Административная ответственность как способ обеспечения правового режима оборота ценных бумаг

Административная ответственность как форма государственной охраны установленных требований выпуска и оборота ценных бумаг

Особый правовой режим оборота ценных бумаг, заключающийся в установлении особых правил их выпуска, регистрации, передачи и продажи, установлении особых требований предоставления и размещения информации, законодательного определения условий деятельности субъектов рынка ценных бумаг, предусматривает наличие установленных государством мер правовой охраны данных требований и условий их оборота. Законодательное установление повышенной административно-правовой охраны оборота ценных бумаг, в свою очередь, является также подтверждением особого административно-правового режима их оборота.

Одной из мер Российского государства, направленных на укрепление финансовой дисциплины участников оборота ценных бумаг в период экономического кризиса, стало внесение изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях[1] (далее — КоАП РФ) и установление новых административных составов, предусматривающих административную ответственность участников рынка ценных бумаг.

В связи с этим представляет научный интерес исследование проблем административной ответственности как формы влияния государства и государственной охраны нормативно установленных требований выпуска и оборота ценных бумаг. Проблема ответственности и ее значение в механизме воздействия норм права на общественные отношения не утрачивают своей актуальности в современной науке.

В науке административного права обоснованно подчеркивается особое значение ответственности для отрасли административного права1, это предопределяет охранительный характер норм административного права. В связи с этим логически последовательным представляется взгляд П.П. Серкова на вопросы сущности административной ответственности как отношения законодателя к нарушению установленных правом правил и процедур. При этом П.П. Серков обоснованно отмечает, что правовая реакция на правонарушения имеет два аспекта: законодательный и правоприменительный, отсюда источником правовой реакции государства в лице законодателя является не правонарушение, предусмотренное правовой нормой, а правонарушение как конкретное проявление противоправных действий (бездействия). Отсюда обоснованным представляется предложенное им определение понятия юридической ответственности как особой реакции государства «по защите публичных и частных интересов, оформленной совокупностью материальных и процессуальных правовых норм в целях возложения на правонарушителя обязанности претерпения неблагоприятных для него последствий, т.е. применение к правонарушителю санкции правовой нормы»[2] .

Следует отметить, что в литературе отсутствует единство в подходах к определению понятия сущности и содержания не только ответственности в целом, но и административной ответственности в частности. Институт административной ответственности рассматривается в разных его аспектах: как один из элементов механизма управления, имеет место отождествление ее с административным принуждением, она также рассматривается как способность лица в связи с совершением административного правонарушения претерпеть неблагоприятные последствия, выраженные в виде административного наказания, ее сущность раскрывается как мера принудительного воздействия и административное наказание. Различие

подходов получило свое отражение и в неопределенности законодательного установления понятия административной ответственности в КоАП РФ. Так, по мнению П.П. Серкова, административная ответственность по законодательству Российской Федерации выступает в качестве правового института, опосредующего своим механизмом реакцию государства на нарушение установленных правил поведения, где правовая реакция государства является первичной и основополагающей, определяющей суть административной ответственности1.

В административно-правовой науке термин «административная ответственность» обобщенно представляется и рассматривается во многих значениях: как вид юридической ответственности; как применение (реализация) предусмотренной административно-правовой нормой санкции в виде административного наказания; как мера административного принуждения; как специфическое административное правоотношение; как правовой институт[3] .

А.В. Кирин, анализируя разные подходы к определению административной ответственности российских ученых в области административного права, обоснованно отмечает, что в основном административная ответственность как в советский период, так и в настоящее время рассматривается одновременно в двух разных значениях:

  • • в широком смысле — как наименование одноименного института административного права;
  • • в узком смысле — как разновидность мер государственного принуждения в виде комплекса административных санкций за нарушение требований административно-правовых норм.

Ю.М. Козлов рассматривал административную ответственность как разновидность юридической ответственности, которая во всех случаях есть результат неправомерного поведения лица и выражается в применении к нему полномочными органами и должностными лицами в установленном законом порядке соответствующих юридических санкций. Он отмечал, что по своей сути административное наказание и есть мера административной ответственности.

Такого подхода придерживался А.П. Алехин. Административную ответственность он определял как «вид юридической ответственности, которая выражается в применении уполномоченным органом

или должностным лицом административного взыскания к лицу, совершившему правонарушение»1.

Административная ответственность, по А.П. Алехину, — это «вид юридической ответственности, которая выражается в применении уполномоченным органом или должностным лицом административного взыскания к лицу, совершившему правонарушение»[4] .

Д.Н. Бахрах определяет административную ответственность как «официальное признание деяния административным правонарушением, осуждение виновного и применение к нему уполномоченными субъектами административной власти административных наказаний в урегулированном КоАП порядке».

Б.В. Российский и Ю.Н. Старилов определяют ее как вид юридической ответственности, который выражается в назначении органом или должностным лицом, наделенным соответствующими полномочиями, административного наказания лицу, совершившему правонарушение.

В учебнике под редакцией Л.Л. Попова 2005 г. административная ответственность рассматривается как реализация административно-правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных наказаний к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение.

Ю.А. Дмитриевым, И.А. Полянским и Е.В. Трофимовым она характеризуется как реализация предусмотренных административным правом санкций, осуществляемая посредством применения уполномоченными субъектами государственного управления различных видов административных наказаний в отношении правонарушителей (физических и юридических лиц).

По мнению Н.М. Конина, это «предусмотренная законодательством правовая ответственность за совершенное административное правонарушение, связанная с применением административных наказаний (санкций)».

А.Б. Агаповым она определяется как совокупность мер принудительного воздействия, применяемых к лицам, виновным в со

вершении административных правонарушений, ограничивающих имущественные (неимущественные) права нарушителей либо устанавливающих их дополнительные обязанности1.

А.Б. Панов административную ответственность определяет как «вид государственного принуждения, реализуемого в предусмотренной КоАП РФ процессуальной форме и отражающего такое правовое состояние лица, при котором оно претерпевает неблагоприятные последствия морального, личного, имущественного или организационного характера в результате государственного осуждения совершенного им административного правонарушения[5] .

Как представляется, данные определения отражают сущность и содержание административной ответственности как вида юридической ответственности. В связи с этим едва ли можно признать обоснованной критику такого подхода, изложенную А.В. Кириным в его диссертационной работе, мотивированную лишь тем, что авторы не приводят определения административной ответственности как правового института административного права. По его мнению, речь должна идти о наименовании «административно-деликтное право», рассматриваемое как совокупность деликтных административно-правовых норм и отношений и признаны подотраслью административного права, а не ее институтом. В позиции А.В. Кирина усматривается смешение понятий и критериев характеристик таких правовых явлений, как административная ответственность и система права.

Представляется, что в большей мере отражает сущностное содержание и значение административной ответственности в механизме управленческого воздействия государства на общественные отношения подход к определению административной ответственности как к элементу государственного управления и законодательно установленной системы административно-правовой охраны государственно значимых правоотношений, определяющей отношение законодателя к характеру противоправного деяния и его реакцию в виде установления его наказуемости.

Задачи административной ответственности конкретизируются применительно к конкретным объектам ее охраны (защиты) путем их перечисления, фактически они совпадают с задачами законодательства об административных правонарушениях. Так, согласно ст. 1.2 КоАП РФ задачами законодательства об административных правонарушениях являются защита личности, охрана прав и свобод чело

века и гражданина, охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, защита общественной нравственности, охрана окружающей среды, установление порядка осуществления государственной власти, общественного порядка и общественной безопасности, собственности, защита законных экономических интересов физических и юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений.

Ведущей функцией административной ответственности является охранительная (защитная') функция, которая реализуется через карательно-штрафную и восстановительно-компенсационную подфункции.

Карательно-штрафная подфункция состоит в осуществлении справедливого возмездия (наказания) за совершенные административные правонарушения и применении установленных административным законом мер административного наказания. Дополнительными способами осуществления карательной функции являются осуждение со стороны компетентного органа и «состояние наказан-ности» в соответствии с положением ст. 4.6 КоАП РФ.

Восстановительно-компенсационная подфункция состоит в восстановлении нарушенных прав и свобод граждан и других лиц, потерпевших от правонарушения, в возмещении нанесенного им имущественного и морального вреда, причиненного административным правонарушением (ст. 4.7 КоАП РФ). В частности, согласно ч. 1 ст. 4.7 КоАП РФ судья, рассматривающий дело об административном правонарушении, вправе при отсутствии спора о возмещении имущественного ущерба одновременно с назначением административного наказания решить вопрос о возмещении имущественного ущерба.

Превентивная и воспитательная функции административной ответственности действуют и при ее установлении, и при ее реализации в случаях совершения конкретных правонарушений. Осуждение и кара предупреждают совершение нового правонарушения как самим правонарушителем, так и другими лицами. Речь идет о частной и общей превенции административных правонарушений. Предупреждение несет в себе воспитательный эффект, связанный с воздействием на сознание субъектов права, на формирование у них устойчивой установки на соблюдение и исполнение административных запретов и обязанностей. Цели воспитания и исправления правонарушителей при применении административной ответственности содержались в КоАП РСФСР. Специального упоминания о таких целях нет в действующем КоАП РФ, однако подобного рода цели имманентно сохраняются при осуществлении всех других функций административной ответственности.

Применение административного наказания сопровождается устранением причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, что усиливает действие превентивно-воспитательной функции административной ответственности.

На основе исследованных подходов можно сформулировать определение административной ответственности применительно к исследуемой сфере правоотношений с учетом особенностей объекта ее охраны и целей применения. Административная ответственность за правонарушения в сфере оборота ценных бумаг представляет собой вид юридической ответственности, которая наступает за нарушение установленных правил и процедур выпуска и оборота ценных бумаг в отношении граждан, должностных и юридических лиц — участников рынка ценных бумаг, выражается в применении судебными и иными юрисдикционными органами административного взыскания к лицу, совершившему правонарушение, допустившему нарушение или невыполнение установленных законодательством о рынке ценных бумаг обязанностей в установленных формах и процедурах, в целях обеспечения и охраны конституционно установленного правопорядка, правовых основ финансового рынка и экономики России на основе и в порядке, установленном административным законодательством.

В теории административной ответственности дискуссионным является вопрос об общественной вредности или общественной опасности административных правонарушений. В реальной жизнедеятельности общества и государства фактически нет правонарушений, которые не были бы вредны охраняемым мерами административно-правового воздействия интересам государства и общества. В ином случае есть основания говорить об отсутствии в действиях законодателя, устанавливающего наказуемость противоправного деяния, логики в негативной его оценке.

Наличие в правообразующем механизме правовых запретов и правового обязывания обусловливает признак противоправности и общественной вредности правонарушения. В связи с этим применительно к проблемам административной ответственности за правонарушения в сфере оборота ценных бумаг необходимо оценивать и категории «общественной опасности» и «общественной вредности».

Следует отметить, что применительно к административной ответственности П.П. Серковым обосновывается вывод о том, что основным элементом, характеризующим административную ответственность, является признак противоправности. Причем в зависимости от характера противоправного поведения субъекта возможно выявление разных уровней противоправности, которая за висит от видов правонарушении, за которые предусматривается гражданская, материальная или дисциплинарная ответственность, тем самым образуется более опасный вид противоправности. При этом мер общественного реагирования через механизм гражданско-правовой, материальной и дисциплинарной ответственности оказывается уже недостаточно для адекватной оценки повышенной степени опасности.

По мнению П.П. Серкова, основное различие степени опасности между противоправностью, предусмотренной нормами КоАП РФ и УК РФ1, заключается в размере причиненного ущерба: является ли он крупным или особо крупным (например, применительно к нарушению авторских прав)[6] .

Едва ли обоснованно при характеристике правонарушения как основания для применения того или иного вида ответственности исходить из уровня или степени их противоправности. Представляется, что противоправность является самостоятельным элементом, характеризующим правонарушение в силу того, что для ответственности в любом ее виде предусмотрено три основания: юридическое, фактическое и процессуальное. При этом ответственность может наступить лишь при наличии всех этих оснований. Противоправность представляет собой нарушение установленных нормами права правил поведения субъектов, которые и являются юридическим основанием для установления ответственности, при этом в случае их нарушения можно говорить о наличии в действиях лица неправомерного или противоправного поведения. Что же касается характера наступивших последствий в результате противоправного поведения, будь то крупный или особо крупный ущерб, тяжкий вред жизни и здоровью или иной, то данные обстоятельства относятся к фактическим основаниям ответственности и именно они определяют степень общественной вредности или степень общественной опасности совершенного деяния и являются определяющими для разграничения правонарушений от уголовно наказуемых деяний. Общественная опасность является признаком, характеризующим уголовное преступление и основания применения мер уголовной ответственности, тогда как признак общественной вредности характерен для административного правонарушения. Едва ли обоснованно выделять разный уровень или разную степень противоправности. Суть ее заключается в нарушении или невыполнении установлен-

ных нормами права общеобязательных правил поведения, при этом характер противоправного деяния и для преступления, и для административного проступка может быть одинаковым, а последствия — разные. Примером может служить нарушение правил дорожного движения, когда при одном и том же характере нарушения установленных правил, т.е. противоправности деяния, тяжесть последствий такого нарушения может быть разной — от причинения легких телесных повреждений до причинения смерти нескольким лицам.

В связи с этим можно признать обоснованным подход, согласно которому главное социально-правовое отличие понятия преступления от понятия других правонарушений — это общественная опасность, которая, являясь сложной системной социально-правовой категорией, отражает особое качество противоправного деяния, определяя самую вредоносную разновидность правонарушений — «преступления»1.

По данному вопросу противоположной позиции придерживается Е.Н. Беляков, обосновывая, что сущность административного правонарушения определяется его общественной опасностью, так как именно общественная опасность правонарушения обусловливает ответственность за его совершение и отсутствие данного признака свидетельствует об отсутствии административного правонарушения[7] .

В то же время Ю.И. Ляпунов отмечает, что «пользоваться для административного проступка термином общественная вредность», а для преступления «общественная опасность» — значит заниматься терминологической схоластикой. Это не несет в себе конструктивного содержательного начала. «Назовем ли мы объективную способность деяний определенного вида в той или иной степени нарушать интересы общества, точнее, общественные отношения, поставленные под защиту закона, вредностью, суть от этого не изменится: если эта реальная возможность, заложенная в действии, претворена в действительность, общество с неизбежностью понесет определенный ущерб, урон», — отмечает Ю.И. Ляпунов.

Тогда как В.Р. Кисин, считает, что общественная опасность может быть более или менее высокой. Для административных проступков характерна менее высокая общественная опасность1.

Анализ законодательства, устанавливающего наказуемость деяний за административные правонарушения, и правоприменительная юрисдикционная практика свидетельствуют, что по своей сути административно наказуемые деяния всегда противоправны, но при этом не всегда общественно опасны. Наличие общественной опасности и ее степень являются практически основным и единственным критерием для разграничения преступного и непреступного, но наказуемого. Данная точка зрения получила признание в правовой науке[8] .

Так, по мнению О.М. Якуба, большинство административных правонарушений вообще не имеет реальных вредных последствий, а содержит лишь возможность их наступления. Многие административные правонарушения являются нарушениями различных общеобязательных правил, установленных в целях профилактики наступления негативных последствий. Поэтому за нарушение или несоблюдение этих правил административная ответственность устанавливается даже тогда, когда нет конкретных вредных последствий. Наступление этих последствий не всегда является необходимым признаком административного правонарушения. В то же время он отмечает, что «всякое административное правонарушение, в том числе и то, которое не повлекло за собою реальных вредных последствий нарушения данной нормы, вредоносно в том смысле, что оно нарушает установленный в государстве правопорядок, тормозит нормальное осуществление отдельных функций государственного управления, посягает на интересы граждан».

А.И. Стахов отмечает, что административная противоправность как признак административного правонарушения заключается в том, что нарушает правовую норму, охраняемую мерами административной ответственности. Отсутствие противоправности исключает наличие правонарушения и наказуемость деяния, так как отсутствует юридическое основание административной ответственности.

Правонарушение представляет собой исключительно противоправные действия (бездействия), если они регламентированы законодательством об административных правонарушениях. Аналогичная позиция просматривается у А.Б. Борисова, который отмечает, что если деяние не предусмотрено КоАП РФ и законами субъектов РФ, то оно не является правонарушением, так как такое деяние не будет противоправным[9].

Такой подход представляется обоснованным при характеристике административных правонарушений. Это подтверждается формулировками административно наказуемых деяний, предусматривающих ответственность за нарушение установленных правил и процедур оборота ценных бумаг. Так, в соответствии со ст. 15.17 КоАП РФ установлено административное наказание за недобросовестную эмиссию ценных бумаг в виде нарушения эмитентом установленного федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами порядка (процедуры) эмиссии ценных бумаг, если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния. Статья 15.18 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за незаконные операции с ценными бумагами. Статьей установлено административное наказание за совершение профессиональными участниками рынка ценных бумаг операций, связанных с переходом прав на эмиссионные ценные бумаги, отчет об итогах выпуска (дополнительного выпуска) которых не зарегистрирован или уведомление об итогах выпуска (дополнительного выпуска) которых не представлено в орган, зарегистрировавший выпуск (дополнительный выпуск) указанных ценных бумаг, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Статьей 15.24.1 КоАП РФ установлена административная ответственность за незаконную выдачу либо обращение документов, удостоверяющих денежные и иные обязательства и не являющихся ценными бумагами в соответствии с законодательством Российской Федерации, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния. Анализ формулировок данных административно наказуемых деяний свидетельствует о том, что законодателем установлен единый характер противоправных действий, за которые установлена административная и уголовная ответственность, в то же время критерием разграничения вида ответственности являются юридически значимые последствия в виде причинения ущерба в крупном размере (ст. 185, 185.1-185.4 УК РФ).

Вопрос о тождественности категорий «общественная опасность» и «общественная вредность» и соответствии их преступлению либо административному «проступку» остается достаточно дискуссионным и в науке административного права. В связи с этим представляется целесообразным дифференцировать общественную вредность и общественную опасность.

При определении административного правонарушения норм и правил выпуска и оборота ценных бумаг следует исходить из наличия признака общественной вредности. Это обусловлено тем, что само по себе несоблюдение и нарушение участниками оборота ценных бумаг установленных нормативными правовыми актами правил и процедур оборота наносит вред существующему порядку государственного управления в данной сфере и охраняемым нормами административного права правам и интересам участников оборота ценных бумаг и иных лиц.

Общественная вредность административного правонарушения в сфере выпуска и оборота ценных бумаг заключается в несоблюдении или нарушении установленных нормами права правил, условий и процедур выпуска и оборота ценных бумаг, что свидетельствует о невыполнении обязанностей, создает возможности или причиняет вред гражданам и юридическим лицам, подрывает установленный правовой режим оборота ценных бумаг, создает угрозу охраняемым правом общественным отношениям в финансовой и экономической сферах жизнедеятельности общества и государства.

Согласно п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Одним из неотъемлемых признаков административного правонарушения является также виновность лица. Виновность как признак административного правонарушения состоит в том, что данное деяние является результатом свободного волеизъявления правонарушителя, его виновным поведением[10].

Представляется возможным дать определение административного правонарушения в сфере оборота ценных бумаг. Это общественно вредное, противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица — участника оборота ценных бумаг, нарушающее установленные нормами права условия, требования и процедуры оборота ценных бумаг в установленных формах,

посягающее на установленный правопорядок, правовые основы финансового рынка и экономики России, за которое законодательством установлена административная ответственность.

Следует также отметить, что в литературе административную ответственность определяют не только как вид юридической ответственности, но и как применение административных взысканий1. В связи с этим следует отметить, что она рассматривается и более широко, как реализация мер взыскания и восстановительных мер в административном праве или как применение мер взыскания и мер пресечения[11] . Отсюда определение сущности административной ответственности возможно в широком и узком ее значениях.

В узком, специальном значении административная ответственность может трактоваться как реализация всех административнопринудительных средств. Это отражает характеристику административной ответственности в ее узком, специальном понимании как самостоятельного вида юридической ответственности, при отождествлении административной ответственности с мерами административного взыскания, влекущими для лица, совершившего административный проступок, последствия морального и материального характера.

В соответствии с КоАП РФ нарушение установленных правил квалифицируется в качестве административного правонарушения, являющегося единственным основанием административной ответственности. Совершение правонарушения является основанием для применения административной санкции со стороны органов регулирования рынка ценных бумаг.

Признаки административного правонарушения в совокупности образуют сложный юридический состав, характеризующийся четырьмя элементами: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Общим объектом административных правонарушений в области рынка ценных бумаг являются общественные отношения, установленные нормами права требования, процедуры, условия оборота

ценных бумаг, регулируемые нормами административного, гражданского, финансового права и охраняемые нормами КоАП РФ.

Родовым объектом административных правонарушений является совокупность общественных отношений, проявляющаяся в деятельности участников рынка ценных бумаг. Видовым объектом признается специфическая группа общественных отношений, которая устанавливает административную ответственность за нарушения конкретных правил оборота ценных бумаг, например эмиссионные правила, правила внутреннего контроля профессиональных участников рынка ценных бумаг.

Объект административных правонарушений в области рынка ценных бумаг является сложным по составу, так как объединяет отношения, связанные с частноправовыми интересами участников рынка ценных бумаг, и публичные интересы государства в области управления и регулирования оборота ценных бумаг.

Объективная сторона административного правонарушения на рынке ценных бумаг характеризует внешнее поведение правонарушителя, которое выражается в противоправном деянии (действии или бездействии) участников оборота ценных бумаг и влечет общественно вредные последствия. Необходимым условием ответственности конкретного субъекта выступает установление причинной связи, выяснение всех обстоятельств дела, их роли и условий, повлекших неблагоприятные последствия.

В сфере оборота ценных бумаг объективная сторона административных правонарушений формулируется с помощью бланкетных диспозиций (норм), что предполагает обращение к нормам, регулирующим общественные отношения на рынке ценных бумаг и содержащимся в различных нормативных правовых актах, нередко подзаконного характера. Так, ст. 15.22 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг. При этом порядок ведения реестра установлен федеральными законами «О рынке ценных бумаг»1, «Об инвестиционных фондах»[12] и подзаконными актами.

К субъектам административных правонарушений на рынке ценных бумаг могут быть отнесены: профессиональные участники рынка ценных бумаг, эмитенты, негосударственные пенсионные фонды, акционерные инвестиционные фонды, управляющие компании, специализированные депозитарии, а также их должностные лица; лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность

без образования юридического лица, которые несут административную ответственность как должностные лица, лица, оказывающие услуги по публичному предоставлению информации, а также лица, располагающие служебной информацией, граждане. Этот перечень представляется объективно неполным, так как в силу неразвитости законодательства не включает, например, лиц, обладающих инсайдерской информацией[13]. Таким образом, субъектами административной ответственности в сфере оборота ценных бумаг могут быть индивидуальные и коллективные субъекты, где к индивидуальным субъектам относятся граждане и должностные лица, к коллективным субъектам — юридические лица.

Административная ответственность должностных лиц регулируется ст. 2.4 КоАП РФ. Административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Под должностным лицом Кодекс предписывает понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, т.е. наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационнораспорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций.

В сфере оборота ценных бумаг к числу должностных лиц, совершивших административные правонарушения, предусмотренные ст. 15.17—15.22, 15.23.1, 15.24.1, 15.29 КоАП РФ, также относятся члены советов директоров (наблюдательных советов), коллегиальных исполнительных органов (правлений, дирекций), счетных комиссий, ревизионных комиссий (ревизоры), ликвидационных комиссий юридических лиц и руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов других организаций. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица.

Определяющим признаком понятия должностного лица участника рынка ценных бумаг являются выполняемые им обязанности и функции — организационно-распорядительные или административно-хозяйственные. Должностные лица несут административную ответственность не только за собственные действия (бездействие), связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей, но и за действия подчиненных им работников.

Таким образом, на рынке ценных бумаг находит свое подтверждение мнение Д.Н. Бахраха о том, что множественность субъектов принуждения требует дополнительных гарантий обеспечения законности, таких как научно обоснованное определение объема властных полномочий каждого органа, четкое распределение компетенции и аттестация должностных лиц1.

Субъективная сторона административного правонарушения заключается в психическом отношении лица к совершенному деянию и его последствиям. КоАП РФ (ч. 1 ст. 2.2) установил: «Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало, либо относилось к ним безразлично». Вина — обязательный элемент субъективной стороны и выражается не только в форме умысла, но и в форме неосторожности (ч. 2 ст. 2.2 КоАП РФ).

Административную ответственность юридических лиц характеризуют традиционные признаки состава административного правонарушения. И одной из проблем, которую выделяет ряд ученых, является квалификация вины[14] . В ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ предусмотрено установление вины юридического лица в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Однако выяснение характера вины в отношении юридических лиц через призму классического понимания умысла и неосторожности представляется затруднительным и по своей сути практически беспредметным.

Существует комплексное понимание вины юридического лица, которое включает в себя объективный и субъективный подходы.

Объективный подход — вина с точки зрения государственного органа, назначающего административное наказание в зависимости от характера конкретного действия (бездействия) юридического лица, нарушающего установленные правила. Субъективный подход — отношение организации в лице ее администрации, конкретных должностных лиц к противоправному деянию[15].

  • [1] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ Ц Российская газета. 2001. Федер, вып. № 2868.
  • [2] См.: Побежимова Н.И. К вопросу об административной ответственности // Актуальные проблемы законодательства об административной ответственности. Междунар. науч.-практ. конф. Иркутск, 2006. С. 98—102. 2 Серков П.П. Административная ответственность: проблемы и пути совершенствования: Дис.....д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 40. 3 См.: Лунев А.Е. Административная ответственность за правонарушения. М., 1961. С. 40. 4 См.: Манохин В.М. Советское административное право. Саратов, 1968. 5 См.: Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова, М.С. Студеникиной. С. 306. 6 См.: Агапов А.Б. Административная ответственность. М., 2007. С. 131. 7 См.: Россинский Б.В. Административная ответственность: Курс лекций. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2009. С. 13.
  • [3] См.: Серков П.П. Указ. соч. С. 55—58. 2 См.: Максимов И.В. Административные наказания. М.: Норма. 2009. С. 25. 3 См.: Кирин А.В. Теория административно-деликтного права: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2012. С. 102—110. 4 Советское административное право / Под ред. Ю.М. Козлова М., 1985. С. 215—216.
  • [4] Алехин А.П., Козлов Ю.М. Указ. соч. С. 222. 2 Там же. С. 222. 3 Бахрах Д.Н. Юридическая ответственность по административному праву // Административное право и процесс. 2010. № 1. 4 Российский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учебник для вузов. М., 2009. С. 586-654. 5 Административное право: Учебник / Под ред. ЛЛ.Попова. М.: Юристь, 2005. С. 156. 6 Дмитриев Ю.А., Полянский И.А., Трофимов Е.В. Административное право: Учебник. М., 2009. С. 333-339. 7 Конин Н.М. Административное право России. М., 2009. С. 157; Конин Н.М., Петров М.П. Административное право. М., 2009. С. 169.
  • [5] См.: Агапов А.Б. Административная ответственность. С. 13—65. 2 Панов А.Б. Понятие административной ответственности // Административное право и процесс. 2011. № 12. С. 3 См.: Кирин А.В. Указ. соч. С. 102—110.
  • [6] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 21 июля 2011 г.) Ц СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954. 2 См.: Серков П.П. Указ. соч. С. 98—99.
  • [7] См.: Васильев Э.А. Административное правонарушение и преступление: общие черты и различия: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 11. 2 См.: Беляков Е.Н. Административная ответственность и административная юрисдикция. Н. Новгород, 2007. С. 37. 3 На наш взгляд, общественная опасность — это явная, серьезная опасность для общества, такое посягательство на его правовую и политическую основы, которое причиняет серьезный вред общественному или государственному строю либо интересам граждан, что нельзя сказать об общественной вредности. 4 См.: Ляпунов Ю.И. Общественная опасность деяния как универсальная категория советского уголовного права: Учеб, пособие. М.: Изд-во ВЮЗШ МВД СССР, 1989.
  • [8] См.: Кисин В.Р. Административное правонарушение: понятие, состав, квалификация. М., 1991. С. 7—8. 2 См.: Васильев Ф.П., Степанов Д.Г. Административная ответственность в России. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 38; Маштаков И.В. Проблемы теории правонарушения. Самара, 2005. С. 24. 3 Якуба О.М. О признаках административного правонарушения // Правоведение. 1964. № 3. С. 56-58. 4 См.: Стахов А.И. Административная ответственность. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. С. 30-33.
  • [9] См.: Борисов А.Б. Комментарий к Кодексу города Москвы об административных правонарушениях. М., 2009. С. 5.
  • [10] См.: Беляков Е.Н. Указ. соч. С. 39—40.
  • [11] См.: Стариков Ю.Н. Общее административное право. Воронеж, 2006. С. 517; Ямпольская Ц.А. Об убеждении и принуждении в советском административном праве. Вопросы советского административного и финансового права / Отв. ред. В.Ф. Коток. М., 1952. С. 167-169. 2 См.: Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова. М., 2005. С. 236; Федяев Е.А. О понятии административной ответственности // Актуальные проблемы административной ответственности: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. М.: Омск, 2009. С. 36-37. 3 См.: Манохин В.М. Указ. соч. С. 198. 4 См.: Бахрах Д.Н. Административная ответственность. М., 1999. С. 25.
  • [12] Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 17. Ст. 1918. 2 Федеральный закон «Об инвестиционных фондах» от 29 ноября 2001 г. № 156-ФЗ Ц СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4562.
  • [13] См.: Фролова А. Инсайдеры по-русски // ЭЖ-Юрист. 2009. № 14.
  • [14] См.: Бахрах Д.Н. Административное принуждение в СССР, его виды и основные тенденции развития: Авторсф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1972. С. 22. 2 См.: Шатов С.А. Понятие вины: проблемы интерпретации в уголовном и административном праве // Российский следователь. 2009. № 18. С. 20—21.
  • [15] См.: Козлов Ю.М., Овсянко Д.М., Попов Л.Л. Административное право: Учебник / Под ред. Л.Л. Попова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристь, 2005. С. 351—352.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >