Аргументация и ее приемы

АРГУМЕНТАЦИЯ И ЕЕ ПРИЕМЫ

Понятие аргументации

Аргументация — это вид деятельности, которая протекает в определенном социальном контексте и имеет целью не знание само по себе, а убеждение в приемлемости каких-либо положений.

Аргументация — это процедура обоснования положений с целью убедить кого-либо в их принятии.

Проблемы объективной истины, добра, зла, справедливости, важные для других наук, в теории аргументации ключевыми не являются. Аргументы могут приводиться не только в поддержку истины и справедливости, но и в обоснование заведомо ложных тезисов. Отстаиваться может то, что впоследствии окажется злом.

Например, огромное количество людей оказалось возможным легко убедить в том, что если они вложат свои деньги в финансовую пирамиду, то в скором времени станут богаче.

На убеждение людей можно влиять не только речевыми, словесными доводами, но и жестом, мимикой, наглядными образами, молчанием (!), насилием, гипнозом, внушением, подсознательной стимуляцией, лекарственными средствами, наркотиками и т. п.

Центральные категории проблемы обоснования — аргументация и доказательство. В широком смысле — это синонимы, они имеют общую логическую структуру. Но различие их в следующем.

Все суждения можно разделить на описательные и оценочные.

Описательные. Вода жидкая. На Марсе есть жизнь. Подозреваемый был (или не был) на месте преступления. Описательные суждения могут быть обоснованы в плане «истинно—ложно». Для этого выдвигается версия, или гипотеза, и после ее проверки (а также исходя из возможностей исследователя) устанавливается истинность или ложность суждения.

Оценочные. Смертная казнь должна быть отменена. Смертная казнь оправданна. России необходима демократия. России нужен авторитарный режим. Обвиняемый виновен. Обвиняемый не виновен. За каждое из этих противоречивых суждений можно привести аргументы как «за», так и «против». Выясняется, что оценочные суждения не могут быть непосредственно обоснованы в плане «истинно—ложно».

Возникает вопрос: как использовать такую информацию, истинность или ложность которой не установлена? Теория аргументации предлагает свой ответ: подобная информация может быть использована как средство убеждения кого-либо в чем-либо.

Аргументация — это речевое действие, включающее систему утверждений, предназначенных для оправдания или опровержения какого-либо мнения. Реальный процесс обоснования положений обычно состоит из описаний и оценок. Оценка опирается на описание, а описание дается в целях оценки.

Доказательство — обоснование положений, основанных на описательных суждениях. Цель доказательства — объективная истина, обоснование наличия объективных свойств объекта. Логической основой доказательства является дедукция.

Аргументация — обоснование положений с преобладанием оценочных суждений. При этом в аргументации наряду с логическими методами применяются и внелогические приемы убеждающего воздействия (речевые, эмоциональные, психологические). Цель аргументации — субъективная истина, принятие выдвигаемых положений аудиторией. Логической основой аргументации является индукция.

Термин «доказательство» характерен для так называемых строгих, дедуктивных обоснований в точных науках (математика, логика).

Термин «аргументация» чаще встречается в обоснованиях с социальным и гуманитарным содержанием. Это обычно индуктивные обоснования селекционного типа, в которых отбирается материал, аргументы, предназначенные убедить кого-либо в приемлемости данного положения, а также для защиты или оправдания своей позиции.

Общие черты аргументации

  • 1. Аргументация — это социальная деятельность. Она направлена на других людей и предполагает диалог или активную реакцию другой стороны на приводимые доводы.
  • 2. Аргументация — это целенаправленная деятельность. Ее задача — усиление или ослабление чьих-то убеждений.
  • 3. Логическая аргументация всегда выражена в языке. Она имеет форму произнесенных или написанных утверждений. Теория аргументации исследует взаимосвязи этих утверждений, а не те идеи, мотивы, которые стоят за ними.
  • 4. Аргументация предполагает способность воспринимающих ее людей рационально взвешивать аргументы, принимать их или оспаривать.
  • 5. Аргументация — это техника обоснования и практическое искусство убеждения, умение выбрать из многообразных приемов те, которые требуются исходя из особенностей аудитории и обсуждаемой проблемы.

Структура аргументации

Тезис (тема) — положение, которое требуется обосновать. В качестве тезиса могут выступать суждения с любыми содержательными и логическими характеристиками, общие положения (обобщения), высказывания об отдельных фактах.

Аргументы (доводы, основания) — суждения, с помощью которых обосновывается тезис. Аргументами могут быть ранее доказанные положения, законы и аксиомы науки, определения, теоретические и эмпирические обобщения.

Демонстрация (логическая форма аргументации) — способ логической связи между тезисом и аргументами. Эта связь может быть выражена и отдельным умозаключением, но чаще — цепочкой умозаключений.

Например:

Преступник должен быть наказан.

Убийца — преступник.

Убийца должен быть наказан.

Здесь: 1-е и 2-е суждения — аргументы. 3-е суждение — тезис. Логическая форма — дедукция.

В реальной практике обоснования аргументами могут быть теоретические и эмпирические обобщения, аксиомы, определения, законы и положения науки. Форма аргументации (демонстрация) — единство дедукции, индукции и аналогии.

Субъекты аргументации

В процессе обсуждения теоретических и практических вопросов возникают различные мнения, точки зрения, и обсуждение принимает форму дискуссии как цивилизованного способа выявления и сопоставления мнений с целью выработки приемлемого решения.

Пропонент — участник дискуссии, выдвигающий и отстаивающий какое-либо положение.

Оппонент — участник дискуссии, выражающий несогласие с точкой зрения пропонента (а также лицо, которому поручено выступить с оценкой диссертации или доклада).

Аудитория — коллективный субъект дискуссии и основной объект аргументативного воздействия.

Оппонент и пропонент видят свою задачу не только и не столько в том, чтобы переубедить друг друга, сколько в завоевании доверия аудитории.

Критика и ее виды

В процессе дискуссии может быть выявлена различная степень несогласия оппонента с позицией пропонента. Формой такого несогласия выступает критика.

Критика — логическая процедура, направленная на разрушение аргументации. По способу выражения критика бывает:

явная —- с указанием на конкретные недостатки в аргументации;

неявная — скептическая оценка взглядов пропонента, без конкретного анализа недостатков.

Например: «Мне ваши взгляды представляются сомнительными».

По направленности явная критика бывает:

деструктивная — направленная на разрушение аргументации путем опровержения тезиса, аргументов или демонстрации;

конструктивная — обоснование оппонентом собственного тезиса с целью опровержения альтернативного утверждения пропонента;

смешанная — сочетающая оба подхода (наиболее эффективный и убедительный тип критики).

Итак, аргументация — это речевое действие, включающее систему утверждений, предназначенных для оправдания или опровержения какого-либо мнения. Предмет теории аргументации — изучение тех многообразных дискурсивных (рассудочных) приемов, которые позволяют влиять на убеждения аудитории.

Правила (приемы) аргументации.

Ошибки в аргументации[1]

  • 1. Тезис должен быть сформулирован четко и ясно. Необходимо уточнять смысл понятий, избегать их многозначности, метафор, образных выражений.
  • 2. Тезис на всем протяжении доказательства должен оставаться одним и тем же.

О ш и б к и:

  • а) подмена тезиса — переход с первоначально доказываемого положения на другое;
  • б) довод к авторитету — ссылка на известную, авторитетную личность вместо самостоятельного обоснования утверждения;
  • в) аргумент к публике — стремление повлиять на чувства и эмоции людей без рационального обоснования по существу. Человек, использующий такой аргумент, фактически обращается не к своему оппоненту, а к аудитории, стремясь привлечь ее на свою сторону и таким образом оказать психологическое давление на противника;
  • г) аргумент к личности (переход на личность) — ссылка на личностные характеристики оппонента, его вкусы, внешность, манеры. Предмет спора при этом остается в стороне, а предметом обсуждения становится личность оппонента, причем, как правило, в негативном плане. Встречается также аргумент к личности и противоположной направленности — с освещением не недостатков, а достоинств человека. Такой вариант часто используется в суде защитниками обвиняемых;
  • д) логическая диверсия — умышленная подмена тезиса.
  • 3. Аргументы должны быть истинными.

О ш и б к и:

  • а) ложное основание — обоснование тезиса ложными аргументами, которые выдаются (намеренно или случайно) за истинные;
  • б) предвосхищение основания — использование в качестве аргументов недостоверной или непроверенной информации, ссылка на слухи или на высказанное кем-то предположение, произвольная трактовка услышанных сообщений и т. п.

  • 4. Аргументы должны быть достаточным основанием для тезиса. Аргументы могут иметь отношение к доказываемому тезису, но их может оказаться недостаточно.
  • 5. Истинность аргументов должна быть доказана независимо от тезиса.

Ошибки:

  • а) «круг в аргументации» — тезис обосновывается аргументами, а аргументы обосновываются этим же тезисом;
  • б) тавтология — тезис обосновывается с помощью самого себя (обычно через длинную цепь умозаключений).
  • 6. Правила формы аргументации — правила дедукции, индукции, аналогии.

Ошибки:

  • а) переход от сказанного в определенном отношении к сказанному безотносительно к чему бы то ни было — утверждение, истинное во взгляде под одним углом зрения, одном конкретном отношении, может оказаться ложным в другом;
  • б) мнимое следование — отсутствие логической связи между тезисом и аргументами или же эта связь мнимая, в результате чего из приводимых оснований вывода не следует;
  • в) отождествление случайного признака с существенным — проводить аналогии и обобщать следует только по существенным признакам; случайные же признаки могут быть, а могут не быть, и обобщение может оказаться ложным;
  • г) ложный вывод о причине — логическая ошибка, которая иначе называется «после этого — значит по причине этого», заключается в том, что простая последовательность событий во времени принимается за их причинно-следственную связь;
  • д) поспешное обобщение — логическая ошибка в индуктивном выводе, когда, рассмотрев несколько частных случаев из какого-либо класса явлений, делают вывод обо всех явлениях этого класса;
  • е) аргумент к здравому смыслу — это обращение с целью поддержки выдвигаемого положения к чувству здравого смысла, имеющемуся у аудитории. Часто используется как апелляция к обыденному сознанию вместо реального обоснования, хотя известно, что понятие «здравого смысла» весьма относительно;
  • ж) аргумент к выгоде — истинным признается то высказывание, которое выгодно данной стороне;
  • з) аргумент к силе — угроза неприятными последствиями, применением насилия или какими-либо способами принуждения;
  • и) аргумент к верности (корпоративный аргумент) — данное положение, позиция отвечает интересам нашего коллектива
  • (фирмы, корпорации, в/части), поэтому мы будем считать ее правильной и поступать в соответствии с ней;
  • к) аргумент к жалости и состраданию — стремление возбудить сочувствие, сострадание, жалость в другой стороне, чтобы она согласилась с выдвинутым положением;
  • л) аргумент к невежеству — использование информации, которая заведомо неизвестна оппоненту; ссылка на источники, которые он заведомо не читал. Расчет делается на то, что люди не любят признаваться в том, что они чего-то не знают, и потому они вынуждены будут согласиться с мнением противника;
  • м) аргумент к тщеславию — раздача неумеренных похвал противнику в расчете на то, что тронутый комплиментами тот станет мягче и покладистей. Здесь характерны речевые обороты типа «не подлежит сомнению глубокая эрудиция оппонента», «как человек выдающихся достоинств оппонент...» и т. п.

Логическая аргументация

Логическая аргументация — обоснование утверждения по законам и правилам логики. Она является синонимом традиционного доказательства.

Доказательством называют логическую операцию обоснования истинности какого-либо положения с помощью других, истинных и связанных с ним положений.

Обоснование тезиса в ходе доказательства может осуществляться прямо с помощью аргументов или опосредованно — с помощью некоторых дополнительных утверждений. Отсюда два вида доказательств.

Прямое доказательство — это обоснование тезиса аргументами, не прибегая к помощи каких-либо дополнительных построений. Цепь рассуждений в этом случае начинается с аргументов и с логической необходимостью приводит к признанию истинности тезиса.

Например: Преступление наказуемо. Кража — преступление. Следовательно, кража наказуема. (Здесь истинность тезиса прямо по правилам дедукции вытекает из аргументов.)

Косвенное доказательство — это доказательство истинности тезиса путем обоснования ложности антитезиса (дополнительного утверждения, противоречащего тезису).

Мы обосновываем ложность антитезиса и, опираясь на закон исключенного третьего, доказываем истинность противоречащего ему утверждения — тезиса.

Выделяют два вида косвенного доказательства.

Апагогическое («приведение к абсурду») состоит в том, что мы начинаем выводить из антитезиса следствия и показываем, что некоторые из этих следствий (хотя бы одно) противоречат фактам или известным истинным положениям. В результате принятие антитезиса ведет к противоречию (к абсурду), и его следует признать ложным. Но тогда тезис необходимо признать истинным.

Разделительное косвенное доказательство состоит в построении разделительного суждения, элементами которого являются доказываемый тезис и некоторые несовместимые с ним утверждения (антитезисы). Затем показывают, что за исключением тезиса все элементы разделительного суждения ложны. Следовательно, нужно признать тезис истинным.

Например: Следствие показало, что преступление могли совершить только граждане А, В, С и Д. При этом установлено, что у граждан В, С и Д — алиби. Следовательно, преступление совершил гражданин А.

Эмпирическая и теоретическая аргументация. Некорректные виды обоснования

ЭМПИРИЧЕСКАЯ АРГУМЕНТАЦИЯ

Эмпирическая аргументация — это обоснование, главным элементом которого является ссылка на чувственный опыт, на эмпирические данные. Ядром эмпирической аргументации является факт.

Прямое подтверждение или обоснование с помощью фактов

Факт — форма эмпирического знания, полученная на основе реального события.

Откуда берутся факты? Факт — это результат непосредственного наблюдения тех явлений, о которых говорится в обосновываемом утверждении.

Например: Существование планеты Нептун сначала было предсказано, а потом подтверждено, после того как ее увидели в телескоп. Аналогично было и с предсказанными Менделеевым химическими элементами.

Таким образом, в эмпирической аргументации речь идет о результатах наблюдения, о чувственном опыте человека — его ощущениях и восприятиях.

Чувственный опыт человека — это источник знания, связывающий человека с миром. Обоснования путем ссылки на опыт дают уверенность в истинности подобных утверждений: «на улице тепло», «эта роза красная», «термометр показывает 24 градуса».

Но можно заметить, что даже в простых констатациях нет «чистого» чувственного созерцания. Оно всегда пронизано мышлением. Без понятий, без примеси рассуждения человек не в состоянии выразить даже самые простые свои наблюдения, зафиксировать самые очевидные факты.

Например, мы говорим «этот дом из розового туфа», если видим его при нормальном освещении и наши чувства не расстроены. Но если света мало или мы сомневаемся в нашей способности рассуждения, то мы скажем «этот дом кажется розовым». Кроме того, наше высказывание предполагает, что мы имеем понятие о доме, туфе, цвете.

Следовательно, к восприятию, к чувственным данным мы примешиваем определенное теоретическое представление о существенных признаках предмета и о том, какими видятся предметы в других условиях, когда наши чувства способны нас обмануть. Что же такое опыт?

Как утверждает представитель английской философской школы XX века Карл Поппер, такого явления, как «чистый опыт», не существует. «Даже опыт, получаемый из экспериментов и наблюдений, не состоит из данных. Скорее он состоит из догадок-предположений, ожиданий, гипотез... Нет никаких чистых “данных” и эмпирически данных источников знания, на которые мы могли бы опереться при проведении нашей критики»[2]. Почему?

  • 1. Наблюдение всегда носит избирательный характер. Из множества объектов должен быть выбран один или некоторые.
  • 2. Должна быть сформулирована проблема, ради которой ведется наблюдение.
  • 3. Описание результатов наблюдения предполагает использование соответствующего языка, в терминах которого фиксируются его результаты, а стало быть, и все те типы сходства и классификаций, которые заложены в этом языке.
  • 4. Опыт также всегда имеет теоретическую составляющую и уже поэтому не является «чистым». На нем сказываются те теоретические ожидания, которые он призван подкрепить или опровергнуть.
  • 5. В опыте постоянно присутствует интерпретация всего видимого, слышимого и т. п. «Даже наблюдения и сообщения о

наблюдениях находятся под властью теорий или... концептуального каркаса. Неинтерпретированных наблюдений, наблюдений, не пропитанных теорией, вообще не существует... Даже наши глаза и уши являются результатом эволюционных приспособлений»[3]. А австро-американский представитель философии науки Пол Фейерабенд добавляет: «При более тщательном анализе мы обнаружим, что наука вообще не знает голых фактов, а те факты, которые включены в наше познание, уже рассмотрены определенным образом и, следовательно, существенно концептуализированы».

6. Всякий научный и повседневный опыт не только содержит в себе теоретическую составляющую, связанную с его интерпретацией и выражением в языке, но и всегда является выражением своеобразной и целостной культуры своего времени, — указывает немецкий философ Освальд Шпенглер.

Он рассуждает так: «Всякий факт, даже простейший, уже содержит в себе теорию». Один и тот же факт произведет различное впечатление на людей разных эпох и различных культур. В результате один и тот же факт у европейца и представителя азиатской культуры получит различное теоретическое оформление. Особенно сложно обстоит дело с фактами в науках о человеке и обществе. И дело не только в том, что некоторые факты могут быть сомнительными или несостоятельными.

  • 7. Полное значение факта, его конкретный смысл могут быть поняты только в определенном теоретическом контексте. Поэтому, как отмечал авторитетный советский философ А. Ф. Лосев, факты всегда случайны, неожиданны, текучи и ненадежны, часто непонятны.
  • 8. Чувственный опыт как конечный источник и критерий знания сам неоднозначен. Он содержит компоненты теоретического знания и поэтому сам нуждается в правильном истолковании, а иногда и в особом обосновании. Опыт не обладает абсолютным и неопровержимым статусом. Он может по-разному интерпретироваться и даже пересматриваться.
  • 9. Прямое подтверждение возможно только в случае утверждений о единичных объектах или ограниченных их совокупностях. В результате сфера приложения прямого наблюдения является достаточно узкой.

10. И наконец, эмпирическая аргументация не сводится к подтверждению, которое применимо, строго говоря, лишь для описательных утверждений. Декларации, предостережения, решения, нормы, идеалы и другие выражения, тяготеющие к оценкам, не допускают эмпирического подтверждения и обосновываются иначе, чем ссылками на опыт.

Таким образом, факты — вещь упрямая, но их истолкование связано с учетом перечисленных условий и потому неоднозначно.

Эмпирические данные в процессе аргументации могут быть использованы в качестве примеров и иллюстраций.

Факт-пример (частный случай, избираемый в качестве примера) должен выражать тенденцию к обобщению. Он говорит о том, что есть, и отчасти о том, что должно быть. То есть он соединяет функцию описания с функцией предписания.

Например: Благополучные страны Запада существуют на принципах либеральной демократии. Следовательно, и Россия должна брать с них пример и развиваться на этих же принципах.

Если факты-примеры, взятые поодиночке, не подкрепляют обобщение, то рекомендуется перечислять несколько однотипных примеров. Различие между примером и иллюстрацией не всегда отчетливо. Не каждый раз удается решить, служит ли частный случай для обоснования общего положения, или же такое положение подкрепляется частными случаями.

Факт-иллюстрация призван укрепить убежденность слушателя в правильности уже известного положения, конкретизируя его с помощью частного случая.

Задача иллюстрации — облегчить понимание общего положения. Цель ее — усилить эффект присутствия с учетом того эмоционального резонанса, который он может вызвать своим воздействием на воображение слушателя.

Например, иллюстрацией логической ошибки «ложное основание» являются лживые заявления президента Грузии Саакашвили, в которых он обвинял российских военных, будто это они первыми начали обстрел грузинской территории в конфликте Грузия — Южная Осетия — Россия 8 августа 2008 г.

Косвенное подтверждение

В научном познании непосредственное наблюдение встречается редко. Обычно эмпирическое подтверждение является индуктивным подтверждением, а эмпирическая аргументация имеет форму индуктивного умозаключения.

Рассуждение идет по схеме: из первого вытекает второе; второе истинно; значит, первое также, по всей вероятности, истинно.

Например: Если у подозреваемого будет найдено орудие преступления, значит он преступник. Орудие преступления у него найдено. Значит, он преступник.

Но истинность посылок не гарантирует истинность заключения: орудие преступления ему могли подбросить. Поэтому заключение вытекает лишь с некоторой вероятностью. А отсюда рекомендация: выводить из выдвигаемых положений как можно больше следствий с целью их проверки.

Забавный пример под названием «Танец дождя» рассматривает Л. Витгинштейн.

Вождь племени собирается исполнить танец, чтобы вызвать дождь. В ответ на наши возражения, что танец и дождь в причинной связи не находятся, вождь нам объяснит, что если после танца дождь будет, то это подтверждает, что танец способен вызвать дождь; если дождя не будет, то это подтверждает, что боги капризны и не обращают внимания на танец.

Вывод Л. Витгинштейна скептичен: повлиять на людей с другой системой воззрений и представлений, с другой культурой разумными доводами невозможно. На них следует воздействовать не рассуждениями, а только твердостью собственных убеждений, граничащих с внушением.

Объективно же пример Л. Витгинштейна показывает, что подтверждение следствий — универсальный прием, применимый ко всем утверждениям, но он не делает утверждение достоверным, а только повышает его вероятность. Причем эта вероятность носит во многом субъективный характер.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ АРГУМЕНТАЦИЯ

Общие положения, законы, принципы не могут быть получены чисто эмпирически. Они требуют и теоретического обоснования.

Дедуктивная аргументация — выведение обосновываемого положения из ранее принятых утверждений.

Ссылка на истинность посылок. Обосновывая таким способом утверждение, мы не делаем его абсолютно достоверным. Но мы переносим на него ту степень достоверности, которая присуща положениям, принимаемым в качестве посылок дедукции.

Дедуктивная аргументация служит также для верификации (косвенного подтверждения) суждений', из проверяемого положения дедуктивно выводятся его эмпирические следствия. Их подтверждение оценивается как возможный довод в пользу исходного положения.

Дедуктивная аргументация служит для фальсификации (опровержения) предположений. Демонстрируется, что вытекающие из гипотез следствия являются ложными.

Не достигшая успеха фальсификация данных есть ослабленный вариант верификации: неудача в опровержении эмпирических следствий проверяемой гипотезы является аргументом, хотя и слабым, в поддержку этой гипотезы.

Дедуктивная аргументация служит для систематизации теории, т. е. для прослеживания логических связей входящих в нее утверждений; построения объяснений, опирающихся на общие принципы, предлагаемые теорией.

Системная аргументация — обоснование утверждения путем включения его в качестве составного элемента системы утверждений (теории). Подтверждение следствий, вытекающих из теории, является одновременно и подкреплением самой теории.

С другой стороны, теория придает силу выдвинутым на ее основе положениям и содействует их обоснованию. Таким образом, речь идет о целостной системе, в которой следствия и посылки поддерживают друг друга.

Аргументация через опровержимость и проверяемость. От научных положений требуется, чтобы они допускали принципиальную возможность своего опровержения и предполагали определенные процедуры своего подтверждения.

Например. В начале XX в. немецкий философ и биолог Ганс Дриш ввел некую гипотетическую «жизненную силу» — «энтелехию». Он считал, что она присуща всем живым существам и определяет способ их поведения. Он утверждал, что каждый организм имеет свою собственную энтелехию, но не говорил, чем, например, энтелехия дуба отличается от энтелехии крокодила. Все жизненные проявления, известные биологам и зоологам, он считал проявлением энтелехии. Но эта гипотеза ничего не добавляла к известным научным законам. Она не имела принципиальной возможности эмпирического подтверждения и вскоре была отброшена.

Другие примеры принципиально непроверяемых утверждений — предположение о существовании сверхъестественных, нематериальных объектов (ада, рая, ангелов и пр.).

Автор принципа верификации (проверяемости) Карл Поппер впоследствии решил дополнить его принципом фальсификации (опровержимости). «Я обнаружил, что те из моих друзей, которые были поклонниками Маркса, Фрейда, Адлера, находились под впечатлением объяснительной силы этих теорий» — пишет К. Поппер. И далее: «Легко получить подтверждения или вери фикации почти для каждой теории, если мы ищем подтверждений... Каждая настоящая проверка теории является попыткой ее фальсифицировать, то есть опровергнуть. Проверяемость есть фальсифицируемость..

Положение, не допускающее в принципе опровержения и подтверждения, оказывается вне связи с реальными объектами, вне связи с конструктивной критикой, оно не намечает никаких реальных путей дальнейшего исследования, следовательно, такое положение нельзя признать обоснованным.

Положения, в принципе не допускающие проверки, надо, конечно, отличать от утверждений, непроверяемых лишь сегодня, на данном этапе развития науки. Требование принципиальной фальсифицируемости важное, но трудно приложимое в логике, математике, гуманитарных науках.

Аргументация посредством совместимости с законами и положениями науки. Обоснованное утверждение должно соответствовать фактам, законам, теориям, принципам, на базе которых оно выдвинуто.

Например, если кто-то предлагает детальный проект вечного двигателя, то нас сначала заинтересуют не тонкости конструкции, а то, знаком ли ее автор с законом сохранения энергии, которая, как известно, не возникает из ничего и никуда нс исчезает, а только переходит из одной формы в другую.

Обосновываемое утверждение должно соответствовать принципам, сложившимся в практике научных исследований. Эти принципы разнородны, обладают разной степенью общности и конкретности.

Принцип простоты (Декарт, Ньютон). При обосновании утверждений не должно быть много независимых допущений, а те, что используются, должны быть возможно более простыми.

Принцип привычности (консерватизма) (Куайн). Рекомендуется избегать неоправданных новаций и, насколько это возможно, пытаться обосновывать утверждения с помощью уже известных законов.

Принцип универсальности. Он предполагает проверку выдвинутого положения на приложимость его к более широкому классу явлений, чем тот, на основе которого оно было выдвинуто.

Принцип адекватности (Д. Равец, М. Малкей). В каждой области знания есть свои стандарты адекватности новой теории. Они носят контекстуальный и во многом конвенциальный характер. Эти стандарты, принимаемые научным сообществом, касаются общей природы объектов, которые предстоит исследовать и объ-

7 Поппер К. Логика научного исследования. М., 2004. С. 242—245.

яснить, той количественной точности, с которой это должно быть сделано, строгости рассуждений, широты данных и т. п. Однако отсутствие четких критериев этих стандартов относит принцип адекватности к числу ненадежных.

Принцип красоты. Истинная теория должна отличаться особым эстетическим совершенством: способностью производить эстетическое впечатление стройностью, изяществом, симметрией, гармонией. Особую роль красота играет в математике, меньшую— в естествознании, совсем малую — в гуманитарных науках.

Все эти принципы носят контекстуальный характер, их конкретизация зависит как от области знания, так и от стадии развития этого знания.

Методологическая аргументация. Метод — система рекомендаций, правил, образцов, предостережений, указывающих, как выполнить какую-либо процедуру.

Метод регламентирует некоторую сферу деятельности и является совокупностью предписаний. Метод описывает, обобщает и систематизирует опыт действий в данной сфере.

Методологическая аргументация — это обоснование утверждения или целой концепции путем ссылки на тот надежный метод, с помощью которого получено обосновываемое утверждение или концепция.

Возможности методологической аргументации различны в разных областях знания: ссылки на метод, с помощью которого было получено конкретное заключение, довольно обычны в естественных науках, крайне редки в гуманитарных и почти не встречаются в практическом и тем более в художественном мышлении.

Методологизм сводит научное мышление к системе устоявшихся приемов (главным образом технических) и в своих крайних вариантах склоняется к субъективной концепции истины: истинно утверждение, полученное по определенным правилам.

Методологизму противостоит антиметодологизм, согласно которому все методологические правила бесполезны и должны быть отброшены.

Существует и третья позиция. Ее яркий представитель Пол Фейерабенд, который утверждает, что идея жесткого метода в науке несостоятельна. Абсолютно действующих правил не существует. Каждое правило в то или иное время обязательно нарушается. Отсюда позиция так называемого методологического анархизма с принципом «все дозволено»[4]. Фейерабенд стремится показать, что всякое методологическое правило, даже самое очевид-

ное для здравого смысла, имеет границы, за пределами которых его применение неразумно.

Отсюда вывод: все методологические правила имеют пределы своей применимости, они могут нарушаться, иметь исключения.

В целом же методологическая аргументация является вполне правомерной, а в научном познании просто необходимой. Но методологические аргументы никогда не имеют решающей силы. Кроме того, методология гуманитарного познания не всегда ясна и бесспорна, чтобы на нее можно было ссылаться. Что же касается методологии практического и художественного мышления, то она представляет собой одну из форм полного тумана.

Если говорить о различии между эмпирической и теоретической аргументацией, то оно относительно, как относительна граница между эмпирическим и теоретическом знанием. Очень часто в одном и том же процессе обоснования соединяются ссылки и на опыт, и на теоретическое рассуждение.

НЕКОРРЕКТНЫЕ ВИДЫ ОБОСНОВАНИЯ

Некорректных, да и попросту ошибочных способов обоснования великое множество. Все они разнородны и разноплановы, но существуют и специфические мыслительные структуры, известные еще с античности, которые становятся преградами на пути обоснования истинного положения.

Софизм — это рассуждение, кажущееся правильным, но содержащее скрытую логическую ошибку.

Преднамеренная ошибка в рассуждении совершается с целью запутать противника в споре.

Например: Счастье заключается в удовольствии, а удовольствие — в отсутствии страдания. Любовь — это страдание. Следовательно, любовь — это несчастье.

Здесь ошибка в подмене понятия «страдание», которое употребляется в двух различных значениях: сначала в абстрактном, а затем в конкретном.

Софизм Эватла (Протагор V в. до н. э.).

Эватл брал уроки софистики у Протагора с условием, что гонорар он уплатит только в том случае, если по окончании учебы выиграет первый судебный процесс. Но после обучения Эватл не взял на себя ведение какого-либо судебного процесса и, следовательно, считал себя вправе не платить Протагору.

Учитель пригрозил, что подаст в суд, говоря Эватлу следующее: судьи или присудят тебя к уплате гонорара или не присудят. В первом случае в силу приговора судьи, а во втором случае в силу нашего договора — ты выиграл первый судебный процесс.

На это Эватл, обученный Протагором софистике, отвечал: ни в том, ни в другом случае я не заплачу. Если меня присудят к уплате, то я, проиграв первый судебный процесс, не заплачу в силу нашего договора. Если меня не присудят к уплате гонорара, то я не заплачу в силу приговора суда.

Здесь уловка с точки зрения нарушения закона тождества. Один и тот же договор рассматривается в разных отношениях: в первом случае Эватл на суде должен был выступать в качестве юриста, который проигрывает судебный процесс; а во втором — в качестве ответчика, которого суд оправдал.

Паралогизм — непреднамеренная ошибка в рассуждении, связанная с нарушением законов и правил логики вследствие неразвитой культуры мышления человека.

Например, в одном учебном пособии по философии один из параграфов был озаглавлен так: «Человек — продукт природы и общества».

На первый взгляд суждение может показаться истинным, поскольку человек является природно-социальным существом. Однако понятие «человек» здесь употреблено в значении «человечество» или «общество». Получается: «общество — продукт природы и общества». Логическая ошибка: тавтология.

Парадокс — рассуждение, приводящее ко взаимоисключающим результатам, которые в равной мере доказуемы.

Вот некоторые парадоксы.

Парадокс лжеца: «Лжет ли тот, кто говорит, что он лжет?» — Здесь стремление обосновать возможность одновременно и утверждения, и отрицания: если суждение «я лгу» считать истинным, то все остальные высказывания этого человека следует признать ложными; если суждение «я лгу» — ложное, то все другие его высказывания будут истинными. В любом случае получается, что он лжет и не лжет одновременно.

Парадокс времени: Когда следует начинать отсчет нового века, с 2000 или с 2001 года (т. е. с «0» или с «1»)?

  • а) Каждый полный десяток (сотня, тысяча) оканчивается нулем, а начинается с единицы. Следовательно, новый век надо отсчитывать с 2001 года.
  • б) Каждый человек, будучи младенцем, прежде чем прожить 1 год (1 месяц, 1 день), проживает частицу жизни до этого года (месяца, дня), т. е. его жизнь начинается с ноля. Следовательно, новый век надо отсчитывать с 2000 года.

Математический парадокс:

  • 8 : 8 = 3 : 3 8(1 : 1) = 3 (1 : 1)
  • 8 = 3.

Здесь мы взяли истинное суждение, применили математическое правило вынесения за скобки и в результате получили ложное суждение.

Если причины софизмов и паралогизмов носят субъективный характер, то причины парадоксов — объективный: недостаточно исследована сложная природа понятий и умозаключений.

Некорректная аргументация и аберрации сознания

Специфика аргументации как социального процесса проявляется в том, что ее субъект, человек, сам является частью социального процесса, а потому не может избежать субъективности. Подбирая аргументы, человек вольно или невольно пропускает их через себя. В этом случае возникает возможность искажений, погрешностей, нарушения чистоты процесса аргументации.

Необоснованное доверие к прошлому. Многим оно кажется более представительным и более безупречным, чем было в действительности. Не случайно многие мыслители связывали золотой век с прошлым.

В аргументации существует предрассудок необоснованного доверия к прошлому. Считается, что люди прошлого лучше информированы о своем времени («изготовлено по старинным рецептам!»). Это далеко не так. Большое видится на расстоянии, особенно если оно подкреплено более надежными источниками, которыми не располагали люди, наблюдавшие эти события непосредственно. Они были включены в эти события и практически не могли избежать определенной аберрации.

Изображение истории своего народа в благожелательном плане. Человек, будучи представителем своего народа, часто склонен именно так изображать его историю. С таким взглядом соседствует позиция этноцентризма (У. Самнер) — механизма межэтнического восприятия, заключающегося в склонности оценивать явления окружающего мира сквозь призму традиций и норм своей этнической группы, которая рассматривается в качестве всеобщего эталона. Отсюда — недоверие и предубеждение к посторонним культурам.

Стремление замкнуть проблемную ситуацию на себя. В стремлении уяснить и обосновать природу поступка человек нередко замыкает проблемную ситуацию на себя, ставит себя на место тех, кто совершил поступок. Он судит о мотивах их поведения через себя, пытаясь оправдать или заклеймить того, кто совершил конкретный поступок.

Аберрация близости — преувеличение недавних событий по сравнению с далеким прошлым.

Аберрация дальности — ложное впечатление незначительности событий прошлого по сравнению с настоящим.

Аберрация состояния — долговременно протекающий процесс воспринимается как неизменное состояние (например, бескризисное состояние общества).

  • [1] Если целью конкретного обоснования является истина, то уместно говорить о правилах или их нарушении; если цель — обоснование заведомо ложного положения с намерением выиграть спор, то речь уже идет о приемах в аргументации, которые могут быть как корректными, так и некорректными.
  • [2] Поппер К. Логика и рост научного знания. Избранные работы. М., 1983. С. 405.
  • [3] Там же. С. 588—589. 2 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. М., 1986. С. 149. 3 Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. М., 1993. С. 569.
  • [4] Фейерабенд П. Указ. соч. С. 158—159.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >