ФОРМИРОВАНИЕ КОНКУРЕНТНЫХ 154 ПОЗИЦИЙ НА УРОВНЕ ХОЗЯЙСТВУЮЩИХ СУБЪЕКТОВ КЛЕМАН-ПИТИО Э., КУ В АЛИН Д. Б. Исследование 154 деятельности французских предприятий в России: первые результаты MARINOV I. S. The management of reputational risk - a factor for 157 competitiveness of commercial banks ЧЕРНОУСОВА M.A. Практика внедрения интегрированной отчетности в деятельность российских компаний как новый этап стратегической направленности КСО и устойчивого развития компаний АГАРКОВА Н. В. Пути и методы повышения 172 конкурентоспособности продукции, как элемент конкурентоспособности государства, отрасли и предприятия ПИСАРСКАЯ О. В. Межфирменное сотрудничество как средство 177 сохранения конкурентоспособности в современных экономических условиях: опыт ЕС и России СЕРБИНА Е. А. Усиление роли ТНК в развитии международного 185 производства в современных условиях СКРЫЛЬ О. К. Прогнозирование экономической устойчивости 193 промышленного предприятия как инструмент повышения его конкурентоспособности МЫЗНИКОВ А М. А. Совершенствование методологии

УДК 339.94

Клеман-Питио Э.

Кувалин Д. Б.

ИССЛЕДОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФРАНЦУЗСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ В РОССИИ: ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ70

В 2014 г. началась реализация совместного франко-российского исследовательского проекта "Адаптация французского бизнеса в России: проблемы, методы, достижения". Проект рассчитан на 3 года и осуществляется в рамках совместной научно-исследовательской программы Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) и французского Фонда «Дом наук о человеке» (FMSH). Научные руководители проекта: с российской стороны - академик В. В. Ивантер, с французской стороны - профессор Ж. Сапир.

Основные задачи указанного научного исследования таковы:

  • •исследовать процессы адаптации французского бизнеса в России;
  • •выявить и проанализировать проблемы, которые затрудняют работу французского бизнеса на российских рынках;
  • •получить информацию о применяемых предприятиями методах решения существующих проблем;
  • •выявить благоприятные факторы, которые способствуют приходу французского бизнеса в Россию и расширению его присутствия;
  • •оценить результаты работы французских компаний и их долгосрочные перспективы на российском рынке, а также перспективы российско-французского экономического сотрудничества в целом.

Исследование включает в себя анализ ситуации, как на макроэкономическом, так и на микроэкономическом уровне. С одной стороны, важно понять, как проблемы взаимодействия с иностранными предприятиями рассматриваются в рамках российской макроэкономической стратегии. С другой стороны, необходимо изучить факторы и обстоятельства, на основании которых иностранные предприятия выстраивают стратегию своей деятельности в России на микроэкономическом уровне.

Важной частью исследования является получение информации от французских предприятий по поводу различных аспектов их деятельности в России, а также получение оценок представителей французского бизнеса по поводу ситуации на российском рынке и перспектив развития российской экономики.

В ходе нашего анализа мы также пытаемся оценить так называемый «жизнеспособный потенциал» (или «потенциал жизнеспособности») российско-французского экономического сотрудничества. На наш взгляд, это поможет перекрестному управлению процессом со стороны двух государств и даст возможность предложить новые источники и новые технологии финансирования, необходимые для развития этого сотрудничества. Кроме того, мы полагаем, что по итогам исследования

10 Доклад подготовлен при совместной финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) и Фонда «Дом наук о человеке» (ФДНЧ, Франция). Проект № 14-22-08001. нам удастся сформулировать советы французским предприятиям, которые хотят придти на российский рынок и утвердиться на нем.

Исследовательские методики, которую мы используем, достаточно традиционны. В первую очередь это углубленные интервью свободного формата с представителями различных французских предприятий, работающих в России. В дальнейшем мы намерены провести опрос (или серию опросов) этих предприятий, используя анкеты, в которые будут включены формализованные вопросы, затрагивающие наиболее важные сюжеты.

Вопросы, задаваемые нами представителям французских предприятий в ходе проведения интервью, во многом повторяют вопросы, задаваемые их российским коллегам. В то же время мы осознаем, что для получения точной информации от представителей французского бизнеса надо видоизменять формулировки некоторых вопросов. Иными словами, анкета для предполагаемого опроса будет нами адаптирована с тем, чтобы наши французские респонденты лучше понимали нас, а мы их.

В настоящее время на российском рынке регулярно работает уже около 500 французских предприятий. Наиболее значительно присутствие французских предприятий в таких секторах экономики как инновационные технологии (включая автопром), крупные торговые сети, логистика, торговля товарами класса «люкс». Кроме того, интересы французского бизнеса в России представляют различные общественные объединения.

Например, достаточно активно ведет себя в России ассоциация предприятий из французского региона Рона-Альпы - ERAI (Entreprise Rhone-Alps International). Во Франции в эту общественную организацию входят в основном малые и средние компании. По масштабам своей деятельности ERAI переросла свой регион, ведя активную работу на даже международном уровне, и потому открытие представительства ERAI в Москве полностью вписывается в стратегию деятельности этой организации. Сотрудники московского представительства ERAI рассказали нам, что их основные задачи в России - ознакомление малых и средних предприятий из региона Рона-Альпы с возможностями российского рынка и особенностями работы на этом рынке, помощь в установлении деловых связей с российскими партнерами, реклама и продвижение продукции членов ERAI. Свою работу представительств ERAI в России считает в целом весьма успешной и намеревается расширить ее масштабы.

Руководство российского отделения французской сети магазинов Атак (Atac), которая аффилирована с другой французской торговой сетью Ашан (Auchan), также сообщило о намерениях расширить свою деятельность за счет экспансии в регионы России уже в ближайшие годы.

Более осторожными в оценках своих российских перспектив были представители компании Рено (Renault). Однако в целом они также надеются как на увеличение продаж автомобилей своей группы (Рено, Лада, Ниссан), так и на дальнейшую локализацию в России производства различных автокомпонентов, ранее выпускавшихся за ее пределами.

Говоря об общих оценках, которые дают французские предприниматели, можно отметить, что все они очень позитивно оценивают перспективы российской экономики. Также они считают, что потенциал развития их компаний в России очень высок, а объем деятельности может быть многократно увеличен.

В то же время, как и ожидалось, представители французского бизнеса достаточно часто говорили и о трудностях работы в России. Впрочем, некоторые их ответы были достаточно неожиданными. В частности, практически все наши собеседники сообщили, что их главная проблема в России - это не плохая работа институтов (бюрократия, коррупция и т.п.), а разного рода физические ограничения.

Прежде всего, французские предприятия указывали на немалые сложности, связанные с инфраструктурой - дорогами, электросетями и пр. Например, руководитель компании Атак указал, что, на его взгляд, главная экономическая проблема России -отсутствие нормальной дорожной сети. Для торговой компании такое положение дел действительно создает серьезные трудности, ведь она каждый день завозит в магазины большие объемы продукции, причем именно на автомобилях.

Чтобы решить свои инфраструктурные проблемы, французские предприятия порой даже вынуждены проводить специальные переговоры с местными властями. Впрочем, как отмечали наши собеседники, это, по сути, то же самое, что происходит при их работе во французских регионах или в других странах.

Что касается такой популярной в средствах массовой информации проблемы как российская коррупция, то в реальности она не оказывает серьезного влияния на работу французских предприятий. Возможно, такое положение дел связано с тем, что иностранные предприятия действуют очень осторожно, всячески избегая попадания в коррупционные схемы.

Следует отметить также взаимодействие торговых сетей с российскими производителями. В частности, директор Атак сообщил нам, что примерно 90% товаров, продаваемых в их российских магазинах, произведено в самой России. Соответственно, доля импорта не превышает 10%. Помимо прочего, это упрощает логистику, так как организовывать поставки без пересечения границ легче.

В то же время французские предприятия отмечают, что ситуация на рынке труда в России значительно отличается от европейской. В России наблюдается скорее дефицит рабочей силы, и поэтому здесь стоит задача не только находить, но и удерживать хороших работников. Французские компании ищут разные решения этой проблемы, и эти решения не всегда связаны с денежными стимулами. Например, компания Auchan/Atac удерживает хорошо работающих сотрудников, формируя внутри своей структуры то, что часто называют «корпоративным патриотизмом» или «корпоративной солидарностью».

Качество рабочей силы в России оценивается французскими компаниями достаточно высоко. Но проблемы тоже есть. Например, по мнению наших французских собеседников, русские работники имеют хорошую квалификацию, но это часто не та квалификация, которая нужна. Или же эта квалификация не дополнена навыками, которые нужны в современной рыночной экономике. В частности, представители Рено говорили, что в России прекрасные инженеры и техники, но никто не умеет их правильно использовать. Свою мысль они пояснили так: ваши инженеры, зная техническое решение проблемы, не имеют навыка правильно выстроить работу. Иными словами, в России существует большой дефицит организаторов производства.

Кроме того, компания Рено, недавно получившая контроль над заводом АвтоВАЗ, пока не решила проблему оптимизации структуры и численности своего персонала в России. При этом компания Рено понимает, что в России существуют серьёзные социально-политические ограничения на работу с трудовыми ресурсами. Для повышения эффективности и производительности труда на АвтоВАЗе надо уволить достаточно много людей. Но это сложно - ни власти, ни работники не будут согласны с жесткими мерами по сокращению численности и увольнению людей «в никуда». Поэтому в Рено пытаются решать эту проблему постепенно, подыскивая увольняемым сотрудникам другие варианты трудоустройства.

Как всегда, наибольшие трудности наблюдаются у малых и средних предприятий, что подтвердила беседа с представителями ERAI. По итогам этой беседы сложилось впечатление, что трудности французских малых и средних предприятий в России очень похожи на трудности российского малого бизнеса. Главная из этих трудностей - закрытость многих рынков для небольших предприятий. Крупные российские корпорации нс любят сотрудничать с малыми предприятиями, они стараются замкнуть все процессы внутри своей структуры. Поэтому малым предприятиям, в том числе и французским, приходится, как правило, решать все проблемы самостоятельно, что в силу ограниченности ресурсов им делать непросто.

Разумеется, в последнее время в работе французских предприятий сильно возросли элементы неопределенности, связанные с введением санкций против России. Некоторые предприятия (Рено, Атак), которые спокойно работали в России и уверенно строили долгосрочные планы, оказались в неприятной ситуации из-за этих санкций. Теперь им надо пересматривать свои сбытовые и инвестиционные планы, опасаясь при этом расширения запретов на поставки некоторых видов машин и оборудования. Тем не менее, даже в 2015 году работающие в России французские предприниматели видят немало оснований для долгосрочного оптимизма. В частности, фармацевтическая компания Санофи (Sanofi) сообщила о росте своих продаж в России уже в начале текущего года.

Таким образом, несмотря на некоторые кризисные явления, перспективы российско-французского экономического сотрудничества на уровне предприятий остаются в целом весьма благоприятными.

JEL: G01, G21

Ivan Sashev Marinov

THE MANAGEMENT OF REPUTATIONAL RISK - A FACTOR FOR COMPETITIVENESS OF COMMERCIAL BANKS

The article aims to clarify the essence and specifics of reputational risk in banks and to reveal the possibilities for its management. The object of the study is the reputational risk and the subject is mechanisms for management of this specific risk for banks. The main motive for the current research is the essential role which the banking management has for non-quantitative risks, including reputational risk. The risk related to a bank’s reputation could have a sharp negative effect on the development of the credit institution, its competitiveness and the evolution of the whole banking sector. Problems related to the reputational risk and serious consequences on the state and activities of banks cause the necessity of strong attention of the part of governing body and the independent regulator on the performance and possibilities for the administration of this risk treated as a “residual” risk [1. 111]. The long term destabilization and hard to restore confidence in the possible deterioration of bank’s reputation are also sufficient reasons for the necessity of a detailed study of the reputational risk in financial intermediaries.

The analysis and results in the study are supported by the theoretical and practical contributions of Bulgarian and foreign authors on the issues, including Bojinov, Greuning and Bratanovic, Berg etc. as well as the reports on activities of international banking institutions involved in the management of banking risks.

1. The essence of reputational risks in banks.

The main difficulties in managing reputational risk arise from its complex nature and the inability to be quantified. While for the credit, liquidity and market risks there are numerous sources of statistical data for their measurement, for the reputational risk such measures rarely exist. The benefits of an effective management of this specific risk for banks are indisputable. (See Figure 1)

Most often the reputational risk for banks is a result of past action of other quantitative (credit, liquidity and interest risks) or non-quantitative (strategic, operational and legal risks) risks [2, 73]. This does not reject the possibility deteriorated prestige of a bank to precede some of the traditional risks such as liquidity risk. In support of the latter statement Greuning and Bratanovic conclude that the position of a hank and its reputation within the financial community could affect its ability to manage liquidity [3, 213].

Figure 1. Expected positive effects of the reputational risk management

Often on the market, there are banks which consider the risk of loss of reputation as a problem that has its own nature. Such banks exclude the relationship of the reputational risk with the other traditional risks - credit, market, operative and liquidity risks [4, 2]. If there is no accurate reporting of the reputational risk, the direct negative consequences for banks are expressed more often in the following:

> clients’ negative attitude to bank products and the quality of service in subsidiaries of the financial intermediary. Negative attitudes of users of financial products to the quality of the service are one of the most harmful situations for banks.

The fact is that banks are service institutions and their prestige is based on the positive perception of customers to the product range and the competent service[4, 4|;

> overall negative perception of market presence and brand of the company;

> a doubt in conscientiousness and ability of a bank to comply with national and international regulations.

The non-occurrence of the above mentioned processes for a particular bank is a responsibility of the members of the Management Board and Supervisory Board, respectively the Board of Directors [5, 821. The competent body of the banking institution is required to establish a business structure, compatible with the strategy and risk, within which there are conditions for an effective management on all potential risks including the reputational risk. The internal audit and the risk management committee are in a support of government bodies. The “Public Relations and Communications” Department perform all actions to minimize the impact of such events and processes which may threaten the bank’s reputation. Indicators that can measure the state of corporative reputation are presented in Figure 2.

Figure 2. Indicators for measuring the corporate reputation [6, 6]

In the theory, there are different definitions which aim is to clarify as complete as possible the nature of the reputational risk and the results of its impact on the activity of

banking companies. Bojinov defines the reputational risk of the credit institution as a risk of negative public opinion and a loss of an image in the society as result of bank’s actions which in turn cause the lawsuits, clients outflow and loss of incomes [7, 179]. Bojinov defines the reputational risk as an internal bank risk arising from the actions of a separate bank structure, an administrator or an employee of a bank. Other authors define the reputational risk as the current or future risk for the profit or capital which is a consequence of the negative perception of the reputation of the financial institution by clients, counterparties, shareholders, investors or regulators [8, 4]. This definition shows up the unfavourable projection which the deteriorated reputation creates on the activities and results of the bank concerned.

The widely spread diverse negative effects of a bad reputation in all structures of the bank institution create a possibility for dividing the reputational risk in two main levels [9, 78]:

> Corporate reputational risk which is connected with the overall performance of the business organization, its strategy, its competitiveness or the process of customer service;

> Operational/business reputational risk - at this level a particular activity, an action, a subsidiary or a bank employee harm the bank’s prestige among the interested third parties (stakeholders) which leads to losses and irregular decline in the economic value of the business unit.

The banking practice shows that reputational risk can occur not only as a result of internal bank processes but also through an intervention of outsiders. In some cases targeted rumors or malicious public statements are psychological factors that lead to bank panic and loss of confidence by customers. Not always, however, a media or other public attack on the reputation of a particular bank or financial group is based on credible information. A typical example of this is the withdrawal of more than 800 million BGN deposit funds by the clients of the First Investment bank in the middle of 2014.

2. Mechanisms for managing the reputational risk in banks

As a presumption, at the moment of bank establishment there should not be any indicators for the existence of a bank reputational risk. A proof of this can be the fact that the institution authorized to issue licenses to banks places high requirements not only to the financial stability of shareholders but also to the qualifications and the reputation of the board members and managers of the bank subsidiaries. Before issuing a license for banking activity, the Central Bank must ensure that there are established systems of internal control, rules and systems for risk management. Even when a credit institution is established it must have an adequate internal control, rules and systems for risk administration, and the structure for internal control and its employees must possess the necessary qualification and experience in this field [10, 54-58].

The institution issuing a license for banking activity must be sure that the actions of owners, management and employees of the bank comply with the principles and best practices of the corporate management. There should not be any possibilities of problems arising from a parallel non-banking activity carried out by the bank’s shareholders (if there is such an activity). Newly established bank should not create prerequisites for limiting banking supervision in bank activities monitoring. Given the confluence of significant initial capital it is important to know the origin of funds, exceeding a certain percentage of capital [11, 11].

In general, the instruments for managing risks defined by Berg include the following seven stages [12, 82]:

> Ascertainment of a risk environment

> Risks identification

> Analysis of identified risks

> Risks assessment

> Treatment or management of risks

> Regular monitoring and review of risks and the risk environment

> Permanent communication including interested parties and reporting of results.

According to the US company for business consulting and internal audit “Protiviti” there are ten important processes divided into five main fields which can provide the desired efficiency of the reputational risk management in a company [13, 1-2]:

> Building a business structure that corresponds to the company strategy. This process includes:

  • ? Effective board oversight;
  • ? Integration of risk into strategy-setting and business planning of the company;
  • ? Effective communications, image and brand building;

> Building a strong culture that corresponds to the mission, strategy and aims of the company. To achieve this perfection it is necessary:

  • ? Strong corporate values, supported by appropriate incentives for successful performance of the company;
  • ? Compliance with national and international laws and regulations;

> Quality commitment.

  • ? Communications and interactions with stakeholders;
  • ? Quality public reporting ;

> Operational focus.

  • ? Control on the internal environment of the company;
  • ? Building and maintaining a competitive business model;

> Organizational resiliency.

? An ability of the company to cope with sharp crisis situations.

Given the peculiarities of the banks reputational risk and the difficulties related to measuring its influence now and in the future, specific measures are necessary for its management.

According to Bojinov the reputational risk is a result of the effects of other Figure 3.

Mechanisms for the management of reputational risk

typical for the banks risks - operational and legal [7, 180]. The same author shares his vision about the way banks can manage the risk to their reputation - by reducing the original sources of the reputational risk. Figure 3 presents the mechanisms for the management of reputational risk in banks. The focus of these mechanisms is on the external and internal information related to the bank’s activity.

The process of the reputational risk management and its monitoring contains the use of convenient options by the bank management to enhance the company’s reputation and this to be completely conscious of the other competitors and the market. In this regard, the availability of harmful for the bank quantitative statistics or qualitative information, the disclosure of such information should not occur without being coordinated in advance with the governing body. It is necessary to establish rules and procedures to ensure that publication of malicious for the prestige of the credit institution in society and news media is not uncontrolled.

Another important prevention in the bank’s risk management is in the range of mechanisms for reducing the effects of reputational risks. This range should cover not only those hazards which result in direct financial losses but also those which cause non-pecuniary losses. The last losses can lead to reputational damages of the bank and even worse - to contribute to the loss of market share and the negative attitude of customers to the company.

For interception of the reputational risk the governing body must adopt specially developed indicators for identifying the risk environment in the whole banking institution. Except control on the environment which the bank continuously performs, the institution must use precise measurements that contribute to the reduction of existing categories of the reputational risk. The template of reputational risk created in the bank should reflect its current or potential degree and contain tolerance levels that can be achieved in a situation of reputational crisis. Known in practice policies about the reputation risk management are “rapid escalating” and “rapid recovery” [9, 80J.

Essential for the bank’s management is to carry out regular monitoring on the reputational risk levels in order to establish the existence of possible risk areas. The diagnosis can only be effective if probated and proven analytical mechanisms are used. In support of the managing body it can be used an impartial expert statements related to qualitative and quantitative risk determinants leading to risk on the prestige of the bank institution. Banks must ensure the necessity and appropriateness of the methods used for analysis. The introduced mechanism should be sensitive to the specific requirements of banks in terms of management and the overall risk profile. The management of reputational risk should be carried out even without any indications of deterioration of liquidity and efficiency indicators of the bank. Of particular importance is the position in the units for risk management and internal audit to be occupied by competent employees who have an experience in managing risk situations.

Conclusion

In the process of their activities banks are exposed to various financial and non-financial risks. Surely it can be claimed that the prestige of bank institutions is their most valuable asset. To retain the reputation of the separate credit institution and the whole banking sector in a crisis situation can be very difficult and in some cases - completely impossible.

To achieve a good reputation banks should establish an effective strategy and business culture in a compliance with the risk profile and objectives of the company. It is important for the management team and employees in the bank to realize the existing correlation between different types of risks - quantitative and qualitative. The credit institutions are required to make a commitment to the quality of the products and services which they offer and to lay the foundations of flexible and socially engaged company. The prevention against the risk to the banks’ reputation includes early warning systems and monitoring of the operations and processes that carry a high risk for the institution.

Key components of which banks have to pay serous attention in the management of reputational risk are: communication with clients; compliance with the legislation and regulations: the quality of customer service; capital adequacy; costs and pricing of products and services; competence and morality of members of the board of directors, administrators and bank’s employees; corporate social responsibility and etc.

References

1. Dima, A., Orzea, I. Risk Management in Banking, AeademyPublish.org - Risk

Assessment and Management, p. Ill,

http://www.academypublish.org/papers/pdf/174.pdf

  • 2. Радков, P., Божинов, Б. и др. Въведение в банковото дело. Абагар, В. Търново, 2004.
  • 3. Greuning, Н., Bratanovic, S. Analyzing banking risk. A Framework for Assessing Corporate Governance and Risk Management, Third edition. The International Bank for Reconstruction and Development/ The World bank, 2009.
  • 4. Manish. J. Needed, A Holistic Approach to Reputation Risk Management in Banks,

Thought paper, Finacle, Infosys, 2012,

http://www.infosys.com/finacle/solutions/thought-papers/Documents/reputation-risk-management.pdf.

  • 5. Димитрова. T. Банково обслужване на икономическите агента. АИ Ценов, Свищов, 2015.
  • 6. Rochette, М. Reputation risk. Towers Perrin, Tillinghast, 2007.
  • 7. Божинов, Б. Управление на риска в търговската банка. АИ Ценов, Свищов, 2013.
  • 8. Pilkova, A. Key Success Factors for the Commercial Bank Risk Management under Downturn Market. E-Leader, Budapest, 2010, http://g-casa.com/conferences/budapest/papers/Pilkova.pdf.
  • 9. Risk management guidelines for banking institution. Supervision of financial

institutions, Reserve bank of Malawi, 2007,

https://www.rbm.mw/documents/basu/RISK%20MANAGEMENT%20GUIDELINES %20FOR%20MALAWI.pdf.

  • 10. Димитрова, T. Вътрешния одит - ефективен инструмент на банковия мениджмънт. АИ Ценов, Свищов, 2013.
  • 11. Закон за кредитните институции, приет от XL народно събрание на 13 юли 2006 г., обн., „ДВ“, бр. 59 от 2006 г., поел. изм. и доп., бр. 14 и 22 от 2015 г.
  • 12. Berg, Н. Risk management: Procedures Methods and Experiences. Bundesamt fur Strahlenschutz, Salzgitter, Germany, RT&A # 2(17), (Vol. 1)2010, http://gnedenko-forum.org/Journal/2010/022010/RTA_2_2010-09.pdf.
  • 13. Ten keys to managing reputation risk. The bulletin, Volume 5, Issue 2, Protiviti, 2013, http://www.protiviti.com/en-US/Documents/Newsletters/Bulletin/The-Bulletin-Vol-5-Issue-2-10-Keys-Managing-Reputation-Risk-Protiviti.pdf.

УДК 334.72

Черноусова M. A.

ПРАКТИКА ВНЕДРЕНИЯ ИНТЕГРИРОВАННОЙ ОТЧЕТНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ КАК НОВЫЙ ЭТАП СТРАТЕГИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ КСО И УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ КОМПАНИЙ

Современная мировое сообщество столкнулось с рядом острых общественноэкономических проблем (изменение климата, экологические катастрофы, ограниченность и исчерпаемость ресурсов, финансовые кризисы, социально экономическая нестабильность и т.д.). Отдельные правительства и неправительственные организации не в состоянии преодолеть их самостоятельно, а потому все более активную позицию в решении насущных проблем занимает бизнес. Крупные корпорации берут на себя все больше обязательств, отвечая, таким образом, на вызовы современного мира подверженного высокой степени волатильности. Поэтому исследование уровня эффективности внедрения программ КСО и устойчивого развития компаний в условиях расширения рыночных отношений в мире приобретает все большую актуальность.

В современном обществе возрастает внимание корпораций к вопросам социальной ответственности, которые стали неотъемлемой частью их имиджа и успеха в конкурентной борьбе. Основными причинами такого явления является усиление роли нематериальных факторов в процессе экономического развития, преобразования бизнеса в движущую силу социального прогресса, роста влияния крупных компаний на экономику страны их базирования.

Вопрос деловой этики, социальной ответственности бизнеса является предметом исследований прежде всего западных ученых. Среди зарубежных работ, посвященных анализу проблем предпринимательской этики, социальной ответственности в предпринимательской среде, становление соответствующей системы ценностей, следует выделить прежде всего труды Г. Боуэна, Т. Веблена, К. Дэвиса, П. Друкера, Э. Карнеги, А. Кэролла, Дж. МакГуира, Г. Мюрдаля, Р. Оуэна, Дж. Поста, М. Портера, Л. Престона, С. Сакса, С. Сети, Р. Фримена, П. Хейне и др. Стоит отметить, что в западной литературе до сих пор отсутствует общий взгляд на феномен социальной ответственности бизнеса, его особенности, сферы и уровни проявления, критерии оценки.

Определенные достижения в исследовании социальной ответственности субъектов предпринимательской деятельности имеет и российская экономическая наука. Наиболее существенные результаты получили такие авторы, как Ю. Благов. С. Перегудов, Ю. Туркин и др.

Анализ отечественных и зарубежных публикаций, касающихся определения эффективности КСО, направлений ее повышения и поиска систем оценивания, свидетельствует, что эти вопросы остаются не до конца решенными. Именно недостаточная разработанность указанных проблем, их актуальность и практическое значение обусловили выбор темы данной работы, определили цель, задачи, предмет и объект исследования

Исследования эффективности в сфере социальной ответственности компании является непростой задачей, поскольку важнейшие элементы анализа - цель и результат программ КСО - часто трудно определить. Таким образом, внедрение в деятельность российских бизнес-структур такой формы отчетности, как нефинансовая, а в последствии и интегрированная, становится одним из наиболее эффективных инструментов для оценки уровня эффективности программ КСО.

Интегрированный отчет - это новое поколение аналитических форматов раскрытия информации о компании. Интегрированный отчет повышает прозрачность и подотчетность, что крайне важно для завоевания доверия и укрепления устойчивости бизнеса, путем раскрытия информации о том, как учитываются обоснованные потребности и интересы ключевых заинтересованных сторон и организуется ответная реакция на них через решения, действия и результаты, а также постоянное информационное взаимодействие.

К основным преимуществам интегрированной отчетности можно отнести:

  • - снижение затрат, связанных с ведением финансовой и нефинансовой отчетности;
  • - комплексное управление ресурсами компании;
  • - углубленное понимание основными стейкхолдерами бизнес-модели компании и ее долгосрочной стратегии развития;
  • - позитивный отклик стейкхолдеров, прежде всего - потенциальных инвесторов;
  • - возможность повышения финансовой составляющей нефинансовой отчетности, за счет сопоставления стратегических направлений развития и реальных финансовых перспектив;
  • - комплексный характер освещения информации в области устойчивого развития;
  • - интегрированная отчетность является основой для принятия управленческих решений.

Интегрированная отчетность является следствием включения программ КСО в общекорпоративную стратегию компаний. Как известно, КСО как направление деятельности компаний, появилось во второй половине XX века, прежде всего в практике транснациональных американских структур.

В российском понимании ведения бизнеса модель КСО стала активно внедряться на рубеже XX-XXI веков, когда российский бизнес стал наращивать показатели интернализации.

Следует отметить, что на сегодняшний день далеко не весь том-менеджмент российских компаний рассматривает деятельность в области КСО и устойчивого развития, как составной элемент долгосрочной общекорпоративной стратегии. Зачастую, практики КСО носят дискретный характер и в большей степени ориентированы на классическую филантропию.

Так, согласно исследованиям Международного коммуникационного агентства Grayling, у 26% всех организаций в мире отсутствует цельная стратегия КСО и устойчивого развития бизнеса, несмотря на то, что деятельность компаний в этой сфере оказывает наибольшее влияние на корпоративную репутацию (30,1%). В России почти 17% организаций не имеют стратегии КСО; более 27% организаций только начинают разрабатывать стратегию КСО, и только у 22,2% компаний КСО является частью корпоративной стратегии.

Кроме того, по данным исследования, 52% всех респондентов в мире считают, что СМИ активно интересуются проблемами КСО, тогда как в России с этим утверждением согласны лишь 34% респондентов. Более того, около 20% опрошенных специалистов в России оцепили заинтересованность СМИ как «очень низкую», тогда как в мире так считают всего лишь 5,4% опрошенных. В целом, 55,2% российских специалистов в области коммуникаций отметили равнодушие прессы к проблемам устойчивого развития, их низкую или очень низкую заинтересованность в этой проблематике.

В связи с вышесказанным, на сегодняшний день исследования в области внедрения направлений устойчивого развития компаний в России и разработка методологии по внедрению принципов КСО в долгосрочную стратегию компаний становится все более востребованными со стороны практиков.

В свою очередь нефинансовая (в перспективе интегрированная) отчетность, методологически обеспеченная международными стандартами (GRI, Global Compact, ISO 26000, АА 1000 и т.п.), носящими рекомендательный характер, является достаточно доступным и эффективным методом повышения уровня вовлеченности всех сфер деятельности бизнес-структур в процессы устойчивого развития.

Можно выделить основные отличительные особенности отчетности в области устойчивого развития, представленные в исследовании Аудиторско-консалтинговой компании KPMG (табл. 1).

Таблица 1 - Отличительные особенности интегрированной отчетности

Традиционная

Критерий

Интегрированная

Функциональный подход

Подход

Процессный подход

Управление только финансовым капиталом

Управление

Управление финансовым, производственным, кадровым, природным, интеллектуальным и социальным капиталами

Ориентация на прошлые показатели результативности и финансовые риски

Фокус

Ориентация на будущее с учетом стратегических целей компании

Краткосрочная перспектива

Временные рамки

Кратко-, средне- и долгосрочная перспектива

Невысокая прозрачность из-за раскрытия ограниченного числа обязательных показателей

Прозрачность

Высокая прозрачность из-за раскрытия большого числа показателей, а также положительных и отрицательных аспектов результативности компании

Длинная и сложная

Краткость

Краткая и по существу

Доступна чаще на бумажных носителях

Применение современных технологий

Доступна в режиме онлайн

Следует отмстить, что невысокий уровень вовлеченности российского бизнеса в процесс устойчивого развития также связан с недостаточным уровнем финансирования данного направления деятельности компаний ввиду, прежде всего, сложившейся экономической ситуации на мировом рынке и рынке России, в частности. Также это связано с недостаточным пониманием топ-менеджмента российских компаний необходимости комплексного включения программ КСО в деятельность компаний с целью повышения их конкурентных преимуществ.

Эксперты отмечают, что 25% организаций в России выделяют лишь 10% от своего коммуникационного бюджета на коммуникации по КСО и устойчивому развитию. Четверть компаний, имеющих стратегию КСО, интегрируют её в свою стратегию корпоративных коммуникаций. Для российских компаний наиболее распространенными способами для информирования общественности о деятельности в сфере КСО являются взаимодействие со СМИ и внутренние коммуникации.

Инвестиционная компания RobecoSAM, занимающаяся вопросами ответственного инвестирования, и KPMG опубликовали результаты ежегодного международного исследования The Sustainability Yearbook 2014, согласно которым в 2014 г. лидерами в области устойчивого развития стали компании из США, Германии и Южной Кореи.

Также этот факт подтверждается результатами ежегодного исследования в области устойчивого развития компаний - Dow Jones Sustainability Indices Review. Согласно данному исследованию (в котором в 2014 году приняли участие более 3000 компаний, в т.н. 800 - из развивающихся экономик) лидерами среди 24 отраслевых групп стали следующие корпорации (табл. 2):

Таблица 2 - Компании-лидеры в области устойчивого развития по 24 отраслевым группам в 2014-2015гг. (согласно классификации RobecoSAM)._______

Компании-лидеры в определенной отрасли в 2014-2015г.

Отраслевая принадлежность компании

Bayerische Motoren Werke AG

Автомобилестроение и комплектующие

Westpac Banking Corp

Банковский сектор

Siemens AG

Инвестиции

SGS SA

Коммерческие и профессиональные услуги

LG Electronics Inc

Потребительские товары длительного использования

Sodexo

Потребительские услуги

ING Groep NV

Диверсифицированная финансовая

деятельность

Thai Oil PCL Energy

Энергетика

Wool worths Ltd

Продукты питания и розничная торговля

Unilever NV

Продукты питания, напитки и табак

Abbott Laboratories

Медицинское оборудование и услуги

Kao Corp

Бытовая и личная гигиена

Swiss Re AG

Страхование

Akzo Nobel NV

Материалы

Telenet Group Holding NV

СМИ

Roche Holding AG

Фармацевтика, биотехнологии

GPT Group

Недвижимость

Lotte Shopping Co Ltd

Розничная торговля

Taiwan Semiconductor Manufacturing Co Ltd

Полупроводники и полупроводниковое оборудование

Wipro Ltd

Программное обеспечение и услуги

Alcatel Lucent

Аппаратное оборудование

Telecom Italia SpA

Телекоммуникации

Air France-KLM

Транспорт

EDP Energias de Portugal SA

Коммунальные услуги

Ежегодные исследования компании KPMG области устойчивого развития, показывают, что в 2013г. наблюдается значительное увеличение доли стран с переходной экономикой, чьи компании активизируют свою деятельность в области устойчивого развития бизнеса. Особенно данная тенденция характерна для компаний из Азиатско-Тихоокеанского региона, где порядка 71% компаний в 2013г. отчитались по результатам деятельности в области устойчивого развития. В 2011г. - в данном регионе 22% компаний предоставили нефинансовые отчеты.

Лидером в мировом масштабе в области предоставления нефинансовой отчетности остаются компании из Северной и Южной Америки, за ними следуют Европейские ТНК и замыкают тройку лидеров компании Азиатско-Тихоокеанского региона. При этом, наибольшие показатели активности в области предоставления нефинансовой отчетности отмечаются в Индии, Сингапуре, Австралии, Тайване и Китае.

На сегодняшний день нефинансовая отчетность стала общепринятой практикой для крупных мировых бизнес-структур. В 2013 году более 70% из 4100 компаний, включенных в исследование KPMG предоставили нефинансовые отчеты о своей деятельности.

Следует отметить тот факт, что сократился разрыв между высокими и низкими показателями активности в области предоставления нефинансовых отчетов в различных отраслях экономики. На сегодняшний деть, практически по всем отраслям экономики наблюдается, в среднем, 50% предоставление компаниями нефинансовых и интегрированных отчетов. Значительно повысили показатели отчетности компании из таких отраслей, как: автомобилестроение, медиа и коммуникации

Важно, что если в 2008г. около 9% компаний, ведущих деятельность в области устойчивого развития, включали результаты данной деятельности в свои финансовые отчеты, то уже в 2013г. доля таких компаний превосходит 50%, соответственно. Однако, только 1 из 10 данных отчетов соответствует стандартам интегрированной отчетности. При этом, руководство по нефинансовой отчетности GRI остается наиболее востребованным на рынке формирования отчетности в области устойчивого развития (около 80% компаний используют стандарты GRI при написании отчетов).

Хотя современный рынок, подверженный всем видам неопределенности и изменчивости, вынуждает руководство компаний проводить внешнюю верификацию нефинансовых и интегрированных отчетов, с целью повышения их качества и надежности, многие отчеты все же не соответствуют основным принципам их формирования. Так, по оценкам аналитиков KPMG, порядка 25% компаний из списка Группы G250 получили высокие баллы по качеству подготовки отчетов. Лидерами являются европейские ТНК, прежде всего из таких стран, как Италия, Испания, Великобритания (табл. 3).

Таблица 3 - 10 компаний-лидеров из списка G250 по качеству предоставления отчетов в области устойчивого развития

Компания

Страна

Сектор экономики

А.Р. Mpller Maersk

Дания

Транспорт

BMW

Германия

Автомобилестроение

Cisco Systems

США

Медиа и телекоммуникации

Ford Motor

Company

США

Автомобилестроение

Hewlett-Packard

США

Электроника и компьютерная техника

ING

Нидерланды

Финансы, страхование и ценные бумаги

Nestle

Швейцария

Пищевая промышленность

Repsol

Испания

Нефть и газ

Siemens

Германия

Электроника и компьютерная техника

Total

Франция

Нефть и газ

Важен еще тот факт, что не все компании реально оценивают свои возможности и риски в области устойчивого развития. Чаще всего компании склонны указывать именно на возможности (87% респондентов), которые получит компании в результате внедрения принципов КСО в общекорпоративную стратегию. И 81% респондентов оценивают в своих отчетах уровень риска, в результате не достижения заявленных целей в области устойчивого развития бизнеса.

Отчетность в области устойчивого развития наиболее высокого качества публикуют крупные компании отрасли электроники и компьютерной техники, а также горнодобывающей и фармацевтической промышленности (рис. 1).

В целом, компании Группы G250 показывают наиболее высокие результаты по отражению информации о целях и показателях. Однако, улучшения требует качество информации о поставщиках и цепочке создания стоимости.

Среднее качество отчетов в области устойчивого развития, публикуемых компаниями Группы G250, по отраслям (кол-во баллов из 100 возможных)

Рис. 1. Среднее качество отчетов в области устойчивого развития, публикуемых компаниями Группы G250, по отраслям (кол-во баллов из 100 возможных)

Таким образом, ключевыми выводами компании KPMG являются:

  • - 95% из 250 крупнейших компаний мира готовят отчетность в области устойчивого развития;
  • - наивысшие показатели традиционно демонстрируют европейские компании, на протяжении многих лет занимающиеся подготовкой отчетности в области устойчивого развития. В странах Азиатско-Тихоокеанского региона отчетность в области устойчивого развития готовит лишь около половины компаний;
  • - почти половина компаний G250 и половина компаний N100 раскрыли в отчетах данные о финансовой выгоде от реализации программ в области устойчивого развития;
  • - 80% компаний и 69% компаний соблюдают требования Глобальной инициативы по отчетности в области устойчивого развития (GRI);
  • - для ознакомления широкой общественности с отчетами в области устойчивого развития компании все чаще используют различные каналы информации; 20% компаний продолжают выпускать отдельные отчеты в области устойчивого развития;

около 10% ограничиваются тем, что размещают свои отчеты только на веб-сайте, или включают данную информацию только в состав годовых отчетов;

  • - 27% компаний G250 и 20% компаний N100 включают в той или иной форме информацию в области устойчивого развития в свой годовой отчет; 18% компаний G250 и 11 % компаний N100 включают в него главу, посвященную вопросам устойчивого развития, но без качественных и измеримых показателей;
  • - 35% компаний G250 и 40% компаний в настоящее время не раскрывают информацию о механизмах управления или контроля в области устойчивого развития;
  • - из 100 крупнейших компаний отчетность в области устойчивого развития готовят 69% организаций, акции которых обращаются на фондовых биржах (для сравнения: из числа частных компаний ее готовят лишь 36%, из числа кооперативов и компаний с участием капитала профессиональных инвесторов, например, фондов прямых частных инвестиций, - почти 45%).

На сегодняшний день компании масштабно применяют принципы GRI в области устойчивого развития, которые де-факто рассматриваются как единый международный стандарт подготовки такой отчетности. Без сомнения, такое представление о принципах GRI утвердилось практически во всех странах мира.

Одним из важнейших индикаторов социальной ответственности российских предпринимателей выступает их сознательное и целенаправленное участие в решении социальных проблем, стоящих перед работниками предприятий, жителями территорий в местах расположения предпринимательских структур, перед государством и обществом в целом, решаемое с помощью социальных инвестиций.

Среди российских компаний-лидеров в области КСО и устойчивого развития, внедряющих данные практики на стратегическом уровне можно выделить следующие: ОАО «Нижегородская инжиниринговая компания «Атомэнергопроект», ОАО «ТВЭЛ», ОАО «Концерн Росэнергоатом», ОАО «Атомэнергомаш», Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом», ОАО «Сибирская угольная энергетическая компания», ОАО «Нижнекамскнефтехим», ОАО «Уралкалий», ОАО «Минерально-химическая компания «ЕвроХим», ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» и др.

В рамках национальной стратегии развития КСО компаний России можно выделить следующие направления:

  • 1. Развитие отраслевых и межсекторальных партнерств и инициатив. Данная практика может помочь представителям частного бизнеса преодолеть барьер недоверия со стороны разных групп стейкхолдеров и, объединившись со своими партнерами по бизнесу, неправительственными организациями, инвесторами, внедрить практику КСО во внутреннюю структуру собственного бизнеса.
  • 2. Выстраивание треугольника «бизнес-власть-общество». Примером может стать многосторонний совет для разработки варианта национальной стратегии по КСО.
  • 3. Предоставление квалифицированных консалтинговых услуг в области КСО заинтересованным представителям бизнеса. Компании-первопроходцы в развитии КСО отстраивают собственные стратегии социальной ответственности и активно используют инструментарий отрасли, например целевые программы, межсекторное партнерство, дискуссионные встречи с заинтересованными сторонами, отчетность по КСО, создание инновационных товаров и услуг социальной или экологической ориентации.
  • 4. Изменения в системе образования и улучшение качества человеческого капитала страны. Внутренние программы развития, корпоративные университеты, сотрудничество с училищами и университетами, программы стажировок и рабочие места с новыми требованиями повышают общий уровень компетенций людей в стране, создают для рынка и страны специалистов - от высшего управленческого персонала до рабочих.
  • 5. Повышение прозрачности бизнеса. Активная позиция относительно КСО способствовала повышению прозрачности бизнеса - общество получило возможность узнать множество информации: от структуры корпоративного управления до понимания КСО-стратегии и направления социальных инвестиций компании.

Список использованных источников

  • 1. Благов Ю.Е. Концепция корпоративной социальной ответственности и стратегическое управление [Электронный ресурс] // Российский журнал менеджмента. - 2004. - № 3. - С. 17-34. - Режим доступа к журналу: http://gendocs.ru/docs/26/25315/conv_l/filel.pdf. - Название с экрана.
  • 2. Корпоративная социальная ответственность - новая философия бизнеса

[Электронный ресурс]: уч. пособ. / Внешэкономбанк. - Москва: Внешэкономбанк , 2011. - Режим доступа:

http://www.veb.ru/common/upload/files/veb/kso/ksobook2011 .pdf. - Название с экрана.

  • 3. Черноусова, М.А. Корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие бизнеса: мировой опыт и концепция для Украины / М.А. Черноусова // Проблемы и перспективы развития сотрудничества между странами Юго-Восточной Европы в рамках Черноморского экономического сотрудничества и ГУАМ (ДонНУ).-2012.-С. 145-152.
  • 4. Черноусова, М.А. Экологический аспект развития корпоративной социальной ответственности в условиях глобализации мировой экономики / М.А. Черноусова, А.С. Борема И Проблемы развития внешнеэкономических связей и привлечения иностранных инвестиций: региональный аспект,- 2013. - №2. - С. 123-131.
  • 5. Сайт аудиторско-консалтинговой фирмы KPMG [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.kpmg.com/global/en/. - Название с экрана.
  • 6. Сайт инвестиционной компании RobecoSAM [Электронный ресурс] / Режим доступа http://www.sustainability-indices.com/ - Название с экрана.
  • 7. Сайт International Integrated Reporting Council (IIRC) [Электронный ресурс] / Режим доступа http://www.theiirc.org - Название с экрана.

УДК 339.137.2

Агаркова Н. В.

ПУТИ И МЕТОДЫ ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ПРОДУКЦИИ, КАК ЭЛЕМЕНТ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ГОСУДАРСТВА,

ОТРАСЛИ И ПРЕДПРИЯТИЯ

Целью статьи является определение путей и методов повышения конкурентоспособности товара.

Следует отметить довольно высокую степень разработанности исследуемой проблемы в научной литературе. Теоретической и методологической основой исследования данной статьи являются научные труды отечественных и зарубежных ученых по проблемам оценки и повышения конкурентоспособности продукции.

Развитие рыночных отношений неразрывно связано с борьбой товаропроизводителей за более выгодные условия производства и сбыта товаров с целью получения максимальной прибыли. В научной литературе и обыденном общении подобное столкновение интересов получило название конкуренция [1, с.58]. Понятие конкуренции лежит в основе такой экономической категории, как конкурентоспособность.

Конкурентоспособность как экономическая категория выражает функциональный результат использования множества факторов действия конкуренции на различных уровнях и сегментах рынка.

Между понятиями конкурентоспособности на различных уровнях существует тесная внутренняя и внешняя зависимость.

С одной стороны, государственная и отраслевая конкурентоспособность в конечном итоге зависят от способности конкретных товаропроизводителей выпускать конкурентоспособные товары.

Но с другой стороны, выпуск конкурентоспособной продукции может осуществляться в условиях, созданных для товаропроизводителей в отрасли и в стране в целом.

Конкурентоспособность товара определяет во многом конкурентоспособность и самого предприятия, его финансово-экономическое состояние и репутацию. Но это возможно только в том случае, если в структуре реализованной продукции на долю конкурентоспособного товара приходится наибольшая выручка и значительная часть прибыли.

В своей работе «Конкурентоспособность: экономика, стратегия, управление» Фатхутдинов Р. А. [2] определил конкурентоспособность всех уровней как внешние факторы конкурентных преимуществ товара. По его мнению, с увеличением конкурентоспособности на уровне страны, отрасли, региона, организации, выпускаемой товар, улучшаются все интегральные и частные показатели конкурентоспособности товара.

Основное противоречие конкурентоспособности можно сформулировать как противоречие между интересами производителя и потребителя, которое в действительности подвергается корректировке в процессе реализации рыночных отношений потребителя и производителя, в результате которой, продажа данного товара становится эффективной как для производителя, так и для потребителя. Осуществление указанной корректировки возможно только при условии разрешения ряда проблем, обусловленных данным противоречием. Во-первых, оптимизации уровня цены товара, приемлемого для всех участников процесса производства и реализации продукции. Во-вторых, проблемы выпуска изделий, удовлетворяющих новейшим требованиям научно-технического прогресса. В-третьих, проблемы создания инфраструктуры, необходимой для удовлетворения потребностей покупателя, но не представляющей особого интереса с точки зрения извлечения наивысшей прибыли для производителя [3, с. 108].

На основании определенной нами ранее двусторонней взаимосвязи между различными уровнями конкурентоспособности можно утверждать, что пути повышения конкурентоспособности государства, отрасли и предприятия повышают и конкурентоспособность продукции.

В конкурентной политике относительно товара принимаются во внимание, прежде всего, его функциональное назначение, надежность, долговечность, удобство использования, эстетичность внешнего вида, и другие характеристики, то есть способность товара удовлетворять совокупные потребности покупателя лучше, чем товары-конкуренты. Создание такой потребительской ценности товара, которая включала бы в себя всю совокупность свойства данного товара, а также сопутствующих ему, является важнейшим условием выживания на рынке.

Производитель, создавая конкурентоспособный товар, применяет различные стратегии. Например:

  • ? добиться отличия товаров предприятия в глазах покупателей от товаров конкурентов:
    • • выбрать из намеченных к производству товаров один, являющийся наиболее привлекательным для всех покупателей, и осуществить на этой основе прорыв на рынке;
    • • отыскать новое применение выпускаемым товарам;
  • ? своевременно изъять экономически неэффективный товар из сбытовой программы предприятия;
  • • найти выход на новые рынки как со старыми, так и с новыми товарами;
  • • осуществлять модификацию выпускаемых товаров в соответствии с новыми вкусами и потребностями покупателей;
  • ? регулярно развивать и совершенствовать систему сервисного обслуживания реализуемых товаров и систему стимулирования сбыта в целом.

Интерес представляет анализ конкретных шагов и действий, которые предпринимают производственные и технические лидеры высоко развитых государств для того, чтобы осуществить очередной рывок «за лидерство».

Это, прежде всего, относится к постоянному обновлению ассортимента выпускаемой продукции, безостановочной разработке и быстрому освоению новых образцов изделий и одновременному наращиванию производительности труда, повышению гибкости производства, эффективности, снижению всех видов издержек и затрат.

Ключевым моментом в завоевании позиций на рынке относительно многочисленных конкурентов является своевременное обновление производимых товаров, подготовка и организация производства новых видов продукции. В современном мире создание и производство новых товаров имеют решающее значение для процветания предприятия. Согласно статистическим данным после освоения новой продукции, которая составляет основу производства, темп роста ее реализации примерно вдвое выше, чем у конкурентов. Выпуская новую продукцию и расширяя ассортимент предлагаемых товаров, фирмы стремятся снизить зависимость от одного товара, который может в любое время с учетом непредсказуемых изменений рынка привести к банкротству.

В основе концепции создания нового товара сегодня лежит не столько соблюдение традиционных стремлений к достижению новых технических и техникоэкономических параметров, сколько стремление создать “товар рыночной новизны” с высоким уровнем конкурентоспособности относительно других аналогичных товаров.

При выборе путей повышения конкурентоспособности товара нередко бывает очень своевременным решение не о запуске нового, не о снятии с производства морально устаревшего, а о модификации товара. Решение о модификации товара принимается в целях удовлетворения особых требований покупателей для получения большей прибыли.

Бесспорным является и развитие такого направления повышения конкурентоспособности товара, как своевременное оказание комплекса услуг, связанных со сбытом и использованием машин, оборудования и другой промышленной продукции и обеспечивающих их постоянную готовность к высокоэффективной эксплуатации, то есть сервисное или послепродажное обслуживание. При умелой организации сервис является решающим фактором повышения конкурентоспособности товара, так как цены на запасные части в 1,5 - 2,0 раза ниже, чем цены на комплектующие, используемые в производстве [4. с.43].

В решении задач повышения конкурентоспособности продукции с каждым годом все возрастающее значение приобретает проблема выбора и освоения новых рынков сбыта. В связи с этим на любом предприятии очень важны аналитико-поисковые усилия в этой области. Новые рынки сбыта решающим образом могут изменить конкурентоспособность товара и рентабельность сбытовой деятельности. Понятно, что внедряя товар на новый рынок, можно продлить жизненный цикл товара. Сезонные колебания в спросе могут способствовать успешной реализации одного и того же товара в различных точках планеты. А увеличение объема продаж на новых рынках позволит снизить издержки производства на единицу продукции, прежде всего за счет использования дешевой рабочей силы, достаточно низких уровней налогов и таможенных пошлин и ряда других факторов на новых рынках сбыта. В связи с этим очень важно для дальнейшего развития конкурентоспособности товара (прежде чем перейти к новому, его модификации, снятию с производства) попытаться выйти с ним на новый рынок сбыта, если на внутреннем его конкурентоспособность резко упала. Но при этом надо точно знать степень обеспеченности новых рынков высококвалифицированными работниками ремонтных и обслуживающих организаций, так как в противном случае покупатели могут потребовать повышения надежности и упрощения конструкции реализуемой продукции.

В результате оценки конкурентоспособности продукции могут быть приняты следующие пути повышения конкурентоспособности [5, с.31J:

изменение состава, структуры применяемых материалов (сырья, полуфабрикатов), комплектующих изделий и/или конструкции продукции;

  • • изменение порядка проектирования продукции;
  • • изменение технологии изготовления продукции; методов испытаний, системы контроля качества изготовления, хранения, упаковки, транспортировки и монтажа;
  • • изменение цен на продукцию, цен на услуги, по обслуживанию и ремонту, и цен на запасные части;
  • • изменение порядка реализации продукции на рынке;
  • • изменение структуры и размера инвестиции в разработку, производство и сбыт продукции;
  • • изменение структуры и объемов кооперационных поставок при производстве продукции и цен на комплектующие изделия и состава выбранных поставщиков;
  • • изменение системы стимулирования поставщиков;
  • • изменение структуры импорта и видов импортируемой продукции.

Стратегия повышения качества товара является важнейшей составной частью стратегии фирмы. Объектами прогнозирования являются показатели качества товара, уступающие аналогичным показателям товаров конкурентов.

Напомним, что в странах ЕС особое значение имеет экологическая группа факторов, в том числе с точки зрения их влияния на конкурентоспособность предприятий. Во всех странах мира доминантным становится экологический тип производства, предполагающий комплексное использование ресурсов, внедрение малоотходных и безотходных технологий, совершенных очистных сооружений, всемерное улучшение состояние охраны труда и окружающей среды.

Можно отметить основную возможность, открывающуюся на экологическом рынке - это улучшение существующей продукции путем ее адаптации к новым экологическим требованиям. Многие действующие компании расширяют свой бизнес, приспосабливая уже выпускаемую продукцию или методы производства к новым потребностям рынка [4, с.113].

В конечном результате необходимо нацелить предприятия, во-первых, на постоянное внедрение в производство новых, более совершенных изделий; во-вторых, на неуклонное сокращение всех видов затрат на производство продукции; в-третьих, на повышение качественных и потребительских характеристик при снижении цен на выпускаемые изделия, что и должно в итоге создать условия для победы в конкурентной борьбе.

Таким образом, конкурентоспособность продукции это комплексная характеристика, отражающая способность продукции в течение периода ее производства соответствовать по качеству требованиям конкретного рынка (рынков), адаптироваться по соотношению качества и цены к предпочтениям потребителей, обеспечивать выгоду производителю при ее реализации.

На конкурентоспособность оказывают свое влияние определенные движущие силы или факторы. В настоящее время существует большое количество классификаций факторов конкурентоспособности продукции. Наиболее подробно и комплексно, на наш взгляд, факторы конкурентоспособности товара представлены у Р. Фатхутдинова. Автор, разделив все факторы на внешние и внутренние, не только привел их перечень, но и указал направленность их влияния на конкурентоспособность товара

Всякий товар обладает комплексом свойств, определяющих степень его пригодности к использованию в конкретных условиях. Чтобы объективно оценить конкурентоспособность товара, производитель должен при анализе использовать те же критерии, которыми оперирует потребитель.

Среди критериев, характеризующих конкурентоспособность промышленных товаров, выделяют: технические (назначения, нормативные, эргономические, эстетические и другие), экономические (цену потребления) и организационные (скидок, условия платежа и поставок, комплектность поставки, сроки и условия гарантии и т. д.).

Для определения конкурентоспособности продукции на основе выбранных критериев используют различные показатели. Для сопоставления величины различных показателей, характеризующих конкурентоспособность товара на разных стадиях его жизненного цикла, они были разделены на две большие группы: стоимостные (себестоимость, выручка, инвестиции и др.) и качественные (послепродажное обслуживание товара, уровень известности, реклама и др.).

Обеспечение конкурентоспособности продукции предполагает необходимость ее количественной оценки, которая может быть получена различными как аналитическими, так и графическими методами. Так как использование только какого-то одного метода не дает полного представления об уровне конкурентоспособности, при оценке конкурентоспособности товара и предприятия необходимо использовать комплексный метод.

С целью повышения конкурентоспособности продукции необходимо внедрять комплексные мероприятия по повышению конкурентоспособности соответствующего предприятия, отрасли, страны.

В результате оценки конкурентоспособности продукции производителем могут быть приняты следующие пути повышения конкурентоспособности :

изменение состава, структуры применяемых материалов (сырья, полуфабрикатов), комплектующих изделий и/или конструкции продукции;

• изменение порядка проектирования продукции;

  • • изменение технологии изготовления продукции; методов испытаний, системы контроля качества изготовления, хранения, упаковки, транспортировки и монтажа;
  • • изменение цен на продукцию, цен на услуги, по обслуживанию и ремонту, и цен на запасные части;
  • • изменение порядка реализации продукции на рынке;
  • • изменение структуры и размера инвестиции в разработку, производство и сбыт продукции;
  • • изменение структуры и объемов кооперационных поставок при производстве продукции и цен на комплектующие изделия и состава выбранных поставщиков;
  • • изменение системы стимулирования поставщиков;
  • • изменение структуры импорта и видов импортируемой продукции.

Главным подходом при этом является выпуск как можно большего количества новой, пользующейся повышенным спросом продукции, цены на которую будут ниже, чем у конкурентов, а качественные характеристики - выше.

Список использованных источников

  • 1. Каплина, С. А. Технология торговли : учеб, пособие / С. А. Каплина. - Ростов-на Дону : ФЕНИКС, 2007. - 441с.
  • 2. Фатхутдинов Р.А. Конкурентоспособность: экономика, стратегия, управление. Серия "Высшее образование" - М.: ИНФРА-М, 2010. - 312 с.
  • 3. Емельянов С. Международная конкурентоспособность производителей: факторы, определяющие положение на рынках и конкурентные преимущества. // Маркетинг в России и за рубежом. - 2002. - №1. - С.107-116.
  • 4. Дихтль Е., Хершген X. Практический маркетинг. - М.: Высшая школа, 2005. -64 с.
  • 5. Норка, Д. И. Управление отделом продаж предприятия, стратегии и тактики успеха / Д. И. Норка. - М. : ГроссМсдиа:РОСБУХ, 2009. - 320 с.

УДК 339.92

Писарская О. В.

МЕЖФИРМЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО КАК СРЕДСТВО СОХРАНЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В СОВРЕМЕННЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ: ОПЫТ ЕС И РОССИИ

Новые условия хозяйствования промышленных компаний, формируемые, с одной стороны, под влиянием процессов глобализации экономики и информатизации общества, с другой стороны, как следствие кризисных явлений в мировой экономической системе, обусловливают важность поиска адекватных современным реалиям подходов и методов управления промышленными структурами. Это должны быть средства, которые позволяют максимально использовать все более совершенные средства коммуникаций, высокую мобильность капитала и рабочей силы, развитие многофункциональных инноваций и, при этом, сократить издержки и снизить риски промышленных структур. В значительной степени данным требованиям удовлетворяет сетевой, горизонтально ориентированный подход к организации бизнеса, ведущий к развитию взаимодействующих между собой «сообществ» компаний. В этой связи актуализируется исследование возможностей и перспектив, которые дает практическая реализация сетевого подхода к организации деятельности хозяйственных образований в промышленности, на примере европейского опыта.

В последние годы в профессиональной среде и научном мире горизонтальные взаимодействия хозяйствующих субъектов в промышленной сфере постепенно начинают восприниматься как один из наиболее эффективных способов сохранения и наращивания их конкурентоспособности. Как показывает опыт европейских стран последнего десятилетия, разного рода сетевые и партнерские технологии развития промышленных структур несут в себе существенный потенциал повышения эффективности инновационной деятельности и, соответственно, роста конкурентоспособности хозяйствующих субъектов [8, 11, 12, 13, 14]. Результаты ряда исследований свидетельствуют о наличии положительной корреляции между взаимодействием промышленных структур при проведении исследований и разработок, долей рынка компании и эффективностью ее собственных исследований и разработок [14, с. 115]. Отчасти наличие такой связи объясняется ростом абсорбирующих способностей компаний применительно к результатам деятельности в сфере исследований и разработок. Более того, практика показывает, что некоторые направления исследований вообще бы не возникли без кооперационных отношений.

Практика возникновения и функционирования итальянских промышленных районов, земли Баден-Вюртемберг в Германии и других территориально-локализованных промышленных подсистем Европы свидетельствует о том, что именно сильные локальные взаимосвязи хозяйствующих субъектов в значительной мере способствуют активизации промышленного роста на инновационной и кооперационной основе [8, с. 13].

Осмысление сетевого принципа организации деятельности компаний реального сектора экономики требует междисциплинарного подхода и предполагает: изучение особенностей межфирменных отношений и ретроспективы их научного рассмотрения; анализ возможностей применения новых моделей функционирования промышленных структур в различных условиях; оценку влияния качества и количества инноваций на экономическое развитие; а также исследование новой социальной организации экономики, включая анализ применения закономерностей экологии популяций в изучении межфирменных сообществ [5, с. 54]. То есть, важно принять во внимание, что при рассмотрении сетевых связей и отношений хозяйствующих субъектов их поведение рассматривается не с индивидуальных позиций, а с точки зрения коллективной и социальной природы экономического поведения.

Сотрудничество промышленных организаций и сетевые взаимодействия хозяйствующих субъектов являются одной из форм межорганизационных отношений [10, с. 15]. Межфирменные отношения сами по себе не новы, истоки исследований в этой области начинаются с работ Адама Смита, который рассматривал разделение труда между фирмами как средство сохранения эффективности специализации. Именно в результате специализации, предполагающей аутсорсинг производства, распределение и использование продуктов по цепочке создания стоимости, возникает большое количество межфирменных связей и отношений, обеспечивающих взаимную корректировку деятельности, необходимую для использования дополнительных ресурсов различных организаций.

При этом сотрудничество не всегда гарантирует достижение баланса интересов, полномочий, власти, взаимозависимости. Сотрудничество в рыночной среде зачастую сосуществует с соперничеством, конфликтом интересов или открытой конкуренцией.

Разработка действий и мер, необходимых в управлении такими отношениями, является одной из важных научных проблем современного управления промышленным развитием.

Достаточно подробно в Западной научной мысли проблема межфирменного взаимодействия была теоретически обоснована еще более столетия назад А. Маршаллом в работе «Принципы экономической науки».

Новая волна теоретического и прикладного интереса к межфирменным отношениям партнерского типа в последнее время во многом связывается с развитием новых технологий и рынков. Так, появление новых технологий приводит к возникновению новых возможностей, например, в информационно-коммуникационной сфере, микромеханике, оптике, их сочетании в роботизации, биотехнологиях, новых материалах и т.д. При этом инновации в промышленности становятся все более междисциплинарными, что требует взаимодействия хозяйствующих субъектов в рамках инновационного процесса.

Новые рынки возникают в результате глобализации, которая открывает новые возможности для выхода на внешние рынки продуктов или материалов взаимодействующих друг с другом компаний, при этом происходит создание новой конкуренции и новых потребностей, а вследствие этого, и возможностей для промышленных альянсов.

В современной европейской экономике широкое распространение получила идея повышения конкурентоспособности на основе кластерного подхода. В экономике понятие «кластер» впервые было введено американским экономистом Майклом Портером в 1990 г., который дал ему следующее определение: «Кластер, — это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере и характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга» [3, с. 125].

Инновационно-промышленные кластеры являются одним из наиболее эффективных видов межфирменных сетей современной экономики, представляя собой фактически интеграцию производственного и инновационного потенциала как необходимого условия эффективности хозяйственных образований в промышленности.

Основой современной типологии промышленно-инновационных кластеров является классификация, предложенная Питером Дикеном, согласно которой кластеры, будучи географическими (локальными) образованиями, подразделяются на общие, т.е. основанные на территориальной концентрации и положительных экстерналиях, возникающих, в частности, в процессе урбанизации, и специализированные, основанные в большей степени на отраслевом подходе [15, с. 21-22J. Таким образом, современная типология промышленно-инновационных будет иметь следующий вид (рис. 1).

Современная типология промышленно-инновационных кластеров [5, с. 53]

Рис. 1. Современная типология промышленно-инновационных кластеров [5, с. 53]

На сегодняшний день во многих европейских странах есть множество примеров, демонстрирующих высокое значение инновационно-промышленных кластеров как в решении вопроса обеспечения высокого уровня конкурентоспособности компаний-участников таких сетевых объединений, так и в социально-экономическом развитии территорий присутствия кластеров. Например, в Германии (в химической и машиностроительной отраслях) и Франции (в сфере производства продуктов питания, косметики) еще с 50-60х гг. стали формироваться межотраслевые кластеры, способствуя мультипликативному эффекту в отношении увеличения рабочих мест и обмена технологиями в национальной экономике.

В Дании, где на протяжении ряда лет велась работа по исследованию и внедрению экономически перспективных организационных форм, успешно функционируют 29 ведущих кластеров, что вывело страну на лидирующие позиции в мире по кластеризации экономики. В наибольшей степени в Дании развита сельскохозяйственная отрасль, поэтому создание кластеров на ее основе выглядит вполне закономерно. Однако в Дании развиваются и другие кластеры.

Примером может служить телекоммуникационный кластер NorCOM, в рамках которого осуществляются различные разработки и производство оборудования для связи и навигации, для мобильной связи, беспроводных устройств. Кластер состоит из более чем 40 фирм и исследовательских центров, действующих в сфере беспроводных телекоммуникаций. В начале 1990-х несколько местных предприятий провели совместно венчурные исследования и стали разрабатывать прототипы современных мобильных телефонов наряду с мировыми лидерами в этой отрасли и добились в этом большого успеха [2, с. 28J.

В Италии распространенной формой интеграции предприятий являются индустриальные округа. Итальянская сетевая модель - это более гибкое и лояльное сотрудничество предприятий любого масштаба. В Италии насчитывается около 200 индустриальных округов, в которые входят более 50 тыс. фирм с числом работников 570 тыс. чел., а с учетом производственной кооперации в индустриальных округах функционируют более 800 тыс. малых и средних предприятий |2, с. 30J.

Предприятия индустриальных округов, наращивая свою технологическую базу, переходят к освоению других регионов и развивают межотраслевые сетевые объединения. Так, предприятия - производители обуви начинают выпуск оборудования для ее производства. К выпуску оборудования для производства упаковки и консервов перешли компании, которые ранее занимались переработкой овощей, фруктов и т.д.[6, с.87]

Сетевой подход используется в Италии также для улучшения социально-экономического положения в отстающих регионах страны. Так, в Сицилии и Сардинии был использован опыт создания «Кремниевой долины» в США. Основой для развития стала фирма ST Microelectronics. К участию были привлечены университет Stanford, компания Hewlett Packard и т.д.

Преимущественно страны Европейского союза приняли шотландскую модель кластера, при которой ядром совместного производства становится крупное предприятие, объединяющее вокруг себя небольшие фирмы.

Проблематика развития европейских промышленно-инновационных кластеров охватывает значительное количество измерений их координации и развития (рисунок 2):

- Мегауровень: наднациональный уровень законодательной,

финансовой и стратегической поддержки кластеров (ЕС или Европа в целом).

  • - Макроуровень: уровень национальных потребностей в развитии полюсов роста (государственные приоритеты по стимулированию определенных отраслей или уровня инноваций в целом).
  • - Мезоуровень: региональный уровень, развитый в Европе в достаточной степени. Регионы отдельных стран сотрудничают напрямую, образуя трансграничные кластерные структуры, обладающие большей критической массой и эффективностью, чем национальные кластеры.
  • - Микроуровень: сотрудничество и координация на уровне отдельных компаний (что изначально является частью классического определения промышленного кластера), в т.ч. - крупного бизнеса, представленного в Европе в виде компаний-резидентов и нерезидентов.

Таким образом, в Европе решается задача координации всех четырех уровней развития промышленно-инновационных кластеров, а, следовательно - активного информационного обмена и развития инновационной среды.

Поскольку решающим фактором экономического развития являются на сегодняшний день знания, информация и обмен ими в промышленно-инновационном кластере или другой сетевой структуре, географическая близость как определяющее свойство кластеров в условиях быстрого развития коммуникационных технологий постепенно теряет свое значение. В научный оборот вводятся новые категории кластеров, основанных на быстрой передаче данных безотносительно географической концентрации, образующие общее виртуальное информационное поле. Таким образом, их можно назвать информационными или виртуальными промышленноинновационными кластерами (рис.З).

Измерения координации и развития промышленно-инновационных кластеров

Рис. 2. Измерения координации и развития промышленно-инновационных кластеров

Разработка промышленно-инновационного кластера по типу виртуального предприятия является одним из актуальных направлений в развитии кластерной политики [9, с. 68-72]. В такой ситуации достигается эффективность в достижении таких целей как: уменьшение издержек производства и транзакционных издержек, эффективное сотрудничество в сфере ресурсов, повышение инновационной активности, развитие новых технологий и т.д.

В Европе понятие "виртуальный кластер" используется достаточно давно, будучи предметом многих исследований. Наблюдается все более заметный переход от физических соединений в кластере к созданию его структуры посредством виртуальных коммуникаций, что дает возможность создать и использовать конкурентные преимущества в быстро меняющейся инновационной экономике.

Виртуальное предприятие имеет те же возможности и потенциал, что и традиционное, но характеризуется несколько другими институциональными и структурными формами. Виртуальное предприятие (Virtual Enterprise) - это временная форма добровольного сотрудничества нескольких, как правило, независимых партнеров (предприятий, учреждений, физических лиц), которая оптимизирует производство товаров и обеспечивает позитивные эффекты для всех участников [1, с. 86]. Природой виртуальной организации является ассоциация независимых хозяйствующих субъектов (люди, группы, компании), распределенных географически, которые объединяют свои ресурсы и усилия для достижения общей цели посредством совместных мероприятий и скоординированной деятельности.

Участники виртуального предприятия разделяют свои возможности в виде разнообразных ресурсов для достижения результатов лучше, дешевле, быстрее и приобретают, тем самым, более сильные конкурентные преимущества, в том числе на международном уровне [7, с. 138].

Упрощенная схема виртуального предприятия или "виртуальный кластер" можно представить следующим образом (рисунок 3):

Кластеры и виртуальные предприятия

Кластер в виде виртуального предприятия [9, с. 34]

Рис. 3. Кластер в виде виртуального предприятия [9, с. 34].

В виртуальной среде следующие процессы могут быть объединены:

  • - Взаимодействие с клиентами (покупателями), в том числе поиск клиентов, маркетинговых мероприятий, размещения заказа, поставок и т.д.;
  • - Взаимодействие с поставщиками сырья, материалов и комплектующих;
  • - Разработка новых технологий, осуществление инновационной деятельности, сотрудничество с научно-исследовательскими институтами, университетами и т.д.;
  • - Взаимодействие с государственными органами, в том числе размещение и исполнение государственных контрактов, получение субсидий, пособий, оформление лицензий, разрешений и гарантий;

Преимущества "виртуальной среды" для промышленно-инновационного кластера заключаются в следующем:

  • - Эффективная координация в целях достижения общих целей и совместных проектов;
  • - Снижение общей стоимости производства товаров, работ и услуг;

Снижение транзакционных издержек (издержки переговоров, поиск информации, взаимодействие, и т.д.);

  • - Возможность выполнять большое количество общественного порядка и участвовать в крупных долгосрочных проектах;
  • - Возможность получать государственные субсидии, гранты, пособия;
  • - Гибкая адаптация к изменениям окружающей среды;

Повышение инновационной деятельности кластера, развитие новых технологий;

- Снижение барьеров для выхода на новые рынки, в том числе международных [9, с. 68-72].

В качестве примера эффективного сочетания бизнеса в виртуальной среде можно представить виртуальное предприятие «VIRTEC проект», разработанное на факультете машиностроения Университета Сан-Паулу в Бразилии и объединяющее в себе девять малых и средних предприятий. Эти компании работают в области электроники, металлов, керамики, пластмассы, механики, жидкостных систем, приложений и услуг. Каждая компания специализируется на производстве одного продукта. В результате деятельности данного виртуального предприятия было разработано несколько новых продуктов, таких как полиуретановый каучук, разлагающийся в естественных условиях. Компания VIRTEC является хорошим примером того, как виртуальная форма организации может сократить время, необходимое на разработку и производство нового продукта, чтобы снизить его стоимость и улучшить качественные параметры по сравнению с аналогичными продуктами других производителей [7, с. 23].

Активное развитие виртуальных кластеров в Европе позволит снизить степень фрагментарности, регионализации Европейского союза, объединить европейское экономическое пространство в более крупные информационно-инновационные сети и, таким образом, ускорить общее инновационное развитие странового объединения в целом.

При этом важно учитывать, что значение пространственной составляющей развития того или иного кластера также зависит от отраслевой принадлежности предприятий его ядра - степени фондоемкости ключевых отраслей, привязки к определенным месторождениям, рабочей силе с уникальными навыками и другим базовым факторам, свойственным определенной территории.

В целом же подтверждением необходимости модификации классической кластерной концепции в направлении большей «виртуализации» сетевых объединений промышленных структур являются данные об инновационном развитии некоторых стран мира в зависимости от степени развития промышленно-инновационных кластеров. Исследование инновационного развития европейских стран показало, в частности, что Италия, которая занимает лидирующие позиции по кластеризации экономики, по всем остальным инновационным индексам существенно отстает от среднеевропейского уровня [5, с. 68]. Это свидетельствует о том, что концентрация предприятий на определенной ограниченной территории, региональная агломерация, ставшая приоритетным фактором создания промышленных округов Италии, не позволяет в полной мере развиваться информационным кластерам, направленным на приоритет инновационного продукта, генерируемого внутри кластера, даже в том случае, если он сам является географически распределенным или даже транснациональным.

Поэтому важно разделять кластеры на те, для которых территориальный аспект имеет большое значение, и те, в которых первичны отраслевые связи. В частности, Пилипенко И.В. отмечает, что «кластеры различаются по наличию географической составляющей - к вне пространственным кластерам относятся промышленные и национальные кластеры, а к пространственным - региональные, трансграничные и локальные кластеры» [4, с. 42-51].

Восприятие промышленно-инновационных кластеров как сугубо географически локализованных структур (в соответствии с изначальной формулировкой Портера), безусловно, привносит большую определенность и удобно для исследователей и практиков. Многие кластеры сохранят региональную привязку в силу отраслевой специфики и характера взаимодействий, однако, реальность такова, что современные кластеры проявляют себя как более разнообразные структуры с различными типами связей между участниками, и виртуализация взаимоотношений внутри и между ними будет неизбежно расти.

Таким образом, сетевой подход и кластерная парадигма, как исходная система взглядов на создание и развитие промышленно-инновационных кластеров в контексте сохранения конкурентоспособности промышленных структур будет подвергаться изменениям в современных условиях.

Движение в направлении использования ценного опыта европейских государственных структур, предприятий и научно-образовательных центров по развитию промышленно-инновационных кластеров в России возможно осуществить по двум траекториям:

  • 1. Применение европейских методик выявления потенциальных кластеров, апробированных руководств по управлению развивающимися кластерами и методов оценки эффективности зрелых кластеров при формировании промышленноинновационных кластеров в российской экономике.
  • 2. Изучение и применение европейского опыта кластерного развития в процессе планирования и формирования трансграничных промышленно-инновационных кластеров с участием российских и европейских предприятий.

Позитивный опыт кластсрообразования существует и в России. Так, самарский "ВЛАНКАС-холдинг" за десять лет сумел вырасти от маленького завода, выпускавшего всего восемь деталей, до одного из основных поставщиков пластмассовых изделий для всей автопромышленности России. Сегодня эта компания выпускает триста видов продукции, которую заказывают АвтоВАЗ, "ДжиЭм - АвтоВАЗ", завод "Форд" в Ленинградской области [16]. В российских условиях представляется реалистичной концепция кластера, складывающегося вокруг крупных предприятий. Не последнюю роль здесь будет играть выделение в самостоятельные компании неосновных видов деятельности крупных холдингов, таких, например, как АвтоВАЗ.

Таким образом, сетевой подход к организации деятельности хозяйственных образований в современной промышленности, создание и развитие промышленноинновационных кластеров является одним из ключевых направлений, обеспечивающих рост конкурентоспособности компаний в современных экономических условиях. При этом традиционная модель кластеризации и сетизации экономики постепенно все более трансформируется в виртуальную посредством комплексного использования информационно-коммуникационных технологий.

Список использованных источников

  • 1. Бугорский В.Н., Сетевая экономика М.: Финансы и статистика, 2008. — с. 256
  • 2. Наджафов В.Н. Обзор зарубежного опыта внедрения кластеров// Вестник МГОУ Экономика, №4, 2009 г. - с. 43
  • 3. Портер М. Конкуренция. - М.: Вильямс, 2001. - с. 608
  • 4. Пилипенко И.В. Конкурентоспособность и формы организации производства в регионах России // Взаимодействие городских и сельских местностей в региональном развитии: Сборник материалов XXII ежегодной сессии экономико-географической секции МАРС, Саратов, 4-6 июня 2005 г. / Под ред. Ю.Г. Липеца. - М.: ИГ РАН, 2005. -с. 256
  • 5. Рекорд С.И. Методология развития кластерных систем как мезоуровня международной экономической интеграции / С.И. Рекорд. - СПб. : Изд-во СПбГУЭФ, 2012.-е. 211
  • 6. Сахал Д. Управление инновациями М.: Мегаполис - Контакт 2003. с. 360
  • 7. Сердюк В.А. Сетевые и виртуальные организации: состояние, перспективы развития// Журнал Менеджмент в России и за рубежом.№5, 2001.- с. 40
  • 8. Amin, A. An Institutionalist Perspective on Regional Economic Development // International Journal of Urban and Regional Research. № 23: no. 2. 1999
  • 9. Babkin A., Kudryavtseva T., Utkina S. Formation of industrial clusters using method of virtual Enterprises // Procedia Economics and Finance 5 ( 2013 ) p. 84
  • 10. Bart Nooteboom Inter-Firm Collaboration. Learning and networks// Taylor & Francis e-Library, London and New York 2004. p. 230
  • 11. Busom I, Fernandez-Ribas A. The impact of firm participation in R&D programmes on R&D partnerships//Research Policy 37, 2008
  • 12. Chung S., Kim G.M. Performance effects of partnership between manufacturers and suppliers for new product development: the supplier’s standpoint// Research Policy 32, 2003;
  • 13. Enright M.J. Survey on the Characterization of Regional Clusters: Initial Results. Working Paper, Institute of Economic Policy and Business Strategy: Competitiveness Program, University of Hong Kong, 2000;
  • 14. Hagedoorn J., Link A.N., Vonortas N.S. Research partnerships//Research Policy 29. 2000. p. 579
  • 15. Piter Dicken. Global Shift. Mapping the challenging contours of the world economy. - SAGE Publications Ltd., London, 2007, p. 21-22.
  • 16. Официальный сайт «Российская газета»// Болдырев Н. Откуда к нам придёт экономический прорыв// www.rg.ru/2004/02/26/kadannikov.html

УДК 339.94

Сербина Е. А.

УСИЛЕНИЕ РОЛИ ТНК В РАЗВИТИИ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОИЗВОДСТВА В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Процесс глобализации, изменения в государственной политике многих государств в области открытия для транснациональных корпораций, прежде закрытых отраслей, долгосрочные эффекты снижения торговых барьеров, укрепили тенденцию к углублению международных экономических связей. Транснациональные корпорации (ТНК) формируют основу глобальной экономики, включающей в себя сотни тысяч крупных, средних и мелких предприятий-партнеров и субподрядчиков. ТНК давно уже не ограничивают свою деятельность внутренним рынком той страны, где размещена их штаб-квартира, а рассматривают регионы мира в качестве единого рынка для своей деятельности, создавая при этом систему международного производства [5, с. 3]. Понятия «международное производство», «транснациональные корпорации» и «прямые иностранные инвестиции» (ПИИ) базируются на общейоснове. Это феномен иностранного контроля над производством. Именно ТНК являются главными инициаторами международных трансфертов капитала, технологий и управленческого мастерства и непосредственно влияют на международное разделение труда через глобальные стратегии производства, распределения и снабжения. Рост масштабов транснационализации означает расширение сферы деятельности и ускорение оборота капитала, а с этим и его накопление, наибольшую свободу конкурентного маневра в границах мирового рынка по сравнению с национальными компаниями и т.д. Данная проблема широко освещается в трудах отечественных и зарубежных экономистов: Сысоев В. Абраменко В.1',Медведев В.А.12,Дэниелс Джон, Радеба Ли X.[1], Буглай В.Б.,

Ливенцев Н.Н.|4.Булатов А.С.[2] , Пебро М. В работах Ноздрев Н.С., Карташов А.А., М.А. Эскиндаров, Коваленко Г.М., выявляется роль ТНК как фактора развитии международного производства.

На практике ТНК представляют собой постоянно обновляющиеся структуры, и это находит свое отражение в изменении отношения к ним как правительств государств, в которых располагаются штаб-квартиры ТНК, так и тех стран, в которых находятся их производственные подразделения. Поэтому транснациональная компания в

широком смысле понимается как компания, ведущая операции в глобальном масштабе через свои филиалы и дочерние предприятия. Официально в докладах ЮНКТАД используется следующее определение транснациональной корпорации: транснациональная корпорация — это акционерная или частная компания, включающая в себя материнскую компанию и се зарубежные филиалы. Материнская компания — предприятие, контролирующее активы или другие единицы за пределами страны базирования, как правило, посредством владения долей в акционерном капитале, превышающей 10% обычных акций или их эквивалента в частной компании.

Большинство стран заинтересовано в иностранных инвестициях и стимулирует их привлечение. Типичными примерами стимулирования являются налоговые льготы и скидки на ранней стадии деятельности иностранных компаний, поощрение размещения в наименее развитых районах страны, защита отэкспроприации,гарантии от дискриминационного применения законов. На деятельность некоторых иностранных компаний в данной стране местные власти могут наложить запрет. Это относится к компаниям, имеющим плохую международную репутацию, нежелающим осуществлять значительные финансовые вложения в экономику этой страны, представляющим угрозу для ее развития. От транснациональной компании требуется: инвестировать капитал в местные отрасли и (или) участвовать в общих проектах с местными партнерами; нанимать на руководящие должности местных работников; передавать технологии; способствовать развитию местных рынков; обеспечивать занятость населения и обучение работников.

Благодаря ТНК международное производство развивается на межгосударственном и межфирменном уровне. Следовательно, национальные

предприятия и производственные комплексы становятся частью международного производства.

Таблица 1 - Страны - лидеры мировой обрабатывающей промышленности21

Страна

Доля в мировой обрабатывающей промышленности, %

Продукция обрабатывающей промышленности на душу населения, долл.

2005

2013

2005

2013

США

22,38

19,14

5195,8

5397,6

Китай

9,88

17,62

927,0

1163,8

Япония

12,18

11,63

7872,4

8263,8

Германия

7,68

6,55

6760,3

7195,1

Республика Корея

2.81

3,59

5823,7

6602,7

ТНК «разрушают» границы между национальными рынками товаров, капиталов, рабочей силы за счет информационных, технологических, производственных связей между предприятиями разных стран мира, что вызывает эффект интернационализации экономики. На предприятиях зарубежных филиалов ТНК трудится в настоящее время около 71 млн. человек. Объемы продаж превышают 34,5 трлн, долл., а показатель добавленной стоимости продукции на зарубежных филиалах ТНК превысил в 2013 г. 7,5 трлн. долл. Совокупные активы зарубежных филиалов приближаются к отметке 90 трлн. долл. Экспорт продукции только из зарубежных филиалов ТНК оценивается в 7,7 трлн. долл, (при общемировом показателе экспорта товаров и услуг 23,2 трлн, долл., 2013 г.). По сравнению с 2012 г. международное производство выросло на 9 % в продажах, на 8 % в активах, на 6 % в добавленной стоимости, на 5 % в сфере занятости на зарубежных филиалах ТНК и на 3 % по стоимости экспорта[3] .

Тенденция связана с тем, что в последнее время все большее число «материнских» компаний возникает в странах, недавно включившихся в процессы международного производства (в том числе бывшие соцстраны). Рост числа филиалов в развивающихся странах и странах с переходной экономикой свидетельствует о том, что хозяйства этих стран постепенно включаются в процесс международного 23 производства .

Благодаря ТНК в орбиту международного производства втягивается все большее количество стран и регионов. Если в 1980 г. доля развивающихся стран в мировых оттоках ПИИ находилась на уровне 5,8 %, то к 2007 г. она составила 12,7 %, т.е. возросла более чем в 2 раза. В 2013 г. она составила около 30 %.

Международное производство ТНК в большей степени осуществляется через механизмы движения инвестиций, поэтому возрастает значение прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в обеспечении ресурсами международного производственного

процесса. Ведущая роль ПИИ в международном производстве вытекает из их сущности и основных характеристик. Как известно, прямые иностранные инвестиции - это совокупность затрат иностранного инвестора, реализуемых в форме долгосрочных вложений капитала в коммерческие организации, в размере не менее 10% акций или акционерного капитала. К прямым иностранным инвестициям относятся как первоначальное приобретение инвестором собственности за рубежом, так и все последующие сделки между инвестором и компанией, в которую вложен капитал. В состав прямых инвестиций входят: вложение инвестором за рубеж собственного капитала - капитал филиалов и доля акций в дочерних и ассоциированных компаниях; реинвестирование прибыли - доля прямого инвестора в доходах предприятия с иностранными инвестициями, не распределённая в качестве дивидендов и не переведённая прямому инвестору; внутрикорпорационные переводы капитала в форме кредитов и займов между прямым инвестором, с одной стороны, и дочерними, ассоциированными компаниями и филиалами - с другой25.

Таким образом, следуя определению ПИИ. можно выделить следующие их основные характеристики: 1) доступ к внешним рынкам; 2) долгосрочный контроль над инвестициями; 3) высокий уровень обязательств по использованию капитала, персонала, технологий; 4) преобладание продаж от производства за границей над экспортом отечественной продукции; 5) право на иностранную собственность. Все указанные характеристики ПИИ являются неотъемлемыми атрибутами трансграничных производственно-сбытовых цепочек товаров и услуг и интернационализации экономик стран мира.

Согласно данным Доклада ЮНКТАД «О мировых инвестициях» по итогам 2013 года (табл. 2), годовой приток ПИИ за период 1990-2013 годов увеличился в 7 раз, отток - в 6 раз, накопленный приток и отток ПИИ - в 12 раз, в то время как мировой валовой внугренний продукт (ВВП) вырос лишь в 3 раза. Экспорт зарубежных филиалов ТНК составил около 1/3 общемирового экспорта, а занятость в зарубежных филиалах ТНК выросла более, чем в 3 раза и достигла 71 млн. человек. Все это свидетельствует об усилении роли транснациональных компаний в международном производстве.

Таблица 2 - Отдельные показатели ПИИ и международного производства в 1990 - 2013 годах26_______________________________________

Показатель

Стоимостной объём в текущих ценах, млрд. долл.

1990

2013

  • 2013/
  • 1990, %

1. Приток ПИИ

208

1 452

698

2. Отток ПИИ

241

1 411

585

3. Накопленный приток ПИИ

2 078

25 464

1225

4. Накопленный отток ПИИ

2 088

26 313

1260

5. Совокупные активы зарубежных филиалов

3 893

96 625

2482

6. Экспорт зарубежных филиалов

1 498

7 721

515

“'World investment report 2008: Transnational Corporations and the Infrastructure Challenge / UNCTAD. N.Y.,

Geneva, 2008. —411 p. URL: http://unctad.org/cn/Docs/wir2008_en.pdf

26Составлено на основе: UNCTAD, World Investment Report 2014. P.30.

URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2014_en.pdf (дата обращения: 23.03.2015).

7. Занятость в зарубежных филиалах (тыс. чел.)

20 625

70 726

343

Для справки:

Мировой валовый внутренний продукт (ВВП)

22 327

74 284

333

Мировой экспорт товаров и услуг

4 107

23 160

564

Усиление роли ТНК в развитии международного производства определяется сочетанием трёх основных долгосрочных факторов27:

1) Формирование инвестиционной политики государств в интересах устойчивого развития. Если в начале XXI века основной тренд инвестиционной политики состоял в открытии национальных рынков и в введении свободного режима для всех видов ПИИ (причём наибольшее количество изменений политики государств в части ПИИ было направлено на улучшение инвестиционного климата, кроме этого, были заключены двусторонние и многосторонние региональные инвестиционные договоры между странами, а также договоры, исключающие двойное налогообложение), то в период 2009-2013 годов национальные правительства стали активнее использовать промышленную политику в стратегических отраслях, корректируя предыдущие усилия по либерализации инвестиций, ужесточили процедуры отбора и мониторинга и стали тщательно проверять трансграничные слияния и поглощения"8.

В таблице 3 динамика изменений в национальных инвестиционных политиках в 2000-2013 годах, доказывается рост количества ограничений и регулирующих норм (в том числе, протекционистского характера) с 6% в 2000 году до 27% в 2013 году по отношению к деятельности ТНК.

Это очень важный тренд, который сегодня характеризует общемировую тенденцию к изменению смене направленности национальных инвестиционных политик по отношению к иностранным инвесторам (в среднем). При этом, инвестиционная политика каждого государства имеет свои специфические особенности.

Таблица 3 - Изменения в национальных инвестиционных политиках в 2000-

2013 годах29

Наименование

Период 2000-2013 годов

00

01

02

03

04

05

06

07

08

09

10

11

12

13

Количество стран, про-изводивших изменения

46

  • 5
  • 2
  • 4
  • 4

60

80

78

71

50

  • 4
  • 1

47

55

49

  • 5
  • 4

59

Количество изменений

81

97

94

125

164

144

126

79

68

88

121

80

86

87

Доля в % от количества изменений

Либерализация/ поощрение

93

  • 8
  • 8
  • 8
  • 4

90

87

82

83

73

  • 7
  • 5

69

66

74

  • 7
  • 1

70

27ЮНКТАД, Доклад о мировых инвестициях 2002. С. 10-14. URL:

http://unctad.org/ru/docs/wir2002overview_ru.pdf (дата обращения: 07.09.2013).

28 UNCTAD. World Investment Report 2013. P. 100.

URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2013_en.pdf (датаобращения: 07.03.2015).

29UNCTAD. World Investment Report 2014, P. 106,

URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2014_en.pdf (дата обращения: 23.03.2015)

Ограничение/ регулирование

6

2

  • 1
  • 3

10

12

17

17

24

  • 2
  • 2

26

31

25

  • 2
  • 3

27

Нейтральное/ неопределённое

1

1 0

3

0

1

1

0

3

3

5

3

1

6

3

Из анализа данных таблицы 3 следует, что в течение 2000-2013 годов ежегодно в среднем 56 стран мира вносили изменения в национальные инвестиционные политики: максимальная активность наблюдалась в 2004-2006 годах, когда количество стран, производивших изменения, достигало 71-80. За анализируемый период подавляющее число изменений - 79% - было направлено на поощрение и либерализацию национальных инвестиционных режимов, 18% изменений вводили ограничения инвестиционных режимов и около 3% изменений касались частных положений инвестиционных политик, не влияющих на улучшение/ухудшение условий иностранного инвестирования. Ежегодно вносилось 103 изменения, минимальная активность в части регламентации национальных инвестиционных политик наблюдалась в 2008 году - внесено всего 68 изменений.

Докладу ЮНКТАД «О мировых инвестициях» (2013 г.), по мнению экспертов ЮНКТАД из 2011 крупнейших международных слияний и поглощений со стоимостью каждой сделки не менее 500 млн. долл., которые были аннулированы в период 2008-2012 годов, то есть в период мирового финансово-экономического кризиса и рецессии мировой экономики. В большинстве случаев сделки были остановлены по экономическим причинам, однако их значительное количество было также аннулировано в свете озабоченностей регулирующих органов, включая вопросы конкуренции, анализа экономической выгоды и проверки на соответствие требованиям национальной безопасности, или по политическим причинам. Общая валовая стоимость этих сделок составила примерно 265 млрд, долларов. Их доля среди всех аннулированных международных слияний и поглощений в 2012 году составила около 22%, а в 2010 году она достигла пикового уровня более ЗО%[4] .

2) Быстрый технологический прогресс. Ускорение темпов технологического развития приводит, с одной стороны, к неизбежному увеличению издержек и рисков, связанных с внедрением новых технологий, с другой стороны, к сокращению транспортных и коммуникационных расходов. Реакция транснациональных компаний на положительные и отрицательные последствия быстрого технологического прогресса выражается в повышении активности на мировых рынках в части расширения прямого иностранного инвестирования, направленного на факторы снижения издержек и повышения эффективности, в том числе, за счёт интеграции поставок сырья, полуфабрикатов и товаров.

Кроме того, глобализация мирового хозяйства заставляет транснациональные корпорации фрагментировать производственные процессы и распределять производства промежуточных и конечных товаров и услуг по разным странам, учитывая степень их технологического прогресса. С ускоряющимися темпами технологического прогресса можно связать и возрастание роли глобальных производственных систем (ГПС), как одного из аспектов развития стран и усиление в развитии международногопроизво детва3 г.

3) Усиливающаяся конкуренция. Обострение конкуренции на мировых

рынкахвынуждает транснациональные компании расширять географию своих операций с выходом на новые рынки на ранних этапах и путем переориентации некоторых видов производственной деятельности в целях сокращения издержек.

Необходимо отметить следующую роль прямых иностранных инвестиций в мировой экономике: при ориентации инвестиционных политик государств на устойчивое развитие всё чаще взаимодействие государств на региональном уровне предусматривает заключение многосторонних инвестиционных соглашений, в которых отдельно выделяются элементы, направленные на улучшение положения в части охраны здоровья и безопасности, прав трудящихся, окружающей среды[5].

Указанные выше мотивы и факторы обуславливают развитие процесса прямого иностранного инвестирования с точки зрения стран-продуцентов ПИИ. При этом основной целью деятельности компаний-инвесторов, как и любого предприятия, является, как известно, получение прибыли, в том числе, путем оптимизации налогообложения и диверсификации рисков. Для второй стороны этого процесса, стран-реципиентов иностранных инвестиций, наиболее существенным является доступ к капиталу и к знаниям, в том числе, к новым технологиям. Однако интересы обеих сторон совпадают не всегда.

С одной стороны, инвесторы стремятся к получению наибольшей экономической выгоды при наименьших затратах путем сокращения издержек производства. С другой стороны, основным мотивом реципиентов, как было отмечено, также является получение капитала. Таким образом, интересы участников в данном случае прямо противоположны. Однако, это противоречие может быть компенсировано другими мотивами сторон. Так, инвесторы получают, например, доступ к рынкам или ресурсам, а реципиенты - рабочие места.

Другая проблема взаимоотношений инвесторов и реципиентов состоит в том, что инвесторы, руководствуясь другой своей целью - снижение рисков - стремятся в первую очередь инвестировать в отрасли с устойчивым платежеспособным спросом, например, в нефтегазовую отрасль или энергетику. Для стран-реципиентов эти отрасли являются стратегическими, и они, наоборот, зачастую законодательно ограничивают присутствие в них иностранных инвесторов.

Еще одна сложность при прямом иностранном инвестировании заключается в том, что страны-продуценты, опираясь на все те же цели -максимизация прибыли и снижение рисков - стремятся инвестировать, прежде всего, в проекты с низкой капиталоемкостью, высокой доходностью и коротким периодом окупаемости, что не всегда соответствует интересам стран-реципиентов, целью которых является устойчивый экономический рост.

В этой связи особую роль призвана играть инвестиционная политика стран, которая, наряду с созданием благоприятного инвестиционного климата, должна определять приоритетные направления для входящих и исходящих инвестиционных потоков в целях экономического роста и устойчивого развития.

Таким образом, транснациональные корпорации, производственная и торгово-сбытовая деятельность которых имеет уже мирохозяйственный характер (пространство международного производства), выступают важнейшей движущей силой процесса экономической глобализации и постиндустриальной трансформации мирового хозяйства. С деятельностью ТНК связан и процесс роста объемов вывоза/ввоза капитала в форме ПИИ. При этом происходит расширение географии инвестиционного процесса.

В современных условиях ,усиление роли ТНК в развитии международного

производства определяет сочетание факторов:

  • - в формирование инвестиционной политики государств в интересах устойчивого развития. Либерализация инвестиционной политики стран в начале XXI века, способствовала увеличению трансграничных инвестиционных потоков, однако в 2009 -2013 гг. большей частью под влиянием мирового финансового кризиса правительства стали принимать меры по ужесточению инвестиционной политики в интересах устойчивого развития своих стран.
  • - в ускорение темпов технологического развития. Оно приводит к увеличению глобальных потоков прямых иностранных инвестиций, основными мотивамикоторых выступают снижение издержек и повышение эффективности. При этом наблюдается усиление процесса фрагментации транснациональными корпорациями производственных процессов и распределения производства товаров и услуг по разным странам, учитывая степень их технологического прогресса.
  • - в усиливающейся конкуренции, как во внутренней, так и во внешней,вынуждая ТНК расширять границы своей деятельности.

Список использованных источников

  • 1. Владимирова И.Г. Роль и место транснациональных корпораций в современной экономике // Менеджмент в России и за рубежом, 2011.
  • 2. Гордеев В.В. Мировая экономика и проблемы глобализации. / В.В. Гордеев. - М.: Высш, шк., 2012.
  • 3. Губайдуллина Ф.С. Крупные транснациональные корпорации на новых рынках / Ф.С. Габайдуллина И ЭКО. 2011.
  • 4. Родионова И.А., Шувалова О.В.Мировая промышленность, международное производство и прямые иностранные инвестиции. //Фундаментальные исследования № 12, 2014-с. 1988- 1992
  • 5. Россия и мир: 2015. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз / Рук. проекта - А.А. Дынкин, В.Г. Барановский. - М.: ИМЭМО РАН, 2014. - 166 с.
  • 6. Самусенко Д.И. Географический анализ процессов прямого инвестирования в современном мировом хозяйстве // Вестник Московского университета. Серия 5. География. - 2014. - № 1. - С. 42-49.
  • 7. Ярошенко Е.А. Роль и место транснациональных корпораций в современной экономике. — Пятигорск: Вестник ПФ РГТЭУ, 19 октября, 2011 г. - С.44-47.
  • 8. World investment report 2008: Transnational Corporations and the Infrastructure

Challenge I UNCTAD. N.Y., Geneva, 2008. — 411 p. URL:

http://unctad.org/en/Docs/wir2008_en.pdf

9. World investment report 2009: Transnational Corporations, Agricultural Production and

Development I UNCTAD. N.Y., Geneva, 2009. — 312 p. URL:

http://unctad.org/en/Docs/wir2009_en.pdf

  • 10. World investment report 2010: Investing in a Low-carbon Economy / UNCTAD. N.Y., Geneva, 2010. — 220 p. URL: http://unctad.org/en/Docs/wir2010_en.pdf
  • 11. World investment report 2011: Non-Equity Modes of International Production and

Development / UNCTAD. N.Y., Geneva, 2011. — 250 p. URL:

http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2011 _en.pdf

12. World Investment Report 2012: Towards a new generation of investment policies I

UNCTAD. N.Y., Geneva, 2012. " - 236 p. URL:

http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2012_embargoed_en.pdf

13. World investment report 2013: Global value chains: Investment and trade for

development / UNCTAD. N.Y., Geneva, 2013. - 236 p. URL:

http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2013_en.pdf

14. World investment report 2014: Investing in the SDG’s - an action plan / UNCTAD.

N.Y., Geneva, 2014. - 265 p. URL:

http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2014_en.pdf

УДК 338.984

Скрыль О. К.

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ УСТОЙЧИВОСТИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ПОВЫШЕНИЯ ЕГО КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ

В современной конкурентной борьбе преимущества перед другими предприятиями имеют экономически устойчивые предприятия, руководство которых постоянно анализирует рыночную среду, предвидит поведение конкурентов и борется за свои рыночные позиции. Экономическая устойчивость промышленного предприятия существенно определяет независимость промышленного предприятия от неожиданных изменений рыночной конъюнктуры и, следовательно, уменьшает для него риск банкротства, что является одним из ключевых факторов его конкурентоспособности.

В свою очередь, экономическая устойчивость каждого отдельного промышленного предприятия позволяет всей хозяйственной системе региона не только сохранять тенденции своего развития, но и обеспечивать его качественный подъем и выход на международные рынки с новыми конкурентоспособными товарами, что определяет важность решения этой проблемы в региональном социально-экономическом развитии [1]. К этому можно добавить объективные требования растущих объемов реализации конкурентоспособной продукции, усложнение хозяйственных связей, динамично изменяющиеся условия внешней среды. Поэтому разработка и практическое применение инструментов повышения конкурентоспособности предприятия за счет обеспечения его экономической устойчивости является актуальным.

Важным этапом обеспечения экономической устойчивости в условиях нестабильной внешней среды является прогнозирование экономической устойчивости. Промышленное предприятие представляет собой открытую динамическую систему, функционирование которой зависит от влияния множества факторов внешней и внутренней среды. Учитывая тот факт, что промышленное предприятие не может оказывать влияние на факторы внешней среды, а только учитывать их в процессе управления, то первоочередной задачей управления промышленным предприятием является оперативное реагирование на влияние внутренних факторов путем адаптации бизнес-процессов к изменению факторов внешних условий. Следовательно, эффективное управление промышленным предприятием, основанное на прогнозировании деятельности, не может производиться без учета факторов внешней среды [2].

В связи с этим, для поддержания устойчивой деятельности промышленного предприятия в долгосрочной перспективе необходимым является анализ совокупности внутренних и внешних факторов экономической устойчивости промышленного предприятия, на основе которого могут быть обоснованы и разработаны эффективные управленческие решения по обеспечению экономической устойчивости промышленного предприятия.

Прогнозирование осуществляется на основе обработки данных о состоянии и условиях функционирования промышленного предприятия на текущую дату, а также установленных ранее закономерностей изменения показателей его деятельности.

Рассмотрим ключевые внутренние и внешние факторы, имеющие наибольшее влияние на уровень экономической устойчивости промышленного предприятия [3,4,6].

К внешним фактором можно отнести: инфляцию (Ф|); уровень ставок банковского кредитования (Ф2); уровень реальных доходов населения (Фз); объем спроса на продукцию (Ф4); объем национального дохода (Ф5); уровень безработицы (Фб); емкость рынка (возможный объем реализации товара или услуги при определенном уровне цен) (Ф7); цены на сырье и энергоносители (Ф8).

Формализуем совокупность внешних факторов влияния (Ф,-Ф8) в виде табл.1, где показатели, на которые оказывается влияние, будут представлены следующими символами: Yi - рентабельность производства; У2 - себестоимость единицы продукции; Уз - спрос; У4 - дебиторская задолженность; Y5 - доля краткосрочных источников привлечения капитала; Уб - отпускная цена единицы продукции; У 7 -прибыль; Уs - объем потребления населением благ и услуг; У9 - объем производства; Y10- заработная плата работников.

Направление влияния в табл.1 определено следующим образом: если рост переменной А (|И) положительно влияет на переменную Б (]Б), то в графе «Характер влияния» запишем - pl—?'['?>; если рост переменной А (|Л) ведет к снижению переменной Б (]Б), то - ]А—Б.

Таблица 1 - Характер влияния внешних факторов на экономическую устойчивость промышленною предприятия ______________________________

Внешние факторы

Характер влияния

1

Инфляция

Т Ф| “Ч Y1 т Ф1-[ y2 Т Ф1-»! Уз t Ф| У4 Т Ф1 ->Т y5

2

Уровень ставок банковского кредитования

1 Ф2 ->Т У2 t Ф2 -4 Уб Т Ф2 У 7

3

Уровень реальных доходов населения

t Фз ->t Y8

Т Фз Фд

4

Спрос

t Ф4 У7

Т Ф4 у9

Т Фд Ф7

5

Объем национального дохода

  • 1 Ф.5 —>1 У?
  • 1 Ф5 Ую

6

Уровень безработицы

t Фб -1 Y, Т Фб —>1 Фд

7

Емкость рынка

t Ф7 y7 | ф7 у9 t Ф7^т фд

8

Цены на сырье и энергоносители

т Ф8y2

? Ф8 Y6

К внутренним факторам, влияющих на экономическую устойчивость промышленного предприятия, можно отнести все те показатели, выполнение которых контролируется руководством предприятия: доля активной части основных производственных фондов (Ф9); средняя стоимость единицы оборудования (Фю); удельный вес действующего оборудования (Фн); коэффициент сменности работы оборудования (Ф12); среднечасовая выработка единицы оборудования (Ф13); дебиторская задолженность (Ф14); доля заемного капитала (Фи); численность рабочих (Ф[6); себестоимость единицы продукции (Фр); отпускная цена единицы продукции (Ф|8).

Рассмотренные выше внутренние факторы влияния на экономическую устойчивость промышленного предприятия также сведем в табл. 2., где направление влияния будет определено аналогично табл. 1, а показатели, на которые оказывается влияние, будут представлены следующими символами: Yu - уровень технической вооруженности; Y12 - фондоотдача; Yu - кредиторская задолженность; Y14 -

оборачиваемость капитала; Y15- коэффициент финансовой устойчивости предприятия; Y16 - производительность труда; Y17 - объем продаж.

Таблица 2 - Характер влияния внутренних факторов на экономическую устойчивость промышленного предприятия

Внутренние факторы

Характер влияния

9.

Доля активной части основных производственных фондов

Т Ф9 y2 Т Ф9->Т y7 t ф9 ->т y9 f ф9^Т Y,, Т Ф9 -^Т y12

10.

Средняя стоимость единицы оборудования

Т Ф|0 —4 Y12

11.

Удельный вес действующего оборудования

Т Фи Y12

12.

Коэффициент сменности работы оборудования

|Ф12^Т y9

Г ф12->ТУ|2

13.

Среднечасовая выработка единицы оборудования

ТФы^Т yI2

14.

Дебиторская задолженность

т Фм y7 ТФ|4->ТУ13 ТФ|4-Ч Y|4

15.

Доля заемного капитала

Т Ф|5 Y15

16.

Численность рабочих

?Ф|б-4 Yl6

17.

Себестоимость единицы продукции

1Ф|7-*Т Y17 1 Ф|7 —Y1

18. Отпускная цена единицы продукции

ТФ18^Т Y1

Как можно видеть из представленных таблиц (табл. 1.2), значимость показателей, оказывающих влияние, не одинакова. Так, например, на прибыль предприятия оказывает влияние шесть факторов, а на зарплату работников предприятия - один фактор [5J. Чтобы не перегружать модель прогнозирования менее значимыми показателями, необходимо определить уровень детализации факторов с помощью метода ранжирования. Для этого каждой зависимой переменной присвоим порядковый номер в зависимости от количества, факторов на нее влияющих, и представим их в порядке убывания (табл. 3).

Для количественного определения вида математической функции формализованной в виде перечня переменных в табл. 3, используем метод корреляционно-регрессионного анализа.

Цель регрессионно-корреляционного анализа состоит в определении общего вида уравнения регрессии, построении оценок неизвестных параметров, входящих в уравнение регрессии, и проверке статистических гипотез о регрессии.

В данном случае преимущество указанного метода заключается в простоте его реализации при определении вклада независимых переменных или предикторов (факторов внешней среды и факторов внутреннего влияния) в вариацию зависимой, что и позволит точно определить границу допустимых отклонений хозяйственноэкономических показателей функционирования предприятия.

Множественная линейная модель регрессионного анализа для критериальной переменной, описывающей прибыль предприятия (табл. 3), будет иметь вид:

У1 = Ро+ Р|Х11+ Р2Л12+ Рз*1з+ Р+Ч4+ Р5-Ч5+ Рб*1б+?1,

где Ро ... Рб - параметры регрессионной модели;

xi | - значения уровня ставок банковского кредитования в каждый момент времени V,

Xi2 - значения емкости рынка в каждый момент времени Г,

Х|з - значения доля заемного капитала в каждый момент времени t;

X14 - значения доли активной части основных производственных фондов в каждый момент времени f,

Х15 - значения объема национального дохода в каждый момент времени /;

Х|б - значения дебиторской задолженности в каждый момент времени г,

?1 - случайные ошибки наблюдения.

Таблица 3 - Степень влияния показателей при прогнозировании экономической устойчивости промышленного предприятия

Зависима я перемени ая

Независимые переменные (предикторы)

1

2

3

4

5

6

1.

Прибыль предприят ия

Уровень ставок банковског о кредитования

Емкость зынка

Объем средств труда

Доля активной части основных производственных фондов

Объем национального дохода

Дебиторская задолженность

2.

Объем производст ва

Коэффицие нт сменности заботы оборудования

Емкость зынка

Объем средств труда

Доля активной

части

основных производственных

фондов

Себестоимость

Уровень безработицы

3.

Фондоотда ча

к'оэффицие нт

сменности Заботы оборудования

Средняя стоимост ь

единицы оборудования

Среднечасовая Выработка Действующего оборудования

Доля активной части основных производственных фондов

4.

Себестоим ость

Уровень ставок банковског о кредитования

Цены на сырье и энергоносители

Инфляция

Доля активной части основных производственных фондов

5.

Спрос

Уровень безработиц ы

Емкость зынка

Инфляция

6.

Рентабельн ость

Объем средств труда

Себестоимость

Инфляция

7.

Отпускная цена продукции

Уровень ставок банковског о кредитования

Цены на сырье и энергоносители

Коэффициенты регрессии р() ... показывают на какую величину в среднем изменится прибыль предприятия, еслихц ... %1б увеличить на единицу измерения.

Аналогичным образом строятся множественные линейные модели регрессионного анализа для переменных, описывающих фондоотдачу, объем производства, себестоимость, спрос, рентабельность производства и отпускную цену продукции.

Таким образом, предложенный подход к прогнозированию экономической устойчивости промышленного предприятия является инструментом повышения его конкурентоспособности за счет возможности расчета отклонений значений каждого из показателей его экономической устойчивости от допустимых, что является основой для выработки оперативных решений по предотвращению кризисных явлений в условиях нестабильной внешней среды.

Список использованных источников

  • 1. Корчагина Е.В. Проблемы конкурентоспособности в современной экономике / Е.В Корчагина // Проблемы современной экономики. - СПб.: Изд-во СПб ГУЭФ, 2005. -№3/4 (15/16).-С.23-30.
  • 2. Полевский Е.А. Экономическая устойчивость современных промышленных предприятий: [Электронный ресурс] / Е.А. Полевский // Экономика и менеджмент инновационных технологий. - Декабрь 2011. - № 3. Режим доступа к журн.: http://ekonomika.snauka.ru/2011/12/219
  • 3. Сулейманова, Ю. М. Причины изменения экономической устойчивости предприятия: инновации и модернизация / Ю. М. Сулейманова // Экономика. Управление. Право. - 2013. - №7(43) Июль'13 - С. 34-36.
  • 4. Бекетов Н.В., Денисова А.С. Проблемы управления экономической устойчивостью и конкурентоспособностью предприятия. И Национальные интересы: приоритеты и безопасность, 2008 - №4 (25) - с. 23-27.
  • 5. Комиссарова, М.А. Исследование влияния внешних и внутренних факторов на функционирование угольных компаний / М.А. Комиссарова // Актуальные проблемы Российской экономики и регионального развития : сб. науч, трудов. - Новочеркасск : ЮРГТУ (НПИ), 2011. - С. 21-25.
  • 6. Шмидт, А.В. Теоретические подходы к экономической оценке экономической устойчивости промышленных предприятий / А.В. Шмидт // Экономические науки. -2011.-№2(75).-С. 159-164.

УДК 338.532

Мызникова М. А.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИИ УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЯМИ ЖКХ, КАК ПРЕДПОСЫЛКА ПОВЫШЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА

Обеспечивая жизненно-важными услугами и комфортными условиями повседневной деятельности и отдыха, сфера ЖКХ формирует определенный уровень качества жизни населения, что в конечном итоге, отражается на эффективности воспроизводства человеческого потенциала. Услуги этой сферы являются также необходимым компонентом технологического процесса большинства хозяйствующих субъектов, обеспечивая тем самым развитие государства и регионов. В этой связи, для обеспечения конкурентоспособного функционирования экономики государства и отдельных регионов критически важно обеспечение эффективной работы сферы ЖКХ.

В то же время, в управлении и функционировании системы ЖКХ Украины в целом и Донецкой области в частности существует ряд проблем. Рассмотрение таких проблем и совершенствование методологии управления предприятиями ЖКХ является актуальной задачей.

В этой связи, целью работы является повышение эффективности систем управления предприятий жилищно-коммунального хозяйства на основе применения аппарата экономико-математического моделирования.

С целью комплексного охвата существующих в сфере проблем, наиболее целесообразно применить системный подход и концепцию жизнеспособных систем (VSM) [1] (рис.1).

На основе анализа жизнеспособности системы ЖКХ можно сделать вывод о наличии существенных проблем, как в метасистеме, так и в управлении и функционировании операционных элементов системы.

Анализ отечественных и зарубежных публикаций позволил сделать вывод о высокой степени разработанности проблем метасистемы [2-5]. Авторы работ, посвященных проблемам микроуровня, также рассматривают широкий круг проблем [6-8J, но не предлагают комплексного подхода к управлению предприятиями ЖКХ.

33

Исходя из наибольшей кризисозависимости предприятий теплосети по сравнению с другими предприятиями отрасли, а также выявленным экономическим спадом в регионе, дальнейшее проведение исследования сконцентрировано на повышении методологии управления предприятиями теплообеспечения.

В этой связи, разработана концепция моделирования жизнеспособной системы управления предприятия ЖКХ, позволяющая формализовать процесс управления и повысить управляемость системы (рис.2).

Предложенная концепция представляет собой 3 уровня управления и базируется на авторском подходе к формированию категории спроса на услуги ЖКХ. Исходя из проделанного выше анализа существующих проблем, интерес представляют системы 3,4,5.

В ходе исследования, автором выявлена ошибочность устоявшегося мнения о равенстве спроса и предложения на услуги предприятий теплоснабжения, а также мнения о неэластичности спроса на данный вид услуг.

33 Источник: 1нститут соцюлогп. Проведения можторингу процесу реформування житлово-комунального господарства в умовах фшансово!' кризи [9].

Жизнеспособная система

ЖКХ

Существующая система ЖКХ

Причины возникающих проблем

Система 5

Система принятия решени

Основные функции по принятию решений относительно всей системы лежат как на территориальных, гак и на ведомственных регуляторах одновременно

-экономическая и социальная необоснованность тарифов:

Ж-несовершенство методологической базы, позволяющей реагировать на отклонения;

-двойная система соподчиненности.

Система 4 Сие гема информационного обеспечения

Система 3

Система распределения дефицитных ресурсов

Система 3* Система внутреннего аудита

Должна направлять в систему 5: информацию о состоянии внешнего мира; основные тенденции его изменения; необходимую ответную реакцию системы на эти изменения. В то же время,фактическое выполнение своих функции системой 4 ограничивается исключительно констатацией фактов за предыдущий период.

-отсутствие своевременной информации о

фу акционировании реального сек гора экономики;

  • -значительные временные лаги;
  • -отсутствие формализации пороговых значений отклонений, при которых необходимо осуществлять

регулирование

Функции системы 3 в ЖКХ выполняют различные инсти гуты: распределение субсидий обеспечивается за счет местных бюджетов, дотаций — государственного, инвестиций — всех субъектов рынка. мК

При этом распределение потоков инвестирования осуществляется на^®^

При этом распределение потоков инвестирования осуществляется на макроуровне системами I самостоятельно

  • -неэффективность распределение дефицитных ресурсов;
  • -рост расходов на бюрократизацию процессов субсидирования, финансирования и регулирования ЖКХ

Для обеспечения функций внутренего аудита существуют специализированные комерческие организации, услуги которых оплачиваются предприятием. Однако выбор этих организаций осуществляют, как правило, местные органы самоуправления

ie представляет интереса в рамках исследования

Система?

Система 1 Операционный элемент

U Система решения текущих проблем

В ЖКХ система? представлена законами и подзаконными актами, регулирующими деятельность предприятий.отраслевого министерства, местных органов самоуправления

  • -законодательно неурегулированность монопольного положенбия предприятий ЖКХ;
  • -законодательно неурегулированность форм и методов
  • -законодательно неурегулированность форм и методов взыскания дебиторской задолженности

Представлена в виде предприятий ЖКХ различных форм собственности и функциональной принадлежности

  • -изношенность основных фондов;
  • -производство ЖКУ по ус таревшим технологиям;
  • -высокие расходы и низкая эффективноеть;
  • -неэффективная инвестиционно-инновационная политика
  • -неудовлетворительное финансовое состояние;
  • -неэффективная политика ценообразования;
  • -неэффективная система управления затратами;
  • -несовершенная система управления дебиторской и кредитной политикой;
  • -низкое качество предоставляемых услуг;
  • -низкая инвестиционная привлекательность,

Рис.1. Анализ жизнеспособности системы ЖКХ

Уровень

> 11равления

Внешняя среда

Система 5

Система поддержки принятия решений

____________Модели жизнеспособного управления

Модель потребительского выбора

Модель комплексно! о управления предирияiнем ЖКХ

Система информационного обеспечения

Система 4

Внешние и внутренние Оанные

С трате! 'ическое управление

Динамика дебиторской и кредиторской задолженности Динамика демонтажа л/с и упущенного спроса динамика показателей опенки __________качества услуг__________ Динамика доходов и финансового результата

Динамика предложения: количссизо обслуживаемых л/с и отпущенного тепла

Динамика сеоестоимост»» и ее составляющих

Прогио.зирование значений показателей

(Уценка эффективности альтернативных Оействий

Модель управления I арифообразу кипим н ш I pa I ами на ус.iy 1 и предприятии ЖКХ

.Анализ сценариев модели жизнеспособно! о управления предирия i нем

Динамика прочих и совокупных затрат

I арнфы для предприятий и населения

Тактическое управление

Оперативное управление

Концепция моделирования жизнеспособной системы управления предприятия ЖКХ

Рис.2. Концепция моделирования жизнеспособной системы управления предприятия ЖКХ

200

Под спросом на услуги ЖКХ автор понимает заинтересованность потребителя пользоваться этими услугами, подкрепленная способностью, желанием, стремлением и возможностью их оплатить. Предлагаемое понятие спроса, в отличие от существующего, характеризуется наличием пяти характеристик, влияющих на процесс реализации спроса. В связи с чем была усовершенствована классификация видов спроса (рис.З).

Характеристики спроса

на ЖКУ

Экономические последствия пассивного спроса на ЖКУ

11ричины изменения Факторы, влияющие на форми-состояния спроса рование пассивного спроса на ЖКУ

Классификация состояний спроса на услуги ЖКХ

Рис. 3. Классификация состояний спроса на услуги ЖКХ

Разработанная модель потребительского выбора опирается на выявленные факторы, влияющие на выделенные характеристики спроса, и определены количественные зависимости между переменными на основании данных о функционировании предприятия ОКП «Донецктеплокоммунэнерго» (рис.4).

Исходя из того, что периодическая система отчетности объекта исследования предполагает использование поквартальных данных, целесообразно в качестве шага в модели также использовать квартал.

Уровень дебиторской задолженности рассчитывается как сумма значения за предыдущий период и роста задолженности за текущий. При этом изменение (рост) дебиторской задолженности зависит от качества предоставляемых услуг, выраженное числом аварийных котельных и сетей, а также уровня тарифа.

Исходя из поставленных задач управления и, как следствие, конечных пользователей модели, число аварийных котельных и сетей задается как функция от времени и нс предполагает наличия инструментов регулирования этого показателя.

4. Динамическая имитационная модель потребительского выбора на услуги

предприятия теплосети

Тарифы для предприятий и населения рассчитываются на основании тарифообразующих затрат текущего периода, что не в полной мере соответствует действительности, но обеспечивает большую управляемость системы. Так, было установлено, что на практике фактический тариф основывается на показателях затрат 1,5-годичной давности. В этой связи, предложено использование трендовых моделей прогнозирования тарифообразующих затрат для формирования тарифа и проведено моделирование.

На основе трендовых моделей предложена имитационная модель управления тарифообразующими затратами. Модель управления тарифообразующими затратами включена в модель отдельным блоком.

Упущенный спрос рассчитывается как произведение общего объема реализованной тепловой энергии и доли демонтированных лицевых счетов. Рост доли демонтированных лицевых счетов, как индикатор упущенного спроса, зависит от качества, выраженного в числе аварийных котельных и сетей, а также уровня тарифа.

В силу ограниченности рычагов влияния на общее число обслуживаемых лицевых счетов, это число задается в модели как функция от времени.

Для расчета упущенного дохода, введен показатель расчетного уровня дохода, который был бы получен при условии неэластичного активного спроса. Фактический уровень дохода предприятий теплосети отличается от расчетного на величину упущенного дохода.

Отметим, что с целью эффективного решения всех указанных задач, необходимо совершенствование методологического инструментария путем анализа эластичности спроса к конкретным рычагам его стимулирования, а также затратность такого стимулирования. В этой связи автором усовершенствована модель потребительского выбора до модели управления деятельностью предприятия путем ввода дополнительных уравнений и модернизации существующих.

Для выбора наиболее эффективных рычагов воздействия на спрос и деятельность предприятия в целом, на основе представленной модели были проанализированы результаты, полученные с использованием различных инструментов воздействия.

Автором были рассмотрены следующие сценарии:

Увеличение нормы прибыли на 1 Гкал для населения;

Увеличение нормы прибыли на 1 Гкал для предприятий;

Снижение уровня аварийных котельных и сетей;

Поиск резервов снижения прочих затрат.

  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • 4.

Результаты реализации различных сценариев представлены на рис.5.

Финансовый результат при реализации сценария 3

Финансовый результат при реализации сценария 4

Рис.5. Динамика финансового результата деятельности предприятий ЖКХ при реализации различных сценариев

Таким образом, для достижения долгосрочных целей, наиболее целесообразно использовать 2 (увеличение нормы прибыли на 1 Гкал для предприятий) и 3 (снижение уровня аварийных котельных и сетей) стратегию. Для получения краткосрочных результатов - 4 (поиск резервов снижения прочих затрат). Фактические результаты использования стратегии 1 (увеличение нормы прибыли на 1 Гкал для населения) сомнительны, т.к. краткосрочный эффект улучшения финансового результата практически полностью покрывается ростом дебиторской задолженности.

На основе проделанного анализа, разработана система поддержки принятия решений на предприятии ОКП «Донецктеплокоммунэнерго» (рис.6), ориентированная на решение задач различных уровней управления. Так, модель комплексного управления предприятием ЖКХ предназначена для совершенствования методологической базы управления предприятием в целом, а модель потребительского выбора - на уровне решений, принимаемых в маркетинговом отделе предприятия.

истине н nnv

. laiiiihic

Характеристики предложения: число обслуживаемых л/с и

^?-отпущенного

Показатели оценки качества услуг количество аварийных ^^котетьиых И

Показатели тарифа для предприятий и ----населения—

Динамика себестоимости и ее

--^тляпяю.ш.у

J фугие ком 11 ыотерныс системы предприятия

Динамика дсоиторской и задолженности

Динамика демонтажа Л ^и упущенного спроса/

Динамика дохода и финансового ру В, и» гатя-

Динамика прочих и

Система поддержки принятия решений

правленне данными

Модели и мсюд|»1 правления

Анализ трендовой составляющей ВР методом подбора параметров (I МИК)

Анализ сезонной составляющей ВР методом Стъюдекта

/^Модели управления

Корре, i я ционно-регрессионный анализ вшимиых зависимостей переменных

Иценка результативно инструментов у правде

М е I ie джср-r юл ьзо вател ь

Рис.6. Система поддержки принятия решений

Таким образом, предложенные автором модели и методы позволяют подбирать оптимальное сочетание рычагов управления на различных уровнях управления и в зависимости от поставленных целей, способствуя при этом решению практически всех из выявленных в процессе анализа жизнеспособности проблем.

Список использованных источников

1. Бир С. Мозг фирмы / С. Бир. — М.: «Едиториал УРСС», 2005 [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.treko.ru/show_dict_210.

  • 2. Мельник IT. Реформування житлово-комунального господарства та регулювання цш i тариф!в на житлово-комуналып послуги населению: Автореф. на здоб. наук. ступ, к.е.н. / IT. Мельник. - Д.: 2005. - 20 с.
  • 3. Тищенко О. М. Реформування житлово-комунального господарства : теор!я, практика, перспективи : монограф!я / О. М. Тищенко, М. О. Кизим, Т. П. Юр’сва. — Харк1в : ВД «1НЖЕК», 2008. — 368 с.
  • 4. Хобта В.М. Мотиващйш аспекти формування тариф!в на послуги теплопостачання / В.М. Хобта, М.В. Полуянова // Вюник Хмельницького нацюнального ушверситету. - 2011. - №2, т. 1. - С. 221-226.
  • 5. Ямпольская И.Л. Организация и реформирование жилищно-коммунального хозяйства в европейских странах [Електронний ресурс] // Теория и практика управления. - Режим доступу: http:// www.jurenergo.kiev.ua.
  • 6. Амортизащя i вщтворення основних фонд!в житлово-комунальних пщприсмств: монограф!я / [П.Т. Бубеико, B.I. ТПясв, О.В. Димченко, О.М. Таряник и др.]; за заг. ред. Бубенка П.Т. - X. : ХНАМГ, 2010. - 257 с.
  • 7. Бражникова Л.Н. Некоторые вопросы к совершенствованию системы управления дебиторской задолженностью коммунального предприятия / Л.Н. Бражникова // Вюник економ!чно! науки Украши. - 2008. - №2. - С. 13-14.
  • 8. Кавыршина В.А. Дискуссионные вопросы сущности взаимооьношений предприятий коммунального хозяйства с населением города / В.А. Кавыршина // Город, регион, государство: экономико-правовые проблемы хозяйствования. - 2010. - №1. - С. 26-30.
  • 9. 1нститут соцюлогп. Проведения мошторингу процесу реформування житлово-комунального господарства в умовах фшансово! кризи. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.minjkg.gov.ua/.

  • [1] 2 Сысоев В.. Абраменко В. Современные тенденции в развитии и управлении ТНК И Вопросы экономики. - 2015. - № 2 3 '"Медведев В.А. Глобализация экономики: тенденции и противоречия И Мировая экономика и международные отношения. - 2014 - №42.
  • [2] Дэниелс Джон, Радеба Ли X. Международный бизнес: внешняя среда и деловые опе-рации. М.: Дело Лтд, 2004 г. 2 Буглай В.Б.. Ливенцев Н.Н. Международные экономические отношения. М.: Высшая школа, 2006 г. 3 Булатов А.С. Вывоз капитала: своя компания за рубежом. М.: Век, 2008 г 4 Пебро М. Международные экономические, валютные и финансовые отношения. М.: Прогресс. Универе. 1994 г. 5 1' Ноздрев Н.С. Современная инвестиционная стратегия американских ТНК в Японии. - 1997. - МГИМО; Шевченко Н.И. Транснациональные корпорации в странах переходной экономики - 1998 - РЭА им. Г.В. Плеханова. 6 Карташов А.А. Место и роль транснациональных корпораций в реализации индустриальной политики промышленно развитых стран. - 2001. - Государственный университет управления: Раковский О.Н. Влияние западноевропейских транснациональных корпораций па экономику стран ЕС, 2001 . -Государственный университет управления; Николаева Н.А. Транснациональные корпорации как субъект мирового политического процесса. - 1998. - МГУ. 7 М.А. Эскиндаров Особенности развития корпоративных отношений в со-временной российской экономике. - 2000. - Московский государственный университет экономики, статистики и информатики. 8 Коваленко Г.М. (докторская) Инвестиционная деятельность транснациональных корпораций на мировом и российском рынках. -1998. орудия угнетения менее развитых государств более развитыми, как средства хищнического использования природных ресурсов и беспредельной эксплуатации бесправной рабочей силы, как организации для получения гигантских сверхприбылей и катастрофического загрязнения окружающей среды.
  • [3] Родионова И.А., Шувалова О.В. Мировая промышленность, международное производство и прямые иностранные инвестиции. //Фундаментальные исследования № 12, 2014 - с. 1989 2 World investment report 2014: Investing in the SDG’s - an action plan I UNCTAD. N.Y., Geneva, 2014. - 265 p. URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2014_en.pdf 3 Самусенко Д.Н. Географический анализ процессов прямого инвестирования в современном мировом хозяйстве И Вестник Московского университета. Серия 5. География. - 2014. - № 1. - С. 42-49. 4 World investment report 2014: Investing in the SDG’s - an action plan I UNCTAD. N.Y., Geneva, 2014. - 265 p. URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2014_en.pdf
  • [4] ’“UNCTAD, World Investment Report 2013. Pp. 96-99. URL: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2013_en.pdf (датаобращения: 07.09.2013). 2 См. там же. С. 133-139.
  • [5] См. там же. С. 102-103.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >