Культура в постсоветской России

«Образование и наука - это фундамент культуры, ключ к модернизации и обеспечению национальной безопасности страны» - с этим утверждением О.Н. Смолина (доктор философских наук, профессор, депутат Государственной Думы всех созывов, 1-й заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию) спорить не приходится. Поэтому положение дел в культуре целесообразно начинать с характеристики данных сфер. А они переживают не лучшие времена. В образовании включение в «Зону европейского высшего образования» (Болонскую группу) происходит, по мнению большинства педагогического сообщества, за счет ничем не оправданного отказа от отечественных традиций, обеспечивавших уровень одной из лучших в мире систем образования по качеству и доступности, и за счет излишней коммерциализации данной сферы культуры.

Причем в правительственных документах, казалось бы, ставятся правильные задачи: в «Программе-2020» («Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г.») стратегической целью государственной политики в области образования объявлено «повышение доступности качественного образования в соответствии с требованиями инновационного развития экономики и современными потребностями общества». Однако эта цель на основе Закона об образовании, разработанного правительством, недостижима, потому что он предлагает, по Смолину, «политику образовательной сегрегации». Суть ее состоит в построении элитарной системы образования, а точнее, «двух систем: одна должна обеспечивать высокопоставленным чиновникам и “олигархам” возможность учить своих детей в элитных школах и вузах либо за границей; другая - научить так называемый простой народ, говоря словами Пушкина, “чему-нибудь и как-нибудь”». Речь идет о том, указывает О.Н. Смолин, что в сфере образования теперь действует (как и в остальных областях общества) модель иерархии «центр - периферия», включающая такие ступени: общенациональные университеты (МГУ им. Ломоносова и СПбГУ), федеральные (7 вузов), исследовательские (29 вузов). Эта стратификация обрекает около 96 % всех российских вузов (961 из 1000) на «провинциальное бытие». Кроме того, министр образования и науки А.А. Фурсенко, выступая 24 июля 2008 г. в Московском инженерно-физическом институте, озвучил намерения министерства сокращать число вузов - до примерно 150-200, и этого намерения пока никто не отменял.

Возникает вопрос - в какой мере оправдан подобный «стратегический ход»? Ответом в какой-то мере может быть утвердившийся в нашем гуманитарном образовании (в том числе и школьном) принцип «коммерческий успех и модное потребление - высший идеал». Еще в 2007 г. А.А. Фурсенко заявил (на озере Селигер, в летней школе для активистов молодежного движения «Наши»), что система образования в современной России должна формировать «квалифицированного потребителя» (а не ставить задачу «воспитания всесторонне развитой личности», как в советское время). Но, с точки зрения целей развития страны, направление на элитаризацию образования и сокращение числа вузов ничем не оправдано, это видно из такой статистики: например, в Австралии один вуз приходится на 52 тыс. граждан, в Бельгии - на 55 тыс., а в России - на 130,5 тыс. чел. В 2007 г., когда министр образования и науки РФ говорил о чрезмерности количества вузов и поступающих в них школьников, ситуация была следующей: из 1 тыс. выпускников школ в вузы поступили в России 55,4 %, в Латвии - 73 %, Литве - 72 %, Греции - 74 %, США и Швеции - 83 %, в Южной Корее - 85 %, в Финляндии -88 %. Очевидно, что есть связь между этими данными и тем, что

История Отечества IX - начала XXI века экономики Южной Кореи, США или Скандинавских стран являются более инновационными, чем российская.

Даже если считать слишком резкой оценку положения дел по долгу службы пекущегося о системе образования и науки О.Н. Смолина, как «интеллектуальную катастрофу», нельзя не согласиться с тем, что происходит «кризис чтения», массовое закрытие учреждений образования, науки и культуры; скачкообразное падение численности работников высококвалифицированного интеллектуального труда; разрушение научных школ, «утечка умов» и падение статуса отечественной науки в мире (по данным президента Ассоциации негосударственных вузов России В.А. Зернова, потери страны от «утечки умов» в последние годы советского и постсоветский период превысили 1 трлн долл. Не случайно в США некоторые конференции по ядерной энергетике проходят на русском языке); падение образовательного уровня населения; нарастает угроза исчезновения интеллигенции как особой социальной группы.

Благодаря неравнодушным людям в России сформировались различные общественные движения, функциями которых является привлечение внимания народа к значимым для всех проблемам и привлечение внимания органов власти к общественному мнению («Образование для всех», «Суть времени» и др.). Общероссийское общественное движение «Образование для всех» подготовило проект Закона «О народном образовании», альтернативного правительственному. Этот проект положил в основу образовательного процесса следующие принципы.

  • 1. Образование - не часть сферы услуг, а один из главных элементов общественного производства самого человека.
  • 2. По своему смыслу образовательная деятельность -не оказание рыночных услуг, но социальное служение.
  • 3. Затраты на образование - не бремя государственного бюджета, которое нужно сокращать, но долгосрочные инвестиции в человека, чрезвычайно выгодные для государства.
  • 4. Основная цель образования - не формирование квалифицированного потребителя, но многостороннее развитие способностей личности.
  • 5. Образовательные отношения учителя и ученика в широком смысле должны иметь не функциональный, а личностный характер. Вместо педагогических услуг мы предлагаем вернуть в страну творческую педагогику сотрудничества.
  • 6. Образование должно ориентироваться не столько на прагматические задачи (функциональная грамотность, успех и личная выгода), сколько на фундаментальные знания и ценности (образование ради культуры).
  • 7. Залог успеха модернизации, развития человеческого потенциала и национальной безопасности - не элитарное образование для богатых и управляющих, но элитарное - для всех.

Принят был, конечно, правительственный вариант закона об образовании, но в него все же вошли некоторые положения из проекта Закона «О народном образовании» - это свидетельствует о возможности постепенного создания в России сильного общественного мнения, наличие которого является одним из элементов реальной демократии.

Непростое положение сложилось и в российской науке. Летом 2013 г. правительство начало реформу Российской академии наук, которая учеными расценивается как фактическое ее разрушение. На конференции научных работников председатель ее оргкомитета академик В.Е. Захаров в августе 2013 г. говорил: «Мы будем говорить, по сути, о судьбе страны, а не только РАН. Если Россия потеряет РАН, мы потеряем фундаментальную и прикладную науку, потеряем обороноспособность страны». Президент РАН В.Е. Фортов встречался с Президентом РФ В.В. Путиным, но отстоять самостоятельность академических институтов ему не удалось. Спустя почти год, в марте 2014 г., ученые констатировали это: административное управление РАН будет осуществлять новое ведомство - ФАНО (Федеральное

Агентство научных организаций), возглавил которое не ученый, а выпускник Красноярского университета по специальности «Финансы и кредит» 37-летний М.М. Котюков. ФАНО, в свою очередь, подчинено Министерству образования и науки.

Задача ФАНО - оптимизация деятельности РАН. Но поскольку этот термин в современной России приобрел негативный смысл - разрушение чего бы то ни было - участники конференции научных работников (в октябре 2013 г. объявившей себя постоянно действующим органом) 25 марта 2014 г. приняли резолюцию со следующими требованиями к предстоящему 27 марта 2014 г. общему собранию уже объединенной РАН (объединили, против воли сотрудников, три академии, ранее самостоятельные: РАН, академии сельскохозяйственных и медицинских наук): фундаментальная наука должна стать направлением в перечне приоритетных направлений развития науки, технологии и техники России; любые принципиальные решения в сфере науки и образования должны приниматься только после обсуждения и согласования с научным сообществом; РАН должна объединять ее членов и научных сотрудников институтов; необходимо обеспечить самоуправление научных коллективов на всех уровнях; основной целью оценки работы должно быть не сокращение числа научных организаций и количества научных сотрудников, а выявление «точек роста» и создание дополнительных возможностей.

Будущее покажет, повлияют ли эти требования и предложения ученых на политику министерства и ведомства.

Что касается государственной политики в области искусства и литературы, то она пока остается неопределенной. С одной стороны, никто не отменял такие задачи, как просвещение, социализацию, гуманистическое воспитание, но, в то же время, на сферу культуры интенсивно распространяются рыночные отношения и открывается все больше возможностей для экспансии западной (прежде всего американской) продукции масскульта.

Введение рыночных начал в область культуры заставляет культурные учреждения (театры, кинотеатры, филармонии, музеи, картинные галереи, библиотеки и др.) искать внебюджетные источники финансирования: таковыми становятся повышение стоимости билетов, сдача своих помещений в аренду коммерческим организациям (на базе государственных, профсоюзных, колхозных домов культуры начали возникать видеосалоны, пункты проката аудио- и видеокассет), сворачивание деятельности ранее бесплатных кружков и коллективов художественной самодеятельности, поиски спонсоров среди банкиров и предпринимателей. В ходе этих процессов учреждения культуры постепенно превращались в коммерческие предприятия, все более ориентированные не на решение культурных задач, а на получение прибыли. Многие из них не смогли коммерциализироваться и были «пущены с молотка». Самое тяжелое положение сложилось на селе - в связи с резким повышением цен на сельскохозяйственную технику, горючее, удобрения и все остальное сельские бюджеты не смогли содержать дома культуры, клубы, кинотеатры, творческие самодеятельные коллективы, финансировать демонстрацию кинофильмов, выездные спектакли и концерты городских коллективов.

Ухудшилось положение основной массы культпросветработников и творческой интеллигенции. Низкая заработная плата, неустойчивая ситуация, понижение социального статуса вызвали массовый отток высококвалифицированных кадров из сферы культуры: часть из них ушла в коммерческие организации, часть эмигрировала за рубеж. Произошло разрушение коллективов ряда театров (наиболее показательны здесь разделы МХАТа и театра на Таганке), ряда крупнейших киностудий.

Все это отрицательно сказывается на общем уровне культуры населения, потому что все больше слушателей и зрителей отрываются от культурного досуга (только в период с 1985 г. по 1994 г. цена билетов в театр выросла в 100 раз и более, что сделало спектакли для 90 % молодежи практически недоступными)

История Отечества IX - начала XXI века и потому, что содержание предлагаемых публике произведений резко снизилось по своему уровню: классику почти полностью вытеснили конъюнктурные вещи, рассчитанные на вкусы новой «элиты»: боевики, вестерны, триллеры, эротические ленты и спектакли. При этом доля фильмов российского происхождения упала до 35 %, поскольку киностудии, лишившись государственной поддержки, сократили производство.

В книгоиздании коммерциализация выразилась в утверждении принципа «книга как товар», что резко сузило всю эту сферу: за 1990-е гг. (до 2002 г.) выпуск художественной литературы сократился в 4 раза (3 книги на человека приходилось в 2012 г., в то время как в западноевропейских странах - 10-12 книг на человека). Кроме того, детективы и женские романы почти полностью вытеснили классику и научно-популярную литературу, всего 7 % от общего объема изданий - у детской книги и только 1 % от всех продаж - у сборников поэзии. Так же резко (в 4 раза) за постсоветский период сократилась сеть книжных магазинов: сейчас их насчитывается 7 тыс. (один магазин приходится на 66 тыс. жителей; в то время как в США один магазин обслуживает 3 тыс. жителей). Интерес к печатной книге падает не столько из-за роста популярности электронной книги, сколько потому, что разрушено единое информационное пространство и книге трудно найти читателя, потому что систематическая работа с читателями подменяется разовыми компаниями.

И, тем не менее, пережив в 1990-е - середину 2000-х гг. тяжелый период разрушения, творческая интеллигенция и работники учреждений культуры смогли собраться с силами, перегруппироваться и начать процесс не только восстановления, но и определенного развития культуры.

В киноискусстве были созданы фильмы, получившие признание зрителей, среди которых критика отмечает «Утомленные солнцем» Н.С. Михалкова, «Курочку рябу» А.С. Михалкова-Кончаловского, «Дюба-дюба» А.Ф. Хвана, «Барабаниаду»

С.М. Овчарова, «Мусульманина» В.И. Хотиненко, «Кавказского пленника» С.В. Бодрова, «Ворошиловского стрелка» С.С. Говорухина, «Проверку на дорогах» А.Ю. Германа, «Легенду № 17» Н.П. Лебедева. Ситуацию в киноискусстве должна облегчить и материальная государственная поддержка: через Фонд кино из бюджета стали направляться в кинематограф около 5 млрд руб. в год, предполагается введение льгот по уплате НДС для отечественного кино.

В театральной жизни появились новые формы деятельности: театры-антрепризы и театры-студии (здесь успешно действуют студии О.П. Табакова, Б.Н. Ливанова, А.Б. Джигарханяна). Были накоплены силы и возможности для проведения в Москве в 2001 г. Всемирной театральной олимпиады. Скульпторы создали многочисленные памятники (только в Москве - А.А. Блоку, В.С. Высоцкому, С.А. Есенину, Г.К. Жукову, мемориал жертвам политических репрессий послевоенных лет, часовню Георгия Победоносца в честь 850-летия образования г. Москвы). Архитекторы работают в двух направлениях: восстанавливают храмы (Христа Спасителя, Казанский собор, Воскресенские ворота с Иверской часовней) и разрабатывают проекты торговоразвлекательных центров и административных зданий.

В живописи', стали возвращаться в страну произведения творцов, не признанных в Советском Союзе. В 1993 г. состоялись выставки художников-эмигрантов О.Я. Рабина, Д.М. Крас-нопевцева, И.М. Захарова-Росса, А.В. Петрова; состоялась крупная (более 1 тыс. картин) выставка художников русского авангарда 1915-1932 гг. под обобщающим названием «Великая утопия». В творчестве современных отечественных художников пока еще преобладает темная сторона жизни общества и человека, хотя налицо и движение: происходит переход от изображения трагических событий советского периода истории страны к «обнажению язв» современной действительности: образы «че-ловекозверей» создавали Г.М. Коржев и Т.Г. Назаренко, пишут людей с признаками духовной и физической деградации

В.В. Шульженко, С.Ю. Сорокин, В.Е. Брайнин; мрачные городские пейзажи показывают И. А. Палиенко и В.Б. Манохин. Критики отмечают разнообразие жанров, но с устойчивым интересом к реализму (А.М. Шилов), неопримитивизму (Н.М. Недбайло), неоклассицизму (И.С. Глазунов).

В книгоиздании, несмотря на проблемы, были изданы труды русских религиозных философов Н.А. Бердяева, В.С. Соловьева, В.В. Розанова; писателей-эмигрантов С.Д. Довлатова,

A. В. Соколова. Продолжается публикация работ зарубежных популярных авторов: историков Н. Верта, Д. Хоскинга, Р. Пайпса, философов Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, психолога 3. Фрейда и других. Книжному делу в России решило помочь государство, в частности, министерство культуры окажет поддержку книжным магазинам введением льгот при аренде ими помещений.

Российская литература переживает серьезные трансформации, связанные не только с общими для всей культуры трудностями, но и со своего рода естественными процессами. Так, фактически пришла к своему финалу классическая русская деревенская народная проза (ушел из жизни В.И. Белов) и уходит в прошлое «большой стиль советской литературы», последними представителями которого сегодня являются Ю.В. Бондарев, В.С. Бушин, Д.А. Гранин. При этом продолжали свою творческую деятельность известные с советских времен авторы: Б.А. Ахмадулина, Ф.А. Искандер, Д.С. Лихачев, Ю.В. Давыдов, О.Г. Чухонцев.

Вместе с тем появились новые, альтернативные друг другу, направления. Первое - «литература катастроф» (В. Сорокин,

B. Ерофеев, Л. Улицкая, Т. Толстая, Д. Быков), разрабатывающая тезис о том, что «весь мир и душа человека обречены на разрушение и катастрофу». И второе - «новая русская литература», в которой, по мнению В. Бондаренко, будет «восстанавливаться российская духовная национальная культура, которая и скрепит Россию». К ее лидерам относятся А. Проханов («Время золотое»), Ю. Полояков («Гипсовый трубач»), 3. Прилепин («Обитель»),

Э. Лимонов («Титаны»), С. Шаргунов («1993»), Е. Водолазкин («Лавр»), А. Волос («Возвращение в Панжруд»), М. Елизаров («Библиотекарь»), Р. Сенчин («Елтышевы»), С. Алексеев («Сорок уроков русского»), В. Личутин, Ю.Козлов, В. Галактионова, М. Струкова и др.

5-6 июня 1999 г. широко праздновалось 200-летие со дня рождения А.С. Пушкина, положившее начало общественному движению за введение в календарь официального праздника «Дня славянской письменности», который предлагалось отмечать 6 июня - в день рождения великого поэта, что и было сделано: появился новый праздник, способный духовно объединять людей.

Нельзя сказать, чтобы власти не владели информацией о ситуации в сфере культуры - при президенте РФ с начала 2000-х гг. действует Совет по культуре. Но его членам долго не удавалось поколебать позицию президента о благотворности рыночных отношений в культуре. Это видно из таких фактов: в 2007 г. глава киностудии «Мосфильм» известный режиссер К.Г. Шахназаров предложил В.В. Путину ввести некоторые ограничения на распространение в России западной кинопродукции (по примеру европейских стран), но тот возразил, указав на правила свободной конкуренции. В 2012 г. члены совета вновь пытались обратить внимание президента на «засилье нерусской лжекультуры» и вновь безуспешно. В 2012 г. в правительстве появились мнения о том, что в качестве помощи культуре (пришло осознание, что культура должна поддерживаться государством) надо «залить культуру деньгами». Однако творческая интеллигенция отнеслась к этой идее скептически в том плане, что для того, чтобы «поднимать» российскую культуру, надо сначала выяснить ее базовые смыслы, которые и нужно укреплять.

О том, какие это смыслы, высказывается редколлегия журнала «Свободная мысль», предлагая к опубликованию статью великого российского кинорежиссера С.А. Герасимова «Кино искусство и современность» (1961 г.). В тексте от редакции говорится: «Остается неясным... почему даже в сытые “нулевые”, без всякого тоталитарного режима, когда бюджеты и гонорары в “нашем кино” достигли цифр, не представимых в советское время, достаточно пальцев одной руки, чтобы пересчитать если и не великие, то хотя бы более или менее пристойные “продукты” отечественного кинопроизводства. Так неужели правы пессимисты, спешащие заявить, что “подлинное творчество” может быть рождено либо в нищете, либо в несвободе?»

Ответ на заданный вопрос редакция находит в указанной статье С.А. Герасимова, где автор проводил мысль о том, что «...в человеке, пока он жив, как высшая логика, как высшая правда живет неистребимое стремление к созиданию, к утверждению радости жизни, радости света и дня». Вот это и является важнейшей необходимой установкой, настаивают члены редакции «Свободной мысли», - в России нужна общественная идеология «с мощнейшим гуманистическим потенциалом», который способен преодолевать негативные стороны общественного строя (именно гуманизм оказывал влияние на реальную жизнь в советское время, оборачиваясь диктатом гуманистических ценностей в «неоднозначной практике советского строя». Исходя из понимания гуманизма как центральной ценности российской культуры и были сформулированы российской общественностью условия возрождения данной общественной сферы: следует опираться на историческое прошлое российского народа в его целостности, не отбрасывая советский период; укреплять нужно национальное (в широком смысле слова) самосознание и самоуважение в российском народе; необходимо гармоничное развитие всех трех составных частей культуры: материальной, художественной, духовной; важно создавать и поддерживать культуру, «альтернативную массовой».

Очевидно, что руководителям России предстоит убедиться, что именно культурное пространство, как ни одно другое, способно объединять людей; что именно в нем складывается и упрочивается общественное сознание и самосознание - это и есть социальная функция развитой культуры. И такое понимание, наконец-то, происходит - в последние два года президент РФ не раз говорил о необходимости усиления «духовных скреп», объединяющих российское общество, значит, будут разработаны и конкретные меры в этом направлении.

Обобщая, можно сказать, что наша страна пока еще не обеспечила себе условий для быстрого прогрессивного развития, хотя в 2000-е гг. удалось смягчить и в чем-то минимизировать последствия разрушительного курса «шоковой терапии» в экономике и следования в американском фарватере во внешней политике. Россия сегодня вновь стоит перед выбором пути своего исторического развития, но уже в ситуации обострения стремительной глобализацией всех мировых противоречий.

Моделей курса страны выработано немало, наиболее эффективным представляется путь «строительства общества знания». Обоснование данного проекта дано в Программе фундаментальных исследований президиума РАН под названием «Социология и экономика знания». Ученые подчеркивают, что речь идет не просто об экономических, технологических и социальных реформах. Утверждается, что успех проекта «Общество знания» возможен лишь в случае, если «любые реформы будут проводиться, имея в виду главную цель - изменить всю систему жизнеустройства страны и народа, включая... мировоззрение». По словам академика С.Ю. Глазьева, речь идет о «стратегии опережающего развития», разработка и проведение в жизнь которой предполагает не имитацию чужих проектов, а «трезвый учет ограничений, деидеологизированное сравнение альтернатив с применением адекватных и жестких критериев».

Поскольку выход из современного кризиса, в котором оказалась Россия, затрудняется еще и отсутствием объединяющей национальной идеи, можно предположить, что такой идеей могли бы стать национально-государственные интересы большинства россиян: обеспечение территориальной целостности, незаИстория Отечества IX - начала XXI века висимости и самостоятельности государства, построение «общества знания» с всемерной демократизацией общественной жизни в форме подлинного народовластия.

Вопросы для самоконтроля

  • 1. Какие проблемы стояли перед руководством России в конце 1991 - начале 1992 годов?
  • 2. «Шоковая терапия» Е.Т. Гайдара, А.Б. Чубайса - это оптимальный вариант перехода к рыночной экономике?
  • 3. Каковы причины политического кризиса 1992-1993 гг., вылившегося в «черный октябрь» 1993 г.?
  • 4. Какие причины обусловили добровольный уход Б.Н. Ельцина в 1999 г. с поста президента страны?
  • 5. Почему экономика России так и не вышла на путь устойчивого развития? Ведут ли экономические реформы к либеральной экономике?
  • 6. Программы долгосрочного развития России - это «программы выживания или стратегии развития»?
  • 7. Каково место России в мире и в СНГ?
  • 8. К какому типу демократии относится политический режим современной России?
  • 9. Назовите причины перераспределения полномочий в пользу исполнительной власти в российском варианте разделения властей.
  • 10. Каковы основные направления внешнеполитической деятельности российского руководства?
  • 11. Какие функции выполняет культура в современной России?
  • 12. Какие достижения российской современной культуры могут стать частью мировой культуры?
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >