Назначение наказания по делам об убийствах

Общие начала назначения наказания по делам об убийствах

Назначение наказания по делу о любом преступлении (в том числе и об убийстве) является своего рода промежуточным, но в то же время очень важным этапом на пути решения задач, закрепленных в ст. 2 УК РФ.

К ним относятся:

  • - охрана прав и свобод человека и гражданина;
  • - собственности;
  • - общественного порядка и общественной безопасности;
  • - окружающей среды;
  • - конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств;
  • - обеспечение мира и безопасности человечества;
  • - предупреждение преступлений (как общее, так и специальное).

Законодательное закрепление задач уголовного законодательства России имеет принципиальное значение, поскольку до тех пор, пока общество не установит, чего же оно хочет: искупления, изоляции, воспитания или устрашения потенциальных преступников, у нас не будет ни искупления, ни воспитания, ни устрашения, а только путаница.

Именно поэтому установление задач Уголовного Кодекса России предопределяет эффективность реализации его норм. Это следует и из того, что сквозь призму исполнения наказания его эффективность понимается как степень выполнения задач этого наказания и уголовного права в целом.

В современной научной литературе изучению понятия наказания посвящено множество работ, однако проблема установления точного содержания данной категории по-прежнему актуальна.

Большинство ученых признает верным определение наказания как меры государственного принуждения, применяемой судом к совершившему преступление. Поскольку изложенное определение весьма распространено, его можно назвать традиционным.

По мнению ученых «наказание представляет собой совокупность ограничений, устанавливаемых государством для правонарушителя, реализация которых обеспечивается государственным принуждением». Отмечая верность тезиса о понимании государственного принуждения в данном контексте как условия «реализации наказания и тех ограничений, которые оно составляет», данная позиция верна.

Заслуживает внимания и понятие назначения наказания. Из множества определений, предложенных в научной литературе, наиболее полное, дано В. Г. Беляевым: «Назначение наказания - это правомерное определение, в соответствие с законом, во вступившем в законную силу приговоре правомочного суда, конкретному лицу, признанному этим же судом виновным в совершении данного преступления, вида и размера репрессии, необходимых и достаточных для достижения целей репрессии, с обязательным учетом всех юридически значимых особенностей и преступления, и совершившего его лица».

Приведенная дефиниция, достаточно точная, однако и она не лишена недостатков. Следует отличать процесс назначения наказания как деятельность, длившуюся некоторое время, от момента утверждения силой государства принятого в результате такой деятельности решения, ограниченного лишь истечением определенного периода со времени оглашения данного решения. Учеными указано на соответствие определения наказания закону (так как это требование содержится в отсылке на его правомерность, т. е. соответствие праву), а также необоснованно подменено понятие наказания термином «репрессии».

В связи с этим возможно определить назначение наказания как процесс правомерного определения правомочным судом конкретному лицу, 293

признанному этим же судом виновным в совершении данного преступления, вида и размера наказания, необходимых и достаточных для достижения его целей, с обязательным учетом всех юридически значимых особенностей и преступления, и совершившего его лица. При этом важно различать понятия назначения и применения наказания, поскольку назначение наказания -это первый этап применения наказания.

Неотъемлемая предпосылка решения указанных задач Уголовного кодекса России — не только назначение судом справедливого наказания (что выступает в качестве обязательного условия эффективной частной превенции), но и его надлежащее исполнение.

Это вызвано тем, что выполнение названных задач возможно лишь при наличии социально положительного результата применения наказания, выраженного в позитивном разрешении конфликта личности и государства, конструктивном преобразовании как ситуации, так и личности преступившего закон.

Достижение указанного социально положительного результата обусловлено наличием баланса в единообразии и дифференцированности подходов правоприменителей при решении сходных вопросов, касающихся назначения наказания, так как каждое из них должно в полной мере соответствовать не только содеянному, но и личности преступника. В Уголовном кодексе Российской Федерации данные требования закреплены в ст. 60 «Общие начала назначения наказания».

Общие закономерности касаются как процесса доказывания наличия либо отсутствия в действиях подсудимого признаков конкретного состава преступления, выявления обстоятельств, имеющих существенное значение для квалификации содеянного по определенной норме УК, так и принятия решения о мере наказания.

Тем самым создаются объективные предпосылки для разработки конкретных моделей, программ (алгоритмов) в ходе принятия решений. Создание таких алгоритмов - процесс весьма сложный, поскольку требует 294

учета многих факторов (юридических, логических, управленческих, лексикосемантических и других)26.

В целом, программирование судебной деятельности осложняется и тем, что юридическая наука еще недостаточно использует некоторые положения и выводы кибернетики в работе с информацией и не пошла далее создания моделей квалификации преступлений. Хотя понятие «правовая кибернетика», впервые сформулированное академиком А.И. Бергом Вопросы кибернетики и право / Отв. ред. Кудрявцев В.Н. - М.: Наука, 1967.-С. 4-9., широко признано среди ученых и практиков, однако действенных, эффективных попыток применения кибернетических методов при разработке алгоритмов принятия решения о наказании - до настоящего времени не применялось.

Иногда пределы моделирования (алгоритмизирования) судебной деятельности необоснованно сужаются. В частности некоторые ученые считает, что моделирование по уголовным делам должно игнорировать личность судьи, его персональное и избирательное отношение к доказательствам, а также содержательную сторону судейского рассуждения о доказательственной ценности собранных по делу фактических данных.

Моделирование - это область исследования, которая относится к раскрытию последовательности принятия решений при постановлении приговора, с одной стороны, и к управлению этим процессом - с другой, и должна раскрывать логическую последовательность размышления судей во время совещания27.

Что касается понятия алгоритма, то точного его определения не существует. Обычно под алгоритмом понимают набор правил, определяющих процесс преобразования исходных данных задачи в искомый результат.

Алгоритмизацию принятия решения о наказании необходимо представлять как набор последовательных шагов (действий, базовых операций), избегая непоследовательных переходов. Нельзя также не 295

учитывать, что в настоящее время не существует универсальных средств получения надежных алгоритмов.

Тем не менее, представляется, что разработка алгоритма принятия решения о наказании позволяет в известной мере нейтрализовать негативные последствия «прерывания» в развитии событий и «упрощения» действительности.

Алгоритм обеспечивает наглядное отражение тех фактов, вопросов, обстоятельств, исследование которых имеет юридическое значение, содержит программу решения задачи, предписывая такой путь, который не допускает произвольных выводов, способствует точности, экономности и строгости мышления.

Таким образом, решение вопроса о наказании с помощью алгоритма должно обеспечить качественную определенность в переработке информации и получении результата, соответствующего требованиям уголовного закона.

При принятии решения о мере наказания судьи действуют исходя из понимания ими правовых норм, руководящих разъяснений Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РФ по вопросам применения уголовного закона, пользуются сведениями, содержащимися в юридической литературе, методических рекомендациях, обобщениях судебной практики, учитывают опыт как личный, так и других судей.

Иногда судьи руководствуются так называемыми эвристическими приемами, то есть такой методикой поиска путей принятия решения, которая не определена какой-либо программой.

Эвристические приемы, хотя и сокращают путь решения задачи, однако могут привести к ошибочным выводам, что наглядно продемонстрировал Кудрявцев И.Н.28.

Рассматривая формально-логический алгоритм как заранее продуманный ход рассуждений в процессе решения задачи, он, наряду с точностью и надежностью, справедливо отмечает и другие его

положительные свойства: массовость, поскольку алгоритм представляет собой программу решения задач одного и того же типа при разрешении уголовных дел, и детерминированность, поскольку алгоритм предписывает такой метод решения задачи, который не допускает произвольных выводов. Поэтому, каким бы простым ни казалось решение задачи, необходимо последовательно получить ответы на все вопросы программы.

Уголовно-процессуальный закон, устанавливая определенную (нормативную) программу действий в процессе совещания при постановлении приговора, в то же время предоставляет судьям широкий простор в соблюдении общих логических правил принятия решений по делу, в разработке соответствующих алгоритмов и их использовании в практической деятельности. Программа принятия решения по уголовному делу, в целом, представляется удачной, однако она лишь в самой общей форме отражает задачи, решаемые при постановлении приговора. К тому же, в связи с изменениями уголовно-процессуального закона и действием УК РФ 1996 г., некоторые ее положения устарели и, естественно, требуют коррект ировки.

В действующем уголовном законе заложены достаточные возможности для составления определенной программы принятия решения о наказании.

Эта программа, как представляется, должна состоять из двух со ст авляющих:

  • - предпосылок наказания;
  • - правил его назначения.

Поскольку наказания без преступления нет, суд, используя некий алгоритм «да - нет» и представив логику рассуждения в виде взаимосвязанных этапов, обязан в качестве предпосылок наказания установить:

  • - является ли совершенное деяние преступлением и имеются ли в действиях лица признаки определенного состава преступления (ст.ст. 14 и 8 УК);
  • - нет ли в деле обстоятельств, исключающих преступность деяния (необходимая оборона, крайняя необходимость, добровольный отказ от совершения преступления и др. - ст.ст. 28, 37- 42 УК);
  • - подлежит ли лицо уголовной ответственности и не подлежит ли оно освобождению от уголовной ответственности (ст.ст. 20, 21, 30 ч. 2, 75-78 УК).

Рассмотрим положения, при которых предпосылки наказания отсутствуют, то есть, когда отрицательный ответ на поставленный вопрос дает отрицательный результат - о невозможности назначения наказания.

Во-первых, это предписания уголовного закона о том, какие деяния не признаются преступными. С учетом положений ч. 1 ст. 14 УК РФ о понятии преступления, таковым не является невиновное причинение вреда (ст. 28 УК РФ). Также не является преступлением'.

  • - действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ);
  • - причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны (ч. 3 ст. 37 УК РФ), причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, без превышения необходимых для этого мер (ч. 1 ст. 38 УК РФ);
  • - причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости (ч. 1 ст. 39 УК РФ);
  • - в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием) (ч. 1 ст. 40 УК РФ);
  • - при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели (ч.ч. 1 и2 ст. 41 УКРФ);
  • - лицом, действующим во исполнение обязательных для него при-кача или распоряжения (ч. 1 ст. 42 УК РФ);
  • - равно как и неисполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения (ч. 2 ст. 12 УК РФ).

Во-вторых, предпосылки наказания отсутствуют, когда лицо не подлежит уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяемости (ст. 21 УК РФ), подлежит освобождению. Преступление, совершенное умышленно, всегда опаснее деяния аналогичного по объективным признакам, совершенного по неосторожности. В связи с этим, приобретают практическое значение ст.ст. 25-27 УК, в которых определяются формы вины, их виды.

Применение правил назначения наказания без учета изложенных исходных данных должно рассматриваться как предпосылка выбора несправедливого наказания.

Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренных уголовным законом лишении или ограничении прав и свобод этого лица.

Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, и должно быть справедливым29.

В соответствии с принципом справедливости, закрепленным в ст. 6 УК РФ, справедливость наказания означает его соответствие характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Установленные ст. 60 УК РФ общие начала назначения наказания предусматривают, что лицу, признанному виновным в совершении 299

преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ.

Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания.

Более строгое наказание, чем предусмотрено соответствующими статьями Особенной части УК РФ за совершенное преступление, может быть назначено по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в соответствии со статьями 69 и 70 УК РФ.

Основания для назначения менее строгого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за совершенное преступление, определяются статьей 64 УК РФ. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В теории уголовного права исследование факторов, определяющих индивидуализацию наказания, очень часто осуществляется в самом общем виде. Нередко их рассмотрение, по существу, сводится лишь к противоречивому комментированию общих начал назначения наказания.

Между тем, рассмотрение факторов, определяющих индивидуализацию наказания, только в пределах, очерченных законодательными рамками (ч. 3 ст. 60 УК РФ) является далеко не полным30.

В частности, ст. 60 УК РФ устанавливает лишь формальные основания для градации наказаний, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Содержания каждого из этих факторов закон не раскрывает.

Исходя из того, что под характером общественной опасности преступления понимается опасность, присущая не отдельному преступлению, а всем преступлениям данного вида, а степень общественной опасности относится к конкретному совершенному преступлению, указание в ч. 3 ст. 60 УК РФ на необходимость учета, при назначении наказания, характера общественной опасности представляется излишним.

Степень общественной опасности преступления зависит от различных факторов, как объективного, так и субъективного свойства, которые могут относиться к признакам состава преступления, а могут лежать и за его пределами.

К факторам объективного свойства относятся место, особенности обстановки, время, способ совершения преступления, его последствия, размер ущерба. В частности, по изученным автором уголовным делам было установлено, что в тех случаях, когда перечисленные выше факторы не включались в процесс квалификации, суды учитывали их при мотивировках назначения наказания31.

Стадии совершения преступления и соучастие в преступлении также следует относить к объективным факторам, определяющим степень общественной опасности преступления.

При назначении наказания за неоконченное преступление (ст. 66 УК РФ) факторами, определяющими индивидуализацию наказания, являются степень осуществления преступного намерения (приготовление к преступлению и покушение на преступление), а также обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца.

Немаловажное значение имеют и такие обстоятельства, как, например, было ли преступление заранее спланировано, продумано, подготовлено (подобраны орудия и средства его совершения, заранее приняты меры к сокрытию следов и т.д.) или попытка его совершения была предпринята без всякой подготовки.

Исследование обстоятельств, в силу которых преступление не было доведено до конца, имеет принципиальное значение для выяснения вопроса о том, насколько виновный, обнаружив препятствия, проявил упорство и решимость в осуществлении преступного намерения, что, в свою очередь, может свидетельствовать о большей или меньшей степени общественной опасности преступных действий и личности виновного, а следовательно, влиять на вид и размер наказания.

Совершение преступления несколькими лицами в соучастии при прочих равных условиях следует считать более общественно опасным, чем совершение преступления одним лицом, хотя среди ученых в этом вопросе нет единого мнения.

При соучастии значительно облегчается совершение преступлений, становятся возможными такие из них, которые не под силу одному лицу, достигается максимальный «эффект», быстрее наступает преступный результат.

При назначении наказания соучастникам в качестве факторов, определяющих индивидуализацию наказания, ст. 67 УК РФ выделяет характер и степень фактического участия лица в совершении преступления (хотя и не раскрывает содержания этих понятий, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Характер фактического участия лица в совершении предполагает его роль в соучастии (организатор, подстрекатель, пособник, исполнитель).

Степень фактического участия определяется тем, насколько активно действовало лицо при подготовке и совершении преступления, как это участие повлияло на достижение цели преступления, на характер и размер ущерба, были ли его действия решающими или второстепенными. Исходя из изложенного, формулировка ст. 67 УК РФ «значение этого участия для 302

достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда» является излишней, поскольку указанные факторы характеризуют ни что иное, как степень фактического участия лица в совершении преступления.

Определяют степень общественной опасности преступления и факторы субъективного свойства: форма вины, мотив и цель преступных действий.

Назначая наказание, суд всегда должен учитывать характер психического отношения виновного к содеянному и его последствиям. При этом имеют значение не только формы вины в целом (умысел или неосторожность), но и их виды (умысел - прямой или косвенный, неосторожность - легкомыслие или небрежность).

Хотя уголовный закон не дифференцирует наказание в зависимости от видов умысла и неосторожности, очевидно, что преступление, совершенное с прямым умыслом, обладает большей степенью общественной опасности, чем такое же преступление, совершенное с косвенным умыслом, а неосторожное преступление, совершенное по легкомыслию, более общественно опасно, чем совершенное по небрежност и.

Мотив и цель преступления, вне зависимости от своего конкретного содержания и закрепления в уголовном законе, также играют важную роль в индивидуализации наказания.

В ряде случаев они выступают в качестве основного или квалифицирующего признаков составов преступлений, либо, влияя на содержание вины, учитываются в ее рамках, характеризуют личность виновного, обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание

Общепризнанным признаком индивидуализации наказания является учет личности виновного. Данные о личности в уголовно-правовом смысле имеют четырехуровневое значение, поскольку могут учитываться при определении оснований уголовной ответственности, квалификации преступления, а также в рамках общих начал назначения наказания.

Во-первых, они в качестве конструктивных или квалифицирующих признаков включаются в конкретные составы преступлений.

Во-вторых, они характеризуют степень общественной опасности конкретного преступления и принимаются во внимание при назначении наказания.

В-третьих, данные, характеризующие личность, могут принадлежать к предусмотренным ст. 61 и 63 УК РФ обстоятельствам, смягчающим или отягчающим наказание.

И, наконец, они имеют самостоятельное значение при индивидуализации наказания, в качестве одного из общих начал его назначения, предусмотренного ч. 3 ст. 60 УК РФ.

Требования уголовно-процессуального закона обязывают суд всесторонне, полно и объективно исследовать данные о личности на всех четырех уровнях. В этой связи, в целях внесения определенного единообразия и ясности в практику учета данных о личности при индивидуализации наказания, представляется целесообразным внесение соответствующих уточнений в руководящие разъяснения.

Так приговором Куйбышевского районного суда г. Самары Т. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами на срок 1 год. В соответствии со ст. 73 УК РФ это наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила, указав следующее:

  • - Т. обоснованно признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть несовершеннолетней Я., ученицы 11 класса. Однако, в достаточной степени не учел то обстоятельство, что Т. было допущено грубое нарушение правил дорожного движения, и что он совершил наезд на пешехода на пешеходном переходе, в результате погибла 17-летняя девушка, которая переходила дорогу на зеленый сигнал светофора;
  • - при таких обстоятельствах условное осуждение Т. нельзя признать справедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания, тем более, что суд в нарушение требований ст. 73 УК РФ применил условное осуждение и в отношении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами, что не предусмотрено законом, в связи с чем приговор нельзя признать законным и обоснованным;
  • - приговор в отношении Т. отменен, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.32

Таким образом, санкция статьи и пределы назначения наказания, не одно и то же. В этой связи, более предпочтительной была бы редакция ч. 1 ст. 60 УК РФ с указанием на санкцию статьи только как на исходное положение, в соответствии с которым должно назначаться наказание. Такой подход подчеркивал бы то, что в каждом конкретном случае санкция статьи должна служить лишь отправной точкой для определения пределов наказания, которое должно быть назначено индивидуально только при условии соблюдения требований Общей части УК РФ и УПК РФ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >