Causa юридических сделок

Каждая сделка, как всякое вообще действие, совершается в видах достижения какого-нибудь объективного результата, который представляется лицу средством для достижения тех или других субъективных его целей. Напр., когда я покупаю какую-нибудь вещь, то для меня объективный результат, ради которого я вступаю в сделку и жертвую известной суммой денег, заключается в приобретении этой вещи, а субъективные цели, которые я желаю достигнуть этим, могут быть, конечно, самые разнообразные, напр., я могу купить вещь, чтобы воспользоваться ею, чтобы перепродать ее, чтобы подарить ее другому лицу и т. д. В применении к таким сделкам, при которых лицо, в видах достижения известного объективного результата, жертвует частью своего собственного имущества или принимает на себя известные обязательства, этот ожидаемый объективный результат сделки именуется “causa сделки”. В частности, объективный результат, преследуемый такими сделками, чаще всего состоит либо в приобретении от противной стороны какого-нибудь эквивалента, точнее, с точки зрения римских юристов, права на получение эквивалента взамен собственного пожертвования, либо в погашении существующего обязательства лица, либо в доставлении противной стороне безвозмездной выгоды. Соответственно с этим римские юристы говорили, что сделки могут быть совершаемы либо credendi causa, либо solvendi causa, либо donandi causa. Но эти три категории случаев далеко не исчерпывают всего разнообразия встречающихся в жизни комбинаций. Так, напр., передавая другому лицу какую-нибудь вещь, я могу сделать это в тех видах, чтобы эта вещь служила приданым его невесты — сделка совершена dotis constituendae causa. Или, напр., если я назначен наследником под условием, чтоб я определенному лицу заплатил известную сумму денег, то я, производя эту уплату, делаю это в тех видах, чтобы исполнить условие, от которого зависит приобретение наследства, сделка совершена conditionis implendae causa.

В современной доктрине понятие causa обыкновенно отождествляют с понятием цели, ради которой заключается сделка. Однако следует избегать подобной терминологии, ибо раз мы causa характеризуем как цель, то тотчас же возникает вопрос: чем же отличается эта цель от целей, служащих побудительными мотивами для вступления в сделку? Вопрос этот имеет весьма существенное практическое значение, ибо недостижение causa сделки дает при известных условиях право оспорить сделку, тогда как недостижение цели, служившей побудительным мотивом ко вступлению в сделку, по общему правилу, не оказывает никакого влияния на нее. Сомнение разрешается просто, раз мы уяснили себе принципиальное различие между объективным результатом, к которому стремится сделка, и субъективными целями, которые мы рассчитываем достигнуть через него. В частности, как явствует из вышеизложенного, этот объективный результат может быть односторонний или двусторонний. Результат односторонний, когда он исчерпывается тем, что, то, чем жертвует из своего имущества одна сторона, просто должно поступить к другой (denandi causa). Он — двусторонний, слагается из встречных моментов, когда взамен материальных затрат одной стороны или должно возникнуть встречное требование против другой, направленное на доставление того или иного эквивалента (credendi causa), или должно прекратиться требование противной стороны против данного лица (solvendi causa), или должна наступить какая-нибудь перемена в тех или иных отношениях, напр., вступление в брак (при выдаче приданого dotis constituendae causa), эманципация сына (emancipationis causa datum) и т. д.

Итак, римская и современная юриспруденция оперирует с понятием causa в применении к тем сделкам, которые с точки зрения данного лица, взамен достижения известного объективного результата, предполагают известные имущественные жерт вы. Тот объективный результат, который должен быть достигнуть этими имущественными жертвами, и составляет causa сделки. Недостижение causa, недостижение того объективного результата, ради которого лицо вступило в сделку и решилось на известные имущественные жертвы, при известных условиях, как уже было сказано, дает право оспорить сделку. При этом соответствующее притязание в одних случаях направлено на исполнение противной стороной возникших против нее встречных требований (при двусторонних договорах), в других случаях — на возврат поступившего к противной стороне имущества (напр., при выдаче приданого, когда брак впоследствии не состоится), в третьих случаях — альтернативно на исполнение или возврат (при так назыв. безыменных договорах).

И в другом еще отношении causa сделки не всегда имеет одинаковое юридическое значение. Дело в том, что нужно различать две группы сделок: материальные и абстрактные. Материальными называются сделки, которые с точки зрения обязанного лица содержат в себе указание на свою causa, как, напр., договор займа. По отношению к таким сделкам недостижение causa сделки препятствуют самому возникновению сделки, или, иначе, чтобы доказать существование сделки, нужно доказать, что causa сделки, объективный результат, ради которого лицо приняло на себя какие-нибудь обязанности, достигнут. Так, напр., если кредитор требует исполнения по договору займа, он должен доказать, что валюта в свое время была получена должником, т. е. что объективный результат, ради которого должник вступил в договор, осуществился, ибо получение должником валюты составляет необходимое условие для возникновения договора займа. Напротив, абстрактными называются сделки, которые с точки зрения обязанного лица не содержат в себе указания на свою causa. Так, напр., римская стипуляция обыкновенно носила абстрактный характер, выражаясь формулой spondesne dare? spondeo. Эта формула, очевидно, не указывает сама по себе, ради достижения какого результата должник принял на себя обязательство: он мог это сделать credendi causa, donandi causa и т. д. Такое же значение имели, напр., mancipatio и in jure cessio, на основании которых переносилось право собственности; в основании этих сделок опять-таки могли лежать самые разнообразные causae. — Особенность абстрактных сделок заключается в том, что при них достижение causa сделки, достижение объективного результата, ради которого лицо всту пило в сделку, не составляет необходимого условия для вступления сделки в силу. Поэтому кредитор по абстрактной сделке и не обязан доказывать, что causa сделки осуществилась. Напр., если я выдал долговую расписку такого рода: “сим признаю, что обязан заплатить лицу А 1000 руб.”, то А может требовать уплаты, не будучи обязан доказывать, qua ex causa я выдал эту расписку. Но это не лишает заинтересованное лицо, принявшее на себя абстрактное обязательство, прав доказывать со своей стороны, что объективный результат сделки, который им имелся в виду, и ради которого оно приняло на себя обязательство, не достигнут, и в таком случае истцу все-таки отказывается в иске. С этой точки зрения различие между материальными и абстрактными сделками сводится к тому, что при материальных сделках в случае спора истец, чтобы добиться решения в свою пользу, должен доказать, что causa сделки с точки зрения противной стороны достигнута, а при абстрактных — ответчик, если не желает быть присужден к уплате, должен доказать, что causa сделки не достигнута.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >