АНТОНИМЫ КАК СРЕДСТВО ЭКСПЛИКАЦИИ ИМПЛИЦИТНОЙ КАРТИНЫ МИРА ПОЭТОВ

Основные понятия когнитивной лингвистики

Под когнитивистикой в языкознании понимается область взаимоотношения языка, мышления и сознания. Основной задачей когнитивной лингвистики является исследование (а) механизмов вербализации[1] «продуктов» познавательной деятельности человека и (б) роли языка и речи в познавательных процессах.

Таким образом, с одной стороны, обеспечивается необходимая связь языкознания с другими науками о человеке, культуре и обществе, а с другой — сохраняется тот предмет науки о языке, который, собственно, наряду с методом позволил в своё время выделить данную область знаний из сферы философии, психологии и логики (Алефиренко, 2003, с. 5).

Основным понятием когнитивной лингвистики выступает концепт. Лингвокогнитивное понимание механизма взаимодействия концепта и слова осложнено смысловой неоднозначностью соответствующих терминов. Термин концепт и его содержание чаще всего соотносятся с латинским conceptus. Это приводит к отождествлению концепта с понятием. На уровень когнитивного осмысления концепта как мыслительной структуры, связанной с отражением в сознании сущности явлений познаваемого мира, выводит его соотнесение с паронимическим термином conceptum (Алефиренко, 2003, с. 9).

При таком понимании концепт — это действительно мыслительный образ достаточно широкого структурного диа-

пазона: а) по горизонтальной оси — от обобщённых наглядных образов до логических понятий; б) по оси вертикальной — от поверхностных до глубинных слоёв кодирования смысла (с разной степенью его эксплицирования).

В таком его употреблении концепт (как элемент языкового сознания) является первичной оперативной единицей когнитивной семантики — семантический эмбрион, или смысловой ген значения языкового знака, напоминающий парен (вещество без структуры), некий первозданный кисель, служащий «строительным материалом» для всех познавательных структур. Будучи элементами сознания, понятие (conceptus) и концепт (conceptum) служат смысловым и конструктивным ядром любого концептуального пространства (концептосферы), в том числе и языкового сознания. Это выражается в том, что они замыкают на себе всю систему смысловых координат сознания в его парадигматических, синтагматических и этнокультурных связях (Алефиренко, 2003, с. 9).

Таким образом, концепт — это понятие в совокупности его парадигматических, синтагматических и этнокультурных ассоциаций.

Каждый естественный язык отражает определённый способ восприятия и организации («концептуализации») мира (Маслова, 2001, с. 64). Концептуализация - это один из важнейших процессов познавательной деятельности человека, заключающийся в осмыслении поступающей к нему информации и приводящей к образованию концепта, концептуальных структур и всей концептуальной системы в мозгу (психике) человека (Краткий словарь когнитивных терминов, 1997, с. 32).

Каждый язык по-своему членит мир, т. е. имеет свой способ его концептуализации. Отсюда заключаем, что каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. И в этом проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке.

Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания. Совокупность этих знаний, запечатлённых в языковой форме, представляет собой то, что называется «языковой картиной мира». Понятие картина мира (в том числе и языковая) строится на изучении представлений человека о мире. Если мир — это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира — результат переработки информации о среде и человеке. Таким образом, представители когнитивной лингвистики справедливо утверждают, что наша концептуальная система, отображенная в виде языковой картины мира, зависит от физического и культурного опыта и непосредственно связана с ним (Маслова, 2001, с. 64).

Языковая картина мира не стоит в ряду со специальными картинами мира (химической, физической и др.), она им предшествует и формирует их, потому что человек способен понимать мир и самого себя благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт — как общечеловеческий, так и национальный. Последний и определяет специфические особенности языка на всех его уровнях. В силу специфики языка в сознании его носителей возникает определённая языковая картина мира, сквозь призму которой человек видит мир (Маслова, 2001, с. 64—65).

Язык включает в себя язык-систему и речь. Соответственно, языковое мышление включает в себя языковое мышление и речевое мышление, а языковая ментальность — языковую ментальность и речевую ментальность, или рече-ментальность.

Языковое мышление - это представление, или деление, мира в языке и с помощью языка, иными словами, языковое представление, или отражение, мира.

Языковая ментальность — это способ языкового представления, или деления, мира, т. е. она включает соотношение между миром и его языковым представлением, или образом.

Речевое мышление — это представление, или деление, мира в речи и посредством речи, иными словами, речевое представление мира. Если языковое мышление — это концептуальное и / или фокусное деление мира, то речевое мышление — это ситуационное деление мира.

Речевая ментальность - это способ речевого мышления, т. е. способ речевого представления мира, соотношение между миром и его речевым представлением, или образом.

Языковая ментальность тесно связана с языковым мышлением. Более того, как следует из определения, языковая ментальность — это аспект языкового мышления. Особенности языковой ментальности заключаются: а) в том, какие части мира оказываются охваченными концептами, и б) в том, как данные концепты «покрывают» мир, т. е. каков рисунок, очертания данного «раздела» мира. Языковая ментальность бывает двух типов: лексическая и грамматическая. Языковая ментальность лексического типа отражена в лексикосемантической системе. Особенности языковой ментальности грамматического типа определяются локальным, темпоральным и другими фокусами представления мира. Данные фокусы закреплены в первую очередь в грамматической системе (в системе времен, категории числа, категории рода и т. д.).

Основные концепты языка складываются в некоторую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка.

Свойственный языку способ концептуализации действительности (взгляд на мир) отчасти универсален, отчасти национально специфичен, так что носители разных языков могут видеть мир немного по-разному.

В лексико-семантической и грамматической системе определённого языка отражается наивная картина мира, наивная с той точки зрения, что она во многих деталях отличается от научной систематизации мира. В наивной картине мира можно выделить наивную физику пространства и времени, наивную этику, наивную психологию (Апресян, 1995, с. 44-45).

Картина мира конституируется по линии не только общественного, но и индивидуального опыта (Котлев, 1981, с. 25), в том числе опыта создания художественных произведений. Синтагматическая развёртка содержания художественного текста сопровождается особым отбором языковых единиц. Индивидуальный стиль писателя придаёт уникальность языковой картине текста (Белянин, 1988, с. 6).

Специфика поэтического текста как вида словесного искусства состоит в способности моделировать действительность в единстве объективного её (действительности) отражения и субъективного отношения к ней. Модель мира в поэтическом тексте есть поэтическая картина мира, т. е. это совокупность общих черт, свойственных внутренним индивидуальным моделям мира, отраженным в текстах различных поэтов (Торсуева, 1986, с. 16).

Как отмечает П. Ф. Петренко, универсальной формой, к которой тяготеет человеческое сознание при категоризации мира, является принцип бинарности, который находит своё законченное воплощение в языковой бинарной нормативности - антонимии (Петренко, 1990, с. 28). С этой точкой зрения созвучно мнение В. П. Руднева, который считает, что бинарная оппозиция - это универсальное средство познания мира. Двоичность окружающего мира обусловлена уже чисто функциональными причинами, прежде всего тем, что мозг человека разделён на два полушария, выполняющих каждый свою функцию, тем, что у нас два глаза, два уха, две ноздри, две руки и ноги, и в описании любой картины мира лежат бинарные оппозиции, причём они носят универсальный характер: жизнь - смерть, счастье — несчастье, здесь — там (Руднев, 2001, с. 50). Аналогичный подход мы видим и в работе В. А. Масловой, которая пишет: «Картина мира может быть представлена с помощью пространственных (верх — низ, правый — левый, восток - запад, далекий - близкий), временных (день - ночь, зима - лето), количественных, этических и других параметров (Маслова, 2001, с. 64).

В концептуальной картине мира взаимодействуют общечеловеческое, национальное и личностное (Маслова, 2001, с. 67), и противопоставление измерений, образующих биполярную шкалу, является специфичным для данной культуры, данной социальной, возрастной, половой группы или для данного конкретного индивида (Петренко, 1990, с. 28).

Указанные противопоставления существуют в сознании человека как сопряжённые концепты (Маслова, 2001, с. 64). Данные концепты являются сопряжёнными, т. е. взаимосвязанными или, точнее, ассоциативно взаимосвязанными, так как они отражают предельные противоположности внутри одной сущности и в их основе лежат психологические ассоциации по контрасту, при которых значение одного члена пары сильно детерминировано значением другого члена и наоборот (Deese, 1969, р. 222). Так, например, говорить о дискретном и прерывном можно только тогда, когда у нас есть представление о нераздельном и непрерывном, а представления о белом, большом, лёгком предполагают наличие знаний о чёрном, маленьком, тяжёлом. Такой подход совпадает с мнением Э. Лендвана, который считает, что когнитивное основание антонимических отношений, отражающих смысловую противоположность двух языковых знаков, составляют оппозиции двух исключающих друг друга признаков одной и той же сущности (Лендван, 1998, с. 155). Сопряжённые концепты находят и могут находить своё художественное отражение в поэзии, которая, как подчёркивает А. В. Кузнецова, является одним из наиболее ярких выразительных средств отражения действительности (Кузнецова, 2003, с. 5). В связи с этим представляется необходимым рассмотреть вопрос о вербализации таких концептов, т. е. средствах экспликации имплицитной картины мира поэтов, в произведениях «Дон Жуан» и «Евгений Онегин».

2.2. Вербализация сопряжённых концептов

  • [1] К средствам вербализации относятся лексико-семантические, словообразовательные, грамматические, семантико-функциональные, текстограмматические и другие средства языка (Гришаева, Цурикова, 2006, с. 74-75).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >