ВВЕДЕНИЕ

На протяжении исторически зафиксированного существования человечества ему сопутствует искусство. Искусство является генератором языков особого типа, которые оказывают человечеству незаменимую услугу, обслуживая одну из самых сложных сторон человеческого знания и общения. Искусство является одним из средств массовой коммуникации. А всякая коммуникативная система, пользующаяся знаками, упорядоченными особым образом, есть язык. В этом смысле можно говорить как о естественных языках, так и об искусственно создаваемых разными науками системах описания определенных явлений (метаязыках науки).

В одном ряду с другими реализациями языка и знаковыми системами изучается и язык художественной литературы. Язык художественного текста, по наблюдениям известного литературоведа Ю. Лотмана, является «определенной моделью мира, и в этом смысле всей своей структурой несет информацию; построенный таким образом язык моделирует не только определенную структуру мира, но и точку зрения наблюдателя» [89: 27]. С такой позицией трудно не согласиться. Другой знаменитый исследователь литературы М. Гиршман, поддерживая эту мысль, добавляет: «Текст художественного произведения представляет собой двуединый процесс претворения мира в художественном тексте и превращения текста в мир [54: 30]. Многочисленные исследования литературоведов разных стран позволяют утверждать, что художественная литература обслуживается особым языком, который не совпадает с естественным языком, а надстраивается над естественным языком как вторичная система. Язык литературы «имеет свою, только ей присущую систему знаков и правил их соединения, которые служат для передачи особых, иными способами не передаваемых сообщений» [ibid]. В художественном тексте иные границы знаков, чем в естественных языках, иное и само понятие знака. Знаки в литературе имеют не условный, как в языке, а иконический, изобразительный характер, они построены по принципу обусловленной связи между выражением и содержанием.

Организующим законом единства всех элементов художественной формы выступает стиль. Стиль превращает текст в целостную индивидуальность, воспроизводящую единство жизни в созданном автором художественном мире. В качестве одного из носителей стиля выступает ритм. Он объединяет речевую «ткань» художественного текста, превращает простую последовательность речевых элементов в последовательность значимую, в единство смыслообразующего процесса. Реализация стиля как выражения единства и целостности произведения ассоциируется с проникающей ролью ритма, с тем, как он связан с другими слоями структуры текста, наполняя их своим порядком и своим движением.

Общие структурные принципы художественного текста (целостность и мерность) характеризуются такими понятиями, как пропорция, гармония, симметрия, ритм. Ритм как важный эстетический фактор непосредственно обнаруживает специфику художественной речи в целом и является непременным условием всякой художественной целостности [117].

Слово «ритм» имеет греческое происхождение и обозначает повторение одного и того же события через равные промежутки времени. Повторность предполагает ряд подобных, изоморфных, соизмеримых преобразований знаков и отношений. Ритмичные движения - колебания - обнаруживаются повсюду. Свет, звук, морские волны, смена дня и ночи, чередование времен года, цикличность геологических процессов, солнечной активности - все это ритмичные формы колебательных движений. Исключительное богатство ритмических процессов демонстрирует и живая природа. Дыхание, сердцебиение, ходьба - проявление биологических колебаний, за которыми скрыто огромное количество ритмических процессов. Любая функция, любое жизненное отправление ритмичны, и это справедливо по отношению к любому живому существу [5; 34; 144]. Немецкий психолог прошлого столетия В. Вундт утверждал, что и «наше сознание ритмично по природе своей. Это явление находится в тесной связи со всей нашей психологической организацией. Сознание ритмично потому, что вообще наш организм ритмичен» [43: 213].

Природа ритма объясняется непрерывным движением всевозможных форм материи - вселенной и всех ее объектов,- находящихся в непрестанном развитии. Диалектика рассматривает движение как самодвижение, источник которого находится внутри самой движущейся материи. Таким источником является борьба двух взаимоисключающих начал, заложенных в каждом явлении и непрерывно связанных друг с другом. Равновесие противоположностей - движущееся равновесие. Это и есть ритм, попеременное чередование превосходства каждого из двух взаимоисключающих начал в их непрерывной борьбе, благодаря чему достигается качественная устойчивость материальных объектов. Устойчивое преобладание одной из двух противоположностей знаменует собой переход в новое качество, т. е. конец предмета как такового. Закон ритма — диалектический закон единства и борьбы противоположностей.

Ритм знаменует повторение одного и того же события через относительно равные промежутки времени; но в действительности буквальной повторяемости, тождественности ни событий, ни состояний не может быть. Понятие тождества как одинакового равенства с самим собой с точки зрения диалектики обязательно предполагает одновременное изменение, различие. Диалектическое понимание ритма сформулировал Н.Я. Пэрна: «Периодический процесс мы не должны сравнивать с движением по кругу, где все опять возвращается к исходной точке, а с движением по спирали, где как будто происходит такое возвращение, но каждый раз на новом уровне» [115: 133]. Реальные ритмы, особенно в сфере живой материи, не имея строгого однообразия, колеблются около какой-то величины, в среднем, довольно постоянной. Такая величина - длительность периода (или обратная ей величина - частота) - важнейшая характеристика ритма.

Эстетика как наука имеет самые давние традиции в исследовании ритма, и категория ритма - одна из древнейших в эстетике. Во многих эстетических концепциях прошлого, от античности до Просвещения, ритм рассматривался в качестве одного из универсальных структурных принципов построения объекта как природного, так и созданного руками человека. В различных эстетических теориях находились новые и новые аргументы в пользу того, что ритм - один из признаков красоты. Явление ритма как таковое считалось, в основном, аксиоматическим. Заслуга классической эстетики в том, что она обозначила проблему соотношения различных сфер действительности и искусства [73]. Во второй половине XIX века, когда сформировалась экспериментальная эстетика, ритм стал изучаться в плане восприятия его субъектом. Работы Г.-Т. Фехнера и Г. Л. Гельмгольца выявили новые аспекты в изучении проблемы ритма как психофизиологического и эстетического явления [45: 321-346; 135].

Ритм в искусстве ориентируется на ритмические закономерности, существующие в объективном мире, вместе с тем он соотносится с психофизиологической природой нашего восприятия. Сознание человека воспринимает периодичность явлений интуитивно. Эта способность сознания основана на относительной изохронности периодов между двумя однотипными явлениями. В этом плане ритм как повторение изохронности, какой бы приближенной она ни была, вызывает ожидание - главное условие предсказуемости. Повторяемость единиц, время и расстояние между ними, наблюдение над их характером увеличивают объем информации и способствуют выработке ожидания [187]. Понятие ритма связано с понятием ожидания. После какого-то события ожидают следующего, и это является критерием ритма. Ожидание - это не уверенность, а надежда, основанная на предшествующем опыте. Для того чтобы разум воспринимающего индивидуума был переведен в состояние ожидания следующего явления, т. е. периодичности, достаточно, чтобы явление повторилось 3-4 раза [99: 29]. Результатом ожидания является предсказуемость и автоматизация, которые снимают энтропию сообщения, делают его понятным, уменьшая тем самым энергию, затраченную на дешифровку сообщения.

Временная переменная является основным элементом ритма, что подтверждается всеми психологами. Период между двумя явлениями, если он меньше 0,1 секунды, растворяется в непрерывности (непрерывность также является одним из аспектов периодичности), и понятие ритма разрушается. «При периоде больше 5-10 секунд восприятие периодичности также исчезает. Мозг не фиксирует своего внимания на возврате явлений, он их больше не ждет» [99: 125]. Лучше всего периодичность воспринимается в пределах одной секунды. Изохронность периода не должна быть бесконечной, но точность ее должна быть такой, чтобы колебания периода всегда были ниже дифференциального порога восприятия длительности, приблизительно 10% [142; 58].

В настоящее время общетеоретическая эстетика получила возможность исследовать проблему ритма как универсальную художественную закономерность на материале различных видов искусств, в том числе и художественной литературы. Исследованию пространственно-временной и ритмической организации художественного текста посвятили свои работы А.Е. Бочкарев [31], Е.В. Волкова [39], Е. А. Зоз [65], Г.Н. Иванова-Лукьянова [68; 69], М.С. Каган [72], А. С. Яскевич [147].

Для изучения ритма как объекта эстетического анализа вводится более широкая трактовка категорий «ритм» и «метр». Этот принцип предполагает рассмотрение ритма на всех уровнях художественного произведения в его взаимодействии с метром.

Повторность как основа ритма имеет устойчивый характер, обладающий определенной каноничностью только в поэзии. Она дает возможность для количественного измерения ритма с помощью строгой меры. Художественная проза ритмична по иной схеме. Здесь нет четкого принципа метра, и поэтому затруднены количественно-статистические подходы. Но здесь тоже есть некие нормы инвариантности повторов в сопоставлении с вариативностью, отступлением от нормы. Как бы ни нарушался принцип метра в художественной прозе, любой ритмический ряд воспринимается на основе сходных единиц. Метр в широком смысле этого слова получает значение закономерности ритма, обладающей, по словам А. Н. Колмогорова, достаточной определенностью, чтобы вызвать

  • - ожидание подтверждения;
  • - специфическое переживание «перебоя» при его нарушении [77: 65].

Метрическая система, минимально реализуясь в художественной прозе, дает опорные пункты для нашего восприятия, которое строит воображаемую сетку-норму повторов. Таким образом, в тексте и в интуитивно программируемом художественном восприятии возникает упорядоченность, имеющая в основании соблюдение инвариантной, тождественной самой себе меры. Ритм выступает как упорядоченность во взаимодействии с неупорядоченностью, как норма и нарушение, как подтверждение ожидания и его опровержение, словом, как единство в многообразии.

Метр можно рассматривать как код для любой системы повторов в различных видах искусства. Метр как закономерность ритма расчленяет и интегрирует восприятие и выступает как средство корреляции между впечатлением, полученным в данный момент, и его проекцией на будущее, т. е. организацией ожидания. Одной из функций ритма является «закрепление того, что должно быть выявлено» [128].

Ритмическая организация текста может быть представлена как в плане выражения, так и в плане содержания. В первом случае ритмическая система предстает в виде периодической воспроизводимости ряда расположенных в линейной последовательности единиц как фонетического сегментного и суперсегментного, так и других уровней лингвистической структуры текста. Во втором случае ритмическая структура определяется как внутритекстовыми, так и затекстовыми связями. Но на уровне только одного вида понять содержательность и выразительность ритма невозможно. Ритм выразителен в целом, в сопряжении и соотношении всех его видов, он сопоставляет явления сходные и противоположные, относящиеся к области логического и эмоционального, материального и духовного. Многообразные сопоставления, осуществляемые посредством ритма, дают возможность достижения той сжатости, которая является внутренним законом художественного произведения - максимально широкое содержание, выраженное на минимальном словесном уровне [146: 104]. Поэтому мы можем утверждать, что ритм - упорядоченная периодичность временного и качественного порядка - сообщает дополнительную информацию как с точки зрения временных, так и качественных характеристик высказывания.

ГЛАВА 1

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >