Примирительные технологии как инструмент регулирования этнополитических конфликтов: история и современное состояние

Достижение взаимного согласия в деятельности людей, их объединений, общества и государства, государств и мирового сообщества является главным предназначением социального регулирования на всех его уровнях. Стабильность, основанная на соглашении, — это не только нравственный идеал неформальных межличностных человеческих отношений, но и системообразующий ориентир в упорядочении социальных связей, призванный оптимальным образом сбалансировать разнообразные, нередко противоречивые интересы. Современная действительность свидетельствует о востребованности мирного урегулирования спора как средства повышения роли гуманизма и расширения диспозитивности в жизни, что соответствует общемировой тенденции повсеместного использования примирительных процедур разрешения разнообразных конфликтных ситуаций в различных сферах жизнедеятельности человека[1].

Примирение — неотъемлемая часть регулирования этнополитических конфликтов, где нельзя, как мы уже говорили об этом выше, решить все с юридической точностью. Этнополитический конфликт содержит множество нюансов и противоречий. При этом некоторые авторы считают: «Несмотря на несомненную социальную значимость института примирения, практику его реализации пока вряд ли можно признать эффективной».

Между тем, выход из ста двадцати конфликтных ситуаций с этническим подтекстом на постсоветском пространстве, в которые была вовлечена Россия (конфликт с Грузией по поводу бывших ее автономий; ситуация вокруг Крыма и Приднестровья; межтаджикский конфликт и т. д.), благодаря демократизации в нашей стране происходил при всех издержках преимущественно посредством переговорных процессов.

В современных условиях активное использование примирительных технологий (переговоры, деятельность третейских судов, согласительных комиссий, арбитров и др.) свидетельствует об их востребованности как политического инструмента. Реализация технологий примирительных процедур провозглашается одним из важнейших направлений развития социальных институтов и социальной политики в стратегических программных документах Российской Федерации, подтверждает общемировую тенденцию увеличения роли альтернативных (внесудебных) процедур в разрешении конфликтных ситуаций в самых разных сферах общественных отношений.

Примирительная технология — это альтернатива государственному принуждению. Причиной развития альтернативного разрешения споров справедливо признается недостаточная эффективность работы судебной системы, что вызвано перегруженностью судов, длительностью судебного разбирательства, судебными ошибками и другими недостаткам. Не

обходимо отметить, что речь идет не только о судебной системе, а о государстве в целом.

История примирительных технологий в России

Регулирование конфликтов с использованием примирительных технологий стало источником такого древнего обряда славян, как побратимство, направленного па ограничение применения кровной мести[2]. Потребность в избавлении от обычая мести во многом подталкивала древнеславянское общество к выработке цивилизованных способов преодоления негативных последствий социальных конфликтов.

Во времена Киевской Руси среди примирительных процедур важное место занимали совместные пиры государя, вельмож и народа. Подобные мероприятия являлись одним из основных средств консолидации верховной власти и народа. При этом каждый совместный пир являлся своеобразным способом примирения противоречий между государем, вельможами и народом. В этом смысле пир становился правовым символом, ибо именно он в значительной степени и формировал позитивную социальную ответственность, отражал социальный статус пирующих, выступал определенным «тестом на лояльность» к княжеской власти и неким средством обратной связи власти и общества. Традиции совместных пиров (конечно, в более цивилизованной форме) были восприняты последующими поколениями в виде санкционированного па государственном уровне порядка проведения разнообразных переговоров, совещаний, работы примирительных комиссий и других согласительных и примирительных процедур.

Исторически на Руси, как и во всем мире, частный порядок разрешения конфликтов предшествовал соответствующим официальным государственным процедурам. Доказательством этому служит, например, упоминание о третейском суде в Соборном уложении 1649 г.: стороны имели право по обоюдному решению сформировать свой третейский суд, решение которого приравнивалось по статусу к решению государственного суда. Прообразы третейских судов и других согласительных авторитетов корнями уходят в первобытное общество. С возникновением и развитием государства наиболее эффективные и проверенные

временем организационные и процедурные формы мирного разрешения конфликтов были привнесены и соответствующим образом инкорпорированы в складывающийся правовой правопорядок.

Окончательное законодательное оформление и признание примирение получило посредством введения в отечественную юридическую практику института совестного суда (XVIII — XIX вв.). Широкое распространение примирительные процедуры получили в России в крестьянской среде, жизнь которой и в XIX в. Регулировалась, в основном, неписаными правилами и обычаями[3]. Процедуры разрешения конфликтов в волостном суде и в неофициальных судах (суд старейшин, суд соседей, громада, братский суд) в целом основывались на посредничестве и примирении.

Задачи примирения в начале своего существования в российской юридической практике выполняли и мировые суды. Так, Устав гражданского судопроизводства (1864) предусматривал, что мировой судья на основании соглашения сторон мог выполнять определенные примирительные функции по правилам, установленным для третейского суда. Дело в том, что при учреждении системы местных судов в результате судебной реформы 1864 года главным предназначением института мировых судей являлись примирение сторон, охрана и утверждение «общего порядка и спокойствия». При рассмотрении гражданских дел мировой судья только «в случае неуспеха» мер, предпринятых для склонения сторон к примирению, мог приступить к постановлению решения по существу. Причем меры для склонения тяжущихся к примирению мировой судья обязан был принимать и во время производства по делу.

Положительный опыт действия указанных судов впоследствии был воспринят и Советской Россией путем введения в конце 20-х гг. прошлого века сельских общественных судов с использованием примирительных камер при сельских советах, реорганизованных в начале 30-х гг. в товарищеские суды колхозов. В компетенцию данных судов (сельские общественные суды, производственно-товарищеские суды,

жилищные суды) были переданы малозначительные дела, причем работа таких судов практически не формализировалась правилами судопроизводства[4]. В настоящее время атипичные функции разрешения малозначительных юридических конфликтов выполняют административные комиссии.

У разных народов, проживающих на территории России и стран СНГ, зарождение и развитие примирительных процедур имеют свои особенности. В любом случае идея примирения с момента зарождения тесно связана с нормами обычного права. Например, специфика примирительного процесса кавказских народов в том, что его осуществляли духовные, авторитетные и влиятельные люди. Назначенное наказание имело целью, в первую очередь, восстановление нарушенного внутриобщинного мира. Главная задача суда старейшин народов Северного Кавказа, представлявшего собой родовой суд, заключалась в примирении сторон. При этом решения данного суда, основанные па нормах обычного права, считались обязательными лишь в случае признания его справедливости обеими сторонами.

Схожий порядок примирительных процедур длительное время использовался и во многих других развивающихся сообществах. В XIX в. — у народов Дальнего Востока России, несмотря на то, что судебная система в целом по стране уже в основном сложилась, но, по оценкам специалистов, была малоэффективной. В большинстве случаев судебные функции передавались третейскому (мсдиаторскому) суду, разрешавшему в большинстве случаев имущественные тяжбы и при необходимости любые иные конфликты.

Правовой основой решения конфликтов, как отмечалось, являлось обычное право, нередко систематизированное в сборники (например, Селенгинское уложение 1823 года, составленное на основе древних обычаев бурят). В соответствии с обычаями бурят судебным разбирательством ведали шуленги и старшины, главной задачей которых было добиться признания преступником своей вины или примирения

тяжущихся сторон[5]. При недостижении примирения сторона могла обратиться за защитой к земскому начальству или другому представителю российской власти, руководствовавшихся при рассмотрении соответствующих дел как нормами обычного права бурят, так и Указами Иркутского губернского Правительства (от 3 августа 1800 г., 9 июля 1806 г. и др.) и Указом Правительствующего сената (от 13 декабря 1820 г.). Схожий порядок судебно-правовых отношений наблюдался и у других народов Сибири — якутов, эвенков, алтайцев, шорцев и др. При этом судебными функциями у данных народов обладали представители родовой верхушки, которую царская администрация наделяла необходимыми полномочиями и правами (шуленги, старшины и др.).

Следует отметить, что согласно Уставу «Об управлении инородцев Сибири» (1822) коренные народы Сибири были разделены на три разряда: оседлое население, кочевники и бродячие народы. В юридическую практику был введен институт суда «словесной расправы», который на основе обычаев рассматривал незначительные дела (за исключением возмущения, намеренного убийства, разбоя и насилия, «деланья фальшивой монеты», похищения казенного и общественного имущества). При этом указанный Устав определил основное назначение судов «словесной расправы», заключающееся в «прекращении частных между инородцами несогласий и в их примирении». Особенностью решения суда «словесной расправы» являлось то, что оно приобретало юридическую силу, если обе спорящие стороны были согласны с принятым решением, поэтому основная функция словесной расправы состояла в примирении спорящих сторон. Суд «словесной расправы» являлся специфическим прообразом современных третейских судов и примирительных комиссий.

Подобным образом развитие примирительных процедур происходило и в других странах. Например, в Великом княжестве Литовском согласно Статутам 1529 и 1566 гг. было установлено правило о государственном расследовании в первую очередь наиболее тяжких преступлений. В остальных случаях, как правило, допускалось примирение сторон, как по гражданским, так и по уголовным делам путем совершения мировой сделки.

В Казахстане долгое время сохранялся обычай, согласно которому стороны в споре могли обращаться за его решением к любому авторитетному члену рода, отличавшемуся умом и жизненным опытом, т.е. к третейскому разбирательству судебных дел. С развитием государственности появились судьи-бии, которыми в XV-XVII вв. могли стать те, кто хорошо знал обычаи и выделялся своим общественным положением и умом[6]. С XVII в. в казахских ханствах повсеместно действовал суд биев, выполнявший функции третейского суда, а наряду с ним существовал суд султанов, разбиравший различные тяжбы между крупными родами, и суд хана, которому принадлежало право судить султанов и биев и выносить окончательные судебные решения. Такое построение судебной системы на территории современного Казахстана можно признать довольно развитым и эффективным: первый уровень судов (суды биев) был направлен на примирение сторон, и только если оно не было достигнуто, следовало обращение заинтересованных сторон к судам султанов и хана.

Во многих регионах России все еще действуют обычаи, согласно которым примирение конфликтующих сторон общиной или самими сторонами поручается уважаемым в данном регионе людям, умудренным большим жизненным опытом («аксакалам») или иным признанным в данной местности третейским судьям. При этом следует иметь в виду, что не всегда такое примирение можно признать правомерным. В последнее время такими судьями нередко выступают криминальные личности (авторитеты, воры в законе), часто применяющие угрозы и насилие для прекращения того или иного конфликта (так называемая теневая юстиция). Основной причиной этого называют бездействие правоохранительных органов и безразличие общественности, которая могла бы стать инициатором упорядочения отношений между жителями того или иного региона.

Как видно, примирительные процедуры в России имеют глубокие исторические корпи и в настоящее время активно встраиваются в нормативную правовую систему. Многолетний положительный российский и зарубежный опыт примирения в различных сферах обще-

ственных отношений может быть обобщен и успешно использован для дальнейшей оптимизации данного правового института в современных условиях.

Функциональная характеристика примирения. Социальные функции права отражают «человеческое измерение» установленных в обществе нормативных регуляторов. В современной правовой доктрине все большее распространение приобретает понимание социальной функции права в собственном (узком) смысле этого слова, основанное на подходе к праву как к разновидности социальных норм, имеющей с момента своего появления социальный (общественный) характер[7].

Вместе с тем, не только собственно социальная сфера служит основой для проявления социальных начал права. Важнейшими функциями признаются социальная, воспитательная, идеологическая и др. С их помощью аккумулируются прогрессивные воззрения членов общества на право, правомерное поведение и др. Они имеют немалое значение с точки зрения общей и частной превенции правонарушений, направлены на решение задачи нахождения оптимального сочетания права и морали, господствующей в обществе, и др.

Экономическая функция. Главным условием современной, основанной на гуманных принципах, социальной политики государства выступают экономические отношения, мобилизующие его возможности в деле оказания гражданам социальной защиты. Экономически развитые высокоиндустриальные государства способны обеспечить человеку достойные условия жизни и уровень социальных гарантий. В связи с этим экономическая значимость примирения выражается в их прямом влиянии на динамику предпринимательских отношений с точки зрения реализации их базовых правовых принципов — равноправия сторон, свободы договора, разумности, добросовестности и эквивалентного возмещения причиненного ущерба. Данная функция представляет собой систему взаимосвязанных действий государства, межгосударственных объединений и хозяйствующих субъектов по реализации в предпринимательских и связанных с ними отношениях стабилизирующего и упорядочивающего потенциала примирительных процедур. При этом «примирительный» вариант разрешения спорного дела представляется для участников бизнес-отношений экономически гораздо более приемлемым с точки зрения сохранения между ними нормаль-

ных деловых отношении и зараоотаннои предпринимательской репутации, чем прохождение соответствующих государственных юрисдикционных процедур. Со стороны государства примирение выступает одним из гарантов его экономической безопасности.

Политическая функция. В отношении примирительных процедур данную функцию следует рассматривать под углом зрения восстановления (направленности примирительных процедур на эквивалентную компенсацию морального или материального ущерба) и охраны интересов конфликтующих сторон.

Международно-правовое примирение. Мирное урегулирование разного рода внешних конфликтов применялось в самом начале существования не только государств, но и первобытнообщинных сообществ. В межгосударственных отношениях примирение является важнейшим гарантом и эффективным средством обеспечения мирового правопорядка и всеобщей безопасности.

Примирительнее технологии развиваются в зависимости от исторической эпохи.

Так, некоторые известны:

  • - с древнейших времен (добрые услуги, посредничество и др.);
  • - другие получили развитие лишь в XIX в. (согласительные процедуры, арбитраж);
  • - третьи же возникали и развивались на протяжении XX в. (международные суды, примирительные комиссии, разрешение споров с помощью международных организаций)[8].

Выработанные в ходе развития межгосударственных отношений средства примирения сталкивающихся интересов государств и соответствующих международных организаций и объединений, а также сторон межгосударственных экономических отношений доказали свою эффективность на практике и продолжают применяться.

Комплекс международных примирительных механизмов основывается на базовом принципе международного права — мирном разрешении споров, — действующем равным образом, как в пределах мирового пространства, так и в рамках различных международных объединений.

Примирительные технологии в регулировании этнополитических конфликтах в международном аспекте можно условно разделить по

вертикали (уровневый подход) и по функционалу (по порядку разрешения конфликтов).

  • 1. Вертикальный подход делится на следующие уровни:
    • - универсальный уровень, представляющий собой комплекс примирительных процедур, распространяемый на все государства мира (главный координирующий орган здесь — ООН);
    • - региональный уровень — примирительные процедуры, принятые в рамках региональных объединений государств (ЕС, ЕврАзЭС, СНГ и др.);
    • - казуальный уровень — набор примирительных процедур, подобранных для разрешения конкретного международного дела (казуса).
  • 2. Функциональный подход по порядку разрешения конфликтов международные примирительные процедуры можно разделить:
    • - на примирение сторон международных споров с помощью универсальных международных органов (Совет Безопасности ООН и др.);
    • - достижение примирения при участии международных судебных или арбитражных органов;
    • - разрешение межгосударственных противоречий с использованием двусторонних внутригосударственных механизмов разрешения конфликтов на основе паритетного представительства сторон (переговоры глав государств и т. п.).

Таким образом, примирение в международных отношениях представляет собой важнейший и неотъемлемый элемент, выступающий эффективным механизмом сохранения стабильности разнообразных международных связей и гарантом обеспечения безопасности мирового сообщества в целом.

Роль государства в соответствующих отношениях сводится к тому, чтобы предоставить их участникам правомерные процедуры для урегулирования спора, из которых можно выбрать наиболее приемлемые средства, для каждой из сторон.

Развитие примирительных процедур в уголовном праве и процессе имеет более длинную историю по сравнению с другими отраслями права. Изначально примирение по уголовным делам регулировалось нормами обычного права и представляло собой попытку отхода от обрядов самосуда и кровной мести. По мере развития государство в интересах поддержания порядка стало определять условия, при которых месть потерпевшего являлась правомерной и исключала новую месть со стороны того, на кого она была направлена. По тем же основаниям целесообразной стала охрана соглашения правонарушителя с потерпевшим, когда потерпевший отказывался от мести и получал от нарушителя определенное имущественное возмещение[9]. Данные причины во многом и «подтолкнули» эволюцию примирительных процедур не только в уголовном праве и процессе, но и в отношениях, регулируемых иными отраслями права.

Третейское примирение. Третейский порядок рассмотрения споров, получивший широкое распространение в отечественной и зарубежной практике, является наиболее формализованным и приближенным к официальному судебному порядку рассмотрения споров из всех примирительных процедур.

Урегулирование разногласий в порядке третейского производства значительно отличается от урегулирования путем переговоров и медиации. Нормативное регулирование данного института объясняется тем, что третейские суды, как и суды общей юрисдикции, полномочны выносить решения, в связи с чем, необходим определенный порядок рассмотрения спора, механизм принудительного исполнения решений. В целом, процесс урегулирования разногласий в третейском суде считается менее формализованным, чем в государственном. Дело в том, что третейские суды по организационно-правовой форме являются квазисудебными органами, рассматривающими споры в той или иной сфере человеческой деятельности. От процедуры медиации третейские учреждения отличаются, прежде всего, возможностью самостоятельно выносить решения. При медиации посредник решений не принимает, а лишь содействует в этом сторонам конфликта. Система третейских судов незамкнутая и иерархически соподчиненная, а видоизменяется и дополняется новыми третейскими органами по мере возникновения общественной потребности в них.

Медиативное примирение. Медиация (от лат. mediare — выступить посредником) с точки зрения права означает выполнение каким-либо независимым и незаинтересованным в исходе дела физическим лицом или организацией посреднической функции, направленной на достижение согласия сторон юридического спора.

При медиации достигается сочетание автономии воли сторон и гарантий по выработке общей позиции в достижении взаимовыгодного результата, для чего стороны наделяют определенными правомочиями третье лицо — медиатора. В широком понимании медиация — это желание общества преодолеть социокультурные противоречия в связи с потребностями развития. Задача медиатора — помочь сторонам осоз

нать их собственные интересы и на основе этого совместно выработать взаимоприемлемые договоренности[10], где медиация не направлена на определение правого и виноватого, а приводит стороны к консенсусу. Медиаторы (посредники) привлекаются для того, чтобы взглянуть на конфликт со стороны и помочь сторонам при рассмотрении спора освободиться от лишних эмоций и предвзятости.

Посредничество не является привилегией юристов. Посредником может быть лицо любой профессии и квалификации, что обусловлено междисциплинарным характером медиации, совместившей в себе такие отрасли знания, как конфликтология, право, психология и др. Посредник привлекается в целях обеспечения сторонам комфортного сотрудничества в согласовании интересов, он не приравнивается к сторонам разногласия и помогает им достичь примирения. Вместе с тем медиация является особой формой посредничества, ибо она является особым приемом, используемым при проведении различных примирительных процедур, в том числе в переговорах, третейском разбирательстве и др.

В настоящее время отмечается общемировая тенденция оформления посредничества в самостоятельную профессию, выделения его из арбитража и возрастания количества и эффективности профессиональных посреднических процедур, что справедливо.

Итак, в Российской Федерации социально-экономические возможности примирительных процедур признавались и ранее, а на современном этапе стали осознаваться заново. Реализация идеи примирения на самых разных уровнях государственного и муниципального управления сопровождается не только разработкой соответствующих нормативных правовых актов (например, Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»), но и принятием решений о создании новых государственных и общественных «примирительных» структур и наделении дополнительными полномочиями уже функционирующих:

  • - недавно учрежден институт общественного примирителя на финансовом рынке (финансового омбудсмена);
  • - высказываются предложения о расширении примирительных функций в нотариальной и страховой практиках.

По мере претворения в жизнь общепринятых международных норм и принципов демократического правового государства перспективы института примирения приобретают все большую определенность. Дальнейшее развитие примирительных процедур в России нуждается в поддержке законодательной, исполнительной и судебной власти, в совершенствовании правовой базы и устранении препятствий к эффективному ее применению.

Возможность развития и совершенствования примирения тесно связана с повышением общего уровня правосознания и юридической культуры участников общественных отношений. Особую роль здесь может сыграть одна из важнейших функций примирения — воспитательная, при этом знания о примирении следует активнее использовать в образовательном процессе, чтобы привить будущим юристам навыки примирительной деятельности, разрушить стереотипы приоритетного обращения в государственные юрисдикционные органы. Целесообразно создать систему специального обучения медиаторов, проводить учебные курсы повышения квалификации, информировать общественность о преимуществах мирного урегулирования споров и возможностях использования тех или иных альтернативных методов разрешения споров.

В целом же растущая интенсивность экономических отношений и вовлечение в них все большего числа предприятий, включая малые и средние, предопределяют увеличение количества способов урегулирования споров и повышение их эффективности. Свобода предпринимательской деятельности предполагает и известную свободу в разрешении разногласий между субъектами таких отношений. Одним из наиболее результативных механизмов прекращения конфликтных ситуаций, противодействующих экономическому развитию, и является примирение.

Преимущества примирительных процедур по сравнению с государственными юрисдикционными механизмами разрешения возникающих в обществе конфликтов в том, что они помогают экономить время, финансовые средства и физические силы участников спора. Причем медиация ориентирована не столько на конфликт, сколько на конструктивный поиск взаимоприемлемого его решения. Немаловажна в связи с этим и защита сферы частных интересов участников, ибо медиация конфиденциальна. Потребность внедрения в российскую практику примирительных процедур обусловлена и необходимостью снизить нагрузку на суды.

Дальнейшее развитие примирения в России видится в оптимизации использования официальных государственных юрисдикционных про цедур и альтернативных форм разрешения споров, являющихся перспективным направлением совершенствования всей системы разрешения юридических противоречий.

Примирение есть комплексный межотраслевой институт, необходимый для нормального функционирования общества, предполагающий теоретический подход в его системном изучении. Основополагающее нормативное значение примирения выражается в его стабилизирующем и упорядочивающем влиянии на законопослушное поведение участников общественных отношений.

Механизм реализации принципа мирного разрешения этнополитических сложился в виде системы международно-правовых средств, норм национального (внутригосударственного) регулирования и политической практики.

Согласно ст. 33 Устава ООН государства, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны, прежде всего, стремиться разрешить спор путем «переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору».

В данном параграфе мы приведем почти все известные на сегодняшний день средства мирного регулирования этнополитических конфликтов.

Переговоры. Это наиболее доступное, гибкое и эффективное средство мирного разрешения споров, играющее ведущую роль среди других мирных средств. Такая их роль обусловлена тем, что конкретные цели, состав участников, уровень представительства на переговорах, их организационные формы и прочие процедурные вопросы согласовываются самими спорящими сторонами в соответствии с основными принципами и нормами современного международного права; переговоры должны вестись на равноправной основе, исключающей нарушение суверенной воли заинтересованных сторон. Независимо от предмета переговоров они должны начинаться и протекать без каких-либо предварительных ультимативных условий, принуждения, диктата и угроз.

Позитивный исход переговоров может выразиться либо в непосредственном разрешении спора по существу, либо в достижении договоренности о применении иного мирного средства решения спора. Однако если переговоры не привели к определенному соглашению, стороны обязаны продолжить поиск взаимоприемлемого урегулирования разногласий.

Консультации сторон. Как средство мирного урегулирования споров консультации стали применяться после Второй мировой войны, получив международно-правовое закрепление в большом числе двусторонних и многосторонних соглашений. Консультирующиеся стороны могут заранее устанавливать периодичность встреч, создавать консультативные комиссии. Указанные особенности консультаций способствуют поиску компромиссных решений спорящими сторонами, непрерывности контактов между ними, а также реализации достигнутых договоренностей в целях предупреждения возникновения новых споров и кризисных ситуаций. Процедура обязательных консультаций на основе добровольного согласия сторон позволяет использовать двойную функцию консультации: в качестве самостоятельного средства разрешения споров и для предотвращения, профилактики возможных споров и конфликтов, а также в зависимости от обстоятельств как средство достижения спорящими сторонами договоренности о применении других средств урегулирования. Можно считать, что консультации являются разновидностью переговоров.

Консультации могут носить факультативный или обязательный характер.

При этом консультации необходимо отличать от иных способов, используемых при проведении переговоров, а именно: уведомления (notification) и получения предварительного согласия (obtaining of prior consent). Например, если сторона А намеревается оповестить сторону Б о будущих действиях, которые затронут интересы данного государства, то уведомления в данном случае будет явно недостаточно для стороны Б, т. к. оно будет иметь намерение более детально обсудить предстоящие события. Следовательно, необходимо именно получение согласия стороны Б. При таких обстоятельствах оно сможет выразить возражения по поводу указанных действий. Тем не менее не во всех случаях сторона Б будет обладать правом вето в отношении действий стороны А, т. к. реализация подобного права носит исключительный характер и связана с правом осуществления совместной юрисдикции над чем-либо. В остальных случаях право вето может нарушить суверенитет другого государства[11].

Обследование. Это средство мирного урегулирования, к которому прибегают в случаях, когда спорящие стороны расходятся в оценке

фактических обстоятельств, вызвавших спор. Для осуществления процедуры обследования стороны создают на паритетных началах международную следственную комиссию, иногда во главе с представителем третьего государства или международной организации. Следственная комиссия должна учреждаться на основании специального соглашения между спорящими сторонами. В соглашении определяются подлежащие расследованию факты, порядок и срок образования комиссии, объем полномочий ее членов, а также место пребывания комиссии, ее право перемещаться, срок, в который спорящая сторона должна будет представить свое изложение фактов, и т. д. Результаты работы комиссии фиксируются в докладе, который должен ограничиваться лишь установлением фактов. За сторонами сохраняется полная свобода воспользоваться выводами следственной комиссии по своему усмотрению.

Примирение (согласительная процедура). Как средство мирного урегулирования споров примирение, в отличие от обследования, включает не только выяснение фактических обстоятельств, но и разработку конкретных рекомендаций для сторон. При применении согласительной процедуры стороны, как и в случае с обследованием, образуют на паритетных началах международную согласительную комиссию, которая и вырабатывает свои рекомендации.

Добрые услуги. Это действия не участвующей в споре стороны (государства, международной организации, известного общественного или политического деятеля), направленные на установление контактов между спорящими сторонами. Добрые услуги могут оказываться как в ответ на соответствующую просьбу одной или обеих спорящих сторон, так и по инициативе третьей стороны.

Предложение добрых услуг не должно рассматриваться в качестве недружественного акта по отношению к спорящим сторонам. Оказывающий добрые услуги в самих переговорах по разрешению спора непосредственного участия не принимает. Добрые услуги нередко перерастают в посредничество.

Посредничество. Оно предполагает непосредственное участие третьей стороны в мирном разрешении спора. Участвуя в переговорах спорящих сторон, посредник призван всемерно содействовать выработке приемлемого для этих сторон решения спора и вправе предлагать свои варианты такого разрешения, хотя предложения посредника не носят для спорящих сторон обязательного характера.

Добрые услуги СССР, перешедшие затем в посредничество, сыграли позитивную роль в урегулировании индо-пакистанского конфликта и привели к принятию конфликтующими сторонами Ташкентской декларации от 10 января 1966 года.

В современных условиях практику применения вышеприведенных средств разрешения международных споров следует развивать и активно использовать в целях предотвращения и улаживания внутригосударственных конфликтов.

Арбитраж. Использование международного арбитража для разрешения споров между государствами берет начало в глубокой древности. Известны многие случаи арбитражного разрешения споров, один из которых относится к истории Древней Греции. В 445 году до н.э. в договоре о союзе между Спартой и Афинами стороны обязались не прибегать к войне, если другая сторона хочет передать спор в арбитраж. В 432 году Спарта обвинила Афины в нарушении этого договора. Когда Афины предложили, чтобы в соответствии с договором спор был передан в арбитраж, Спарта отклонила это предложение и вторглась в Афины. После того как Спарта была разгромлена, утверждалось, что это произошло из-за нарушения ею торжественной клятвы, за что она была наказана богами. После 10 лет войны, в 421 году до н. э., между сторонами был заключен так называемый Никиев мир, в котором было упомянуто взаимное обязательство не прибегать к войне и передавать все будущие споры в арбитражный суд. Но история повторилась, когда несколькими годами позже на этот раз уже Спарта потребовала арбитражного разбирательства, ссылаясь на нарушение договора 421 года до н. э., а Афины отказались от этого. Спарта начала боевые действия, в результате которых Афины были разгромлены. Так как последние отказались от арбитража, боги, считали древние, больше не были на их стороне.

Современная история арбитражного рассмотрения споров началась с образования на основе англо-американского Договора о дружбе, торговле и мореплавании 1794 года («договор Джея») трех смешанных комиссий. В XIX в. было образовано уже более 200 арбитражных судов.

В 1872 году арбитражный суд, занимавшийся рассмотрением алабамского спора между США и Великобританией, своим решением обязал английское правительство возместить США ущерб в сумме 15,5 млн долларов, связанный с продажей англичанами южанам военных кораблей, уничтоживших в период Гражданской войны в Америке (1861— 1865 гг.) несколько десятков американских судов. Это решение имело важное значение для определения юрисдикции арбитражных судов.

Международный арбитраж представляет собой добровольно выраженное согласие спорящих передать свой спор на рассмотрение третьей стороны (третейское разбирательство), решение которой будет обязательным для сторон в споре. Обязательность применения и исполнения решения есть то главное, что отличает арбитражную процедуру от приведенных выше средств мирного урегулирования споров.

Существует два вида арбитражных органов: постоянный арбитраж и временный (арбитраж ad hoc). В отличие от постоянного арбитраж ad hoc создается соглашением сторон, именуемым компромисс, или третейская запись, для рассмотрения данного конкретного спора. Указанное соглашение содержит описание предмета спора, состав суда, его компетенцию, принципы и процедуру арбитражного разбирательства, а также положение о признании сторонами в споре обязательности арбитражного решения.

Важную роль в развитии института арбитража сыграли Гаагские конвенции о мирном решении международных столкновений 1899 и 1907 гг. В соответствии с первой из них в 1901 году была учреждена Постоянная палата третейского суда (ППТС) в Гааге с целью «облегчить возможность обращаться без замедления к третейскому суду в случае международных споров, которые не могли быть улажены дипломатическим путем», которая формально существует до сих пор.

Однако постоянно функционируют только Административный совет и бюро канцелярии Палаты во главе с генеральным секретарем. Каждое из участвующих в Конвенциях государств (их в настоящее время около 80) назначает четырех компетентных лиц из числа своих граждан в качестве членов Палаты (арбитров). Россия — член Палаты и четыре ее юриста-международника образуют национальную группу Палаты. Из общего списка членов Палаты стороны и выбирают арбитров. За время своего существования Палата рассмотрела около 30 межгосударственных споров.

В первой половине 1990-х годов Палата приняла ряд ныне действующих документов, определяющих факультативные правила рассмотрения споров. Среди них можно выделить: Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров между двумя государствами; Факультативные правила арбитражного разрешения споров между двумя сторонами, из которых только одна сторона является государством; Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров между международными организациями и государствами; Факультативные правила примирения и др.

Арбитражной практике известны два вида юрисдикции постоянных арбитражей: факультативная и обязательная. В первом случае для пе редачи спора в арбитражный орган необходимо обоюдное согласие всех сторон, во втором — достаточно требования одной из сторон.

Можно выделить три основных способа передачи дела на арбитражное разбирательство:

  • - специальное соглашение (компромисс), передающее существующий спор в арбитраж;
  • - специальное положение (арбитражная оговорка) в различных договорах, предусматривающее передачу в арбитраж споров, которые могут возникнуть из толкования или применения договора;
  • - общие арбитражные договоры, предусматривающие передачу в арбитражное разбирательство любых споров, которые могут возникнуть между сторонами (обязательный арбитраж). Стороны нередко оговаривают, что арбитражу не подлежат споры, затрагивающие жизненные интересы, независимость или честь сторон.

  • [1] Власенко НА., Чернышова Т.В. Примирение и право // Журнал российского права, 2012. № 7 [Электронный ресурс]. Доступ из СПС Консультант плтос. 2 Там же. 3 Дробижева Л.М. Этничность в социально-политическом пространстве Российской Федерации. Опыт 20 лет. М.: Новый хронограф, 2013. 336 с. 4 См.: Воскобитова Л. Доктринальный проект Модельного закона субъекта Российской Федерации «О службе примирения» // Мировой судья. 2007. № 1. С. 25; Коннов А.Ю. Понятие, классификация и основные виды альтернативных способов разрешения споров // Журнал российского права. 2004. № 12. С. 120.
  • [2] Рубинштейн Е.А. Нормативное регулирование института прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон: дис.... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 11. 2 Мигущенко О.Н. Истоки формирования религиозно-нравственной составляющей российского правосознания // История государства и права. 2007. № 11. С. 10. 3 Матненко М.В. Третейское урегулирование разногласий в трудовых отношениях // Трудовое право. 2008. № 6. С. 62.
  • [3] Кочеткова Н.П. Этнический правовой обычай как источник права России. Ростов н/Д., 2007. С. 12-28. 2 Устав гражданского судопроизводства с разъяснениями Сената по 1903 год включительно. Екатеринослав, 1904. С. 44. 3 Мигущенко О.Н. Общественные суды при сельских советах как фактор формирования правосознания населения (по материалам ЦЧО) // Мировой судья. 2008. № 3. С. 2-5.
  • [4] Камалова Г.Т. Формы привлечения общественности к участию в работе судебных органов Урала (1922- 1930 гг.) // Российский судья. 2009. № 9. С. 45. 2 Абдуллаева Ч.С. Некоторые историко-правовые аспекты процедур примирения с потерпевшим // История государства и права. 2008. №8. С. 9; Ширяева Ю.В. История примирительных процедур в России // Исполнительное право. 2008. № 2. С. 38-41. 3 Шуленги — сборщики податей; выборные судьи. Старшины — авторитетные лица в роде, имеющие властные полномочия по управлению определенным сообществом.
  • [5] Тумурова А.Т. Генезис обычного права бурят. Улан-Удэ, 2005. С. 75-85. 2 Там же. С. 75-90. 3 Наумкина В.В. Деятельность судов «словесной расправы» в Восточной Сибири XIX века // История государства и права. 2007. № 12. С. 25-26. 4 История отечественного государства и права: учебник: В 2 ч. / под ред. О.И. Чистякова. М., 2010. Ч. 1. С. 141.
  • [6] История государства и права СССР / под ред. Г.С. Калинина, А.Ф. Гончарова. М„ 1972. С. 452. 2 Обушиев С.П., Умерова Г.Б. Судебная политика в национальных окраинах Российской империи в XIX веке (Дальний Восток, Сибирь, степное Предкавказье, Закавказье, Казахстан и Средняя Азия) // Право и политика. 2007. № 5 . С. 115-116. 3 Кудрявцев В.Н. Борьба мотивов в преступном поведении. М., 2007. С. 111-112.
  • [7] См.: Нижечек В.И. Советское право в системе нормативного регулирования социалистических общественных отношений. Иркутск, 1973; Нерсесяны, В.С. Право в системе социальной регуляции. М., 1986.
  • [8] Покровский И.Ф., Овлащенко А.В. История права и его будущее // Транспортное право. 2009. № 1. С. 33-34. 2 Гайдаенко Шер Н.И. Медиация как способ разрешения международных коммерческих споров // Журнал российского права. 2011. № 7.
  • [9] Гаева О.Х., Хайрусов Д.С. Историко-правовой аспект развития института примирения // История государства и права. 2008. № 6. С. 31.
  • [10] Суд доброй воли. В России вводится альтернативная процедура урегулирования споров // Российская газета. 2010. № 148. 8 июля. 2 Гацалов К.А. Страховой омбудсмен в России: возможные пути и перспективы развития // Юридическая и правовая работа в страховании. 2010. № 2. С. 41-51.
  • [11] Зайцева Л.И. Переговоры как альтернативный способ разрешения споров в международном публичном праве // Международное публичное и частное право. 2012. № 3 [Электронный ресурс]. Доступ из СПС Консультант плюс.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >