Теоретические и практические возможности прогнозирования динамики этнополитической конфликтогенности в северокавказском макрорегионе

Большая роль в разработке средств и способов преодоления этнополитических конфликтов принадлежит прогнозированию. Предвидеть их возникновение - значит иметь возможность своевременно принять должные меры по предупреждению, локализации или скорейшему, с наименьшими потерями, урегулированию.

Социальные науки не располагают точным инструментарием прогнозирования конфликтных взаимодействий. Для того, чтобы этно-конфликтная напряженность перешла в конфликт - непосредственные действия людей, предполагающие ту или иную форму насилия (не обязательно физического) - должен сработать своеобразный пусковой механизм. Это позволит преодолеть потенциальным участникам социально-психологический барьер. Другими словами, необходим инцидент, который подтолкнет людей к действию. При этом инцидент совсем необязательно должен иметь прямое отношение к той проблеме, которая привела к росту этнической напряженности, наоборот, это может быть весьма малозначащее событие, совершенно не связанное с предшествующей эскалацией напряженности. Создается впечатление, что у конфликта нет никакой этнической подоплеки, что в действительности имела место бытовая потасовка, которой затем воспользовались в своих целях (или, наоборот, которую искусственно создали) те, кто хочет разжечь конфликт. Однако чаще всего возникновение открытого конфликта, в котором люди начинают идентифицировать себя в этнических категориях, - результат длительной эскалации этнической напряженности, непринятия мер по ее снижению и урегулированию. В отдельных случаях этническая напряженность становится столь острой, что ее можно охарактеризовать как этноконфликтную готовность. В этом случае, достаточно малейшей искры, чтобы начался конфликт.

Социологический инструментарий не дает надежной информации о времени и месте начала открытых конфликтных действий, но позволяет выявить очаги, где такие конфликты наиболее вероятны. Это -последний шанс предпринять меры упреждающего характера, позволяющий предотвратить наиболее острое начало конфликта. При этом для действительного решения проблем социально-психологический фон уже слишком неблагоприятен.

Механизм превращения социальной напряженности в этнокон-фликтную напряженность, возрастания этой напряженности и превращения ее в острую форму конфликта достаточно сложен. На каждом этапе протекания этого процесса возможны срывы в межгрупповых отношениях, выход ситуации из-под контроля. Выявление таких слабых мест нуждается в постоянном отслеживании. Эта задача требует разработки процессуальной модели анализа и оценки уровня этнокон-фликтной напряженности.

Первое, что следует иметь в виду при построении модели анализа и оценки этноконфликтной напряженности - это необходимость разобраться в признаках, свидетельствах, «симптомах» явлений и событий, которые имеют отношение к этноконфликтной напряженности. Прежде всего, модель должна обеспечить отделение действий, происходящих по этническим мотивам и имеющих негативные последствия для достижения этнической гармонии, от действий и акций, имеющих другое происхождение и иные цели.

Далее, об этноконфликтной напряженности можно говорить только тогда, когда настроения конфликтности охватывают большие массы людей, принадлежащих к конкретным этническим общностям. Именно в этом случае всякий эпизод, отдельный случай, то или иное событие начинают оцениваться субъектами этнических отношений как посягательство на права, как угроза суверенитету и независимости, как проявление стратегической линии, направленной против того или иного этноса. При рассмотрении всех аспектов проблемы следует брать во внимание именно массовые настроения, действия и реакции.

В соответствии с этим следует строить и системную модель анализа и оценки этноконфликтной напряженности. Выстраивание этой модели позволяет эффективно применять на практике разнообразные классификации, типологии этноконфликтных отношений, находить в них общее и специфическое, выявлять связь между причиной и следствием в каждом конкретном случае.

Исследовательская модель для разных проблем может принимать специфическую конфигурацию, включать в себя самые разные элементы, имеющие отношение именно к данному конкретному случаю. Применительно к этническому конфликту эта модель должна включать такие элементы, как субъекты этноконфликтных отношений, объект и предмет конфликта, позиция субъектов по поводу предмета конфликта, форма и вид конфликта, факторы внутреннего и внешнего характера, воздействующие на конфликт на всех стадиях его протекания и разрешения, методы, применяемые конфликтующими сторонами (субъектами) для достижения своих целей, этапы эволюции конфликта.

Наиболее важным аспектом в анализе роста этноконфликтной напряженности, возникновения конфликтных ситуаций и их перерастания в открытые конфликты является уяснение причин возникновения этнических конфликтов. Изучению причин конкретных этнических конфликтов в зарубежных и отечественных публикациях уделяется немало внимания, редкая публикация обходит стороной этот аспект проблемы. При этом имеются определенные различия в трактовке причин этнических конфликтов в зарубежной научной литературе и в отечественной науке.

В зарубежных исследованиях причины этнических конфликтов чаще всего усматриваются в действиях заинтересованных людей или групп людей, стремящихся что-либо выиграть в результате конфликтного процесса. Таких людей обычно называют этническими антрепренерами. Отличительной чертой анализа этнических конфликтов в российской конфликтологической литературе является комплексный, системный подход к изучению причин этнических конфликтов. Конфликтные ситуации в современных межэтнических отношениях, согласно отечественной конфликтологии, формируются комплексом взаимодействующих между собой кризисных факторов - экономических, политико-правовых, идеологических, социокультурных.

Этноконфликт - конфликт между группами людей, принадлежащих к различным этносам. Это особая форма социального или политического конфликта, обладающего некоторыми особенностями:

  • 1) в конфликтующих группах усматривается разделение по этническому признаку;
  • 2) стороны ищут поддержки в этнически родственной или этнически дружественной среде;
  • 3) в отдельных видах этноконфликтов этнический фактор стремится к политизации;
  • 4) новые участники солидаризируются с одной из сторон конфликта исходя из обшей этнической идентичности, даже если эта позиция им не близка;
  • 5) этноконфликты чаше всего не являются ценностными и происходят вокруг тех или иных объектов и интересов групп.

В целях теоретического и практического анализа представляется необходимым выделять три уровня причин этнических конфликтов.

Во-первых, это макропричины, под которыми в данном случае будем понимать среду конфликта в широком смысле слова и присутствующие в ней конфликтогенные факторы, неподконтрольные как самим участникам конфликта, так и тем государственным или межгосударственным структурам, которые предпринимают меры по управлению этим конфликтом.

Во-вторых, это мезопричины, под которыми будем понимать конкретные исторические и социальные условия деятельности субъектов -носителей конфликта. Явления, которые выступают в качестве мезопричин, могут иметь как этническую, так и неэтническую природу. Эта группа причин не имеет глобального характера и действует в течение определенного исторического периода. Результаты действия этих причин в виде этнических конфликтов могут быть весьма отдаленными.

Мезопричины, как и макропричины этнических конфликтов, являются событиями и процессами, не подконтрольными непосредственному управляющему воздействию политических субъектов, однако это не означает полной безоружности последних перед действием этих факторов. Современные управленческие технологии, прогностические возможности общественных наук, интуиция опытных политиков создают возможности для учета в политической деятельности роли процессов, отнесенных нами к мезопричинам этнических конфликтов, и соответствующей корректировки практической политики. Однако в реальности действие мезопричин обычно обнаруживается аналитиками и политиками лишь тогда, когда их конфликтогенное влияние становится очевидным и формирование предконфликтной и конфликтной ситуации приобретает необратимый характер.

Наконец, третий, более очевидный уровень причин этнических конфликтов, - микропричины, представляющие собой непосредственные мотивы участия людей в конфликте. Именно этот уровень причинности этнических конфликтов вызвал наибольшее внимание в научной литературе, что объясняется не только современными методологическими ориентациями в общественных дисциплинах, но и в определенной степени практикой. Детальный анализ деятельности конкретных людей, приведшей к обострению того или иного этнического конфликта, создает впечатление возможности принятия четких и конкретных управленческих решений, направленных на пресечение такой деятельности либо на упреждающее воздействие на мотивы и поступки этих людей. Чаще всего, однако, такой подход иллюзорен, так как представляет собой анализ лишь завершающего процесса формирования этнического конфликта, его субъектно-деятельностный аспект.

Хотя трудно предложить какие-либо универсальные рецепты для урегулирования и разрешения этнических конфликтов в силу многообразия факторов, воздействующих на конфликт, сложных и разноаспектных интересов, ценностей, требований участников, можно выделить некоторые общие принципы, повышающие вероятность именно конструктивного управленческого воздействия на этноконфликтный процесс.

Первое важнейшее условие эффективности принимаемых мер -это необходимость раннего и конструктивного реагирования на возникающие проблемы. Конфликтологический мониторинг позволяет выявить проблемы на той стадии, когда они еще не переросли в социальную напряженность. Это - наиболее благоприятный период для упреждающего решения проблем и тем самым профилактики конфликтов. Этноконфликтная напряженность совсем необязательно должна привести к конфликту, и тысячи ситуаций, в которых конфликты возможны и даже вероятны, тем не менее, не выливаются в конфликты. К сожалению, шанс раннего предупреждения социально-политических конфликтов используется в реальной жизни крайне редко.

Правильность принимаемых мер может быть подтверждена мониторинговыми исследованиями, хотя, разумеется, результаты таких исследований необходимо корректно толковать: ведь наряду с управленческими воздействиями со стороны субъектов социально-политического процесса на социум воздействуют многие другие, в том числе неподконтрольные этим субъектам факторы и причины.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >