Концептуальные основы правовой категории «общественная безопасность»

Общественная безопасность как правовая категория: понятие и сущность

Активное взаимодействие личности, гражданского общества и демократического правового государства представляет собой непременное условие и самую эффективную гарантию свободы личности, соблюдения ее прав и уважения к человеческому достоинству в Российской Федерации. Поэтому и рассмотрение вопроса об общественной безопасности в России необходимо начинать с анализа Конституции РФ и текущего отечественного законодательства.

Конституция РФ устанавливает ряд исходных начал нормативноправового регулирования безопасности и ранжирования ее на отдельные виды. Так, в ст. 55 и 56 Конституции РФ закрепляются такие категории, как «безопасность государства» и «безопасность граждан», которые признаются критериями ограничения конституционных прав и свобод. В соответствии ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия.

Общественная безопасность выделяется в ст. 72 Конституции РФ в качестве одного из предметов совместного ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Ее отраслевое содержание определяют нормы уголовного и административного законодательства. Так, например, уголовное законодательство поня

1

См.: ст. 56 Конституции Российской Федерации.

тие «общественная безопасность» использует в качестве родового объекта преступлений, предусмотренных разделом IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». За совершение административных правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, в главе 20 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.

Социально-правовое содержание безопасности раскрывает Закон РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности»1, который в настоящее время утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности»[1] . В ст. 1 Закона РФ «О безопасности» безопасность определялась как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз». Из данного определения следует, что безопасность как объект нормативно-правового регулирования состоит из трех основных видов: личной, общественной и государственной.

В связи с этим следует заметить, что природа «личной безопасности», «общественной безопасности» и «государственной безопасности» в философском и филологическом смыслах может быть раскрыта из соотношения таких категорий, как «безопасность и личность», «безопасность и общество», «безопасность и государство». Следовательно, соотношение личной, общественной и государственной безопасности обусловлено наличием тесной взаимосвязи между понятиями «личность», «общество» и «государство».

Понятие личности как общежитейского и научного термина подразумевает как человеческого индивида (лицо как целостность человека), так и устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности. Личность — продукт общества, его исторического развития, это понятие, которое отражает более высокий уровень познания сущности человека. Личность — это прежде всего определенный социальный тип человека. Каждый относительно устойчивый класс, каждая социальная группа вырабатывают в своей среде специфические социальные черты, типичные для принадлежащего к этой среде человека. При этом следует заметить, что понятия «личность» и «человек» отличаются одно от другого не по объему, а по содержанию в том смысле, что второе характеризуется перехо-

дом старого содержания на новый уровень самообогащения. Способность к деятельность, выступающая как умение жить и проявлять себя во всем в качестве социального существа. От человека зависит, каким образом он реализует свою способность к деятельности. Актуальным остается высказывание К. Маркса, определившего сущность человека не как «абстракт», присущий отдельному индивиду, а как совокупность общественных отношений1. В связи с этим понятия «человек» и «личность» фиксируют исторически различный характер общественных отношений, выражают различные этапы становления человека, различные ступени формирования его общественно-исторической сущности.

В политико-правовом аспекте личность, подпадающая под действие всей системы нормативного регулирования, особенно законов и подзаконных актов государства, приобретает определенные правовые свойства, предусмотренные в законодательстве[2] .

Под личностью в политологии, социологии, общественных науках в целом обычно понимается отдельно взятый человек безотносительно к любым другим его характеристикам, но рассматриваемый в контексте его взаимосвязей с неким множеством других людей в рамках отношений «личность — общество».

Общество, в свою очередь, представляет собой исторически развивающуюся форму жизнедеятельности людей. Индивиды, объединенные в обществе, производят социально значимые действия, тем самым удовлетворяя свои интересы и контролируя действия друг друга. Таким образом, основной элемент содержания общества — личность (индивид), внешняя форма жизнедеятельности которого есть само общество.

Государство является важной и наиболее независимой частью общества. В настоящее время под государством понимают сложное многоаспектное образование, продукт общества на определенной ступени развития, неотъемлемый атрибут классового общества. Оно имеет противоречивую внутреннюю природу, выполняет двоякого рода функции (общесоциальную и классовую). Или, говоря иначе, государство можно определить как особую организацию политической (общественной) власти. По сути, государство является главным субъектом безопасности. Оно обеспечивает безопасность своих граждан и способно выступать в роли полноправного партнера во взаимоотношениях с другими субъектами безопасности. Взаимоотношения с другими государствами застав

ляют несколько снизить уровень субъектности, что приводит к созданию различных международных сообществ. Стабильность в реализации данной концепции может объясняться также тем, что государство обладает собственными интересами, удовлетворять которые возможно, лишь имея общественную значимость. Монополия государства на обеспечение безопасности эту значимость обеспечивает, утверждая свое первенство в праве на субъектность в отношении безопасности1.

Сделав акцент на исследовании природы общественной безопасности, следует отметить, что, согласно ряду источников, безопасность как социальная категория стала употребляться с 1190 г. и означала спокойное состояние человеческого духа, свободу от любой опасности. Безопасность отождествлялась с добром, а ее отсутствие — со злом[3] . Уже в XVIII — первой половине XIX в. полицеи-сты полагали, что безопасность в смысле охраны своих подданных (граждан) «составляет как бы жизнь и душу государства». Немецкий ученый В. Гумбольдт в конце XVIII в. отмечал, что основное призвание государства сводится исключительно к обеспечению безопасности своих подданных (граждан). Ж. Ведель определяет безопасность как деятельность, направленную на предупреждение опасности, угрожающей коллективу или частным лицам, начиная от предотвращения заговоров против безопасности государства и кончая предотвращением несчастных случаев.

В России понятие «общественная безопасность» впервые было использовано в законодательном акте Российской империи «Общее губернское учреждение», принятом в царствование Николая I в 1845 г. В современном российском законодательстве и правоведении общественная безопасность как юридическая категория используется для определения сферы деятельности органов государства, в частности правоохранительных органов, выделяется в качестве ро

дового и непосредственного объекта посягательства конкретных видов преступлений и административных деликтов1.

Современные проблемы нормативно-правового регулирования и обеспечения безопасности стали предметом исследования многих ученых-юристов[4] . Вместе с тем анализ ведущихся дискуссий говорит о том, что научным сообществом до настоящего времени не выработан единый подход к пониманию правовой природы безопасности в целом и общественной безопасности в частности. Это связано с целым рядом причин как объективного, так и субъективного порядка.

Прежде всего, следует отметить, что юридические конструкции, существующие в современном отечественном законодательстве, регулирующем отношения безопасности, повторяясь в главном и отличаясь общими существенными признаками, тем не менее не объединены необходимой правовой абстракцией и соответственно не имеют своего официального наименования — термина. В ныне дей-

ствующем в сфере безопасности законодательстве существует и другая проблема — одновременное использование законодателем ряда близких по содержанию терминов без раскрытия их содержания. Например, законодатель использует термины «национальная безопасность», «безопасность государства», «государственная безопасность», «общественная безопасность» и др., но не дает их ясных и точных определений, раскрывающих их юридическую взаимосвязь и содержание. Подобное положение приводит к тому, что при научном анализе понятий безопасности более низкого порядка исследователь неизбежно сталкивается с трудностями классификации безопасности на отдельные виды. Без уточнения содержания и, главное, без построения иерархии таких терминов, как «национальная безопасность», «безопасность государства», «государственная безопасность», «общественная безопасность», невозможно на достаточно высоком научном уровне исследовать механизм нормативноправового регулирования и обеспечения безопасности.

Как отмечалось ранее, безопасность отождествлялась законодателем в Законе РФ «О безопасности» с состоянием защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. В Федеральном законе «О безопасности» приведенная дефиниция, к сожалению, утрачена. Вместе с тем понятие безопасности, закрепленное в Законе РФ «О безопасности», до настоящего времени является исходным для нормативноправового регулирования многих видов безопасности, предусмотренных действующим федеральным законодательством (безопасность дорожного движения1, радиационная безопасность[5] , пожарная безопасность, промышленная безопасность и др.).

С учетом вскрытых выше недостатков отечественного законодательства, регулирующего отношения безопасности, ученые-юристы предлагают самые разнообразные социально-правовые дефиниции безопасности и отдельных ее видов.

Так, например, С.В. Степашин определяет безопасность как «состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установле-

ний, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности с объективно обусловленными инновациями в ней и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемой функционирование»1.

П.В. Дихтиевский приходит к выводу, что под термином «безопасность» следует понимать полное отсутствие опасности для какого-то явления со стороны кого-либо или чего-либо, т.е. такое состояние, когда полностью исключена опасность любого вида. Безопасность, по мнению автора, включает спокойствие, надежность, уверенность и сохранность[6] .

А.И. Стахов рассматривает безопасность как элемент правовой системы Российской Федерации, взаимосвязанный с техногенными и природными источниками опасности. С точки зрения данного автора, безопасность представляет собой самостоятельную сферу правовой охраны и защиты конституционных и иных законных интересов личности, общества, государства и нации, которая обусловлена создающими высокую вероятность причинения вреда данным интересам формально определенными физическими, химическими и биологическими проявлениями и действиями природной среды и техногенной системы (вредоносными природными и техногенными факторами окружающей среды), связанными с правонарушениями и юридическими казусами, а также с подлежащими официальной оценке со стороны государства (санкционируемыми и контролируемыми государством) действиями (деятельностью) физических и юридических лиц по использованию на законных основаниях и по назначению предметов, явлений и процессов — материальных носителей указанных вредоносных проявлений и действий или, иначе, техногенных и природных источников опасности конституционным и иным законным интересам.

По мнению В.Ф. Молчановского, разделяемого нами, «безопасность» отражает, с одной стороны, состояние (жизненность) системы, с другой — совокупность специальных мер по сохранению целостности, относительной самостоятельности и устойчивости социальной системы». Другими словами, безопасность понимается как

атрибутивный признак общества, государства и личности. Она связана с устойчивым развитием современного общества.

Следует также согласиться с мнением ученых, рассматривающих безопасность как результат практической деятельности, подразумевающей активность людей, общества, государства, мирового сообщества, направленную на выявление (изучение), предупреждение, ослабление, устранение (ликвидацию) и отражение опасностей и угроз, способных погубить их, лишить фундаментальных материальных и духовных ценностей, нанести неприемлемый (недопустимый объективно и субъективно) ущерб, закрыть путь для прогрессивного развития[7]. Подобная деятельность, на наш взгляд, должна осуществляться социальной системой, которая включает в себя определенные органы и организации. Эти социальные институты должны использовать соответствующие научные теории, доктрины, средства, способы и методы.

Вскрывая социально-правовую природу общественной безопасности, нельзя не отметить, что в этимологическом смысле безопасность означает «положение, при котором не угрожает опасность кому-нибудь либо чему-нибудь» или, иначе, «отсутствие опасности, сохранность, надежность». При этом опасность в общем смысле определяется как «возможность, угроза чему-нибудь опасного», т.е. «способного вызвать, причинить какой-нибудь вред, несчастье». С нашей точки зрения, под опасностью следует понимать действия и/или намерения одних субъектов против других, являющиеся целенаправленными и враждебными, и негативные результаты деятельности, не имеющей таких намерений {ошибки, халатность и т.д.), риск, вызов, стихийные бедствия, оценку явлений с позиции возможных отрицательных результатов, предчувствие вредных событий для индивидов и природной среды. Говоря иначе, опасность — возможные или реальные явления, события и процессы, способные уничтожить тех или иных субъектов (личность, социальную группу, народ, государство и т.д.) или же важные для людей объекты или природные ценности или нанести им ущерб, вызвать деградацию, закрыть путь к развитию.

Исследователи юридического содержания безопасности справедливо подразделяют ее на самые разнообразные виды. Например, ученые-юристы выделяют политическую безопасность, экономиче-

скую безопасность, финансовую безопасность, продовольственную безопасность (продовольственные войны), информационную безопасность и т.д.1.

Достаточно широкое ранжирование безопасности на отдельные виды, используемое в отечественной науке и нормотворчестве, порождает необходимость разработки специальных классификаторов, позволяющих определить особенности механизма нормативноправового регулирования того или иного вида безопасности.

С точки зрения ученых-юристов, изучавших проблемы обеспечения безопасности, в основу деления общественной безопасности на различные виды положен круг и характер общественных отношений, складывающихся в той или иной сфере жизнедеятельности[8] . В связи с этим научно-практический интерес вызывает выделение с структуре безопасности структурно-обособленных субъектных, предметных, функциональных и ситуационных сфер, предложенное

А.И. Стаховым1. В частности, автор, на наш взгляд, обоснованно выделяет личную, общественную, государственную и национальную безопасность, признавая в качестве классификационного критерия личность, общество, государство и нацию как формально определенных носителей административно охраняемых конституционных и иных законных интересов[9] . Дифференциацию видов безопасности, на наш взгляд, логично также провести по предметноохранительному признаку, если предметом охраны является состояние экономического развития, то можно согласиться с исследователями, выделяющими экономическую безопасность, если информационные ресурсы — то информационную безопасность и т.д. Описанный прием используется не только в юридической науке, но также в нормотворчестве. Уровень осознания людьми своей защищенности стал для В.А. Плешакова критерием выделения криминологической безопасности, которая отражает объективное состояние защищенности жизненно важных и иных существенных интересов личности, общества и государства от преступных посягательств и угроз таких посягательств, порождаемых различного рода криминогенными факторами (явлениями и процессами).

Перечень других видов безопасности, выделяемых юридической наукой и в нормотворчестве, можно продолжить. Между тем при наличии разнообразных доктринальных правовых понятий безопасности, а также широкого множества видов безопасности, регулируемых правом, следует подчеркнуть, что в Законе РФ «О безопас-

ности», нормах федеральных законов, регулирующих отдельные виды безопасности1, а также Указе Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»[10] справедливо устанавливается взаимосвязь безопасности с такой специальной категорией, как «угроза безопасности». В Законе РФ «О безопасности» под угрозой безопасности понимается «совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства». В Указе Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» выделяются такие виды угроз безопасности, как «угрозы национальной безопасности», под которыми понимается «прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства». В Концепции общественной безопасности, утвержденной Президентом РФ 21 ноября 2013 г., используется понятие угрозы общественной безопасности, под которой понимается «прямая или косвенная возможность нанесения ущерба жизни и здоровью человека и гражданина, его конституционным правам и свободам, критически важным объектам инфраструктуры Российской Федерации и жизнеобеспечения населения».

Мы разделяем выделенные приемы нормотворчества и считаем, что правовое понятие безопасности необходимо связать с защищенностью от факторов и условий, создающих угрозу законным интересам государства, общества и личности. В связи с этим, если говорить о взаимосвязи государства с правовым понятием безопасности, логично сделать акцент на защищенности конституционных основ государства, важнейших его устоев, конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности, иных законных интересов. Взаимосвязь общества и безопасности, на наш взгляд, проявляется в защищенности материальных и духовных ценностей, составляющих основу организации социальных групп и общения людей, иных законных интересов общества. Безопасность личности выражается в защищенности конституционных прав и свобод человека и гражданина, иных законных интересов личности.

Обобщая сказанное, исходное правовое понятие безопасности можно сформулировать как состояние защищенности конституционных основ государства, важнейших его устоев, конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности, материальных и духовных ценностей, составляющих основу организации социальных групп и общения людей, конституционных прав и свобод человека и гражданина, иных законных интересов государства, общества, личности от факторов и условий, создающих угрозу данным интересам.

Из анализа предложенного определения следует отметить, что «безопасность» связана с ее субъектами (государством, обществом, личностью). В связи с этим необходимо, прежде всего, рассматривать государственную, общественную и личную безопасность в качестве системы специальных взаимосвязанных правовых категорий.

При таком подходе государственная безопасность как правовая категория, на наш взгляд, означает состояние защищенности основ государства, важнейших его устоев, конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности, других интересов государства, прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных Конституцией РФ и действующим законодательством, от факторов и условий, создающих угрозу данным интересам.

Объектами государственной безопасности следует считать конституционные основы существования и деятельности государства: конституционный строй, суверенитет и территориальную целостность, другие законные интересы Российской Федерации, а также субъектов Российской Федерации, которые позволяют прогрессивно развиваться Российскому государству.

В современных условиях для государственной безопасности в России явную и скрытую угрозу несут не столько внешние, сколько внутренние факторы, которые необходимо учитывать при формировании концепции обеспечения государственной безопасности. Сегодня такими факторами являются: неоправданно медленное повышение уровня и качества жизни; дальнейшее расслоение общества на бедных и богатых; безработица; разрушение интеллектуального потенциала; вынужденная миграция русскоязычного населения из стран СНГ; отчуждение власти от народа; тотальная криминализация общественных отношений; повышение удельного веса девиантного поведения; высокий уровень коррупции; ^прекращающийся спад производства; состояние стагнации аграрного сектора; разрушение основ духовной жизни; упадок науки, образования и культуры; ослабление военной мощи; кризис в социальной сфере; иные негативные явления в различных сферах жиз недеятельности государства и общества[11]. Без решения этих проблем не может быть достигнуто безопасное сосуществование и национальное согласие.

Общественная безопасность как правовая категория, в свою очередь, может быть рассмотрена в качестве состояния защищенности материальных и духовных ценностей, составляющих основу организации социальных групп и общения людей, конституционных прав и свобод человека и гражданина, разнообразных институтов общества, других законных интересов общества от факторов и условий, создающих угрозу данным интересам.

Общество, его материальные и духовные ценности, которые являются основой организации социальных групп и общения людей, выступают объектами общественной безопасности. Создание нормальных условий развития разнообразных институтов общества, подразумевающего наличие стабильной экономики, технического прогресса, благоприятной окружающей среды, преемственности поколений, выражающейся в поддержании культурных традиций, эстетического воспитания, позволяют прогрессивно развиваться российскому обществу в целом.

Личная безопасность как правовая категория, на наш взгляд, означает состояние защищенности прав и свобод человека и гражданина, а также иных благ и ценностей, предусмотренных Конституцией РФ и текущим законодательством, от факторов и условий, создающих угрозу данным интересам. Объектами личной безопасности являются человек, его права и свободы, предусмотренные Конституцией РФ и детализированные в нормах отечественного законодательства, которые позволяют прогрессивно развиваться каждой личности.

Проведенное выше сопоставимо с субъектами безопасности. Разграничение государственной, общественной и личной безопасности как специальных правовых категорий является условным, так как между данными видами безопасности существует очень тесная взаимосвязь, которая приводит, по сути, к их переплетению, сочетанию и интеграции.

Так, например, в «Юридическом энциклопедическом словаре» общественная безопасность определяется как «система общественных отношений и юридических норм, регулирующих эти отноше-

ния в целях обеспечения общественного спокойствия, неприкосновенности жизни и здоровья населения, нормального труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий»1.

Отдельные исследователи в качестве объектов общественной безопасности признают: права, свободы, законные интересы личности; ее жизнь и здоровье; материальные интересы; деятельность членов общества и их повседневную жизнь; материальные и духовные ценности общества; конституционный строй государства[12] .

В.П. Тихий представляет общественную безопасность как состояние общественных отношений, предупреждающее угрозу причинения им вреда и обеспечивающее тем самым их нормальное функционирование. А такое состояние может быть достигнуто, только если обеспечивается безопасность не только жизни и здоровья индивида (коллектива), но и элементов, составляющих их достойную жизнедеятельность. И.И. Веремеенко отмечает, что общественная безопасность — это безопасность всех основных компонентов отдельной личности или коллектива, которые представляют собой некую совокупную ценность, охраняемую моральными и правовыми нормами.

И.А. Макарычев определяет понятие «общественная безопасность» как «состояние защищенности нормами права определенной совокупности общественных отношений, складывающихся в области жизнедеятельности личности, общества и государства, безопасного функционирования органов государственной и муниципальной власти, общественных организаций (объединений) и граждан, а

также гарантированной государством реализации их прав, свобод и законных интересов»1.

Л.Л. Попов трактует общественную безопасность как «систему общественных отношений, складывающихся в соответствии с правовыми, техническими, строительными и другими нормами при использовании объектов и предметов, представляющих повышенную опасность для людей и общества в целом, или при наступлении особых условий в связи со стихийными бедствиями либо по другим чрезвычайным обстоятельствам социального или техногенного характера»[13] .

Б.Т. Хамхоев отмечает, что «под общественной безопасностью следует понимать такое качественное состояние общественных отношений, при котором обеспечивается устойчивое существование общества, удовлетворение и реализация необходимых потребностей и интересов его граждан, способность к эффективному предотвращению или устранению различного рода опасностей и угроз, прогрессу и развитию. Безопасность общества, общественная безопасность включает в себя безопасность государства и безопасность личности. Общественная безопасность — неотъемлемая часть, охватывающая те общественные отношения, которые связаны с предотвращением или устранением угрозы для жизни и здоровья людей и их имущества. Она органически связана с личной безопасностью граждан и общественным порядком».

А.П. Коренев к сфере общественной безопасности относит те общественные отношения, которые связаны с использованием объектов, представляющих повышенную опасность для общества, или наступлением стихийных бедствий и других чрезвычайных обстоятельств.

Сравнивая приведенные выше доктринальные подходы к пониманию природы общественной безопасности, следует заметить, что трактовка сферы общественной безопасности во взаимосвязи с проявлением негативных свойств источников повышенной опасности, на наш взгляд, необоснованно сужена. Представляется, что нельзя все отношения общественной безопасности сводить к тем, которые возникают в связи со стихийными бедствиями, эпидемиями и эпизоотиями, а также в связи с пользованием предметами и

материалами, являющимися источниками повышенной опасности. Общественная безопасность зависит от ряда других социальных факторов, в частности от уровня противодействия правонарушениям, оборудования объектов, предназначенных для массового посещения людьми (стадионов, зданий и других сооружений), благоустройства населенных мест и иных факторов.

В связи с этим представляется интересной точка зрения В.Н. Васина, который определяет «общественную безопасность» следующим образом: это «состояние обеспеченности общества мерами охраны и механизмом их реализации от преступных посягательств, антропогенных воздействий природной среды, аварий и катастроф»1. Особого внимания также заслуживает подход к пониманию общественной безопасности, предложенный А.И. Стаховым. По мнению автора, общественная безопасность может быть определена «как урегулированное правом состояние защищенности конституционных и иных законных интересов гражданского общества, при котором отсутствуют связанные с санкционируемыми и контролируемыми государством правомерными действиями (деятельностью) физических и юридических лиц природные и техногенные факторы окружающей среды, создающие высокую вероятность причинения вреда конституционным и иным законным интересам общества, а также исключены правонарушения и юридические казусы, способствующие возникновению и (или) развитию данных факторов окружающей среды[14] .

Среди имеющихся доктринальных дефиниций общественной безопасности достаточно полно, на наш взгляд, раскрывает содержание данной категории Б.П. Кондрашов. Под общественной безопасностью он понимает «систему общественных отношений, урегулированных правовыми нормами в целях обеспечения безопасности личности, общественного спокойствия, благоприятных условий для труда и отдыха граждан, нормальной деятельности государственных органов, общественных объединений, предприятий, учреждений и организаций от угрозы, исходящей от преступных и иных противоправных деяний, нарушения порядка пользования источниками повышенной опасности, предметами и веществами, изъятыми из гражданского оборота, явлений негативного техногенного и природного характера, а также других особых обстоятельств».

Если проанализировать нормативные дефиниции безопасности, действующие в настоящее время, то следует заметить, что в них установлена взаимосвязь общественной безопасности с такой категорией, как «национальная безопасность». В частности, в Концепции общественной безопасности, утвержденной Президентом РФ 20 ноября 2013 г., отмечается, что общественная безопасность является одним из основных приоритетов национальной безопасности Российской Федерации. При этом под общественной безопасностью в указанной Концепции понимается состояние защищенности в пределах территории Российской Федерации человека и гражданина от преступных и иных противоправных посягательств на их права и свободы, а также населения, критически важных и (или) потенциально опасных объектов инфраструктуры Российской Федерации от угроз природного и техногенного характера, актов незаконного вмешательства на указанные объекты.

Нормативная дефиниция национальной безопасности в настоящее время содержится в Указе Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года»[15]. В названном Указе Президента РФ национальная безопасность определена как состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства. В основе нормативноправового содержания категории национальной безопасности лежит понятие «национальные интересы». Национальные интересы представляют собой своего рода интегральную основу выражения и достижения баланса между высшими интересами личности, общества и государства. В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. отмечается, что национальные интересы России — совокупность внутренних и внешних потребностей государства в обеспечении защищенности и устойчивого развития личности, общества и государства. Их последовательная реализация в принципе невозможна без надежной системы отраслевого законодательства, воплощающего в себе конституционные принципы (начала) безопасности личности, общества, государства.

В целом мы разделяем используемый прием нормотворчества в определении общественной безопасности и разделяем мнение А.И. Стахова о том, что личную безопасность, общественную безопасность, государственную безопасность и национальную безопасность можно соотнести между собой как единичное, общее, целое,

комплексное1. При таком подходе в определении общественной безопасности представляется необходимым подчеркнуть, что она является составной частью национальной безопасности Российской Федерации.

Кроме того, при разработке правового понятия общественной безопасности следует отметить, что именно права и свободы человека и гражданина, предусмотренные Конституцией РФ и текущим законодательством, пронизывают ее содержание, а также содержание личной, государственной и национальной безопасности. Данное суждение в полной мере соответствует ст. 18 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина в России определяют содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, в том числе, очевидно, деятельность по обеспечению общественной безопасности. Говоря иначе, в Российской Федерации приоритет отдается человеку, его правам, свободам, которые являются высшей ценностью. В связи с этим мы разделяем мнение А.С. Прудникова в том, что если будут обеспечены права и свободы многонационального народа в государстве, то он, в свою очередь, защитит суверенитет, конституционный строй и территориальную целостность России, правопорядок, общественный порядок и общественную безопасность[16] .

С нашей точки зрения, объективными факторами, которые дают основания для вычленения общественной безопасности из общей сферы безопасности в целом, и в частности из сферы национальной безопасности Российской Федерации, являются:

• наличие государственных органов и иных субъектов, реализующих эти функции в установленных формах посредством закрепленных законодательством методов обеспечения данного вида безопасности.

Рассматривая соотношение понятий «национальная безопасность» и «общественная безопасность», следует отметить, что они имеют общие признаки, такие как жизненно важные интересы. В содержании этих понятий нет признаков, исключающих совпадение их объектов, т.е. все эти понятия совместимые. Однако объем одного из понятий частично входит в объем другого и содержание этих понятий различно.

Говоря о соотношении общественной безопасности и национальной безопасности, следует установить взаимосвязь данной категории с безопасностью личности и общественным порядком, так как уяснение близости этих сфер позволяет выявить границы охраняемых общественных отношений, более четко определить пределы компетенции в смежных областях общественной жизни и их соотношение.

Вскрытая проблема соотношения общественной безопасности, безопасности личности и общественного порядка, на наш взгляд, относится к числу недостаточно разработанных юридической наукой. По этому вопросу сложилось несколько мнений. Сторонники одного из них считают общественную безопасность составной частью общественного порядка, другие оценивают общественную безопасность как более емкое явление по отношению к общественному порядку. Третьи в общественном порядке и общественной безопасности видят самостоятельные категории.

С нашей точки зрения, общественная безопасность, безопасность личности и общественный порядок выступают как тесно взаимосвязанные и взаимообусловленные, но не тождественные категории.

В основе безопасности личности, общественного порядка и общественной безопасности лежат общие принципы, к которым относятся законность, стабильность и гарантированность безопасности, взаимная ответственность личности, общества и государства по обеспечению безопасности, соблюдение баланса жизненно важных интересов человека, общества и государства. Трудно выделить отношения безопасности личности, общественного порядка или общественной безопасности, которые существовали бы изолированно. В любой совокупности общественных отношений доминируют те, которые придают данной совокупности качественную определенность. Поэтому сфера безопасности личности, общественной безопасности может включать и связи, характерные для общественного порядка, но последние являются в данной сфере второстепенными, не определяющими ее сущности. В таких случаях нарушение этих общественных отношений одновременно воздействует и на отношения общественного порядка. Например, несоблюдение правил дорожного движения и правил движения на объектах транспорта имеет своим основным субъектом общественную безопасность, так как ставит под непосредственную угрозу жизнь и здоровье людей при пользовании источниками повышенной опасности. Вместе с тем в данной ситуации происходит нарушение общественного спокойствия, нормального ритма жизни, т.е. общественного порядка, хотя основными в нарушаемой сфере являются все же отношения общественной безопасности.

С нашей точки зрения, общественный порядок — это прежде всего правовой режим регулирования общественных отношений, обеспеченный исторически сложившимися социальными нормами (правилами поведения). В связи с этим общественный порядок как комплексное правовое явление следует рассматривать в качестве средства недопущения и устранения угроз общественной безопасности.

Именно из этих позиций следует разграничивать понятия «общественный порядок», «общественная безопасность», «безопасность личности», о содержательной стороне которых говорилось выше.

Подводя итог исследования природы личной, общественной, государственной и национальной безопасности как системы специальных правовых категорий, можно сформулировать следующее комплексное понятие общественной безопасности, которое будет использоваться в дальнейшем.

Общественная безопасность является неотъемлемой частью национальной безопасности Российской Федерации и представляет собой состояние защищенности материальных и духовных ценностей, составляющих основу организации социальных групп и общения людей, конституционных прав и свобод человека и гражданина, других законных интересов общества от противоправных деяний, вредоносных явлений техногенного и природного характера, других факторов и условий, создающих угрозу данным правам и законным интересам.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >