Особенности рассмотрения корпоративных споров в сфере оборота ценных бумаг в арбитражном судопроизводстве

Административно-правовая природа корпоративных споров акционерных обществ в сфере оборота ценных бумаг

Одним из законодательных актов, направленных на совершенствование правового регулирования и механизма судебной защиты оборота ценных бумаг, является Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 19 июля 2009 г. № 205-ФЗ Г Данным Законом установлен судебный механизм защиты участников акционерных обществ, введено понятие корпоративных споров и их подведомственность арбитражным судам, определены процессуальные особенности разрешения корпоративных споров.

Данный законодательный акт, безусловно, имеет позитивное значение для акционерных обществ и защиты прав акционеров при управлении акционерным обществом и обороте ценных бумаг. Законом был создан специальный судебный процессуальный механизм разрешения корпоративных конфликтов и корпоративных споров, разрешаемых арбитражными судами. Это позволило улучшить положение многих акционерных обществ, ранее достаточно часто подвергавшихся так называемым рейдерским захватам.

Значение внесенных Законом дополнений в законодательство, регулирующее статус акционерных обществ и процессуальный порядок разрешения арбитражными судами корпоративных споров, обусловлено также тем, что они направлены на формирование корпоративной правовой культуры, улучшение правовых снов корпора-

1 Российская газета. Федер, вып. 2009. 22 июля. тивного управления и создание эффективного механизма судебной защиты прав акционеров и инвесторов.

С введением в действие настоящего Закона понятие «корпоративный спор» получило законодательное закрепление, а также был решен вопрос о подведомственности данной категории дел арбитражным судам.

Перечень корпоративных споров определен во введенной Законом ст. 225.1 АПК РФ и состоит из девяти основных видов. Следует отметить, что он не является исчерпывающим, поскольку возможны иные виды споров, определяемые на основании законодательно установленных критериев корпоративного спора и его понятия.

Следует отметить, что в литературе новеллы, внесенные в 2009 г. в арбитражное процессуальное законодательство и законодательство, определяющее статус акционерных обществ, рассматриваются, как правило, в контексте гражданского, корпоративного права и арбитражного процесса. В то же время, исходя из сущности законодательно установленного понятия корпоративного спора и круга общественных отношений, из которых возникают корпоративные споры, есть основания утверждать, что данная категория арбитражных дел имеет не столько частноправовую, сколько публичноправовую природу. Они представляют научный и практический интерес с точки зрения механизма судебной защиты, возникающих в деятельности акционерных обществ управленческих, административно-правовых правоотношений, связанных с их созданием и оборотом ценных бумаг и являющихся предметом корпоративного спора.

Законодательно корпоративный спор был определен как спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием: в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус са-морегулируемой организации в соответствии с Федеральным законом «О саморегулируемых организациях» от 1 декабря 2007 г. № 315-Ф3[1].

К числу видов корпоративных споров, вытекающих из административно-правовых правоотношений, и споров, связанных с оборотом ценных бумаг, ст. 225.1 АПК РФ относит'.

  • • споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
  • • споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товари

ществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав;

  • • споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица;
  • • споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
  • • споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-Ф31 в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
  • • споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
  • • споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что указанные споры, имея управленческую природу, в то же время характеризуются рядом особенностей. Одни из них имеют внутрикорпоративный управленческий характер, где субъектами управленческого процесса являются учредители и акционеры обществ. Другие — публичный административно-правовой характер, где субъектами управленческих отношений являются органы государственной власти, профессиональные сообщества, реализующие функции государственно-правовой защиты прав, профессиональные субъекты оборота ценных бумаг.

Многоплановый характер правоотношений, являющихся предметом корпоративного спора, и круг их субъектов предопределили понятие и содержание корпоративного спора. В связи с этим не случайно в пояснительной записке[2] к проекту Федерального закона № 205-ФЗ разъяснялось, что в законопроекте предлагается закре

пить указанный термин как понятие, раскрываемое через набор двух признаков — субъектный и предметный критерии, однако при этом намеренно не вводится какой-либо легальной дефиниции данного понятия, учитывая существующее многообразие точек зрения по вопросу, что следует понимать под корпоративными отношениями и спорами, возникающими вокруг них.

Однако едва ли можно согласиться с позицией авторов законопроекта, что в таком виде предлагаемая в законопроекте категория «корпоративные споры» направлена на обеспечение юридической экономии и усовершенствование юридической техники. Объединение разных по своей природе управленческих отношений, имеющих разный субъектный состав, отличающихся статусом, не может быть признано обоснованным, поскольку защита их прав в судебном процессе должна осуществляться с учетом характера правоотношений, ставших предметом судебной проверки и судебной защиты, и строиться на разных принципах судопроизводства. Рассмотрение внутриорганизационных споров может осуществляться на основе принципа равенства прав субъектов и состязательности.

Однако при рассмотрении споров, имеющих публичноправовой характер (где одним из субъектов является орган государственного управления или лицо, наделенное государственновластными или публично-властными полномочиями, в силу чего положение сторон в правоотношениях характеризуется неравенством субъектов, где один их них является субъектом внешнего управления), едва ли целям судебной защиты будет соответствовать принцип равенства сторон и состязательности процесса. На выполнение правозащитной функции суда в таких спорах будет направлено использование принципов инквизиционного процесса и установления объективной истины.

К числу таких споров можно отнести: споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг; споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных ФЗ «О рынке ценных бумаг» в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг; споры об обжаловании решений органов управления юридического лица и вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

Отмечая данные особенности сущности споров, отнесенных законодателем к корпоративным, следует отметить, что такой подход во многом обусловлен отсутствием единых теоретических оценок и выводов по понятию и содержанию «корпоративный спор». В юридической литературе сформировались разные подходы к определению понятия «корпоративные споры».

Так, В.А. Лаптев, уделяя основное внимание сфере общественных отношений, где возникают корпоративные споры, указывает, что «корпоративный спор представляет собой спор между хозяйствующими субъектами и (или) иными участниками предпринимательских отношений, связанный с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности»1. Исходя из субъектного состава участников корпоративных споров, А.С. Есекеев заключает, что искомым понятием называют споры, вытекающие из корпоративных отношений, обусловленные членством в корпорации[3] . Авторы учебника по корпоративному праву под редакцией И.С. Шиткиной используют термин «корпоративный спор» при обозначении следствия неразрешения корпоративного конфликта. В комментарии к АПК РФ под общей редакцией П.В. Крашенинникова также сделан акцент на субъектном составе правоотношений и разъясняется, что корпоративными спорами в литературе принято называть споры, связанные с деятельностью хозяйственных товариществ и обществ.

Однако едва ли такой подход к определению корпоративного спора с точки зрения его сущности и содержания и законодательного определения понятия и вида споров, отнесенных к числу корпоративных, можно признать обоснованным и отражающим его сущность. Как уже отмечалось, по своему характеру корпоративные споры имеют разный характер — внутриорганизационный и публичный, административно-правовой — и в силу этого разный состав участников управленческих отношений — субъектов корпоративного спора.

В связи с этим только отчасти можно согласиться с подходом к корпоративным спорам как к продолжению корпоративных конфликтов, если рассматривать их в контексте внутриорганизацион-

ных корпоративных отношений. В то же время мы не можем признать это характерной чертой для внешних административноправовых управленческих отношений, где одним из субъектов являются органы государственной власти, публичного управления и должностные лица, организации и органы, наделенные отдельными государственно-властными полномочиям, от действия или бездействия которых, имеющих юридически значимые последствия, зависят деятельность корпорации, оборот ценных бумаг и т.д. Признание корпоративного конфликта в этой сфере управленческих отношений будет свидетельствовать о конфликтности интересов органов государства, государственного регулирования и управления, что противоречит сущности государства и правового регулирования общественных отношений.

Е.В. Трубникова определяет круг субъектов, предмет и объект корпоративного спора. Так, к субъектам корпоративного спора она относит юридическое лицо, орган управления юридического лица, предпринимательские объединения юридических лиц и акционера (участника).

Предметом корпоративного спора в акционерных обществах, по мнению Трубниковой, могут выступать:

  • • защита прав миноритарных акционеров;
  • • внесение записей в реестр владельцев именных ценных бумаг;
  • • обжалование решений органов управления юридического лица;
  • • перевод на акционера и (или) акционерное общество прав и обязанностей покупателей акций в связи с преимущественными правами на приобретение отчуждаемых акций;
  • • признание сделок, совершаемых обществом, недействительными;
  • • признание записи, внесенной в ЕГРЮЛ, недействительной;
  • • другие споры.

Едва ли можно признать обоснованным такой подход к определению и классификации предметов корпоративного спора. Прежде всего, спор — это правоотношение, субъектами которого являются либо учредители, либо члены корпорации, либо лица, на договорной основе управляющие корпорацией, либо органы государственной власти и местного самоуправления и их должностные лица и иные органы и организации, осуществляющие отдельные государственные или публично-властные полномочия. Содержанием таких прав и обязанностей является совокупность взаимных прав и свобод, установленных Конституцией РФ, нормами международного

1

См.: Трубникова Е.В. Определение понятия корпоративного спора // Корпоративные споры. 2008. № 3. С. 67—68.

права, законодательными и подзаконными актами, правовыми договорами, корпоративными актами и обычаями делового оборота. При этом объектами правоотношений корпоративных споров могут быть имущественные и личные неимущественные права участников правоотношений. В связи с этим нельзя считать оправданным отнесение Трубниковой к предметам корпоративного спора акционерных обществ защиту прав, внесение записей в реестр, обжалование решений, обжалование сделок, перевод прав и обязанностей, признание сделок и записей в реестр недействительными. Указанные действия являются способом защиты прав акционеров, но не объектом такой защиты через процессуальные отношения, возникающие при рассмотрении судами корпоративных споров, поскольку объектом этих процессуальных отношений будет право членов корпорации на судебную защиту прав и свобод.

Объектами корпоративного спора в акционерных обществах могут являться: право на участие в управлении делами корпорации, доли в уставном капитале, акции, право быть зарегистрированным в ЕГРЮЛ, имущественные права, результаты интеллектуальной деятельности и иные имущественные и личные неимущественные права и свободы.

Таким образом, корпоративные споры — это разногласия между субъектами корпоративных правоотношений, возникающие по поводу имущественных и (или) личных неимущественных прав в связи с участием в корпорациях, разрешаемые в судебном или ином установленном порядке.

Применительно к акционерному обществу можно дать следующее определение: корпоративный спор — это разногласие между акционерным обществом, органом управления акционерным обществом и акционерами, а также разногласие между акционерами и органами государственной власти, местного самоуправления, должностными лицами, органами и организациями, реализующими публично-властные полномочия, возникающие по поводу имущественных и (или) личных неимущественных прав, затрагивающих интересы общества, разрешаемые в судебном или ином установленном нормативными правовыми актами и корпоративными нормами порядке.

В литературе существуют разные мнения относительно классификации корпоративных споров. Так, И.С. Шиткина подразделяет споры, перечисленные в ст. 225.1, на несколько групп по целям воздействия.

  • 1. Защита прав собственности на акции (п. 2, 6 ст. 225.1 АПК РФ). Прекращение прав собственности на акции может быть осу ществлено путем внесения записи в реестре акционеров общества о списании акций со счета акционера на основании подложных документов, оспаривания в суде сделки купли-продажи акций.
  • 2. Защита прав акционеров, удостоверенных акциями (п. 5, 7—9 ст. 225.1 АПК РФ). Нарушение прав акционеров является самой многочисленной группой неправомерных действий, которые зависят от того, какое право акционера в результате нарушено: право на участие в управлении обществом, право на получение части прибыли общества или право на информацию о деятельности общества. К таким действиям необходимо добавить также нарушения со стороны лица, осуществляющего ведение реестра акционеров, связанные с неисполнением законных требований акционера по передаче акций или получению необходимой информации из реестра акционеров.
  • 3. Защита интересов общества (п. 1, 3, 4 ст. 225.1 АПК РФ).

Нарушения интересов общества происходят при заключении невыгодных для общества сделок по отчуждению имущества общества или приобретению иного имущества менеджментом общества, сделок, приводящих к несостоятельности общества, в результате выбора менеджментом общества ошибочной стратегии развития, а также при злоупотреблении акционерами (участниками) своими правами, вовлекающими общество в дополнительные расходы[4].

В зависимости от характера правоотношений и с учетом встречающихся в практике проблем в организации и деятельности юридических лиц Е.А. Григорьева выделяет следующие виды корпоративных споров акционерных обществ:

  • • о признании недействительным договора о создании, реорганизации, ликвидации акционерного общества;
  • • об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации акционерного общества;
  • • об исключении из общества;
  • • о переводе прав и обязанностей покупателя акций;
  • • о признании недействительным отказа от внесения записи в реестр акционеров;
  • • об обжаловании решений совета директоров об отказе от внесения вопроса или кандидатуры по предложению акционера для обсуждения на общем собрании, а также об отказе в созыве внеочередного общего собрания;
  • • о признании недействительным решения общего собрания общества;
  • • о требованиях акционеров об обязании совета директоров зарегистрировать выпуск акций и отчет об итогах выпуска дополнительных акций;

  • • о недействительности договоров купли-продажи акций;
  • • о взыскании дивидендов на акции;
  • • об обязании общества предоставить доступ к документам общества;
  • • об обязании предоставить список лиц, имеющих право на участие в общем собрании;
  • • о возмещении убытков, причиненных обществу виновными действиями должностных лиц общества (членов совета директоров);
  • • о противодействии необоснованным и незаконным поглощениям[5].

Данные виды корпоративных споров Григорьева разделяет на несколько категорий:

  • • споры, связанные с совершением сделок с акциями, долями;
  • • споры в связи с совершением обществом крупных сделок или сделок с заинтересованностью;
  • • споры о признании недействительными решений органов управления общества о понуждении акционерного общества к выкупу акций;
  • • споры по поводу регистрации выпусков акций;
  • • споры по поводу изменений в учредительные документы;
  • • другие споры.

Анализ практики рассмотрения арбитражными делами дает основания отметить тенденцию снижения количества рассмотренных арбитражными судами корпоративных споров. Так, в 2011 г. арбитражными судами рассмотрено на 9,1% меньше, чем в 2010 г., дел по корпоративным спорам. При этом почти половина дел — это дела об обжаловании решений органов управления юридического лица, о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и связанные с принадлежностью акций и долей участия.

Приведенный анализ корпоративных споров свидетельствует, что предметом судебного рассмотрения являются споры, имеющие внутриорганизационный управленческий характер, вытекающие из прав на участие в управлении делами акционерного общества, распределением акций и дивидендов, и споры, вытекающие из публично-правовых отношений и имеющие административно-правовую природу. При этом следует отметить, что значительную часть составили судебные споры о нарушении прав акционеров или иных участников общества.

Предметом судебного рассмотрения в арбитражных судах были споры о признании недействительными решений органов управ

ления общества о понуждении акционерного общества к выкупу акций.

При рассмотрении арбитражных дел суды руководствовались нормами законодательства и корпоративных актов, устанавливающих основания и порядок участия акционеров в управлении делами общества и распоряжения имеющимися в нем акциями и активами. Суды исходили из того, что при рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акционеров к нарушениям Закона, которые могут быть основаниями для удовлетворения требований истцов, относятся:

  • • несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания;
  • • непредоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания;
  • • несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования и др.1

При этом согласно сложившейся судебной практике к лицам, участвующим в деле о признании решения общего собрания акционеров недействительным, не были отнесены:

  • • акционеры, которые на момент рассмотрения спора об обжаловании решения общего собрания акционеров утратили данный статус[6] ;
  • • акционеры, которые не обладали статусом акционеров на момент принятия оспариваемого решения общего собрания;
  • • акционер, который присутствовал на общем собрании акционеров, но не голосовал на нем.

В основе признания решения общего собрания недействительным признавались допущенные нарушения требований Закона, иных правовых актов или устава общества, которые ущемляют права и законные интересы акционера, голосовавшего против этого решения или не участвовавшего в общем собрании акционеров.

Вместе с тем при разрешении таких споров суды с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, ес

ли голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков акционеру. Условием для отказа в иске о признании решения общего собрания недействительным по указанным основаниям является совокупность перечисленных обстоятельств.

Так, например, в постановлении Президиума ВАС РФ № 4016/091 прямо указано, что отказ в иске о признании недействительным решения внеочередного собрания акционеров только по одному из оснований — наличию у акционера небольшого количества акций, не позволяющего ему повлиять на результаты голосования, противоречит Закону «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ[7] . Нарушение порядка созыва и проведения внеочередного собрания акционеров, даже если оно допущено владельцами контрольного пакета акций, является существенным, поскольку препятствует остальным акционерам в реализации их прав на участие в работе общего собрания и в принятии решений, связанных с управлением обществом, а также непосредственно влияет на объем полномочий органов управления обществом. Названные права принадлежат всем акционерам общества независимо от того, каким количеством акций они владеют.

Предметом судебного рассмотрения выступали также споры о соблюдении условий и порядка регистрации выпусков акций. Данный вид правоотношений относится к административно-правовым отношениям в сфере оборота ценных бумаг, устанавливающим процедуры государственного контроля в административно-правовом режиме оборота ценных бумаг.

Исходя из положений п. 1 ст. 19 и п. 4 ст. 20 ФЗ «О рынке ценных бумаг», одним из этапов эмиссии ценных бумаг является государственная регистрация их выпуска, при которой ему присваивается индивидуальный государственный регистрационный номер. Присвоение выпуску ценных бумаг номера позволяет идентифицировать принадлежность тех или иных ценных бумаг определенному выпуску, но в то же время не является признаком, отличающим ценные бумаги одного выпуска между собой.

Сложившаяся судебная практика исходит из того, что суд считает возможным соединение требования к незаконному владельцу акций о виндикации (возврате акций) с требованием к держателю реестра об обязании зачислить акции на счет истца, списав их со счета незаконного владельца. Такой подход позволяет при судебном

рассмотрении использовать одновременно два разных способа защиты гражданских прав.

При этом имеет место сочетание гражданско-правового способа защиты права и осуществление контрольной функции суда в отношении уполномоченного органа власти, осуществляющего государственную регистрацию ценных бумаг, о восстановлении нарушенного права. Требование к держателю реестра о списании акций является не чем иным, как требованием об обязании совершить определенные действия, связанные с восстановлением положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК РФ).

К системе споров, имеющих административно-правовую природу, относятся споры о внесении изменений в учредительные документы. Учредительные документы представляют собой комплекс правоустанавливающих документов, определяющих статус юридического лица.

Согласно Закону «Об акционерных обществах» (подп. 1 п. 1 ст. 48, п. 1. ст. 12 Закона) внесение изменений и дополнений в устав акционерного общества или утверждение устава общества в новой редакции осуществляется по решению общего собрания акционеров. В то же время п. 2—5 ст. 12 настоящего Закона предусматривают ряд исключений из этого правила, когда решение может быть принято советом директоров (наблюдательным советом). Данные споры имеют существенное значение при реализации прав участников и учредителей акционерного общества на решение вопросов его управления, определения порядка распоряжения акциями и дивидендами. Данные споры имеют как внутриорганизационный управленческих характер, так и могут приобретать административноправовой публичный характер, если оспариваются действия (бездействие) органов и подразделений Федеральной службы по налогам и сборам, осуществляющих государственную регистрацию учредительных документов и изменений в учредительные документы акционерных обществ. Административно-правовая природа регистрации изменений в учредительные документы обусловлена тем, что она является публичным признанием прав, совершением уполномоченным органом или должностным лицом государства юридически значимого действия, являющегося основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений в сфере управления акционерным обществом и оборота ценных бумаг.

Безусловно, приведенная классификация корпоративных споров не позволяет отразить все многообразие арбитражных дел, связанных с деятельностью акционерных обществ, классифицировать все возникающие корпоративные споры. В связи с этим в литературе при классификации корпоративных спорах выделяются так называемые другие споры.

Е.А. Григорьева относит к данной категории корпоративные споры акционерных обществ, вытекающие из следующих видов правоотношений:

  • • эмиссии ценных бумаг, акций общества;
  • • связанных с осуществлением деятельности должностными лицами органов управления общества;
  • • по осуществлению деятельности реестродержателями и т.п.1

Следует отметить, что, исходя из позиции законодателя, получившей отражение в правоприменительной судебной практике и в научной литературе, отношения (возникающие при применении положений акционерного законодательства о порядке реализации права акционера контролировать действия общества, в том числе органов управления обществом и их членами, которые могут причинить ущерб обществу, а также при применении способов защиты, предоставленных акционеру) носят корпоративный характер. Особенность данной категории дел заключается в том, что акционер рассматривается как субъект корпорации. Требования акционера, предъявляемые к обществу и к лицам, занимающим должности в органах управления общества, на основании Закона «Об акционерных обществах» и вытекающие из отношений, регулируемых акционерным законодательством, и связанные с осуществлением прав истца как участника общества, относятся в силу п. 2 ч. 1 ст. 33, ст. 225.1 АПК РФ к специальной подведомственности арбитражных судов. Исходя из положений ч. 2 ст. 33 АПК РФ, указанные дела независимо от субъектного состава относятся к подведомственности арбитражных судов[8] .

В литературе наряду с классификацией корпоративных споров по объектам судебной защиты имеется ряд иных классификаций. Так, Д.В. Ломакин подразделяет корпоративные споры в зависимости от субъектов корпоративного спора.

1. Споры, возникающие между корпорацией и ее участниками, вытекающие из деятельности корпорации и связанные с осуществлением прав участников корпорации и выполнением ими своих обязанностей.

К этой группе относится большинство корпоративных споров, в том числе по искам акционеров к обществу о взыскании сумм объявленных, но не выплаченных дивидендов, по искам о понуждении

общества к предоставлению документов и иной информации, от передачи которой общество уклоняется вопреки предписаниям акционерного закона, и ряд других.

  • 2. Споры между участниками акционерной корпорации.
  • 3. Споры с участием третьих лиц, чьи действия влияют на процесс осуществления корпоративных прав и исполнения корпоративных обязанностей, а иногда и обусловливают само возникновение прав и обязанностей участников корпорации.

При этом Ломакин считает нецелесообразным выделять в отдельную группу споры с участием органов управления корпорации и обосновывает это тем, что в цивилистической доктрине орган юридического лица традиционно рассматривается в качестве структурно обособленной органической его части, посредством которой организация приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности. Сам орган юридического лица при этом не приобретает статуса субъекта права, поэтому при оспаривании его действий стороной спора будет являться не орган, а организация, являющаяся субъектом процессуальных отношений[9]. Едва ли можно согласиться с таким подходом, поскольку корпорация представляет собой особую организационно-правовую форму юридического лица. В Законе «Об акционерных обществах» достаточно большое внимание уделяется правовому регулированию внутриор-ганизационных управленческих отношений, и рассматривать их в контексте гражданско-правовой доктрины без учета их публичноправового характера представляется необоснованным.

Специфика корпоративных и коммерческих правоотношений заключается в том, что они имеют комплексный характер и сочетают в себе наряду с гражданско-правовыми началами публичноправовые свойства, в них реализуется не только частный, но и публичный или государственный интерес.

Выделение разных организационных и правовых основ в регулировании данного вида общественных отношений, особенно в сфере оборота ценных бумаг, позволяет оптимально сочетать гражданско-правовые и административно-правовые формы и методы их государственно-правового регулирования, учитывать интересы субъектов корпорации и государственные цели и задачи, создавать эффективный механизм государственно-правовой защиты прав и свобод субъектов экономических правоотношений, в том числе через механизм судебной защиты.

  • [1] Российская газета. Федер, вып. 2007. 6 декабря.
  • [2] СЗРФ. 1996. № 17. Ст. 1918. 2 См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона № 384664-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части совершенствования механизмов разрешения корпоративных конфликтов).
  • [3] Лаптев В.А. Корпоративные споры: понятие, виды и способы предотвращения // Предпринимательское право. 2007. № 4. С. 2—4. 2 См.: Есекеев А.С. Теоретические проблемы корпоративных отношений и корпоративных споров // Предпринимательское право. 2007. № 4. С. 5—6. 3 См.: Шишкина И.С. Корпоративное право: Учеб. курс. М.: КноРус, 2011. С. 967. 4 См.: Крашенинников П.В. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: Статут, 2009.
  • [4] См.: Шишкина И.С. Указ. соч. С. 968—969.
  • [5] См.: Григорьева Е.А. Комментарий к отдельным главам Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ / Под ред. С.Г. Суворовой // Система ГАРАНТ, 2010 г.
  • [6] См.: Григорьева Е.А. Указ. соч. 2 Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 февраля 2008 г. № 1963/08 // www.arbitr.ru 3 Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 февраля 2011 г. № 19АП-8449/2010 // www.arbitr.ru 4 Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 мая 2007 г. № 5072/07 // www.arbitr.ru 5 Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» от 18 ноября 2003 г. № 19 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 1.
  • [7] Постановление Президиума ВАС РФ от 28 июля 2009 г. № 4016/09 // Вестник ВАС РФ. 2009. № 11. 2 Российская газета. 1995. 29 декабря.
  • [8] См.: Григорьева Е.А. Указ. соч. 2 Рекомендация совместного заседания ИКС при ФАС Поволжского округа и ФАС Волго-Вятского округа по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве), утв. Президиумом ФАС Волго-Вятского округа 25 марта 2010 г. и Президиумом ФАС Поволжского округа 26 апреля 2010 г. «О применении норм корпоративного законодательства».
  • [9] См.: Ломакин Д. От корпоративного интереса через злоупотребление корпоративным правом к корпоративному спору // Корпоративный юрист. 2006. № 2. С. 30-31.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >