Примордиалистские, конструктивистские и инструменталистские концепции этничности

При характеристике этнических процессов исходным понятием является понятие «этничность», вошедшее в научное употребление в середине 1960-х гг. (по данным ряда исследователей его впервые употребила в 1965 г. социальный антрополог Л. Мэйр)[1]. Основные дискуссии по проблемам этничности в мировой этнологической литературе до 1990-х гг. сводились к обсуждению одной стержневой, имеющей скорее философское звучание, проблемы: имеет ли этничность объективную или субъективную природу, коренится ли этот феномен в обществе, человеке или его психике. Накопленные в ходе исследований теоретические модели этничности сводятся к примордиалистскому или «традиционному», инструменталистскому и конструктивистскому подходам, хотя, например, Дж. Рекс ограничивается обозначением двух концепций: примордиалистской и ситуационной, или инструментализма.

С позиций примордиалистского подхода этничность рассматривается в качестве естественного, врожденного и неискоренимого начала, в нем выделяется глубокая аффективная привязанность.

Этничность с позиций примордиалистского подхода рассматривается в качестве естественного, врожденного и неискоренимого начала, в нем выделяется глубокая аффективная привязанность. Для примордиалистской модели этничности характерны два основных направления в отечественной науке:

а) соииобиологическое, представленное работами Л. Н. Гумилева, который считал этнос природным феноменом, проходящим в своем развитии несколько фаз;

б) эволюционно-историческое, рассматривающее этносы как социальные, а не биологические сообщества, связанные с социальноисторическим контекстом, отличающиеся такими чертами, как язык, культура, идентичность, нашедшее выражение в концепции этноса, разработанной Ю. В. Бромлеем.

Третье направление «традиционной» этнологии, мало разработанное в отечественной науке - психологическое - имеет огромное количество вариаций. Упор сторонники этого подхода делали на объяснении этнических процессов через особенности человеческой психики[2]. Примордиалистское представление об этносе, главным образом второго направления, практически доминировало в мировой науке, а в нашей стране было единственным до начала 1990-х годов.

Постмодернизм в этнологии проявился в резком нарастании популярности концепций, отрицающих объективный характер этнических общностей. Одно из ключевых «постмодернистских» направлений в изучении этноса и феномена этничности, конструктивизм, большое внимание уделяет проблемам этнической идентификации, утверждая, что она является не природным фактором, а социальным конструктом, в создании которого существенную роль играют ритуалы, обряды, идеология, имеющие символическое значение. Основные теоретики конструктивизма П. Бурдье, Э. Геллнер, Э. Хабсбаум, Б. Андерсон, Р. Брубейкер, В. Доминигез, Р. Липшуц, К. М. Янг и др. Среди отечественных исследователей проводником конструктивистского подхода является В. А. Тишков.

Конструктивистский подход к трактовке этноса и этничности строится на определении этноса как общности людей, формирующейся на основе культурной самоидентификации (самоопределения) по отношению к другим общностям, с которыми она находится в тесных

связях. Этичность в таком представлении означает социальное конструирование воображаемых общностей, основанное на вере в то, что они связаны естественными и даже природными узами, единым типом культуры и идеей (или мифом) об общности происхождения и общей истории.

Этничность в конструктивистской концепции (норвежский этнолог Ф. Барт и др.) определяют как наиболее широкую категорию социальной идентичности, как ситуативный феномен, создаваемый средствами символического различения, подчеркивают договорный характер границ между этническими категориями. Выбор категории социальной идентичности для характеристики этничности как феномена представителями конструктивизма объясняется тем, что этнические границы направляют социальную жизнь в определенное русло, следствием чего становится организация поведения и социальных отношений.

Инструменталистский подход ориентирован на выявление тех функций, которые выполняют этносы как общности. Все концепции этничности этого подхода воспринимают этносы как реальность, как факт действительности, не занимаясь поиском объективных оснований их существования. Они исходят из положения, что раз этносы и этничность существуют, значит, они выполняют определенную роль в жизни и выражают интересы людей.

В. А. Тишков с позиций конструктивизма формулирует понимание этноса как группы людей, члены которой разделяют общее название и элементы культуры, имеют общее происхождение и историческую память, обладают чувством солидарности. Все эти признаки, по словам академика В. А. Тишкова, - «результат особых усилий, особенно процесса нациестроительства»1. Считая этнос социальным конструктом, В. А. Тишков, как и другие конструктивисты, вместе с тем признает его значимой реальностью, способной определять действия людей, их мобилизацию для достижения определенных целей.

Выбор категории социальной идентичности для характеристики этничности как феномена представителями конструктивизма объясняется тем, что этнические границы направляют социальную жизнь в определенное русло, следствием чего становится организация поведения и социальных отношений. По этой причине, с точки зрения кон-структивистов, в различных этнических границах наблюдаются и раз-

1 Тишков В. А. Концептуальная эволюция национальной политики в России // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. - М., 1996. № 100. С. 17.

личные культурные явления, демонстрируемые членами той или иной группы (обычаи, традиции, нормы поведения и т. д.).

Согласно инструменталистскому подходу (П. Брасс, Н. Глейзер, Д. Мойнихен, Д. Ротшильд, С. Штейнберг) к трактовке этноса и этнич-ности, этническая группа представляется как общность, объединяемая групповыми интересами людей, а этничность - как средство для достижений этих интересов, их мобилизации в политической жизни[3]. Подобное толкование этничности, свойственное для западных политологических исследований межэтнических отношений, сформировалось в науке еще в середине 70-х гг. XX века в рамках политологии, социологии и политической антропологии. В этом значении этничность как феномен представляется в качестве идеологемы, создаваемой политической элитой для мобилизации населения в борьбе за власть. Этничность используется ею в таком качестве как инструмент для достижения своих интересов.

Несмотря на существование различных концепций этноса, в современной науке можно выделить ряд признаков, необходимых для определения этноса как особой общности людей, разграничения этносов между собой и отделения их от других форм социальных групп: определенная целостная территория, общность родного и разговорного языка; развитие социально-экономических связей между отдельными частями этноса; специфические черты культуры; особенности групповой психики, системы ценностных ориентаций, эстетических представлений и т. п.; общность религиозных представлений; общность антропологических черт; для нации - наличие государства; этническое самосознание, проявлением которого является самоназвание или этноним.

  • [1] Ausenda G. Current Issues in the Study of Ethnicity. Ethnic Conflict and Humanitarian Intervention, and Questions for Future Research 11 War and Ethnicity: Global Connections and Local Violence I Ed. by D. Turton. San Marino, 1997. P. 219. 2 Авксентьев В. А. Этническая конфликтология: в поисках научной парадигмы. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. С. 22. 3 The International Spread of Ethnic Conflict I Ed. by D. A. Lake, D. Rothchild. Princeton, NJ, USA, 1998. P. 5-6; Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусо-колов А. А. Этносоциология: учебное пособие для вузов. - М., 1998. С. 32. 4 Rex J. Ethnicity and Migration П The Ethnicity Reader: Nationalism, Multiculturalism, and Migration I Ed. by M. Gubernau and J. Rex. Malden, MA (USA), 1997. P. 270.
  • [2] Авксентьев В. А. Этническая конфликтология: в поисках научной парадигмы. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. С. 28. 2 Арутюнян Ю. В., Дробижева Л. М., Сусоколов А. А. Этносоциология: учебное пособие для вузов. - М.: Аспект Пресс, 1998. С. 33. 3 См.: Коротеева В. В. «Воображенные», «изобретенные» и «сконструированные» нации: метафора в науке И Этнографическое обозрение. 1993. №3. 4 См.: Тишков В. А. Советская этнография: преодоление кризиса // Этнографическое обозрение. 1992. № 1. С. 7-8; Тишков В. А. Перспективы гражданской нации // Россия на новом рубеже. - М.: Апрель, 1995; Тишков В. А. Очерки теории и политики этничности в России. - М.: Русский мир, 1997.
  • [3] Садохин А. П. Этнология. - М., 2000. С. 86. 2 Авксентьев В. А. Этническая конфликтология: в поисках научной парадигмы. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. С. 43.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >