказание до пяти лет лишения свободы включительно, освобождал указанных лиц от наказания.

По уголовным делам о преступлениях, за которые предусмотрено наказание свыше пяти лет лишения свободы и которые совершены до дня вступления в силу настоящего постановления лицами, указанными в вышеприведенном п. 3, ранее не отбывавшими наказание в исправительных учреждениях, суд, если признавал необходимым назначить наказание до пяти лет лишения свободы включительно, освобождал указанных лиц от наказания.

По уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу постановления определенными категориями лиц, суд, если признавал необходимым назначить наказание, не связанное с лишением свободы, условно либо применить отсрочку отбывания наказания, мог освободить указанных лиц от наказания.

Постановление определяло также категории лиц, на которых оно не распространялось. Речь шла об осужденных за определенные преступления; осужденных более двух раз к лишению сво боды за умышленные преступления, а также об осужденных за умышленные преступления, ранее осуждавшихся к лишению свободы за определенные преступления; осужденных, признанных в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР особо опасными рецидивистами или совершивших преступления при особо опасном рецидиве в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации; о лицах, освобождавшихся после 1993 г. от наказания в порядке помилования или в соответствии с актом об амнистии и вновь совершивших умышленные преступления; осужденных, вновь совершивших умышленные преступления в местах лишения свободы. Действие Постановления не распространялось на осужденных, злостно нарушающих установленный порядок отбывания наказания.

В научной литературе предлагается регулирование амнистии отдельным законом. Так, по мнению И.В. Нестеренко, «амнистия должна приниматься по более сложной процедуре. Если перейти к модели, когда, например, акт об амнистии принимался бы в форме закона либо совместными решениями палат, то для этого необходимо изменение Конституции Российской Федерации. К тому же в случае принятия амнистии в форме закона в процесс должен включаться и Президент Российской Федерации, который и так в противовес праву Государственной Думы принимать амнистию наделен Конституцией Российской Федерации правом помилования»1. Идею законодательного регулирования амнистии разделяют и другие авторы2. Ее поддерживают авторы Комментария к Уголовному кодексу Российской Федерации3.

Следует заметить, что законодательное решение вопроса об амнистии имеет место в ряде зарубежных государств, в частности в государствах — членах СНГ (Армении, Беларуси, Украине).

Здесь следует привести позицию Конституционного суда Российской Федерации по этому поводу. В своем Постановлении от 5 июля 2001 г. № 11-П «По делу проверки конституционности Постановления Государственной Думы от 28 июня 2000 года № 492-111 ГД “О внесении изменений в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов” в связи с запросом Советского районного суда города Челябинска и жалобами ряда граждан»4 он назвал данное постановление уникальным нормативно-правовым актом в сравнении с постановлениями Государственной Думы по другим вопросам, а также в сравнении с иными нормативными подзаконными актами, принимаемыми в форме постановлений.

Конституционный суд аргументирует это тем, что принятие Государственной Думой постановлений об амнистии предусмотрено самой Конституцией Российской Федерацией, что отличает эти постановления от других нормативных актов, включая большинство законов, и придает им особую конституционную природу.

По мнению Конституционного суда, в отсутствие специального закона об амнистии именно нормативные предписания, содержащиеся в постановлении об амнистии, могут и должны выполнять функцию законодательного регулирования, «тем более что издание законов по вопросам амнистии не предусматривается Конституцией Российской Федерации как необходимое и обязательное».

В действующем конституционно-правовом пространстве нормативно-правовое регулирование амнистии осуществляется только в такой правовой форме, как постановление Государственной Думы. В то же время все другие акты Государственной Думы, которые в соответствии со ст. 103 Конституции Российской Федерации также принимаются в форме постановлений, имеют принципиально иной характер, являются индивидуальными правовыми актами.

Кроме того, отметил Конституционный суд, постановление Государственной Думы об амнистии, распространяющееся на индивидуально неопределенный круг лиц и деяний, т.е. носящее нормативный характер, по существу, допускает отказ от реализации ранее примененных или подлежавших применению — в отношении названных в данном акте категорий лиц и преступных деяний — норм Уголовного кодекса Российской Федерации, что не может быть осуществлено нормативным актом, не приравненным по уровню к закону, поскольку акты ниже уровня закона не должны в каком бы то ни было отношении ему противоречить, препятствуя его применению.

Следовательно, постановления Государственной Думы об амнистии в системе действующих нормативно-правовых актов по своему уровню и материально-правовому содержанию могут быть приравнены только к принимаемым Государственной Думой законам (ст. 105, ч. 1 Конституции Российской Федерации)5.

Приведенную позицию Конституционного суда разделяют не все авторы. Так, по мнению Р.М. Дзидзоева, такая аргументация Конституционного суда в отношении актов амнистии не представляется убедительной6:

«Что означает “акт, приравненный к уровню Конституции”? Это крайне отвлеченная дефиниция, лишенная конкретного нормативно-правового смысла. Означает ли это, что постановление Государственной Думы, объявляющее амнистию, обладает силой Закона? Если да, то акт об амнистии должен приниматься в законотворческом режиме, что, однако, Конституцией не предусматривается. Если нет, то акт амнистии не должен уподобляться закону, как в материальном, так и в процессуальном отношениях, в том числе и в части законодательной инициативы»7, — пишет он.

На наш взгляд, обе точки зрения в теоретическом плане имеют право на существование. Дело в том, что причины такой различной оценки приводимого нормативного правового акта заключаются в отсутствии федерального закона о законах и нормативных правовых актах, давно обсуждаемого в научной литературе. Практика выбрала путь, одобренный Конституционным судом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >