Влияние противосудорожной терапии абсансной эпилепсии на функциональные возможности сердца

В предыдущих разделах выявлены механизмы причинно-следственной связи между мозгом и сердцем, однако практически не изучен вопрос функциональных возможностей сердца при противосудорожной терапии абсансной эпилепсии. Результаты исследований разных авторов, изучавших дисфункции сердца, возникающие на фоне абсансной эпилепсии, расходятся. Наиболее неоднозначные выводы сделаны при изучении влияния некоторых антиабсансных препаратов на вегетативную регуляцию сердца [324, 374].

Решение этих вопросов актуально для подбора эффективной терапии пациентам, страдающим абсансной эпилепсией. В связи с этим изучены особенности регуляции сердечного ритма и стресс-индуцирован-ный порог возникновения коронарной ишемии у крыс линии WAG/Rij до и после лечения абсансной эпилепсии препаратами первой очереди -ламотриджином и конвулексом. Их применение обусловлено тем, что крысы линии WAG/Rij имеют выраженную депрессивность [483], а также дефицит активности мезолимбической дофаминергической системы [16]. Ламотриджин и конвулекс обладают разным антидепрессивным эффектом и по-разному влияют на состояние МА-ергических систем мозга, а также различаются антиэпилептическими механизмами.

Первый препарат вводили 6-месячным крысам-самцам перорально в течение 7 дней, 1 раз в сутки в дозе 9 мг/кг, второй - внутрибрюшинно, 2 раза в сутки по 10 мг/кг в течение 9 дней. Динамику изменения функционального состояния сердца изучали у животных трех групп: контроль, после лечения животных ламотриджином и конвулексом. Регистрацию и запись ЭКГ и ЭЭГ осуществляли одновременно в течение пяти часов (с 10.00 до 15.00 ч) при помощи беспроводной телеметрической системы в режиме online с использованием программы LabChart 7 для крыс.

Основным показателем абсансной эпилепсии являются спонтанно возникающие пик-волновые разряды. Поэтому все исследования проводили после того, как индекс пик-волновой активности на фоне лечения ламотриджином и конвулексом уменьшался (Р < 0,001) и составлял в среднем 3,1 ± 0,27% (до лечения 5,4 ± 0,41%). При лечении ламотриджином это происходило через 7 ± 1,85 суток, а конвулексом -через 9 ± 2,91 суток.

Результаты исследования показали, что нарастающая функциональная нагрузка, индуцированная стресс-тестом (40-60 мкг/кг/мин добутамина), увеличивает ЧСС у контрольных животных, а при дозе добутамина 60 мкг/кг/мин ЭКГ регистрирует ишемические изменения миокарда (рис. 19). После лечения конвулексом реактивность сердца на стресс-тест увеличивается и ЧСС нарастает, начиная с 10 мкг/кг/ мин добутамина. Иная динамика изменений ЧСС наблюдается на фоне предварительного введения ламотриджина. Функциональная нагрузка, соответствующая 10-40 мкг/кг/мин добутамина, не увеличивала ЧСС. Однако дальнейшее нарастание нагрузки (50-70 мкг/кг/мин добутамина) приводит к значительному увеличению (Р < 0,001) ЧСС, превышающему этот показатель у животных, получавших конвулекс. Кроме того, после лечения конвулексом, как и у контрольных животных, ишемические изменения миокарда возникают при функциональной нагрузке, соответствующей 60 мкг/кг/мин добутамина. Тогда как при лечении ламотриджином доза добутамина, вызывающая элевацию сегмента ST > 2 мм, составляет 70 мкг/кг/мин. Это указывает на то, что функциональные возможности сердца после лечения абсансной эпилепсии ламотриджином выше, чем после лечения конвулексом.

Динамика изменения функционального состояния сердца при стресс-тесте с добутамином на фоне предварительного лечения животных конвулексом (2) и ламотриджином (3); контроль (1)

Рис. 19. Динамика изменения функционального состояния сердца при стресс-тесте с добутамином на фоне предварительного лечения животных конвулексом (2) и ламотриджином (3); контроль (1).

ЧСС и ФВ - * изменения по сравнению с соответствующим исходным состоянием;

RMSSD и SDNN - * изменения по сравнению с графиком 1; # - сравнение изменений на графиках 2 и 3. *,#-?< 0,05; **,##-? <0,01; ***,###-Р < 0,001

ЭхоКГ в М-режиме по длинной оси левого желудочка при лечении крыс WAG/Rij ламотриджином

Рис. 20. ЭхоКГ в М-режиме по длинной оси левого желудочка при лечении крыс WAG/Rij ламотриджином: А - до введения добутамина, Б - стресс-ЭхоКГ с добутамином на фоне инфузии 40 мкг/кг/мин

В пользу этого свидетельствуют результаты исследования ФВ левого желудочка (рис. 20). Оказалось, что после лечения конвулексом стрессовые нагрузки, соответствующие 40-60 мкг/кг/мин добутамина, сопровождаются более низкой ФВ, чем при лечении ламотриджином (рис. 19). Уменьшение гемодинамических показателей сердца на фоне лечения абсансной эпилепсии конвулексом, а также ишемические изменения миокарда, возникающие при меньшей нагрузке, позволяют полагать, что сниженные функциональные возможности сердца могут увеличивать потенциальный риск возникновения фатальных желудочковых аритмий, приводящих к внезапной сердечной смерти.

Судя по результатам анализа ВСР, одна из причин разных функциональных возможностей сердца после лечения абсансной эпилепсии ламотриджином и конвулексом связана с особенностями вегетативной регуляции сердечного ритма при нарастающей нагрузке. Так, изучение динамики изменения RMSSD, отражающего активность парасимпатического звена вегетативной регуляции, в целом свидетельствует о том, что пролонгированная функциональная нагрузка у животных контрольной и опытных групп сопровождается снижением парасимпатических влияний. Вместе с тем при увеличении дозы добутамина до 30 мкг/кг/мин абсолютные величины RMSSD у животных, получавших противоэпилептические препараты, были выше, чем у контрольных. Однако после того как доза добутамина у крыс, получавших конвулекс, достигала 40 мкг/кг/мин, RMSSD уменьшался и достигал уровня снижения у контрольных животных. При нагрузке, соответствующей 40-60 мкг/кг/мин добутамина, на фоне лечения ламотриджином RMSSD был статистически достоверно выше, чем у животных, получавших конвулекс. Аналогичные изменения выявлены при изучении общей вариабельности сердечного ритма. Стресс-тест на фоне предварительного лечения конвулексом, по сравнению с ламотриджином, сопровождается не только выраженным снижением SDNN при нагрузке, соответствующей 40-60 мкг/кг/мин добутамина, но и более ранними ишемическими изменениями в миокарде, что свидетельствует о перенапряжении регуляторных систем и срыве их функциональных возможностей.

Таким образом, в момент ишемических изменений миокарда (60 мкг/кг/мин добутамина) на фоне лечения абсансной эпилепсии конвулексом парасимпатический тонус ниже, чем после лечения ламотриджином. Это согласуется с клиническими и экспериментальными исследованиями, которые показали, что стимуляция вагуса улучшает вегетативную регуляцию сердечного ритма и ослабляет сердечную недостаточность при судорожных состояниях [488], а снижение вагусной активности коррелирует с повышением риска внезапной сердечной смерти при эпилепсии [312, 527]. Результаты исследований подтверждают вывод о том, что сердце животных, получавших конвулекс, имеет меньшие функциональные возможности, поэтому его декомпенсация и донозологическое состояние при пролонгированной нагрузке возникают раньше.

Известно, что изменения состояния сердечно-сосудистой системы, вызванные судорожными припадками, опосредуются через вегетативную область гипоталамуса [509], а нарушения ВСР при эпилепсии могут быть связаны с хроническими изменениями в вегетативных центрах, которые постоянно стимулируются или блокируются повторяющимися пик-волновыми разрядами. Это дает основание полагать, что после лечения абсансной эпилепсии ламотриджином центральные механизмы вегетативной регуляции сердца способны более длительно поддерживать его функциональные возможности при стрессовой нагрузке, чем после лечения конвулексом.

В заключение следует отметить, что нарастающая стресс-инду-цированная нагрузка на фоне предварительного лечения животных ламотриджином и конвулексом неодинаково влияет на динамику изменения ВСР, показатели ФВ левого желудочка и сроки возникновения ишемических изменений миокарда, что отражает разные функциональные возможности сердца. После лечения абсансной эпилепсии конвулексом донозологическое состояние, обусловленное ишемическими изменениями миокарда, возникает при меньшей функциональной нагрузке, чем при лечении ламотриджином, что может быть причиной потенциально более высокого риска возникновения жизнеугрожающих аритмий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >