ПСИХОЛОГИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

Анализ процессов, связанных с возникновением и развитием гендерных предубеждений, приводит нас к необходимости рассмотреть данную проблему с тех позиций, которые выработала западная и русская психология с начала 20 века.

Гендерные предубеждения как предмет социальной психологии

Как показал теоретический анализ, развитие гендерного подхода как одного из принципов современной психологии и отход от «бесполых исследований» в области психологии приводит к возникновению и развитию совершенно нового взгляда на содержание, развитие и изучение психического.

В современной науке гендер понимается как социально-биологическая характеристика, с помощью которой люди дают определение понятиям «мужчина» и «женщина». «Гендер - это социально-психологический конструкт, имеющий сложную многокомпонентную структуру, отражающую сущность, механизм и специфику формирования маскулинности и феминности в обществе» [41, с. 236-237].

«Гендер - это социально-психологическое измерение, фиксирующее специфику социальнопсихологических отношений, укорененное в культуре. В нем есть элементы устойчивости и элементы изменчивости» [41, с. 240-241]. При этом необходимо учитывать, что «в каждом обществе, особенно многокультурном и многонациональном» существует «гендерное разнообразие». Это означает, что предписания и исполнения, соответствующие мужественности и женственности, могут быть различны для разных поколений, разных этнокультурных и религиозных групп, разных слоев общества» [41, с. 303].

Таким образом, гендер - это социальный пол, различия между мужчинами и женщинами, зависящие не от биологических, а от социальных условий (общественное разделение труда, специфические социальные функции, культурные стереотипы и т.д.).

Гендерный анализ как метод исследования в современной науке, по мнению профессора Н.А. Пушкаревой, имеет три «источника и составные части»: теорию социального конструирования Т. Парсонса, теорию социализации Т. Парсонса и Р. Бейлса и теорию драматургического интеракционизма И. Гоффмана» [206, с. 170].

Концепция Т. Парсонса утверждает, что окружающий нас мир скорее «сконструирован» и структурирован людьми, нежели предопределен природой.

Теория социализации предлагает анализировать, каким образом усваиваются общественные роли, и как индивид усваивает их через механизмы поощрения и наказания.

Теория интеракционизма ставит ученых перед необходимостью изучения источников и результатов всех социальных взаимодействий, а также влияния институтов и агентов социализации на этот процесс.

В предыдущих разделах диссертации было показано, что на сегодняшний день гендерная концепция проникает не только в когнитивную и эмоциональную сферы личности, но также и в сферы межличностных и социальных взаимодействий.

В истории мировой социальной психологии можно выделить четыре этапа, связанных с гендерными исследованиями:

  • 1 - исследование маскулинности и фемининности в рамках изучения индивидуальных различий;
  • 2 - исследование маскулинности и фемининности как важнейших черт личности, которые имеют существенное значение для ее социализации и исследование роли семьи в этом процессе;
  • 3 - возникновение понятия андрогинности, выдвинутое С. Бэм, которым обозначались люди, успешно сочетающие в себе как традиционно мужские, так и традиционно женские понятия, представления, самопрезентацию, предпочтения, аттитюды, ценности и в силу этого, имеющие высокую адаптированность к различным ситуациям, в отличие от людей однополовой идентичности, которые демонстрируют низкий уровень гибкости.

Исследования S.L. Вет продемонстрировали, что маскулинность и фемининность являются двумя независимыми, а не противоположными конструктами [330].

4 - анализ гендера как схемы или концепта, введенным культурой, который определяется как динамическая, изменяющаяся социальная категория [62].

Таким образом, с точки зрения психологической науки, гендерные исследования направлены на изучение процесса гендерной социализации индивида, усвоение ролей мужчины и женщины на индивидуальном уровне, а так же на изучение психологических различий мужчин и женщин (например, по таким аспектам, как агрессия, творчество, умственные способности и т.д.). Как видим, основными направлениями в исследовании психологии гендера на сегодня являются: изучение проблем гендерной социализации, анализ процесса возникновения и развития гендерной идентичности, особенностей меж - и внутриполового взаимодействия.

Теоретический анализ психологических подходов к изучаемому явлению показал, что одной из актуальных и в то же время наиболее разработанных на сегодня направлений в области гендерной психологии является исследование гендерных стереотипов. По мнению Т. Нельсона стереотипное «мышление оказывает негативное влияние на представления чувства и поведение людей в их повседневной жизни и создает основу для дальнейшего негативного межгруппового поведения» [177,с.18].

А.Н. Eagly выдвинула предположение, что гендерные стереотипы, в сущности, являются социальными нормами. Это означает, что у всех нас есть представления о том, что мужчинам и женщинам свойственны определенные наборы конкретных качеств и моделей поведения, что подавляющее большинство людей придерживается этой же точки зрения и, что обычно мы отдаем себе отчет, какое именно поведение считается правильным для представителей того или иного пола [339].

На основании данных, полученных в исследованиях социальных стереотипов, Н. Tajfel пришел к ряду обобщений, вполне применимых и к гендерным предубеждениям:

  • 1) люди с легкостью проявляют готовность характеризовать обширные человеческие группы недифференцированными, грубыми и пристрастными признаками;
  • 2) стереотипы проявляют тенденцию сохранять стабильность на протяжении длительного времени, их изменение в зависимости от социальных, политических или экономических ситуаций -процесс довольно долгий;
  • 3) стереотипы усваиваются очень рано, и используются детьми задолго до формирования их собственного мнения о тех группах, к которым они относятся [372].

С другой стороны, гендерные стереотипы, являясь «стандартизованными представлениями о моделях поведения и чертах характера, соответствующими понятиям «мужское» и «женское», позволяют человеку утверждаться в социуме как мужчина или как женщина» [76, с. 87].

Именно поэтому необходимо исследование данного психологического феномена и с точки зрения определенных психологических выгод и необходимости.

Стереотип как «относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта, складывающийся в условиях дефицита информации и как результат обобщения личного опыта индивида» [205 с. 384] по своей сути является сложным психологическим образованием. Исследования социальных стереотипов традиционно строились из анализа его трехкомпонентной структуры, включающей поведенческий, аффективный и когнитивный компоненты.

На наш взгляд, стереотип необходимо рассматривать не только с точки зрения его трехкомпонентной структуры, но и с точки зрения его содержания. В этом смысле гендерный стереотип как сложное психологическое образование тесно связан с такими понятиями, как «предрассудки» и «предубеждения». Более того, данные психологические категории не просто связаны с понятием стереотипа, но и во многом определяют его содержание.

Попытаемся соотнести все эти понятия.

Предрассудок - это «результат некритического усвоения стандартизированных суждений, принятых в определенной общественной группе» [205, с. 291].

Предубеждение понимается как «установка, препятствующая адекватному восприятию сообщения или действия» [205, с. 290]. А под установкой принято понимать «готовность, предрасположенность субъекта, возникающую при предвосхищении им появления определенного объекта и обеспечивающую устойчивый целенаправленный характер протекания деятельности по отношению к данному объекту» [205, с. 419].

Как видим, понятие «предубеждения» является довольно размытым и фактически соотносится с понятием «установка». В связи с этим возникает необходимость дополнительного исследования и конкретизации понятия «предубеждение» через ответы на следующие вопросы:

  • 1. Если предубеждения - это установка, то, о какого рода «готовности и предрасположенности субъекта» идет речь?
  • 2. Каким образом и благодаря чему возникает у субъекта предвосхищение появления определенного объекта?
  • 3. Что лежит в основе деятельности по отношению к объекту?
  • 4. Наконец, каким образом соотносятся понятия «предрассудок» и «предубеждение»?

На наш взгляд, при восприятии какого-либо объекта или предмета у воспринимающего субъекта на основе собственного опыта должна возникнуть некоторая психологическая готовность или предрасположенность к анализу воспринимаемого объекта. Если мы говорим о гендерных установках, то в первую очередь речь идет об оценках мужчин и женщин и особенностях их восприятия. Такая психологическая готовность складывается из целого ряда представлений: особенностей телосложения и внешности мужчин либо женщин, представлений об их поведении и характерологических чертах. Кроме того, существенное значение имеет и жизненный опыт воспринимающего, опыт общения и взаимодействия с мужчинами и женщинами разного возраста, и, как следствие, личностное отношение к представителям мужского и женского пола. Все эти особенности лежат в основе той или иной деятельности, которую может построить воспринимающий с объектом восприятия.

Таким образом, можно вывести следующее понимание гендерных предрассудков и предубеждений.

Гендерные предрассудки - это когнитивный компонент гендерного стереотипа, оценка мужчины или женщины, возникающая на основе некритического принятия суждений, распространенных в каком-либо сообществе.

Почему предрассудки являются именно когнитивным компонентом гендерного стереотипа? В первую очередь потому, что они тесно связаны со стандартизированными суждениями, а суждение как одна из логических форм мышления непосредственно связана с когнитивными процессами.

Гендерные предубеждения, на наш взгляд, являются аффсктивно-повсдснчсским компонентом гендерного стереотипа, оценкой мужчины или женщины, возникающей на основе межгрупповых и межличностных взаимодействий и собственного жизненного опыта. Определять гендерные предубеждения в качестве аффективно-поведенческого компонента стереотипа является возможным в силу того, что процесс межгрупповых и межличностных взаимодействий всегда возникает на неком эмоциональном фоне, дополнительно «окрашивается» эмоциями.

Предрассудки и предубеждения, взаимно дополняя друг друга, способствуют возникновению тех или иных гендерных стереотипов и, с одной стороны влияют на процесс гендерной идентичности, а с другой - зависят от него (схематично взаимосвязь предрассудков, предубеждений, стереотипов и гендерной идентичности представлена на рис. 1).

Взаимосвязь предрассудков, предубеждений, стереотипов и гендерной идентичности

Рис. 1. Взаимосвязь предрассудков, предубеждений, стереотипов и гендерной идентичности

Гендерная идентичность является одной из базовых подструктур социальной идентичности, которая характеризует индивида с точки зрения его принадлежности к мужской или женской группе. С точки зрения Э. Эриксона, идентичность опирается на осознание временной протяженности собственного существования, предполагает восприятие собственной целостности, позволяет человеку определять степень своего сходства с разными людьми при одновременном видении своей уникальности и неповторимости [314].

Процесс взаимодействия родителей с детьми, их общение и совместная деятельность, как показывают исследования, являются различными в зависимости от пола ребенка. Иными словами, с мальчиками и девочками родители ведут себя по-разному [157].

Первоначально процесс общения родителей со своими новорожденными детьми происходит на уровне телесного контакта, которые подкрепляются мощными аффективными переживаниями и определенными поведенческими актами, которые имеют свои особенности в зависимости от пола человека, общающегося с ребенком.

Позже через родителей и ближайших референтов ребенок начинает усваивать определенные паттерны поведения, соответствующие его полу. Взросление ребенка, накопление собственного жизненного опыта от взаимодействия с разными женщинами и мужчинами, включение его в группы сверстников и демонстрация им общественно подкрепляемых мужских либо женских типов поведения, окончательно формирует аффективный, поведенческий и когнитивный компоненты стереотипа.

С точки зрения L. Kohlberga , формирование гендерного стереотипа в дошкольные годы зависит от общего интеллектуального развития ребенка. Этот процесс не является пассивным, возникающим под влиянием социально подкрепляемых упражнений, а связан с проявлением самокатегоризации [352].

Дошкольник усваивает представление о том, что значит быть мужчиной или женщиной, затем определяет себя в качестве мальчика или девочки, после чего старается согласовать поведение с представлениями о своей гендерной идентичности [132].

В процессе формирования гендерной идентичности у ребенка возникают определенные гендерные предубеждения относительно внешности, поведения, поступков и интеллектуальных возможностей мужчин и женщин. В этом процессе существенную роль играют взрослые, которые, согласно теории социального научения, поощряют мальчиков за маскулинное поведение и осуждают за феминное, а девочек, напротив, одобряют за феминное и осуждают за маскулинное типы поведения.

Благодаря этому уже с дошкольного возраста ребенок сначала учится различать полодиморфические образцы поведения, затем - выполнять соответствующие правила и, наконец, интегрирует этот опыт в своем образе Я [128].

В основе содержания гендерных предубеждений у мужчин лежит «идеология мужественности», которая является составной частью традиционной патриархатной культуры и включает в себя такие нормы, как социальный статус, физическая, умственная и эмоциональная твердость, антиженственность. Центральной характеристикой гендерных предубеждений является потребность доминирования, неразрывно связанная с мужской гендерной ролью [366].

Традиционно считается, что в процессе социализации мальчик находится в более сложном положении, чем девочка, поскольку его воспитатели - женщины, т.е. ребенок испытывает недостаток в объектах для идентификации. Кроме того, «мужской» ролевой набор более ограничен и жесток, а традиционное воспитание не поддерживает проявление независимого, инициативного, активного -«мужского» поведения [108]. Поэтому дальнейшее развитие гендерной идентичности и гендерных предубеждений связаны с преодолением социальных барьеров на пути развития маскулинности. Как результат преодоления таких барьеров может возникнуть аффективно-когнитивный диссонанс, следствием которого является «полоролевая растерянность» либо утрированно-маскулинные полоролевые ориентации [130].

Исследования последних лет убедительно показывают, что традиционная мужская гендерная роль иногда может стать причиной тревоги и напряжения, поскольку некоторые ее аспекты дисфункциональны и противоречивы. Так, J.M. O'Neil, говоря о модели гендерно-ролевого конфликта, выделяет шесть паттернов, которые мы, в свою очередь, можем обозначить как основные паттерны маскулинных гендерных предубеждений. Это: ограничение эмоциональности, гомофобия, потребность контролировать людей и ситуации, ограничения в проявлении сексуальности и 110

привязанности, навязчивое стремление к соревнованию и успеху, проблемы с физическим здоровьем из-за неправильного образа жизни [378].

Конструирование содержания гендерных предубеждений у женщин можно связать с так называемым «женским опытом», который начинает создаваться благодаря родителям уже с младенческого возраста через гендерно-нормированный образ новорожденного ребенка (бантики, длинные волосы, нарядные платья и т. п.) и поощрение гендерно-нормированного поведения (нерешительность, эмпатийность, пассивность и т. п.).

В дальнейшем «быть девочкой» «помогают» институты социализации, важнейшими агентами которых являются ровесники, СМИ, мода и т.п. [362].

Особая роль в конструировании содержания гендерных предубеждений отводится периоду полового созревания, когда нормативное и информационное давление относительно гендерных норм настолько велико, что большинство девочек, обладающих «отклоняющимися признаками», корректируют свои личностные особенности в сторону «традиционной женской роли» [41].

На первый взгляд, современное общество предъявляет к поведению девочек менее жесткие нормативные требования, чем к поведению мальчиков, кроме того, с детства девочек окружают воспитатели-женщины, с которыми девочка может идентифицировать себя. Однако наличие в обществе такого довольно устойчивого гендерного предубеждения, что роль женщины в обществе значительно ниже, чем роль мужчины, затрудняет развитие позитивной Я-концепции девочки, рождая проблемы со становлением женской идентичности.

Тем не менее, на наш взгляд, гендерные предубеждения как особые психологические феномены выполняют целый ряд социально важных функций. К таковым можно отнести:

  • 1) фасилитирующую;
  • 2) информативную;
  • 3) предохраняющую;
  • 4) коммуникативную;
  • 5) поддерживающую;
  • 6) оправдательную;
  • 7) регулирующую функции.

Фасилитирующая функция может позволить повысить продуктивность взаимодействия индивида с мужчинами и женщинами вследствие актуализации в его сознании их образов.

Информативная функция заключается в том, что восприятие мужчины или женщины у индивида связано с имеющейся у него информацией о них.

Предохраняющая функция предохраняет индивида от нежелательных контактов с мужчинами и женщинами, исходя из предубеждений относительно их негативных качеств.

Коммуникативная функция позволяет выстраивать социальные взаимодействия и взаимосвязи, соотнося информацию о мужчинах и женщинах с гендерными предубеждениями относительно их позитивных и негативных качеств.

Поддерживающая функция раскрывается через возможность получения социальной поддержки или внутреннего одобрения по поводу своих мыслей, действий и поступков. На обыденном уровне часто говорят о так называемой «мужской» или «женской солидарности».

Оправдательная функция гендерных предубеждений может быть связана с тем, что индивид использует их как оправдательную базу для объяснения своих действий.

Регулирующая функция гендерных предубеждений связана с тем, что они могут выступать в качестве регуляторов, определяющих поведение мужчин и женщин.

Как видим гендерные предубеждения, как предмет психологического исследования являются неоднозначным и сложным феноменом, требующим интегративного подхода, суть которого сводится к тому, что «психика человека является многоуровневой системой, обнаруживающей в личностно структурированных формах опыт индивидуальной биографии, рождения, а также безграничного поля сознания, трансцендирующего материю, пространство, время и линейную причинность» [124].

Исходя из приведенного постулата, следует, что именно «осознание является интегрирующей открытой системой, позволяющей различные области психического объединять в целостные смысловые пространства. ... Способность к интеграции опыта является основным критерием психического здоровья» [124].

Все сказанное напрямую связано с возникновением и становлением гендерных предубеждений. Если рассматривать психику как сложную многоуровневую саморегулирующуюся систему, которая 111

открыта для взаимодействия с другими такими же системами, то можно сделать вывод о том, что гендерные предубеждения, являясь одной из подструктурных компонент гендерного стереотипа и психики, в целом, возникают и формируются под влиянием других многочисленных систем.

Данное представление о психике в рамках интегративного подхода уже имеет определенную традицию, начало которой положил 3. Фрейд, и которое нашло продолжение в работах К.Г. Юнга, А. Адлера, Р. Ассаджиоли, Ст. Грофа и К. Уилбера.

Таким образом, интегративный подход в психологии уже разработал ряд важных методологических принципов, которые могут лечь в основу исследования гендерных предубеждений.

Первым таким принципом является принцип целостности, суть которого заключается в «понимании личности как чрезвычайно сложной, открытой, многоуровневой, самоорганизующейся системы, обладающей способностью поддерживать себя в состоянии динамического равновесия и производить новые структуры и новые формы организации» [124].

Базисными посылками данного принципа, на взгляд проф. В.В. Козлова выступают:

  • 1. «Процессы организации, т.е. образования новых структур и их интеграция в системы более сложной организации, как на индивидуальном, так и на групповом уровнях».
  • 2. «Структурный, биоэнергоинформациониый обмен со средой (социальной и природной) как основная функция человека и групп как целостных систем».
  • 3. Понимание «процессов эволюции и инволюции личности и групп как прогрессивных, т.е. повышающих целостность и внутреннюю непротиворечивость и регрессивных, которые увеличивают раздробленность и конфликтность».
  • 4. «Возрастающий уровень организованной сложности, интегрированности, количества взаимосвязанных уровней и гибкости психической реальности человека как саморефлексирующей целостной системы»
  • 5. «Тождественность процессов развития и функционирования в самоорганизующихся системах, т.е. психика как сложная система имеет качество трансформации, внутреннего изменения как инвариантное, имманентно присущее ее существованию» [124].

Говоря о применении данного принципа к исследованию гендерных предубеждений, можно выделить два важных обстоятельства, которые необходимо учитывать в нашем исследовании.

Первое обстоятельство связано с тем, что данный принцип позволяет определить процесс изменения гендерных предубеждений «в континууме времени-пространства» [124].

Второе важное обстоятельство связано с тем, что процесс изменения гендерных предубеждений «позволяет объединить телесные переживания (ощущения), эмоции, чувства, мышление и духовные переживания в целостность, в единство системы «Человек». Тем самым снимается «извечная проблема» психологии о ведущем значении биологических или социальных факторов на развитие личности: подчеркивая «приоритет социальных влияний на каждого индивидуума и важность социальных интересов чувства общности», данный принцип не сбрасывает со счетов и биологические факторы. Таким образом, в данном принципе отражены «глубинные интерперсональные и трансперсональные измерения» [124].

Как видим, методологический принцип целостности в исследовании гендерных предубеждений позволяет «вскрыть глубинные связи, раскрыть субстанциональные свойства, сущность и выявить тем самым качественную определенность» феномена гендерных предубеждений, а также способов их возникновения и существования «при одновременной адекватной системе воздействия на них и их трансформации» [124].

Вторым принципом интегративной методологии является генетический принцип, или принцип развития. Он выражается в том, что «человеческая психика, личность, группа любого уровня структурной и функциональной сложности имеют множество потенциальных направлений своего развития. Эти направления определяются в критических точках - точках кризисного состояния, где личность или группа делают выбор в отношении пути своего дальнейшего развития» [124].

Для ситуации кризиса характерным является «временная нестабильность и чрезвычайная чувствительность даже к незначительным внешним воздействиям», приводящим к «мобилизации психологических, материальных, социальных, духовных ресурсов и активному поиску новых путей развития» [124].

Таким образом, указанный принцип позволяет понять, что возникновение гендерных предубеждений «не сводится к линейным зависимостям, как качество, появившееся после 112

определенного события, как причины»; выявить, что структурирование гендерных предубеждений «происходит по каналам, которые выходят за границы индивидуальности, и включают все окружающее» и показать, что возникновение и развитие гендерных предубеждений является процессом, включенным в более широкие процессы и имеющие «смысл только в их отношении к целому» [124]. Именно поэтому данный принцип лег в основу подборки и обоснования выборки для проведения кросскультурного исследования в рамках предлагаемой диссертационной работы.

Третьим принципом интегративной методологии в изучении гендерных предубеждений является принцип обусловленности.

Данный принцип позволяет анализировать гендерные предубеждения не только «с позиций линейных причинно-следственных отношений «здравого смысла..., но и акаузальных взаимосвязей как внутри психики, так и между событиями внутреннего и внешнего мира» [124].

При этом необходимо учитывать, что «любой фактор, отнесенный вовне, делает его не внешним по отношению к человеку, а его собственным. Более того - все психические процессы и функции, механизмы и феномены являются продуктами самого сознания или, что еще точнее, привнесенности сознания в «тело в мире» [124].

Следуя идее принципа обусловленности в интегративной методологии, необходимо понимать, что гендерные предубеждения являются отражением «системы взаимосвязанных пространственно-временных сознательных и бессознательных структур персоны, интерперсоны, трансперсоны, между которыми существует энергоинформационное взаимодействие. Характер этого взаимодействия определяют паттерны отношений человека с окружающим миром» [124].

Таким образом, применение принципа обусловленности в исследовании гендерных предубеждений позволяет нам показать, что любой человек выстраивает модель гендерных предубеждений, исходя из своего эмоционального состояния или переживания; понять, что возникновение гендерных предубеждений связано «с нелинейной смысловой связью между интрапсихическими переживаниями и событиями окружающего мира, т.е. с акаузальным объединяющим принципом или синхронистичностью» [124]; обнаружить, что содержательно одинаковые проблемные состояния могут обуславливать различные направления развития гендерных предубеждений: от позитивных до крайне негативных.

Четвертым принципом интегративной методологии является принцип позитивности, который может использоваться на этапе коррекции гендерных предубеждений. Данный принцип подразумевает, с одной стороны, «центрирование специалиста и клиента на его положительном опыте», а с другой - «опору на факты и реальность, опыт жизни, в том числе на житейскую мудрость и подлинность обыденного знания».

Осуществление коррекционной работы по преодолению гендерных предубеждений на основе принципа позитивности предполагает:

«- рефлексию актуального состояния системы»;

  • - «отождествление с системой» (эмоционально-чувственное вживание в проблему;
  • - «моделирование перспективного состояния системы»;
  • - «приведение системы в равновесное состояние на новом качественном уровне» [124].

Пятым принципом интегративной методологии в исследовании гендерных предубеждений является принцип соотнесенности, суть которого сводится «к необходимости учета интенсивности действия психотехнологии и личности психолога с уровнем психологических возможностей клиента на структуру, содержание и форму воздействия» [124].

Шестым принципом интегративной методологии в исследовании гендерных предубеждений является принцип потенциальности, который предполагает «целостное видение личности и группы в перспективе их материального, социального, духовного роста» и «раскрытие их потенциальности, интуиции, творчества, высших состояний сознания, личностных ресурсов» [124].

Применение данного принципа в анализе гендерных предубеждений позволяет показать возможности мобилизации психических ресурсов индивида для преодоления негативных гендерных предубеждений, возникающих либо из-за недостаточной информированности, либо из-за негативного прошлого опыта, либо по другим причинам и обстоятельствам.

Исходя из идеи интегративного подхода о том, что «каждый человек и социальное сообщество обладает тенденцией к саморазвитию и потенциальностью, интенцией к целостности, большей свободе», опора на принцип потенциальности делает возможным корректировку или преодоление негативных гендерных предубеждений на следующих уровнях:

113

  • - на уровне узнавания о различных свойствах, качествах, способностей, мотивации, целей и др. мужчин и женщин;
  • - на уровне перспективного развития «материального, социального и духовного Эго»;
  • - на уровне «отождествления или разотождествлении со значимыми фрагментами или качествами своего Эго... и отбрасывания» таких гендерных предубеждений, которые приводят к «неэффективным формам взаимоотношений, стилю управления, целеполагания, деструктивных для группового функционирования структурных элементов (членов группы или формальных и неформальных лидеров, микрогрупп) в социальных сообществах»;
  • - на уровне «раскрытия потенциальных возможностей, способностей, витальных ресурсов»;
  • - на уровне «раскрытия творческих сил личности, высших психических состояний сознания, экзистенциальных смыслов существования. В группе - переживание чувства «мы», ощущения полной безопасности, комфортности и реализованности в групповом пространстве» и т.д. [124].

Седьмым принципом интегративной методологии при изучении гендерных предубеждений является принцип многомерности истины, который предполагает, что «любое объяснение и понимание индивидуальной психической реальности, а также социально-психологических закономерностей групп и сообществ, всегда будет неполным, а значит и неистинным» [124].

При том или ином понимании возникновения и развития гендерных предубеждений всегда можно выявить целый ряд переменных, оказывающих влияние на человека или группу, которые не будут охвачены одним экспериментальным исследованием. Поэтому полученные данные будут отражать специфику проявлений гендерных предубеждений лишь «при определенных условиях и с определенной (неопределенной) вероятностью» [124].

Однако опора на принцип многомерности позволяет исследователю на теоретическом уровне стремиться к достижению, по крайней мере, двух основных целей:

  • 1) «хорошо понимать и представлять многообразие теорий, концепций, моделей» гендерных предубеждений;
  • 2) вырабатывать «умение работать внутри нескольких парадигм и видеть ценность альтернативных подходов к работе» с гендерными предубеждениями [124].

На практическом уровне принцип многомерности позволяет понимать, что любые гендерные предубеждения выполняют определенные социально-психологические функции и поэтому их необходимо принимать «с определенной долей условности» и при коррекции или преодолении гендерных предубеждений «предлагать альтернативные способы восприятия жизни» [124].

Таким образом, принцип многомерности истины, позволяет формировать рефлексивную и понимающую позицию не только у тех индивидуумов, на кого направлена работа исследователя или психолога - практика, но и его самого. Тем самым данный принцип лежит в основе преодоления и корректировки негативных гендерных предубеждений. Кроме того, принцип многомерности истины позволяет рассмотреть интересы, мотивы, установки, предубеждения людей, не как некие «застывшие» образования, а в процессе их изменчивости.

Описанные принципы интегративной методологии в исследовании гендерных предубеждений, «являются не сводом правил, определяющих процесс психологической работы, а скорее направлением профессионального мышления, философской и психологической тенденцией, имеющей практическое применение» [124].

Кроме интегративной методологии в исследовании гендерных предубеждений мы используем гендерный подход.

Теоретический анализ философских источников по заявленной проблеме показал, что, являясь социальным конструктом пола, гендер возникает в истории философии и культуры как сложный социально-культурный феномен. Анализ, проведенный на основе гендерного подхода, продемонстрировал, что в культуре и философии, существуют как позитивные, так и негативные гендерные предубеждения. К позитивным гендерным предубеждениям можно отнести андрогинные и эгалитарные гендерные предубеждения, а к негативным - патриархатные, антифеминистские и матриархатные гендерные предубеждения.

Как показал анализ, в целом в культуре и философии сложилась традиция маскулинных предубеждений, выражающаяся в демонстрации преимуществ мужчин над женщинами и основанная на использовании неадекватных эталонов сравнения, которые мы называем традиционными гендерными предубеждениями.

Полученные данные могут способствовать активной критике маскулинного сознания и выработке новых подходов к проблеме «мужского и женского» не на основе выявления различий, а при помощи поиска сходств и наиболее продуктивных путей сосуществования.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >