ИССЛЕДОВАНИЕ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

Проблема методов исследования в рамках гендерного подхода

Исследование гендерных характеристик личности и групп сопряжено с определенными методологическими трудностями.

В первую очередь следует отметить то, что сами исследователи подвержены влиянию культурных представлений, ценностей и ожиданий, как и другие члены общества. В результате наука смешивается с давно устоявшимися андроцентрическими представлениями, согласно которым, маскулинное рассматривается как более социально значимое и ценное начало. Такое предубеждение называется предубеждением исследователя, и оно может побудить исследователя взглянуть на проблему с одной стороны и не учитывать других возможных объяснений. Предубеждения исследователя отчетливо проявляются в выборе методов измерения, и здесь мы опять имеем дело со сложностями. Лучше всего это может проиллюстрировать на примере широко применяющихся сейчас в психологии шкалах для исследования фемининности и маскулинности.

Дело в том, что до сих пор нет однозначного толкования понятий «маскулинность» и «фемининность». Представители различных научных подходов расходятся в определении их смысла и содержания.

В период с 1930-х с 1960-е годы большая часть психологов, интересовавшихся вопросами полоролевой ориентации, и связанными с ней качествами личности, считали, что нормативные характеристики мужчин и женщин отличаются и воспринимали их как жестко противостоящими друг другу.

Затем концепция взаимоисключающих мужских и женских качеств сменилась идеей континуума. Ее авторы предполагали, что в пределах некоей нормы индивиды обоих полов могут различаться по степени выраженности маскулинных и фемининных качеств. На базе этой идеи были созданы специальные шкалы для измерения маскулинности-фемининности (шкала М-Ф MMPI, Шкала маскулинности Гилфорда и др.). Считалось, что фемининные личности будут обладать сердечностью, заботливостью, пассивностью и им будет не доставать стремления к соперничеству, независимости, рационализма. Другими словами, высокая фемининность должна коррелировать с низкой маскулинностью, и наоборот. С точки зрения поведения фемининный человек не будет делать то, что маскулинный. Характеристики, относящиеся к категории «маскулинность» считались приоритетными и более нормативными, чем относящиеся к фемининным.

Позднее стали высказываться идеи о том, что маскулинность и фемининность не являются противоположными сторонами единого двухполюсного континуума, а есть независимые параметры. Соответствующие исследования установили, что индивидуальные показатели маскулинности и фемининности по разным шкалам (интеллекта, эмоций, интересов и пр.) не всегда совпадают друг с другом. Так индивиды, имеющие высокие значения маскулинности по одним показателям могли быть фемининным в других отношениях.

В начале 1970-х годов в психологию вошла концепция андрогинии, которая подтвердила идею независимости маскулинных и фемининных характеристик у личности. Фемининность не предполагает наличие характеристик, противоположных маскулинности. Это независимые категории, которые могут не пересекаться друг с другом, а могут и частично совпадать. Разработанный С. Бэм Опросник половых ролей (BSRI) позволяет выявлять разные типы индивидов:

  • 1. психологически недифференцированных, с низкими показателями и по маскулинности, и по фемининности;
  • 2. андрогинных, сочетающих высокую маскулинность с высокой фемининностью;
  • 3. маскулинных, с преобладанием маскулинных качеств;
  • 4. фемининных, с преобладанием феминных качеств.

Исследования, проведенные с помощью BSRI, обнаружили связь андрогинии с ситуативной гибкостью, то есть способностью быть настойчивым или центрированным на интересах других, в зависимости от ситуации, [330] высоким самоуважением [363], субъективным ощущением благополучия, мотивацией к достижениям [371].

Концепция андрогинии стала предметом научных споров, часть которых касалась методологических вопросов. Под удар попали и шкалы, предлагаемые разными методиками для исследования маскулинности и фемининности. Одни авторы исследуют черты личности (обладает ли испытуемый инструментальными или экспрессивными качествами), другие - наличие тех или иных 181

гендерно-ориентированных интересов, третьи - эмоциональные реакции, четвертые в качестве критериев выбирают социальные («отец», мать») и профессиональные роли. Получается, что шкалы фемининности, маскулинности соотносятся с одной стороны с индивидуальными свойствами, с другой - с социальными определениями пола, и полоролевыми стереотипами той или иной социальной среды [133].

Поэтому поиск глобальных измерений гендерного самосознания и гендерной идентичности индивида становится задачей скорее иллюзорной, чем разрешимой в виду ряда причин. Во-первых, это расхождения в определении набора маскулинных и фемининных качеств, а так же в степени их нормативности, которые в значительной мере влияют на результаты исследования. Во-вторых, сложность определения, какие именно качества особенно благоприятствуют психическому здоровью и социальной адаптации мужчин и женщин. Таким образом, большинство попыток создать объективные методы оценки оказались недостаточно неуспешными.

Однако методологические трудности не уменьшают актуальность изучения психологии гендерных особенностей личности, а скорее подчеркивает, что при организации такого рода исследований необходимо учитывать динамику гендерных ролей, этнические, культурные и статусные особенности испытуемых.

В 90-е годы в российской психологии стали проводиться исследования, ориентированные на изучение гендерных особенностей личности, в рамках социально-конструктивистского подхода. Работы исследователей, данного направления можно разделить на две группы.

К первой группе относятся исследования факторов гендерной социализации, механизмов конструирования и воспроизводства мужественности, женственности, гендерной культуры в социальной и приватной сферах [78], [288], [9], [201]. [227], [321]. [183].

Вторая группа работ - это эмпирические исследования, которые осуществляются в нескольких направлениях:

гендерные стереотипы и гендерные предпочтения различных групп испытуемых (возрастных, этнических, социальных и иных групп, сформированных по иным признакам) [180], [108], [360];

типы и содержание гендерной идентичности представителей различных групп [301], [207];

модели и стратегии поведения индивидов, опосредованные гендерными предпочтениями и гендерной идентичностью [69];

анализ влияния гендерных характеристик личности на возможности и способности адаптации и самореализации в различных сферах жизни (профессиональной, семейной, и др.) [252], [303].

Итак, очевидно, что в рамках гендерного подхода исследователи ориентированы не только на измерение и описание гендерных характеристик личности, а на анализе процесса их конструирования и последствий гендерной социализации представителей различных групп (гендерных, социальных и профессиональных).

Акцент на изучении таких процессов обусловил и методы их исследования - преимущественно качественные, а не количественные методы, среди которых основным является анализ дискурсивных практик, как средства конструирования реальности вообще и гендера в частности. Поэтому многие исследователи, работающие в данной области, предпочитают развивать полустандартизированные методы. Наиболее информативными представляются свободные самоописания, глубинные интервью и фокус-группы, далее следуют опросники разной модификации.

Так, для исследования представлений о мужественности и женственности подростков, воспитывающихся в семье и интернате, Т.П. Юферева использовала метод «свободных описаний». Испытуемым предлагалось написать сочинение на тему: «Каким я представляю себе современных мужчин и женщин». В инструкции специально обращалось внимание на то, что описывать следует обыкновенных мужчин и женщин, а не литературных персонажей, героических личностей и т.п. Других ограничений и разъяснений не предусматривалось [319].

Анализируя суждения подростков, автор исследования выявила темы, в которых в той или иной степени проявились привлекательные, значимые для подростков качества и формы поведения. Всего было выявлено восемь тем: 1) особенности внешности и внешнего облика; 2) характер, особенности отношения к людям, независимо от пола; 3) особенности отношения к женщине (мужчине); 4)трудовая деятельность, деловые качества, связанные с работой; 5) интересы, эрудированности, интеллектуальные способности; 6) традиционное понимание мужественности (женственности); 7) семейно-бытовая сфера характеристика мужчины как мужа, отца, женщины - как жены, матери; 8) особенности взаимоотношения с другим полом.

Представленность той или иной темы в описаниях отражает ту сферу жизнедеятельности, и качества личности, в которых, по мнению испытуемых, наиболее ярко проявляются психологические особенности мужчин и женщин. А степень выраженности какой-либо темы может с известной точностью демонстрировать тот критерий, которым пользуется подросток при оценке мужественности и женственности [319].

Другой вариант исследования с помощью самоописания был использован для диагностики содержания гендерной идентичности испытуемых мужчин в период ранней зрелости [301]. Для этой цели был модифицирован Опросник Ожиговой «Я - мужчина/женщина...».

Испытуемым предлагалось с помощью предложенной методики составить развернутое самоописание. При этом подчеркивалось, самоописание следует сделать так, чтобы было ясно, какой вы, что наиболее существенно для вас как для мужчины. Так же респондентам разрешалось в целях более развернутого самоописания писать подробно, не ограничиваясь девятью предложениями, а рассматривать их как основу для составления самоописания себя как мужчины.

Контент-анализ содержания текстов, используемых, языковых средств и стиля самоописания позволили выявить основные категории (темы), наиболее ярко представленные в описаниях испытуемых: самоопределение в категориях маскулинности/фемининности, сфера целей и ценностей, сфера отношений и 3 дополнительные категории: «Эго-индекс» «Объектность», «С убъектность ».

Категории: «Эго-индекс-Я», «Субъектность», «Объектность», скорее могут быть отнесены не к ее содержанию, а характеризовать ее состояние. Они показывают основной тип социальных отношений индивида («Я как субъект» или «Я как объект») и могут свидетельствовать об уровне развития идентичности испытуемых, осознанности и зрелости.

Исследование взаимосвязи смыслового содержания гендерной идентичности и показателей социально-психологической адаптации (самоактуализационный тест Э. Шострома; методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда, опросник самоотношсния В.В. Столина) выявило следующее.

Эффективная социально психологическая адаптация мужчин в период ранней зрелости, связана с наличием в гендерной идентичности следующего содержания: 1) характеристики иеавторитарной маскулинности: сила смелость как моральные качества, самостоятельность, ответственность за себя и других, решительность, рациональность, эмоциональная выдержка, уверенность; 2) идентификация с образом Героя, способствующим утверждению маскулинности; 3) принятие мужского кодекса чести и гендерной роли; 4) восприятие собственной мужественности как гендерного фактора, то есть как достижение индивидуального опыта, воспитания и самовоспитания; 5) стремление к духовному развитию; 6) ориентация на отношения, желание принадлежать к группе друзей своего пола (гомосоциальность), позитивное отношение к другим; 7) положительное отношение к себе, выражающееся в одобрении себя, своих поступков, которое означает не столько самооценку, сколько принятие и следование социальным нормам мужественности: «сверхнормальность», довольство собой, отрицание признаков дезадаптации.

Качества авторитарной маскулинности, включающие агрессивность, жесткость, стремление к превосходству, в том числе и над женщинами, властность, грубость, перфекционизм, риск не обнаружили связей с адаптацией, так же как и содержания, относящиеся к фемининным качествам [303].

Шкальные опросники продолжают оставаться популярными методами исследования. Среди них уже упоминавшийся Опросник Сандры Бэм. С момента создания он стал применяться для измерения того, как люди оценивают себя с точки зрения гендера. Большое количество исследований было проведено в США с целью определения степени маскулинности и фемининности представителей неевроамериканских групп. В результате было выявлено, что и афроамериканские и пуэрториканские мужчины оказались более андрогинными, по сравнению с евроамериканцами, что противоречило общепринятым стереотипам, сложившимся в американском обществе.

Независимые исследования студенток колледжей, проведенные в 1983 и 1993г. показало, что наиболее высокие баллы по шкале маскулинности набрали чернокожие студентки, за ними следовали латиноамериканки, а затем белые женщины [41]. Авторы объясняют полученные результаты влиянием социальных условий, в которых оказались неевроамериканские женщины. Их представления о женственности стало включать уверенность в себе, самостоятельность, компетентность, так как обладание данными качествами в совокупности с образованием повышает 183

их конкурентоспособность на рынке труда. К сожалению, в России, где наблюдается большой приток иммигрантов из бывших союзных республик, пока нет серьезных исследований подобного рода.

В завершении раздела о методах следует еще раз акцентировать внимание на том, что изучение таких сложных и многокомпонентных образований как гендерная идентичность и гендерное самосознание требует рассмотрение их в единстве с учетом социальных процессов их конструирования, и связи с различными сферами жизнедеятельности личности. Для этой цели необходимо использовать комбинации многошкальных опросников, самоописаний, соотнося полученные результаты с другими социально-психологическими характеристиками личности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >