Образы власти: новые подходы с точки зрения исторической антропологии

Сакрализация и харизма власти

Выше, на примере трудов М. Блока и Э. Канторовича мы рассмотрели механизмы сакрализации власти, складывающиеся в результате сложного взаимодействия комплексов мифов и легенд, ритуалов, культовых артефактов, изображений и символов, определенным образом формирующих коллективные ментальные установки. В то же время необходимо обратить внимание на феномен «харизмы власти».

Сам термин «харизма» (от греч. %арюца, «милость», «божественный дар», «благодать») встречается в Ветхом и Новом Завете. В Ветхом Завете харизма присутствует в представлении о людях, призванных к особому служению - царству, пророчеству или священству - и наделенных Богом особыми дарами (напр., чудотворения, как Моисей). В Новом Завете харизма - благодать: «по данной нам благодати имеем различные дарования» (Рим 12:6), поэтому «служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (I Петр 4:10). В средневековой христианской теологии харизмой считалось исключительное духовное свойство, ниспосылаемое Богом ради блага церкви в виде даров Святого Духа, классифицируемых по тройственному принципу: дары откровения - мудрость, знание и умение различать духов; дары силы - вера, чудеса и исцеления; дары речи - пророчество, иноязыки и их истолкование. Христиане, полагающие, что харизма может изливаться на людей в настоящее время через «духовное общение» (в молитвах, особых обрядах) с Духом Святым, называются харизматиками (напр., пятидесятники).

В научный аппарат термин «харизма» ввел немецкий теолог Эрнст Трёльч (1865-1923). В более широкий научный оборот, в том числе и с точки зрения исторической антропологии, термин был введен выдающимся социологом и философом Максом Вебером (1864-1920), который дал ему следующее определение: харизматическая власть - власть, которая «основывается на преданности выдающейся святости, героизму или достойному подражания характеру определенной личности, а также нормативным паттернам или приказам, предписанным этой личностью». Харизматическая власть является одной из трёх форм власти, сформулированной Вебером как «трёхсоставная классификация власти»; остальные две составляющие - традиционная власть и рационально-законная власть.

Данная концепция получила широкое распространение не только среди социологов, но и среди историков-антропологов. При наличии этого типа власти приказы исполняются потому, что последователи или ученики убеждены в совершенно особом характере своего вождя, власть которого превосходит обычную, существующую и известную им. Действия человека, наделенного харизмой, отличает непоколебимая уверенность в своей правоте, в том, что на него возложена некая миссия, которую он должен во что бы то ни стало выполнить. Такой человек обладает необычайной притягательностью и в силу этого - особой властью над людьми (в отличие от власти, проистекающей не из личных дарований человека, а благодаря занимаемой им должности). Харизма в этом плане является компонентом непосредственно-эмоциональных и, следовательно, дорациональ-ных отношений между людьми. Именно здесь, по Веберу, заключен источник той социальной энергии, с помощью которой можно преодолеть инерцию традиции, конформизма, рассудочности. Харизма -ключевое понятие социологии Вебера, позволяющее объяснить причину и характер социального изменения: наиболее важный источник обновления - это вмешательство людей, способных производить манипуляции, воспринимаемые как «необычные», оказывать влияние на других. Только с помощью понятия харизмы можно, по Веберу, объяснить социальные изменения самых крупных масштабов, которые не осуществляются обычными общественными и историческими путями и движущими силами.

Действие харизмы в истории, по Веберу, неравномерно: оно может как увеличиваться, так и иссякать. В XX в. цивилизация, с его точки зрения, застывает в кругу установившихся обычаев, нравов, смыслов, в оковах рационализации, бюрократии, когда человек не находит в мире больше «ничего святого». Этот процесс Вебер называет «разводшебствлением мира», снятием с него всех «чар»: былая готовность к «жертвоприношению интеллекта» в пользу веры, т. е. в пользу людей, обладающих харизмой, сменяется принесением былой веры в жертву интеллекту, рациональности, расчету.

В традиционном (дорационалистическом) обществе традиции и харизма, вместе взятые, определяли почти всю совокупность ориентаций человеческой деятельности: когда действует харизма, люди рвут с обществом и господствующими в нем традициями, совершают святотатство, отказываясь от старых богов. Харизма выводит человеческую деятельность за пределы правил и обычаев, вообще за пределы имеющего смысл. Без нее не было бы той веры, которая дает силы людям совершать чудеса, преодолевать, казалось бы, непреодолимое, уповать на то, что и «невозможное возможно». В области политики ее исследование важно для определения отношений между вождями и массами, природы харизматической власти, тоталитарных диктатур; в социологии религии - для изучения фундаменталистских движений, природы феномена, обозначаемого термином «тоталитарные секты»; в философии религии - для раскрытия феномена веры, природы фанатизма, природы религиозного творчества, причин рождения и умирания религий, а в более широком плане - для объяснения природы творческой, инновационной деятельности.

Харизматическая власть основана на экстраординарных, может быть, даже магических способностях, которыми обладает руководитель. При этом неважно, что, возможно, этими способностями наделяют его адепты, хотя они и считают, что его наделяют этим даром некие высшие силы. В таком случае не играют особой роли ни происхождение, ни связанная с ним наследственность, ни другие рациональные соображения - только личные качества лидера. Наличие харизмы означает прямую, непосредственно осуществляемую власть. Очень вероятно, что харизматиками были большинство прославленных в истории пророков (включая всех основателей мировых религий), полководцев и выдающихся политических вождей.

Среди известных истории харизматических личностей - основатели мировых религий: Будда, Моисей и Христос. С другой стороны, это великие государственные и военные деятели, такие как Чингисхан или Наполеон. В XX в. среди таких деятелей - Гитлер и Муссолини, Ленин и Троцкий, но также Ганди и Мартин Лютер Кинг.

Итак, сделаем вывод об основных чертах харизмы. Харизматический вождь, по П. Бурдье, - это носитель форс-идеи, которая способна мобилизовать людей, вести их за собой. У Хлодвига такой форс-идеей становится ортодоксальное католичество, которое он противопоставлял как готам - своим главным внешнеполитическим противникам, - так и арианам из галло-римского населения, что позволяло ему склонить на свою сторону официальную церковь и заручиться идеологической поддержкой.

Основной миф, сопровождающий харизматического лидера, в архаичных обществах - миф о чудесном рождении на свет. Например, рассмотрим миф о чудесном происхождении династии Меровингов - первой династии Франкского государства, согласно той версии, которую предложила Ирина Юрьевна Николаева. Миф повествовал о рождении Меровея от соития его матери-королевы с морским чудовищем, поэтому существовало поверье, что у всех Меровингов растет на спине щетина. После принятия христианства меровингские короли стали восприниматься как избранники Бога, дарующего им могущество и победу. Хронист Григорий Турский писал: «Господь наделил Хлодвига такой небесной благодатью, что при одном его взгляде стены сами собой рушились». Чудо являлось знаком божественной силы Хлодвига. Этот миф не единственный, но очень важный в конституировании харизмы правителя.

Абсолютная уверенность харизматического лидера в своих силах и собственной правоте: он не может ошибаться. Он постоянно должен транслировать ведомым собственную непогрешимость, правильность избранного им курса.

Харизматический правитель должен вселять страх, используя для этого все способы, вплоть до физического устранения с крайней жестокостью соперников, претендующих на власть и влияние. М. Вебер писал: «В действительности, подчинение обусловливают чрезвычайно грубые мотивы и надежды-страха перед местью магических сил или властителя». Но страх не является единственным средством веры в него. М. Вебер использовал еще один термин - «надежда».

Необходимо то, что А. Тойнби называл «радостным служением», вызывающим любовь народа к харизматическому лидеру, бурные приливы радости и веры: мы наблюдали это у М. Блока на примере его «Королей-чудотворцев». Различные массовые ритуалы и действа, сопровождаемые музыкой и ритмичными движениями, чудотворная практика, обряды одаривания и прославления должны были внушать любовь народа к лидеру. Постоянной подпитки требовала надежда на непогрешимость лидера - «надежда на потустороннее или посюстороннее вознаграждение...».

Харизма - нечто такое, что противостоит застойной традиции (М. Вебер), «прорыв обыденности», она не закреплена долго складывающимися обычаями, будучи часто связана с реформами, крутыми переменами в общественной жизни. Поэтому харизма - весьма неустойчивое явление: она флуктуирует - то прибывает, то иссякает. Во многом это связано с особенностями сознания и психики людей доиндустриальных эпох: слабое развитие рациональных начал, доминирование аффектов в действии психических механизмов. На примере поведения Хлодвига И. Ю. Николаева полагает: видимо, этот вождь добился лидерства, умея контролировать свои аффекты, обладая интуитивной осторожностью, и будучи далек от безрассудной храбрости умел действовать с просчитанным коварством, если вспомнить его расправы с племенными вождями, в которых он видел своих соперников. Харизматический вождь должен был утверждаться не только силой и храбростью, но и более высокой способностью к рациональному мышлению.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >