Контроль и надзор в структуре административноправового режима оборота ценных бумаг

Важным элементом административно-правового режима оборота ценных бумаг является наличие правовых и организационных механизмов осуществления государственного контроля и надзора в сфере оборота ценных бумаг. Следует заметить, что при рассмотре

нии вопросов организационно-правового регулирования рынка ценных бумаг, как правило, рассматриваются вопросы государственного контроля, тогда как контрольная деятельность государства в данной сфере финансового рынка имеет более надзорный характер. Это обусловлено видом и характером установленных контрольных мероприятий для уполномоченных органов исполнительной власти в отношении участников оборота ценных бумаг, правовой регламентацией оснований и процедуры их проведения, характером возникающих административно-правовых процессуальных отношений, правовых последствий в виде применения мер административного принуждения.

При установлении административно-правового режима оборота ценных бумаг предусмотрено осуществление контрольной деятельности государства в разных организационно-правовых формах на разных стадиях оборота ценных бумаг. Так, например, контроль осуществляется при проверке выполнения установленных правил и стандартов, установленных уполномоченными органами исполнительной власти при регистрации выпуска ценных бумаг, регистрации и лицензировании деятельности субъектов оборота ценных бумаг и проведении иных регистрационных и удостоверительных административных процедур.

Однако следует иметь в виду наличие существенных различий при осуществлении контроля и административного надзора. В этой связи с этим в административном праве исследуются проблемы соотношения и различия контроля и административного надзора. В сфере оборота ценных бумаг возникают вопросы об объеме полномочий органов, регулирующих оборот и осуществляющих государственный контроль и надзор в данной сфере. Это требует проведения анализа понятий и категорий контроля и надзора, сложившихся в теории права в целом и административного права в частности. Административный надзор, с одной стороны, — это разновидность надведомственного государственного контроля, с другой — это самостоятельный вид контрольно-надзорной деятельности органов исполнительной власти1. При этом отмечается, что правовые последствия осуществления органами власти контроля не регламентированы действующим законодательством[1] .

Следует отметить, что предметом научного исследования являются вопросы соотношения различных форм осуществления государственного контроля разными ветвями государственной власти, его соотношения с государственным надзором, а также анализ раз

ных форм надзорной деятельности, соотношения административного и прокурорского надзоров1.

Представляется, что рассмотрение сущности и содержания контроля в механизме управления необходимо рассмотреть в широком его аспекте с точки зрения его места в механизме социального управления, поскольку современные подходы в управлении экономикой характеризуются сокращением роли государства и введением механизмов корпоративного контроля, в регулировании режима оборота ценных бумаг широко используется контроль саморегули-руемых организаций (далее — СРО).

Следует отметить наличие в литературе разных подходов к определению сущности контроля и контрольной деятельности. Так, в научной литературе под социальным контролем понимается совокупность процессов в социальной системе (обществе, социальной группе, организации и т.п.), посредством которых обеспечивается следование определенным «образцам» деятельности, а также соблюдение ограничений в поведении, нарушение которых отрицательно сказывается на функционировании системы. Кроме того, контроль определяется также как механизм, с помощью которого общество и его подразделения (группы, организации) обеспечивают соблюдение определенных ограничений, условий, нарушение наносит ущерб функционированию социальной системы. Социальный контроль характеризуется как целостная система всех социальных регуляторов (государственных и общественных институтов, права, морали, обычаев, традиций, установок). Специалисты в области управления исходят из того, что контроль — это система наблюдения, проверки процесса функционирования соответствующего объекта в целях устранения его отклонения от заданных параметров[2] .

Обоснованной представляется оценка контроля как конкретной формы деятельности (работы) определенного органа государства или какого-либо иного звена системы управления. Контроль в общем управленческом цикле рассматривается также как функция управления, для которой характерна система наблюдения и проверки процесса функционирования объекта в соответствии с принятым решением, выявление результатов воздействия субъекта на объект, допущенных отклонений, корригирование.

Аргументированным представляется предложенное определение сущности и содержания контроля Н.М. Чепурновой на основе ана

лиза различных подходов к характеристике контроля и контрольной деятельности. Она определяет контроль как «самостоятельную, весьма значимую организационно-правовую форму государственного управления, свойственную всем видам государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной»1. В то же время необходимо отметить, что предложенное Н.М. Чепурновой определение контроля раскрывает сущность лишь государственного контроля и не охватывает всех видов социального контроля, который не ограничивается деятельностью органов государственной власти и имеет наряду с государственными также общественную и корпоративную формы проявления.

В литературе отмечается, что анализ сложившихся подходов дает основания для вывода, что функция контроля органов исполнительной власти и иных уполномоченных государством органов не ограничивается вопросами, связанными с обеспечением законности, соблюдением обязательных предписаний. Контроль предусматривает также анализ фактического положения дел, их сопоставление с намеченными целями, выступает источником принятия новых решений и направлен на установление целесообразных и эффективных взаимоотношений элементов системы. Именно такое понимание контроля дает возможность отделить его от других видов деятельности[3] .

При этом специфика надзора проявляется в ограничении пределов его компетенции проверкой только законности действий конкретного объекта, т.е. надзор за соблюдением законности, органы надзора не уполномочены оценивать действия поднадзорных субъектов с точки зрения их целесообразности и вмешиваться в хозяйственную деятельность субъектов, поскольку это относится в большей степени к контролю. Надзорная деятельность субъектов управления предполагает оценку непосредственного исполнения законодательных и иных нормативных правовых актов управления.

Одним из признаков разграничения контроля и надзора является право контрольных органов вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность подконтрольных объектов. Такой подход позволяет говорить об осуществлении уполномоченными органами государственного надзора в сфере финансовых правоотношений и правоотношений в сфере оборота ценных бумаг. Так, в частности,

специалистами по банковскому законодательству обоснованно высказывается мнение о реализации ЦБ РФ не контрольных, а надзорных полномочий, что вызвано законодательными ограничениями на право ЦБ РФ вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность кредитных организаций[4]. Обоснованием такого подхода является также право ЦБ РФ приостанавливать и прекращать деятельность лицензий кредитных организаций.

Кроме того, согласно ст. 56 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» ЦБ РФ не вмешивается в оперативную деятельность кредитных организаций, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. В частности, в соответствии с указанным Законом ЦБ РФ вправе потребовать от кредитной организации осуществления мероприятий по финансовому оздоровлению кредитной организации, в том числе изменения структуры ее активов; замены некоторых руководителей кредитной организации, осуществления реорганизации кредитной организации; вправе назначить временную администрацию по управлению кредитной организацией на срок до шести месяцев; вправе в некоторых случаях предложить учредителям (участникам) кредитной организации предпринять действия, направленные на увеличение собственных средств (капитала) кредитной организации до размера, обеспечивающего соблюдение ею обязательных нормативов (ст. 74); вправе включить либо отказать от участия в системе страхования вкладов.

Однако если рассматривать контроль не с точки зрения организационно-правовой формы деятельности Центробанка, а с позиции функций, то ЦБ РФ по отношению к участникам банковской системы осуществляет не функцию надзора, но контроль, в частности, при осуществлении лицензирования кредитных организаций, проверке и оценке соблюдения установленных для этого требований и условий. Несмотря на то что основания для вмешательства ЦБ РФ в оперативно-хозяйственную деятельность кредитных организаций установлены на уровне указанного Федерального закона, порядок действий ЦБ РФ устанавливается не только на уровне федеральных законов, но и в нормативных правовых актах самого ЦБ РФ, который ведомственными актами устанавливает основания и порядок проведения контрольных проверок. Такой подзаконный порядок регулирования деятельности кредитных организаций и участников оборота ценных бумаг является основанием считать такое вмешательство не надзором, а контролем.

В силу отсутствия законодательно установленных пределов полномочий и единой терминологии по вопросам контроля и надзора в сфере государственного управления и регулирования рынка ценных бумаг уполномоченные органы государственной власти органы употребляют различный понятийный аппарат в своих нормативных актах.

Свидетельством отсутствия четких законодательно установленных критериев в определении понятия, объема функциональных полномочий и круга субъектов, осуществляющих контрольную и надзорную деятельность, являются положения «Стратегии развития финансового рынка в Российской Федерации на период до 2020 года», утвержденной распоряжением Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 2043-р1. Стратегией предусмотрено повышение эффективности регулирования финансового рынка путем развития системы пруденциального1 надзора в отношении участников финансового рынка, унификации принципов и стандартов деятельности участников финансового рынка, а также взаимодействия государственных органов с СРО. При этом в тексте Стратегии отсутствует понятие пруденциального надзора и определение круга субъектов, его осуществляющих. Следует отметить, что особенностью надзора является его осуществление специально уполномоченным внешним по отношению к поднадзорной организации органом, надзор осуществляется лишь в контексте соблюдения законности, установленных норм и требований и результатом его осуществления является составление процессуального документа о выявленном нарушении и возможность применения мер государственного принуждения и ответственности. В связи с этим достаточно обоснованным представляется предусмотренная Стратегией необходимость повышения эффективности контрольно-надзорной деятельности органа исполнительной власти, осуществляющего государственное управление и выражающего интересы государства (до 1 сентября 2013 г. таковым являлась Федеральная служба по финансовым рынкам). В то же время едва ли обоснованно использовать потенциал саморегулируемых организаций с точки зрения возможности применения мер государственного принуждения и пресечения. Тогда как авторы Стратегии видят в саморегулируемых организациях не столько форму коллективного самоуправления участниками оборота ценных бумаг, сколько очередной административный орган. Свидетельство тому — положения Стратегии: «с учетом накопленной правоохранительными [5]

органами правоприменительной практики необходимо создать совместно с саморегулируемыми организациями эффективные правовые и организационные барьеры, препятствующие безлицензионной деятельности по привлечению денежных средств населения»[6]. А также расширению возможности СРО при сборе и анализе отчетности участников финансового рынка и возложению на них функции по ее анализу, обобщению и раскрытию.

В связи с этим едва ли обоснованно говорить о «системе пруденциального надзора» для оперативного выявления и пресечения нарушения на рынке ценных бумаг с установлением нескольких уровней такого надзора, которые включают осуществление самими участниками финансового рынка внутреннего контроля за соблюдением установленных требований законодательства, контроль СРО, а также контроль со стороны государственных органов. Такая формулировка определенных Стратегией задач свидетельствует о смешении понятий и соответственно функций и полномочий органов в сфере оборота ценных бумаг.

Едва ли справедливо в одном ряду относить к субъектам, осуществляющим надзорные функции, государственные органы и органы корпоративного самоуправления. Представляется, что последние могут быть органами, осуществляющими внутренний контроль внутри саморегулируемой корпорации, но не могут быть отнесены к органам надзора, который может иметь только государственный надведомственный характер и результатом осуществления которого является принятие юридически значимых решений правоприменительного волевого характера.

Задачами контрольной деятельности регулирующих органов на рынке ценных бумаг являются анализ деятельности контролируемого объекта, наблюдение за исполнением им требований законодательства о рынке ценных бумаг и своевременное выявление недостатков в его деятельности, а также устранение препятствий для нормального функционирования рынка ценных бумаг. Между тем как основной задачей надзорной деятельности регулирующих органов на рынке ценных бумаг следует признать обеспечение соблюдения законодательства всеми участниками правоотношений в области рынка ценных бумаг и охрану этих правоотношений.

Изменения механизма регулирования рынка ценных бумаг, вытекающие из Стратегии, предусмотренные разработка предложений по внедрению так называемого пруденциального надзора за рисками профессиональных участников рынка ценных бумаг и примене

ние принципа пропорциональности осуществления пруденциального надзора, заключающегося в необходимости применения надзорных требований к участникам рынка (исходя из их размера, сферы деятельности, характера проводимых операций и рисков, присущих этим операциям); внедрение системы пруденциального надзора, ориентированного на оценку рисков (исходя из индивидуального подхода к оценке рисков отдельных участников финансового рынка или их активов), требуют уточнения данного вида и характера контрольно-надзорной деятельности Центробанка в сфере оборота ценных бумаг. Это актуализировалось в связи с законодательно установленным расширением его полномочий и обретением им статуса мегарегулятора в данной сфере. Законом № 251-ФЗ от 23 июля 2013 г. в ведение Банка России переданы регулирование, контроль и надзор в сфере финансовых рынков.

В соответствии со ст. 76.1 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» определены объекты надзора Банка России — некредитные финансовые организации, осуществляющие следующие виды деятельности:

  • 1) профессиональных участников рынка ценных бумаг;
  • 2) управляющих компаний инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда;
  • 3) специализированных депозитариев инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда;
  • 4) акционерных инвестиционных фондов;
  • 5) клиринговую деятельность;
  • 6) деятельность по осуществлению функций центрального контрагента;
  • 7) деятельность организатора торговли;
  • 8) деятельность центрального депозитария;
  • 9) деятельность субъектов страхового дела;
  • 10) негосударственных пенсионных фондов;
  • 11) микрофинансовых организаций;
  • 12) кредитных потребительских кооперативов;
  • 13) жилищных накопительных кооперативов;
  • 14) бюро кредитных историй;
  • 15) актуарную деятельность;
  • 16) рейтинговых агентств;
  • 17) сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов.

Согласно формулировке статьи Банк России является органом, осуществляющим регулирование, контроль и надзор в сфере финансовых рынков за некредитными финансовыми организациями и (или) сфере их деятельности в соответствии с федеральными законами.

Законом установлены цели регулирования, контроля и надзора за некредитными финансовыми организациями, к которым относятся обеспечение устойчивого развития финансового рынка Российской Федерации, эффективное управление рисками, возникающими на финансовых рынках, в том числе оперативное выявление и противодействие кризисным ситуациям, защита прав и законных интересов инвесторов на финансовых рынках, страхователей, застрахованных лиц и выгодоприобретателей, признаваемых таковыми в соответствии со страховым законодательством, а также застрахованных лиц по обязательному пенсионному страхованию, вкладчиков и участников негосударственного пенсионного фонда по негосударственному пенсионному обеспечению, иных потребителей финансовых услуг (за исключением потребителей банковских услуг). Банк России не вмешивается в оперативную деятельность некредитных финансовых организаций.

Банк России также вправе проводить проверки деятельности эмитентов и участников корпоративных отношений, направлять им обязательные для исполнения предписания об устранении выявленных нарушений законодательства Российской Федерации об акционерных обществах и ценных бумагах, а также применяет иные меры, предусмотренные федеральными законами.

Порядок проведения проверок и порядок применения иных мер устанавливаются нормативными актами Банка России. Регулирующие, контрольные и надзорные функции Банка России в сфере финансовых рынков осуществляются через действующий на постоянной основе орган — Комитет финансового надзора, объединяющий руководителей структурных подразделений Банка России, обеспечивающих выполнение его надзорных функций. Комитет финансового надзора принимает решения по основным вопросам регулирования, контроля и надзора в сфере финансовых рынков. Положение о Комитете финансового надзора и его структура утверждаются советом директоров. Руководитель Комитета финансового надзора назначается Председателем Банка России из числа членов совета директоров.

В соответствии со ст. 76.5 Банку России предоставлено право проводить проверки деятельности некредитных финансовых организаций, направлять им обязательные для исполнения предписания и иные меры. Порядок проведения проверок, в том числе определение обязанностей проверяемых лиц по содействию в проведении проверок, и порядок применения иных мер устанавливаются нормативными актами Банка России.

Следует обратить внимание, что полномочия Банка России по отношению к некредитным организациям носят характер административного надзора. Субъектами, осуществляющими надзорную деятельность, являются уполномоченные представители (служащие) Банка России, или по поручению Комитета финансового надзора право проводить надзорные проверки предоставляется саморегули-руемым организациям[7].

ЦБ РФ в рамках пруденциального надзора осуществляет регулярный мониторинг отчетности кредитных организаций и их финансовых показателей. Целью мониторинга является отслеживание динамики основных показателей банковской деятельности, выявление тенденций развития отдельных кредитных организаций и банковской системы отдельных регионов, понимание изменения финансового положения кредитных организаций. В случае выявления устойчивой отрицательной динамики показателей деятельности кредитных организаций ЦБ РФ проводит с ними необходимую работу, оказывает методическую и консультационную поддержку, а также осуществляет классификацию кредитных организаций по группам с точки зрения их надежности, устойчивости, прибыльности и ликвидности. По вопросам противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма ЦБ РФ взаимодействует с Росфинмониторингом, осуществляя сверку сведений, предоставляемых ему банками, о сомнительных операциях с данными, полученными в процессе пруденциального надзора.

Условием введения пруденциального надзора по отношению к профессиональным участникам рынка ценных бумаг должно быть определение критериев для разграничения контрольных и надзорных функций регулирующих органов, а также разработка показателей, отражающих реальное состояние и развитие рынка ценных бумаг. Для этого необходимо осознать специфику этого рынка, который в отличие от его банковского сегмента не предполагает использования имущества клиентов участников рынка иначе как с ведома и (или) поручения. Таким образом, на рынке ценных бумаг основным риском, который существует по отношению к средствам клиента, является рыночный, т.е. риск неблагоприятного изменения цен на приобретаемые на нем активы. Соответственно нормативы пруденциального надзора должны строиться в первую очередь с учетом трудности управления рыночным риском в отличие от того,

что в банковской системе наибольшее значение имеют кредитный риск и риск ликвидности.

Следует разграничить контрольную и надзорную деятельность на рынке ценных бумаг и унифицировать в этой части терминологию законодательных и других нормативных актов. В связи с этим актуальна задача совершенствования контроля путем принятия базового закона о государственном контроле и надзоре, в котором необходимо законодательно сформулировать и закрепить цели, задачи, объекты, принципы осуществления государственного контроля и надзора, унифицировать и дифференцировать круг субъектов, осуществляющих государственный контроль и надзор, объем осуществляемых ими полномочий, ответственность органов государственного контроля и надзора и их должностных лиц за принятие решений, приведших к причинению убытков коммерческим организациям.

Вместе с тем достаточно обоснованно предоставление ряда полномочий по контролю за деятельностью участников рынка ценных бумаг их СРО. Участие СРО предусмотрено при осуществлении лицензионного производства (выдача ходатайств) и в осуществлении контрольного производства, что регламентировано законодательством о ценных бумагах. Так, в соответствии со ст. 50 Закона о рынке ценных бумаг СРО обязаны разработать процедуры контроля за соблюдением членами установленных правил и стандартов, порядок ознакомления с результатами проверок других членов организации и уведомлять федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг о планах и результатах проверок. Сложилась практика, когда результаты проверок СРО являлись основанием для применения административно-пресекательных мер уполномоченным федеральным органом исполнительной власти на рынке ценных бумаг, который, получив соответствующую информацию от СРО, стремился продублировать ее дисциплинарные взыскания своими мерами административного наказания. Едва ли такой порядок практически двойной ответственности — корпоративной и административной — можно признать соответствующим природе СРО, вряд ли он способствует притоку новых членов в СРО и росту их авторитета среди профессионального сообщества. Тем более что в настоящее время нет ограничений по регулированию разными СРО одних и тех же видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, и одной из причин перехода членов из членов одной СРО в другую может быть различная степень требовательности СРО к соблюдению стандартов профессиональной деятельности.

Осуществляя свои контрольные полномочия, СРО разрабатывают систему воздействия в отношении тех своих членов, которые допустили неправомерные действия на рынке ценных бумаг. К ним относится механизм дисциплинарного производства в отношении членов СРО, применение которого может привести к публичному предупреждению, штрафу, исключению из СРО[8].

Таким образом, исходя из анализа элементов организационноправового механизма регулирования рынка ценных бумаг, можно сформулировать следующие выводы.

Регулирующая деятельность органов управления состоит из различных видов действий на рынке ценных бумаг, которых объединяют те или иные управленческие функции.

Конкретные властные полномочия органов устанавливаются не только положениями об этих органах, но и законами и иными правовыми актами по различным вопросам регулирования отношений в сфере рынка ценных бумаг, что свидетельствует о неоправданном рассредоточении правовых основ их деятельности.

Функционирование механизма государственного регулирования рынка ценных бумаг обеспечивается различными органами. Наделение их государственно-властными полномочиями не всегда и не в полной мере учитывает место и роль этих органов в системе управления и особенности регулирования оборота ценных бумаг (например, Минздравсоцразвития России, Минобороны России).

Не бесспорными представляются предусмотренные Стратегией изменения в статусе бирж как профессиональных участников оборота ценных бумаг. Дополнительного обоснования требует предполагаемое расширение контрольных полномочий, закрепление исключительно за биржами осуществления листинга финансовых инструментов и допуска ценных бумаг к торгам без осуществления государственной регистрации выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг и отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг в предусмотренных законами случаях. А также расширение полномочий бирж по раскрытию информации о ценных бумагах и об их эмитентах, контролю за уровнем и качеством корпоративного управления в акционерных обществах, ценные бумаги которых допущены на биржу, и допуску ценных бумаг к обращению.

Основанием для отнесения бирж к субъектам осуществления контроля является также предусмотренное Стратегией развития финансового рынка до 2020 года расширение полномочий бирж по контролю за манипулированием ценами и сделками на основе инсайдерской информации. При этом предусмотрено одновременное

усиление административной и уголовной ответственности лиц, входящих в состав исполнительных органов бирж, за нарушения законодательства Российской Федерации о ценных бумагах, а также за ненадлежащее исполнение биржами соответствующих полномочий. Расширение контрольных полномочий бирж как профессиональных участников рынка влечет одновременно усиление контроля со стороны государства за формированием руководства бирж и установление ответственности. Это проявляется в возложении на федеральный орган исполнительной власти в сфере финансовых рынков полномочий, связанных с согласованием назначения на должность, а также отстранения от должности лиц, входящих в состав исполнительных органов бирж, делает их руководителей должностными лицами с точки зрения возможности привлечения их к административной ответственности, как лиц, обладающих особым статусом. Проведенный ранее анализ становления института административно-правового режима оборота ценных бумаг в России проходил через закрепление административно-значимых контрольных полномочий за биржами как основными участниками оборота. Предлагаемое Стратегией расширение их полномочий, видимо, нацелено на восстановление роли и значения биржевой торговли ценными бумагами и установление внегосударственного рыночного контроля.

Такой подход можно признать позитивным и направленным на развитие отношений свободного рынка оборота ценных бумаг, построенного на внутрирыночном контроле. Однако избыточность контрольных полномочий в органах государственного управления, СРО и профессиональных участников оборота ценных бумаг в юридической литературе оценивается критически. В связи с этим обоснованно отмечается, что при регулировании значительного количества вопросов в сфере оборота ценных бумаг не обеспечивается соблюдение одного из базовых принципов построения эффективной системы органов управления, согласно которому «управленческие функции и конкретные полномочия применительно к одним и тем же управляемым объектам должны выполняться по возможности минимальным количеством органов»[9].

Недостатком в реализации административно-правового режима оборота ценных бумаг также является отсутствие системности и взаимосвязи в использовании административно-правовых форм и методов воздействия на данную сферу общественных отношений. В правоприменительной деятельности органов государственного управления усматривается взаимосвязь различных административных процедур, сохраняющих при этом свою самостоятельность и не

имеющих логической последовательности, в силу этого вызывающих избыточность управленческого воздействия. Так, цели управленческой деятельности на рынке ценных бумаг реализуются через совокупность действий, совершаемых органами регулирования в формах лицензионно-разрешительного производства, регистрационного производства, контроля и надзора, осуществляемых не только органами государственного управления Центробанком, но и СРО и профессиональными участниками оборота ценных бумаг.

Во внедрении саморегулирования в обороте ценных бумаг в организационном механизме правового регулирования имеет место наличие противоречий между его государственной и общественной, корпоративной составляющими, разрешение которых возможно посредством конкретизации объема делегированных СРО административно-значимых полномочий посредством их законодательной конкретизации и изменения механизма корпоративного регулирования в целом.

В качестве основного вывода можно выделить необходимость уменьшения администрирования и исключение ведомственного и установление законодательного порядка регулирования процедур и стадий оборота ценных бумаг, развитие основ и принципов саморегулирования на рынке ценных бумаг.

Глава

  • [1] См.: Административное право: Учебник / Под ред. ЛЛ. Попова. М., 2006. С. 458. 2 См.: Агапов А.Б. Указ. соч. С. 201.
  • [2] См.: Конституционные основы, формы и методы государственного управления / Под общ. ред. Н.М. Чепурновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. 2 См.: Горшенев В.М., Шахов И.Б. Контроль как правовая форма деятельности. М„ 1987. С. 18. 3 См.: Лазарев Б.М. Концепция органов управления. М., 1972. С. 30 4 См.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом. М., 1968. С. 234—241.
  • [3] Чепурнова Н.М. Судебная власть в Российской Федерации: проблемы теории и государственно-правовой практики // Конституционные основы, формы и методы государственного управления / Под общ. ред. Н.М. Чепурновой. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. С. 180-181. 2 См.: Студеникина М.С. Государственный контроль в сфере управления. Проблемы надведомственного контроля. М.,1974. С. 7.
  • [4] Банковское право Российской Федерации: Учебник. Особенная часть: В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. Г.А. Тосунян. М., 2004. С. 339—341.
  • [5] См.: Стратегия развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 2043-р. Режим доступа: http://fcsm.ru/ru/press/russia2020/strategy2020/ 2 Пруденциальный (от лат. prudens) — благоразумный, предусмотрительный.
  • [6] См.: Стратегия развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена распоряжением Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 2043-р. Режим доступа: http://fcsm.ru/ru/press/russia2020/strategy2020/
  • [7] Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» в редакции Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ.
  • [8] Кодекс мер дисциплинарного воздействия Профессиональной ассоциация регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев (ПАРТАД) // www.partad.ru; Дисциплинарный кодекс Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) // www.naufor.ru
  • [9] Зенькович Е.В. Рынок ценных бумаг: административно-правовое регулирование. М.: Волтерс-Клувер, 2007. С. 177.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >