Диссимилятивный синтаксический ритм: структурные способы активизации семантики высказывания

Диссимилятивный синтаксический ритм осуществляется как движение пропозем с нарушением периодичности, или, при сохранении общей изохронности, с «патологическим» ядром в последовательности: «сказуемое - подлежащее», или при избыточности или недостаточности составляющих элементов, как ядра, так и самой пропоземы. Диссимилятивный синтаксический ритм формируется в случае функционального сбоя ассимилятивного синтаксического ритма, что приобретает семантическое значение в виде приращения смысла. Диссимилятивным синтаксическим ритмом характеризуются те участки текста, которые содержат эмфатические пропоземы, выражающие авторскую позицию и передающие эстетическую информацию.

So odd sounded his words to me that I could not believe him [155: 81].

В условиях художественного текста происходит семантизация синтаксических элементов естественного языка. Синтагматическое на одном уровне иерархии оказывается семантическим на другом.

Функциональный сбой ритма за счет инверсии

Эстетические намерения автора диктуют конкретный способ синтаксической организации высказывания. Различные способы построения пропоземы, а также упорядоченность их движения внутри диктемы манифестируются разными типами синтаксического ритма. Синтаксический ритм ассимилятивного типа встречается на тех участках текста, которые передают фактуальную информацию и являются стилистически нейтральными. Построение пропозем, синтаксических ритмических единиц, осуществляется в соответствии с грамматической валентностью и языковой нормой. Синтаксический ритм с функциональным сбоем передает активизацию семантики высказывания в диктемах, содержащих эмфатические конструкции, или преобразования. Активизация семантики высказывания осуществляется некоторыми способами построения синтаксических единиц, к числу которых относятся инверсия, избыточность компонентов пропоземы, недостаточность компонентов пропоземы.

Рассмотрим инверсию, одно из средств активизации семантики высказывания, поскольку предложения с инвертированным расположением главных членов характеризуются функциональным сбоем синтаксического ритма и несут на себе признаки выразительности.

Порядок слов в английском предложении является универсальным грамматическим средством оформления отношений между членами предложения. В повествовательном предложении нормой является препозиция подлежащего по отношению к сказуемому. Если подлежащее стоит в постпозиции к сказуемому, то такой порядок слов часто отождествляется с инверсией. В англистике используются различные критерии для определения того или иного порядка слов как инверсия:

  • - необычность местоположения того или иного члена предложения;
  • - элемент перестановки взаимосвязанных членов предложения;
  • - вынесение члена предложения на первое место.

Второй критерий, с нашей точки зрения, является главным, определяющим, и выражает сущность всего явления.

По своей структуре инверсия может быть полной или частичной. При полной инверсии происходит перестановка сразу всей зависимой грамматической формы члена предложения в необычную для него позицию по отношению к главному, определяющему.

Such is the force of pride, of rank stupidity, and of habit [157: 41].

His overcoat he retained [157: 25].

При частичной инверсии только часть аналитической формы (чаще всего сказуемого) перемещается в необычную позицию по отношению к другому, связанному с ним члену предложения.

Rarely did he have a witness to any order he gave any particular one of them [180: 53].

Stephen treated her very generously, gave her an ample allowance, but he would under no circumstances permit credit, nor would he pay her allowance in advance [157: 37].

Перестановка взаимосвязанных членов может носить как грамматический, так и стилистический характер. Грамматическая инверсия является обычным явлением при формировании коммуникативных типов предложения, некоторых типов придаточных предложений, а также как следствие языковой традиции.

Частичная грамматическая инверсия, имеющая место при образовании коммуникативных типов предложения, наблюдается в следующих случаях:

- при образовании общих, специальных (за исключением к подлежащему) и разделительных вопросов:

“Is this Mrs. Hall’s?” he asked sternly [157: 79].

“What are you getting at?” William Smith was genuinely astonished [157: 65].

“I suppose you couldn’t put it off for a couple of hours one night, could you?” [169: 102].

- для выражения просьбы или предложения:

“Would you like to commit a burglary that was not a crime?” said Sir Gee, his shifty eyes wandering around the room [157: 57].

- в восклицательных предложениях при выражении сильных эмоций:

“Dashed am I”, muttered John [157: 49].

- в повелительных отрицательных предложениях:

Don’t you be so silly! [160: 93]

Частичная грамматическая инверсия употребляется как грамматическое средство выражения подчинения в некоторых типах сложноподчиненных предложений:

- в придаточных предложениях условного типа:

Не decidedly would not have wished to wreck the happiness of two young and beautiful lives, even had he possessed the power to do so [157: 76].

- в придаточных уступительных:

Flurried though he was, he could not fail to notice the white embroidered cloth spread diagonally on the table, and the cold meat, and the pastry, and the glittering cutlery crystal thereon [157: 87].

- как часть предложения, содержащего пропорциональное согласование:

The more you know the worse for you [180: 98].

Частичная грамматическая инверсия наблюдается и в конструкциях, показывающих, что утверждение, содержащееся в предыдущих высказываниях, распространяется в равной мере и на другой объект или субъект.

“I’m calling on Annie”, said John.

“So am I”, said Robert [160: 125].

На наличие частичной инверсии в подобных предложениях указывает возможность преобразования этого высказывания в полное предложение.

So am I (calling on Annie).

Наконец, следуя языковой традиции, грамматическая инверсия употребляется в предложениях, которые:

- начинаются с обстоятельства места, если оно выражено наречием. В этом случае инверсия является полной'.

Here was the attitude of the woman whose soul is like crystal [157: 104].

- содержат вводное подлежащее there и глагол, обозначающий различные формы бытия:

There was ripe Gorgonzola at dinner [157: 73].

Полная грамматическая инверсия наблюдается и в предложениях, содержащих прямую речь. Однако в этом случае инверсия не является обязательной, к тому же она не применяется в тех предложениях, где подлежащее выражено местоимением.

“Му husband’s hair is turning gray”, said Vera, “while yours - ”

“Turning gray!” exclaimed Mr. Bittender. “I wish mine was.” And with a swift movement he lifted a wig of glorious chestnut hair from his head [157: 36].

“No beer!” he murmured with benevolent puzzled disdain. “Whisky?” “No, thanks”, I said. “Water” [157: 56].

Стилистическая (эмфатическая) инверсия имеет своей целью выделение той или иной части предложения, которая с позиции автора наиболее значима. При этом типе инверсии самая важная часть предложения становится его информативным центром, переводится в разряд ремы и реализуется изменением порядка слов и перестановкой взаимосвязанных членов предложения. При этом понятия «обратный порядок слов» и «инверсия» неэквивалентны. Отсюда вытекают следующие различия сопоставляемых понятий:

Таблица 2

Обратный порядок слов и инверсия

Прямой порядок слов

Норма

Не had a bed in spare room.

The moon was extremely lovely and Romantic.

Инверсия

Talent he had, money he had not.

Even more important, even more necessary was his physical presence at the ware.

Обратный порядок слов

Норма

There was silence for a moment. Here is another book.

Инверсия

A thing there was which frightened him.

A grand piano, covered with music, stood in a comer, and behind the music stool was a unique thing, quite unique. Pankethman!

Полную эмфатическую инверсию мы наблюдаем в том случае, если в положение ремы переводится информация, содержащаяся:

- в предикативе:

But stolid and taciturn we are [157: 17].

- подлежащем:

Beyond the orange grave lay the green ribboned field of a baronial

Estate [180: 101].

- дополнении:

Against this Don Corleone could throw two small but superbly organized regimes led by Clemenza and Tessio [180: 83].

-сказуемом, если оно выражено глаголом с частицей, имеющей значение наречия:

Down fell the vase with a crash [157: 38].

Причиной частичной эмфатической инверсии является выделение в качестве рематических следующих членов предложения:

- сказуемого:

Horace, nevertheless, in pursuance of his programme of being uncle to Sidney, was determined to carry Sidney. And carry Sidney he did, despite warnings and kickings [157: 107].

- обстоятельства (с усилительными и отрицательными частицами и наречиями):

Only then could one begin to speak with confidence about whether this curriculum can withstand the general intellectual and moral confusion of this period of history [157: 132].

No sooner had I heard his name than I remembered him [180: 85].

Never before or since have 1 been such a buck [157: 38].

- дополнения (с усилительной частицей only):

Not only was he getting on business, not only did he give half his earning to the study of chemistry of pottery, not only did he save money, ... but he found time ... to fold his trousers in the same crease every night [157: 92].

Таким образом, мы разграничиваем понятия инверсия и обратный порядок слов, рассматривая инверсию как изменение порядка слов, связанное лишь со стилистическими или смысловыми требованиями. Понятие прямого и обратного порядка слов, не связанного со смысловыми нюансами, не является инверсией и определяется коммуникативным типом предложения или языковой традицией. Инверсия есть необычный для данного типа предложения порядок слов, выражающийся в перестановке какого-либо члена предложения по отношению к тому члену, от которого данный непосредственно зависит. Для сказуемого инверсия определяется по отношению к подлежащему, для дополнения ее следует определять по отношению к сказуемому или его неизменяемой части, для предикатива -по отношению к связке. Начальная, конечная или прочая позиция рематизированного члена определяется конкретными языковыми условиями коммуникации, отражает авторский замысел, придавая высказыванию выразительность.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >