ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК. НИЧТОЖНЫЕ СДЕЛКИ

Понятие и признаки недействительных сделок

По вопросу определения недействительных сделок и их видов, считаем необходимым отметить точку зрения Д. И. Мейера, который указывал, что недействительность сделки представляется троякой: или сделка недействительна от самого начала своего существования; или она становится недействительной впоследствии, тогда как сначала была действительной; или она сама по себе действительна, но может быть опорочена по определению суда. Ничтожность, писал автор, это когда в самом начале погрешают против существенной принадлежности сделки. В таком случае можно сказать: сделка рождается мертвой. В таком случае сделка не существует юридически, но фактически существует. В практике можно действовать, как будто сделки не было, и только когда она затрагивает образ действия лица, можно указать на ее недействительность. Факт совершения сделки существует, и она может повлечь последствия в виде нарушения права. Сделка недействительна впоследствии, когда наступает какое-либо обстоятельство, несовместимое с существованием сделки, вследствие чего она разрушается и превращается в недействительную. Когда сделка может быть опорочена судебным решением, это когда кто-либо вправе признать сделку недействительной. Будучи опороченной, сделка недействительна от начала[1].

В качестве примера сделки, недействительной впоследствии, автор приводил сделку по выдаче доверенности лицу для представления интересов в судебном деле, в то время как доверенное лицо в последующем занимало какую-либо должность гражданской службы в суде. Под сделкой, которая может быть опорочена судебным решением, понималась сделка с пороком, нарушающая права (интересы) третьих лиц, но которая признается недействительной, только когда интересант требует этого.

Г. Ф. Шершеневич писал, что недействительность сделки бывает двоякого рода:

  • а) абсолютная недействительность, или ничтожность, сделки признается тогда, когда она по закону не производит никаких юридических последствий, как будто стороны не совершали никакого юридического акта. Если сделка признается ничтожной, то нет необходимости опровергать незаконную сделку. Например, завещано родовое имущество помимо ближайшего наследника: последний может просить об утверждении его в правах наследника, не опровергая оставленного завещания. Но, конечно, если наследник по завещанию успел раньше добиться утверждения завещания, то законному наследнику приходится опровергать основание судебного определения. Никакая давность не в состоянии придать ничтожной сделке юридическую силу;
  • б) в противоположность ничтожности, относительная недействительность, или опровержимость, не лишает сделку саму по себе юридических последствий, а приводит к этому результату только по иску или возражению заинтересованного лица. Если при ничтожности юридические последствия не наступают силой закона, то при опровержимости наступившие уже юридические последствия отпадают силой судебного решения. Сделка, как при ничтожности, так и при опровержимости, недействительна, но во втором случае она считается действительной, пока не будет опровергнута, так что при молчании заинтересованного лица сделка может сохранить полную свою силу. Примером опровержимости служит дарование, совершенное несостоятельным перед открытием конкурса, когда дела его уже находились в расстроенном положении. Кредиторы имеют право опровергнуть действительность такой сделки и требовать возвращения дара. Право опровергать сделку может быть, как и всякое иное право, утрачено по давности. Это различие между опровержимыми и ничтожными сделками основывается на том, какие интересы имеет в виду закон, устанавливающий недействительность: исключительно ли интерес частного лица или же также интерес всего оборота[2].

К. П. Победоносцев указывал, что действительность договора зависит от действительности, наличности тех юридических собы-

тий, которые служат непременным ему основанием, непременно в нем предполагаются. Некоторые из этих событий столь существенны и имеют столь решительное значение (например, свобода воли, сознание сторон), что где их нет, там решительно нет никакого договора. Другие события могут иметь существенное значе-ние в зависимости от обстоятельств . Автор отмечал, что для действительности договора существенно:

  • - чтобы он основан был на непринужденном соглашении сторон;
  • - чтобы каждая из сторон была свободна и способна сама по себе входить в соглашение с другой стороною;
  • - чтобы предмет соглашения имел известную определенность;
  • - чтобы предмет и цель договора не были запрещенными, так как запрещенные цели не могут пользоваться покровительством закона[3] .

Традиционное для современного гражданского права деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные имелось в работах таких дореволюционных авторов, как Г. Ф. Шершене-вич, К. Н. Анненков, В. И. Синайский, К. П. Победоносцев.

Г. Ф. Шершеневич писал, что в случае недостатка какой-либо существенной принадлежности сделки, она признается недействительной. Недействительность может обнаружиться по причинам субъективным (например, несовершеннолетие) или объективным (например, продажа чужой вещи), по причинам, лежащим на внутренней стороне сделки (например, существенное заблуждение) или на внешней (например, несоблюдение формы).

Существует две формы недействительности'.

  • - ничтожность, когда сделка по закону не производит никаких юридических последствий, как будто стороны не совершали никакого юридического акта;
  • - опровержимость, которая не лишает сделку саму по себе юридических последствий, а приводит к такому результату только по иску заинтересованного лица.

К. П. Победоносцев отмечал, что разделение между актами и договорами на ничтожные и оспоримые имеет практическое значение. Что само по себе ничтожно, то ничтожно с самого начала, в какую бы минуту ни было признано ничтожным. Акт, ничтожный сам в себе, может быть прямо отвергнут как ничтожный всяким, к кому обращено требование по такому акту, и вопрос о ничтожности его возникает по поводу прямого опровержения. Но когда акт только опровержим, недействительность его может быть признана судом только по иску, и недействительность эта не всегда бывает безусловная, не всегда получает обратную силу, и акт может быть уничтожен не со всеми своими последствиями 67 как относительно сторон, так и относительно третьих лиц .

О. А. Красавчиков не отождествляет недействительную сделку с правонарушением. Под недействительностью сделки автором понимается ненаступление в силу закона тех юридических последствий, которые стороны желали вызвать своими действиями при 68 заключении сделки .

В доктрине советского периода прочно устоялось разделение недействительных сделок на ничтожные и оспоримые.

Ничтожные сделки - абсолютно недействительные, те которые являются недействительными с момента их совершения, независимо от того, заявлен ли в суде или в арбитраже иск об их недействительности. Оспоримые - те, которые не являются автоматически недействительными, но могут быть признаны по суду таковыми, поскольку заинтересованным лицом заявлен иск и имеются юридические факты, предусмотренные конкретной нормой[4] .

При нарушении перечисленных выше условий договор (контракт) признавался недействительным.

Как отмечают исследователи, в зависимости от того, какое требование было нарушено, договор мог быть или ничтожным (то, что ничтожно не создает никаких правовых последствий), или же обратимым (относительно недействительным).

В. Н. Яковлев указывает, что абсолютно недействительными (или же ничтожными) признавались договоры, заключаемые неупра-вомоченными лицами или по поводу предмета, изъятого из оборота или договоры, включающие противоправные или аморальные условия. Относительно недействительными являлись те договоры, которые заключались по ошибке, путем обмана или под угрозой, а также убыточные договоры несовершеннолетних лиц. Эти недостатки не подлежали обязательному аннулированию судом[5].

Как пишет Ч. Санфилиппо, если рассматривать вопрос в исторической перспективе, следует иметь в виду, что понятие «обратимость» не является изначальным, а происходит именно из преодоления различий между iuscivile и iushomorarium. В пределах iuscivile сделка, если она отвечала всем требованиям, предъявлявшимся к ней самим же правопорядком, имела силу, в противном же случае была ничтожной. Только впоследствии появились сделки, защищаемые «исками о доброй совести», в которых судья располагал непосредственными полномочиями для того, чтобы, если к нему обратятся, обнаружить наличие дефекта и таким образом лишить сделку последствий. В дальнейшем побуждаемый развитием общественного сознания претор обещал в своем эдикте, что по просьбе заинтересованных лиц он приведет в действие ряд специальных средств с тем, чтобы сделать сделку практически безрезультатной в некоторых случаях, которые, при том что, с точки зрения iuscivile, они не имели полную силу, повлекли бы за собой такие следствия, которые считаются теперь несправедливыми (например, случаи подавления воли и злого умысла). Автор также указывает, что «обратимость» могла быть впоследствии исцелена, так что на будущее сделка становилась неопровержимой (но не такова ничтожность).

Современная наука гражданского права и действующее законодательство также подразделяет недействительные сделки на ничтожные и оспоримые.

Если гражданско-правовая сделка не соответствует требованиям действительности, она признается недействительной. Под

недействительной понимается такая сделка, которая не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью.

Недействительной принято считать сделку, в которой не соблюдены предусмотренные законом условия действительности сделки.

В юридической литературе отсутствует единство точек зрения относительно понятия недействительных сделок. Несмотря на легальность определения недействительной сделки, высказываются различные мнения относительно правовой природы недействительных сделок и признаков их квалификации. В частности, выражается сомнение в том, можно ли вообще говорить о недействительности сделок: если сделка недействительна, то она не существует.

Так, В. А. Тархов считает, что понятие недействительных сделок логически противоречиво, поскольку сделка - правомерное действие, а потому недействительной быть не может[6].

По мнению Ю. К. Толстого, термин «сделка» должен быть сохранен только для правомерных действий, вызывающих тот правовой эффект, на достижение которого они направлены.

С такой позицией не соглашаются И. Б. Новицкий и В. А. Рясен-цев, считая, что таким образом происходит отождествление фактического состава сделки с ее последствиями. Таким образом, проблема выражается в том, является ли недействительная сделка юридическим фактом вообще и сделкой в особенности. «Основным аргументом противников признания недействительных сделок юридическим фактом и сделкой является тезис о том, что юридический факт - это факт реальной действительности, к которым закон связывает наступление определенных юридических последствий. Поскольку недействительная сделка юридических последствий не вызывает, то считать ее юридическим фактом нет никаких оснований».

Недействительная сделка может повлечь наступление каких-либо правовых последствий, но не тех, которые желали стороны, тогда как основным признаком сделки является наступление в результате ее совершения желаемых для сторон правовых последствий.

По другому основанию (по основанию противоправности) не признавал недействительную сделку «сделкой» С. Ф. Кечекьян: «...недействительная сделка не вызывает правовых последствий и, следовательно, не может быть отнесена к числу юридических действий. Следовало бы, по видимому, если быть точным, относить к числу сделок лишь „действительные сделки". Это и имеется в виду, когда говорится просто о сделке»[7].

Д. О. Тузов, разделяя такую позицию, пишет: «Недействительность есть отрицание юридической значимости, правового смысла. Недействительная сделка - это отсутствие юридического факта, действие, для права безразличное».

Иную позицию занимал М. М. Агарков, который считал, что термином «сделка» следовало бы обозначать лишь то действие, которое реально приводит к желаемому правовому результату. Те же действия, которые к правовому результату не приводят, или приводят, но не к тем результатам, на которые было направлено действие, следует именовать «волеизъявлением», и говорить о недействительности волеизъявления, а не о недействительности сделок. Сделка же всегда является действительной.

Н. В. Рабинович обосновывала позицию, в соответствии с которой недействительная сделка должна признаваться сделкой, так как она является волевым действием, выраженным в определенной форме, поэтому недействительная сделка является сделкой по своему содержанию, форме и направленности.

По мнению большинства авторов, недействительной следует считать такую сделку, при которой не соблюдены условия действительности сделки, а именно:

  • а) содержание и правовые последствия сделки не должны противоречить закону и иным правовым актам;
  • б) совершение сделки лицами, обладающими достаточным объемом дееспособности;
  • в) воля лица, совершающего сделку, должна соответствовать волеизъявлению;
  • г) форма сделки должна соответствовать требованиям закона.

Такая позиция также не представляется бесспорной, поскольку не любая сделка, противоречащая закону, недействительна. Так, например, сделки, совершенные лицом, ограниченно дееспособным, а также сделки, заключенные с пороком воли, являются оспоримыми. Указание на то, что сделка является оспоримой, не влечет ее недействительности. Сделка может быть признана недействительной в судебном порядке.

В научной литературе предлагаются определения недействительной сделки с точки зрения признания ее юридически значимым фактом. С позиции Н. Д. Шестаковой, «недействительная сделка -это сделка, при которой не соблюдены такие условия, предусмотренные законодательством, несоблюдение которых в соответствии с требованиями ГК РФ влечет ее ничтожность, а также оспоримость, в случае если она признана недействительной судом»[8].

О. В. Гутников полагает, что «понятие недействительной сделки как юридического факта означает лишь то, что данная сделка не порождает тех правовых последствий, на возникновение которых была направлена воля сторон сделки».

Особую сложность представляют вопросы правовой квалификации недействительности смешанных сделок (договоров). В п. 3 ст. 421 ГК РФ предусмотрено, что стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Споры

о признании смешанного договора недействительным в судебной практике являются достаточно распространенными. Наибольшую сложность при этом представляет установление справедливого баланса между принципом свободы договора и императивными нормами, регулирующими отдельные виды гражданско-правовых договоров.

Как справедливо указывает А. И. Бычков, «несмотря на то, что принцип свободы договора официально закреплен в ст. 421 ГК РФ, суды нередко признают то или иное договорное условие недействительным по мотиву того, что оно несвойственно договорному типу или виду (подвиду), в состав которого включено. Таким образом, возникает двоякая ситуация: с одной стороны, принцип свободы договора официально закреплен в законе (ст. 421 ГК РФ) и выступает одним из основных начал гражданского законодательства, а с другой - его практическая реализация в соответствии с заложенным смыслом затруднена фактическим неприятием судебной практикой»[9]. Если в смешанном договоре имеется условие, которое не свойственно составляющим его договорам, то суды должны выяснять его правовую природу и применять к нему соответствующие правовые нормы, а не выносить решение о признании его недействительным.

В п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. № 147 «Обзор судебной практики рассмотрения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» указано, что квалификация условий договора как ничтожных по причине отсутствия в законе нормы, разрешающей включение в договор подобного рода условий, если при этом законом прямо не запрещено включение в договор таких условий, является ошибочной. Поэтому при отсутствии в нормах права правил, прямо предусматривающих возможность включения в договор определенных условий, их включение вполне допустимо, если законом это прямо не запрещено и такие условия не нарушают основных начал гражданского законодательства.

  • [1] Мейер Д. И. Указ. соч. С. 203-205.
  • [2] Шершеневич Г. Ф. Указ.соч. С. 67.
  • [3] Победоносцев К. П. Курс гражданского права: в 3 ч. III ч: Договоры и обязательства. М.: Статут, 2003. С. 35. 2 Там же. С. 36. 3 Шершеневич Г. Ф. Указ.соч. С. 126-127.
  • [4] ^Победоносцев К.П. Указ.соч. С. 36. 2 Илларионов Т. И., Кириллова М. Я., Красавчиков О. А. и др. Советское гражданское право. С. 235. 3 Красавчиков О. А. Указ. соч. С. 241. 4 Там же. С. 136-137.
  • [5] Яковлев В. Н. Древнеримское частное право и современное российское гражданское право: учебник. М.: Волтере Клувер, 2010. С. 426. 2 Санфилиппо Ч. Указ. соч. С. 80-81.
  • [6] Тархов В. А. Гражданское право. Чебоксары, 1997. С. 223. 2 Толстой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Л., 1955. С. 46. 3 Рясенцев В. А. Форма сделок и последствия ее несоблюдения // Сов. Юстиция. 1974. № 1; Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 65. 4 Гутников О. В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М.: Бератор-Пресс, 2003. С. 31.
  • [7] Кечекьян С. Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М.: Изд. АН СССР, 1958. С 177. 2 Тузов Д. О. Реституция в гражданском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 1999. С. 6. 3 Агарков М. М. Указ. соч. С. 47-48. 4 Рабинович Н. В. Недействительность сделок и ее правовые последствия. Л.: Изд. ЛГУ, 1960. С. 11-12.
  • [8] Шестакова Н. Д. Недействительность сделок. СПб.: Юридически центр Пресс, 2001. С. 10. 2 Гутников О. В. Указ соч. С. 47.
  • [9] Бычков А. И. Вопросы недействительности смешанного договора // Гражданское право. 2013. № 6. С. 18.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >